​Полномочный представитель Президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло рассказал ЧС-ИНФО об особенностях развития Сибири, новой демографической политике, транспортных и экологических проблемах, а также о научном потенциале регионов.

— Начать, конечно же, хотелось бы с Послания Президента Федеральному Собранию. Одна из тем, поднятых главой государства – это реформирование муниципальной власти. Подробно инициативы были прояснены в конце января на заседании Совета по развитию местного самоуправления. Предполагается, что и полномочия и финансовые возможности муниципалитетов будут расширены. Как вы считаете, поможет ли это решить проблемы Сибири?

Сейчас деятельность органов Местного самоуправления регламентируется Федеральным законом N 131-ФЗ. И, к сожалению, он не идеален.

Сегодня местное самоуправление не входит в систему органов государственной власти. Мы привыкли считать, что у нас трехуровневая система управления: федеральная – региональная – муниципальная власть. Но юридически это не так. Есть два уровня государственной власти: федеральная и региональная. И отдельно – местное самоуправление. При этом муниципальная власть – это как раз те, кто непосредственно работает на земле, с людьми.

Сейчас так получается, что многие обращения, которые направляются президенту, касаются как раз полномочий местного самоуправления. То же самое было на «Прямой линии» с Президентом. Больше половины вопросов — местного уровня.

Поэтому, когда я провожу прием по личным вопросам, то всегда уточняю, обращался ли человек куда-то ранее. Чаще всего получаю ответ «нет». Но если ответ «да», то узнаю, что было сделано. Понятно, что вопрос может быть бюджетоемкий, и просто не хватит денег на его решение. Но это не означает, что муниципалитет ничего не должен делать! Если это в его компетенции, необходимо сделать все, чтобы решить проблему, если нет, то перенаправить вопрос выше, обосновать и предложить пути его решения.

В большинстве регионов, по факту, органы местного управления сейчас выполняют лишь представительскую функцию. А Президент поставил задачу – повысить эффективность местного самоуправления. То есть сделать его третьим звеном в системе государственного управления. И наделить их не только полномочиями, но и обеспечить исполнение этих полномочий, что влечет изменения в межбюджетных отношениях. Сейчас в большинстве органы местного самоуправления — дотационные. И для исполнения их полномочий могут требоваться субсидии и кредиты.

Это позволит планировать те мероприятия, в которых действительно нуждаются территории. Потому что местное самоуправление живет на этих территориях, отвечает за них, и люди идут туда в первую очередь. А сейчас у них не хватает либо полномочий, либо средств.

Бывает, что регион считает, будто отвечает только за свой уровень. Где-то государственный долг регион гасит, а долги муниципалитетов растут, потому что они не обеспечены субсидиями, а исполнять полномочия свои должны.

Все национальные проекты проходят через муниципалитеты. Хотя ответственным за исполнение является губернатор. Поэтому, чтобы обеспечить качественную реализацию нацпроектов, необходимо менять систему. Чтобы и расходы муниципалитетов, и дополнительные доходы были в единой системе.

Главная идея в том, чтобы каждый на своем месте и на своем уровне работал в рамках своих полномочий и компетенций. Тогда будет порядок.

Перечень поручений по данной теме уже подписан и он беспрецедентно масштабен. Такого внимания к органам местного самоуправления со стороны главы государства еще не было.

— Еще один важный документ, принятый в последнее время – это План реализации Стратегии пространственного развития России до 2025 года. В начале февраля вы обсуждали с учеными Института экономики и организации промышленного производства СО РАН разработку стратегий Южно-Сибирского и Ангаро-Енисейского макрорегионов. На каком этапе находится эта работа сейчас?

Как только была утверждена Стратегия пространственного развития Российской Федерации, мы сразу включились в эту работу. Бизнес тоже участвует в этом процессе: он дает информацию о том, что планирует реализовать на территории. И в Стратегии мы предусматриваем эффект от этих проектов. Но самое главное, мы сделали все, чтобы подключить к этому процессу наших ученых. До октября текущего года документы должны быть разработаны.

— Почему было решено подключить к работе ученых?

При таком научном потенциале, который есть в Новосибирске, не привлекать к этому процессу ученых было бы просто глупо. Они имеют представление о тенденциях развития Сибирского федерального округа, о возможных направлениях ускорения этого развития и механизмах усиления сибирской экономики.

Но проводить прикладные исследования за счет государства, чтобы потом эту разработку использовал бизнес, наверное, не совсем правильно. Надо выстроить систему так, чтобы бизнес заявлял о своих потребностях, участвовал в формировании соответствующих заданий, оплачивал их, а наши ученые на основании этого проводили свою работу и эти научные достижения внедрялись бы в бизнес. Ведь если я заинтересован в том, чтобы что-то новое сделать, то я закажу это для себя. Но если я не заинтересован, то что бы вы ни делали, я куплю только то, что мне действительно надо.

То есть, ученые должны учитывать в своих научных планах потребности рынка, а не сами для себя определять темы, на них тратить деньги и потом ждать, что у них это возьмут. Ведь это бюджетные деньги. Но и бизнес пока сам не торопится идти к ученым. А тут должна быть активная позиция обеих сторон.

В выполнении любой задачи важно понимать, где твое место. В фундаментальной науке роль ученых — основная. Но в некоторых прикладных вопросах она может быть и сопровождающей. И к этому надо нормально относиться.

Создание НОЦ – не панацея

— 24 января вы как раз встречались с президентом Российской академии наук Александром Сергеевым и обсуждали создание в СФО научно-образовательных центров мирового уровня в рамках нацпроекта «Наука». На каком этапе находится реализация этого проекта в Сибири, в том числе в Кузбассе, где запланировано создание одного из НОЦ?

Когда впервые поднимался вопрос создания научно-образовательных центров мирового уровня, все регионы сказали: «НОЦ у нас!». Конечно, каждый вуз хотел, чтобы именно на его базе создавался такой центр. Ведь это престиж, это деньги.

Из пяти уже заявленных НОЦ один — в Кемерово. Он будет специализироваться на всем, что касается сопровождения угледобычи: транспортировка, глубокая переработка, разведка и прочее. В рамках деятельности этого НОЦ откроется 26 новых образовательных программ в партнерстве с ведущими научными центрами страны.

Кроме того, в этом году планируется из федерального бюджета выделить дополнительные средства на НОЦ. Они будут выделяться на конкурсной основе: кто лучший, тот и получит финансирование, в соответствии с заданными критериями оценки. Общий объем финансирования в 2020 году 240 миллионов на год. Заявки принимаются до 16 марта.

Также в 2020 году будет создано еще пять НОЦ, и еще пять — в 2021. То есть всего будет 15. И у Сибири в этом отношении большие перспективы: Новосибирская область, Томская область, Красноярский край. В этих регионах уже есть мощные научно-образовательные центры, которые уже включаются в эту работу.

Кстати, Минобрнауки распределило субсидию на реализацию программ развития четырех специализированных учебных заведений – СУНЦев. В их число вошла и Физматшкола новосибирского Академгородка.

К тому же создание НОЦ – это не панацея. Существует множество других научных и образовательных проектов.

— Что еще вы обсуждали с Председателем РАН?

— Обсуждали создание Центра коллективного пользования «Сибирский кольцевой источник фотонов». Это серьезнейший проект мирового уровня и его необходимо реализовать во что бы то ни стало.

Ученые составили подробный график проекта так, чтобы он обязательно был реализован в срок — до декабря 2023 года. Для этого нужно, чтобы вовремя были выполнены все этапы работы: строительно-монтажные, производство оборудования, проектирование и все остальное.

Один из самых сложных этапов – это разработка и производство уникального оборудования, которое будет использоваться на синхротроне. Нужно начать разработку и производство оборудования независимо от хода строительства. Это позволит сократить сроки так, чтобы к моменту окончания строительно-монтажных работ уже было то оборудование, которое надо будет устанавливать на СКИФ.

Сейчас необходимые документы готовятся в Правительстве РФ. Я не сомневаюсь, что СКИФ мы построим.

На момент публикации интервью стало известно, что, наконец, официально назначен главный проектировщик ЦКП СКИФ. Им стал «Центральный проектно-технологический институт» Росатома. Именно этого решения ожидали, чтобы начать полноценную работу над созданием синхротрона. Подробнее о ходе реализации проекта читайте в специальной рубрике ЧС-ИНФО «СКИФ».

Если хочешь что-то сделать, начинай делать это сам.

— Помимо крупных научных проектов, в Новосибирской области запланировано строительство еще ряда масштабных объектов. В том числе новый ледовый дворец и прилегающая к нему инфраструктура. Со станцией метро «Спортивная» ситуация пока не прояснилась… Будет ли федеральное финансирование строительства?

— Станция метро «Спортивная» будет построена. Пока всё финансирование идет из регионального бюджета. Но ведется работа над тем, чтобы помог федеральный центр. Считаю, это правильная схема. Например, к Чемпионату мира по бенди в Иркутске тоже велось строительство крупного спортивного объекта. И я в свое время убедил тогдашнего губернатора Сергея Левченко, чтобы он спроектировал и начал строительство за счет региона. Ведь намного проще вести переговоры на федеральном уровне, когда у тебя есть проект, прошедший экспертизу, его окончательная стоимость, когда строительство уже начато.

ЛДС в Новосибирске тоже начали строить не на федеральное финансирование. Это решение принял губернатор, и оно оказалось правильным. А теперь доля из федерального бюджета уже предусмотрена. Так же будет и со станцией «Спортивная».

— А есть ли какие-то дальнейшие перспективы по строительству метро в Новосибирске?

— Развитие любого транспорта надо рассматривать в комплексе. Должна быть создана полная транспортная модель Новосибирска, которая включит все виды транспорта, в том числе, и подземный. И по этой схеме уже будет видно, что нужно изменить, что построить, чтобы обеспечить транспортную доступность.

Иногда организационными вопросами можно добиться хорошего эффекта и без особых затрат. Например, если убрать на Красном проспекте два наземных пешеходных перехода возле подземного перехода, то пробок сразу станет меньше.

По поводу метро пока не ясно – нужно ли оно вообще? Нужно посчитать, какой объем пассажиропотока оно на себя возьмет? Ведь всех мы в метро не загоним. Так же как и во все микрорайоны мы его не проведем.


Чтобы понять, нужно ли в Новосибирске метро, надо построить полноценную транспортную модель города. И только потом говорить о строительстве новых линий и станций.

Вот станцию «Спортивная» строить надо в любом случае. Когда будет открыт новый ЛДС, он станет точкой притяжения.

Транспортную схему нужно разрабатывать в комплексе: изменение организации движения, создание воздушных и подземных переходов, регулируемых пешеходных переходов. С точки зрения денег это не дорого. Но с точки зрения эффекта даст хороший результат.

Источник финансирования метро может быть разным. Вопрос в целесообразности его строительства.


Источник финансирования метро может быть разным. Вопрос в целесообразности строительства объекта.

Метро – это же не единственный возможный вид транспорта. Вот, например, наземный электротранспорт. В Новокузнецке появятся суперсовременные комфортные трамваи. Причем занимается ими концессионер. Он берет на обслуживание трамвайную колею, электролинию и сами вагоны.

Есть такое понятие, как социальный транспорт. Самый дешевый вариант – это как раз электротранспорт. Сейчас есть разные возможности, например, троллейбус на автономном ходе (он позволяет избавиться от самой затратной части – электролинии). Но и трамвай, и троллейбус выгоден только тогда, когда параллельно нет маршрутки. А у нас социальный транспорт дублируется коммерческим. И, если мы хотим развивать муниципальный транспорт, надо пересмотреть схему маршрутов. Всё надо комплексно рассматривать.

— Говоря о развитии транспорта, хотелось бы поднять и еще один очень важный для Сибири вопрос: развитие региональной авиации. Мы писали о поручениях Президента на данную тему. Одно из них касается создания самолета на базе ТВС-2ДТС, разработанного в Новосибирске.

Мы долго бились над этим вопросом. Сейчас ТВС-2ДТС — это опытный экземпляр. Чтобы запустить его в серию, необходимо сначала доработать летно-техническую документацию. Этим должен будет заняться холдинг «Вертолеты России» на базе Улан-Удэнского авиационного завода на финансирование Минпромторга.

Ан-2 – это самый надежный многофункциональный самолет для региональной авиации. Поэтому его приемник – ТВС-2ДТС «Байкал» — это лучшее решение для Сибири. Это возрожденный Ан-2, только отвечающий сегодняшним требованиям. Его можно использовать по разному: не только для перевозки грузов и людей, но и как санавиацию, и как «спасателя». Самолет неприхотливый. Поэтому, я думаю, что он появится на наших региональных линиях. Но прежде чем ТВС-2ДТС там появится, предстоит еще большая работа.

Сейчас для региональной авиации уже используются модернизированные Ан-2, такие как ТВС-2МС и ТВС-2Д. Такая модернизация продлевает жизнь машин, но этого не достаточно. ТВС-2ДТС – это уже совершенно новая модель, которая сохранила все лучшие качества Ан-2, выполненная из современных композитных материалов и отвечающая всем требованиям сегодняшнего дня.

Но основная задача сейчас – не только создание парка воздушных судов, но и развитие маршрутной сети, как внутри регионов, так и между регионами.

Мы подняли карту аэродромов, которые когда-то функционировали в Сибири, часть из них сейчас заброшена. Раньше была выстроена полноценная сеть маршрутов. И нам нужно восстанавливать аэродромную сеть.

Люди должны жить там, где они хотят

— Недавно в Новосибирске запустили первую мусоросортировочную линию. Это, конечно, хорошо, но вокруг реализации «мусорной реформы» гораздо больше негативных новостей. Люди жалуются на всё, начиная от содержания конкретных контейнерных площадок и заканчивая строительством полигонов. Как вы оцениваете переход на новую систему обращения с мусором в Сибири?

— Переход на новый порядок обращения с отходами запущен, но это не значит, что всё сразу заработало, как надо. Это совершенно новая система и ее надо наладить, к ней надо привыкнуть.

К сожалению, многие региональные операторы, которые взяли на себя обязанности, думали, что это будет легко, но многие оказались не готовы. Так случилось в Республике Хакасия, Республике Тыва, в Красноярском крае, в Иркутской области.

К тому же, полноценно «мусорная реформа» не заработает, пока не будут простроены полигоны, мусоросортировочные, мусороперерабатывающие и мусоросжигающие заводы. Сейчас практически все мусорные полигоны подходят к концу своей жизни.

Есть и другие сложности. Например, сёла никогда за вывоз мусора не платили. Во многих городах и частный сектор не платил. Но если теперь человек платит такой же тариф как все, то он должен получать услугу на том же уровне. То есть мусор должен вывозиться даже там, где раньше этого не делали, если тариф один для всех. Еще сейчас пересматриваются методики расчёта норм накопления отходов, но это всё – не быстрые процессы.

Многое зависит и от воспитания самих людей. Мы к раздельному сбору мусора не приучены. И надо привыкать к этому, причем с детства.


Реализация мусорной реформы во многом зависит от воспитания граждан

Что касается строительства мусорных полигонов, конечно, никто не хочет жить рядом со свалкой. Но вот в Европе мусоросжигающие заводы стоят прямо в центре города, ведь это тепло и электричество. И никто не против. Просто у нас люди привыкли, что полигон ассоциируется с помойкой. Но если строить их по-современному: прессовать мусор, делать площадку по правилам, чтобы в почву ничего не уходило – то и проблемы не будет.

Важно понимать, что качество реализации «мусорной реформы» зависит не только от власти, не только от заинтересованного бизнеса, регоператоров, но и от самих жителей. Нужно перестраиваться на новые правила. Иначе нас ждут экологические проблемы.

— По поводу экологических проблем. Мусор – не единственная. Например, В последнее время всё острее становится проблема экологии в Кузбассе. Вспомнить хотя бы обращение так называемых «киселевских канадцев», да и многие другие события… Когда Кемеровской областью управлял Аман Тулеев, он настаивал на сокращении объемов роста добычи угля в регионе. Не стоит ли снова поднять этот вопрос — на более высоком уровне? Особенно учитывая, что значительная часть добытого в Сибири угля все равно уходит на экспорт.

— Не надо впадать в крайности. Угледобыча – это одна из отраслей экономики, в том числе и экспортной. Мы хотим хорошо жить, получать доходы, но тут же хотим снизить добычу угля и экспортный потенциал страны.

Снижать добычу, закрывать шахты – это не панацея. Так же как не панацея делать «лунный ландшафт» из всего Кузбасса.

Но повышать требования к экологичности производства и последующей рекультивации земель – необходимо. Сейчас все технологические возможности для этого есть. И мы такие требования к компаниям предъявляем.

Но надо понимать, что угольная промышленность, как и любая другая, строилась не сегодня. А раньше основным критерием был как раз объем выработки. Экологические вопросы тогда уходили на второй план. Сегодня же они вышли на первый. Но ведь это — те же самые производства, которые были. Поэтому сейчас мы повышаем требования к модернизации предприятий. Инвестиции компаний в экологию растут и результат очевиден – уровень негативного воздействия на окружающую среду постепенно снижается.

Например, в Кузбассе закрыли все пункты приема угля. Организовали работу так, чтобы у каждой угольной компании были свои подъездные пути к промплощадкам. По дорогам общего пользования теперь большегрузные машины уголь не возят. Это тоже один из способов снижения негативного воздействия.

Также необходимо проводить рекультивацию тех карьеров, которые уже отработали свое. Поэтому, когда подписывается разрешение на добычу, в любом инвестпроекте всегда должен быть пункт о рекультивации земель.

Угольные компании Кузбасса в этом году планируют затратить 11 миллиардов рублей на строительство очистных сооружений, установку пылешумовых защитных экранов и нового пылегазоочистного оборудования, рекультивацию нарушенных земель, сохранение и восстановление биоресурсов. Так что результат должен быть неплохой.

— Экология, прежде всего, влияет на здоровье людей, в том числе и на их продолжительность жизни, то есть на демографические показатели. А президент назвал их рост одной из главных целей страны. Что будет делаться в Сибири, чтобы их повысить? Ведь здесь еще и вмешивается фактор отрицательной миграции…

Люди должны жить там, где они хотят. Поэтому, чтобы избежать оттока населения, необходимо создавать для людей условия. Сейчас ХХI век, а до сих пор есть места, где нет интернета. Или, например, уровень образования. Понятно, что в сельской школе и в гимназии столичных центров уровень образования сейчас разный. Но дети-то в чем виноваты? Надо везде создать равные условия, чтобы люди везде жили комфортно и современно. А для этого необходима мотивация специалистов, чтобы они ехали работать в небольшие города, в села. Причем не те специалисты, которые поехали туда от безысходности. Не все же хотят жить в больших городах. Многие перебираются из города в село, но для этого нужно создавать определенные условия. Там где они созданы, туда люди и едут.

Рост населения — это стратегическая задача для Сибири, ведь территории без людей не живут. И тут есть три основных направления работы: повышение средней продолжительности жизни, сокращение смертности и рост уровня рождаемости. Этому посвящены два основных национальных проекта – «Демография» и «Здравоохранение».

Как можно повысить среднюю продолжительность жизни? Во-первых – это мотивация граждан к здоровому образу жизни. Во-вторых – система ранней диагностики и профилактики. А для этого нужно приблизить медицину к людям, сделать ее доступнее. В частности, первичное звено здравоохранения. Оно должно отвечать требованиям времени.

Очень важно вернуть повсеместную практику профилактических медицинских осмотров. Профосмотры сейчас проходят в школах, но должны проводиться и на предприятиях, в госучреждениях и других организациях. Для этого нужны специалисты и хорошее медицинское оборудование. Можно использовать и мобильные комплексы.

Нужно строить ФАПы, оборудовать их и укомплектовывать специалистами. Важна еще и транспортная доступность медицины: там, где не сможет проехать скорая помощь, должна быть санавиация…

На сегодняшний день проведен полный анализ системы здравоохранения Сибири. Составлена схема размещения объектов здравоохранения, готовы паспорта медицинских учреждений. Кстати, при выстраивании системы мы должны учитывать не только государственные клиники, но и частные. Ведь и в них можно лечить людей за счет страхового полиса ОМС.

На основе этого анализа уже подготовлен проект программы модернизации первичного звена здравоохранения, которые направлены в Минздрав РФ. Конечно, еще будет корректура вноситься. Но работа идет.

Медицину надо выстраивать от первичного звена до медицинских центров мирового уровня. И  тогда вместе со здоровым образом жизни и отказом от вредных привычек мы придем к тому, что средняя продолжительность жизни человека повысится.

Повышение рождаемости – это второе важнейшее направление. Для этого тоже нужны медицинские специалисты, родильные дома и перинатальные центры с хорошей техникой.

Также необходимо помогать семьям, чтобы у них появлялось желание заводить детей. В своем послании и поручениях Президент несколько раз об этом говорил: это и повышение материнского капитала, и выплаты после первого ребенка, второго, третьего. Если посчитать всё вместе с учетом частичного погашения ипотеки – выходит больше миллиона рублей. То есть государство предоставляет, по сути, семье с детьми возможность приобрести свое жилье.

Если в комплексе реализовывать все эти меры: модернизировать медицину, стимулировать рождаемость, заботиться об экологии и так далее – всё это позволит выполнить задачи, поставленные Президентом России. Ведь наш основной ресурс – это люди.

М. Вдовик

Источники

Сергей Меняйло: Наш главный ресурс - это люди
ЧС Инфо (4s-info.ru), 13/03/2020
Сергей Меняйло: наш главный ресурс - это люди
Честное слово (chslovo.com), 18/03/2020

Похожие новости

  • 06/02/2018

    Сергей Меняйло: Нужно максимально использовать уникальный потенциал сибирской науки

    ​«Нужно максимально использовать уникальный потенциал сибирской науки для развития регионов округа. Для этого необходимо создать систему, которая позволит довести результаты работы сибирских учёных до наиболее широкого круга потребителей», – считает полномочный представитель Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло.
    2535
  • 25/11/2016

    Анатолий Соболев: «Мероприятий, как «Технопром», в стране не так много»

    ​В последние годы о Новосибирской области заговорили на федеральном уровне, как о территории, обладающей значительным инновационным потенциалом. Во многом этому способствовали новая форумная политика региона, а также разработка и принятие программы реиндустриализации экономики территории.
    2831
  • 19/01/2016

    Академик Александр Асеев: СО РАН сопротивляется атомизации науки

    Перемены последнего времени не снизили активность Сибирского отделения РАН - оно по-прежнему на переднем крае и научной, и организационной работы. Итоги прошедшего года подводит вице-президент Российской академии наук и председатель СО РАН академик Александр АСЕЕВ.
    2309
  • 07/06/2016

    Академик Александр Асеев: что мешает движению нашей науки

    На днях в Новосибирске откроется Международный форум технологического развития “Технопром-2016”. Среди основных вопросов - новые горизонты развития российской науки и реализация ее разработок в российской промышленности.
    2989
  • 12/11/2015

    Дмитрий Верховод: инновациям нужен системный подход во всем

    ​Какие проблемы приходится решать молодым и сравнительно опытным инноваторам в Новосибирске, зачем компаниям объединяться в кластеры и что необходимо, чтобы по-настоящему запустить импортозамещение, корреспонденту "Честного слова" в рамках проекта "Инновации: достижения и проблемы" рассказал генеральный директор Академпарка Дмитрий Верховод Развитие идет по плану Академпарк - единственный в России технопарк, выполнивший все первоначально заявленные планы, которые создавались для вступления в госпрограмму.
    2279
  • 12/11/2015

    Как предугадать нобелевский результат

    ​Можно ли определять научные приоритеты страны на десятки лет вперед без относительно достоверного прогноза? И кто, если не сами ученые, способны решить эту задачу? Недавно состоялся конкурс прогностических проектов, одним из победителей которого стал Федеральный исследовательский центр "Институт цитологии и генетики СО РАН".
    3056
  • 09/12/2016

    Владимир Шумный: козлятами из-за ГМО мы точно не станем

    ​Негативное отношение общества к ГМО лоббируют корпорации, производящие пестициды и ядохимикаты. Вред ГМО преувеличен и не доказан, спекуляции вокруг экологически чистых продуктов и конкуренция стран с различным уровнем развития сельского хозяйства вносят свою лепту в дискриминацию генной инженерии.
    1651
  • 19/09/2017

    Не академики — о будущем Академии наук

    ​Близятся выборы нового руководства Российской академии наук, ее региональных и отраслевых отделений, одновременно с этим идет оценка эффективности институтов, меняется законодательство… Редакция «Науки в Сибири» обратилась с вопросами о будущем Академии наук к исследователям, не являющимся членами РАН.
    2163
  • 14/11/2019

    Алексей Васильев: «Академгородок 2.0 — это ускоренный переход к экономике знаний»

    ​Проект «Академгородок 2.0» — это новое прочтение концепции интеграции научной и производственной мысли, глубокий уровень понимания инфраструктурных нужд научного центра и огромные возможности для экономики региона.
    1212
  • 01/08/2017

    На исследование неизученных проблем Байкала попросили выделить часть бюджета

    ​29 июля прошло заседание межведомственной комиссии по охране Байкала под председательством министра природных ресурсов и экологии России Сергея Донского. В нем также приняли участие исполняющий обязанности главы Бурятии Алексей Цыденов и представители различных ведомств.
    1700