​«Научный центр решили возводить в нетронутой тайге». «Академики-основатели выступили с концепцией уникального поселения для ученых». «В результате понастроили больше, чем планировали». При знакомстве с архивными материалами эти и другие суждения о «городе-лесе» оказываются не более чем живучими мифами.

Проспект-просека, коттеджи и квартиры без ванн
 
«На выделенной под строительство территории в 1 100 гектаров было меньше половины природного леса, одну треть которого разрешено было занять под объекты, дороги и коммуникации, — пояснил главный архитектор СО РАН ветеран Сибирского отделения Анатолий Анатольевич Кондратьев. — Основную часть земель занимали поля и пастбища, пустыри (на языке лесо- и землеустроителей — огороды, редины и прогалины), небольшие участки относились к Бердскому лесхозу. Будущий Морской проспект протрассировали по уже существовавшей просеке, а сегодняшняя улица Терешковой оказалась такой извилистой потому, что ею оконтурили край сосновой опушки: оба решения принимались из соображений не только экологии, но и преимущественно экономии средств. В этом проявляются черты профессионализма создателей генерального плана».
 

Несложный расчет показывает, что природного леса на территории будущего научного городка было 25, максимум 30%.

«Генеральная идея формирования дуги будущих проспектов городка была предельно проста и, скорее всего, принадлежала лично академику Михаилу Алексеевичу Лаврентьеву, уважавшему прямые пути к цели, — считает Анатолий Кондратьев. — В данном случае это намерение “оседлать” грунтовый тракт Новосибирск — Барнаул в районе Нижней Ельцовки дугой трех дорог городского типа и нанизать на нее всё, что будет относиться к задуманному поселению: науку, жилье, соцкультбыт, инженерию. Электричество, вода — рядом. Уже заканчивалось строительство Новосибирской ГЭС, высвобождались трудовые ресурсы, что было весьма кстати». 
 
Анатолий Кондратьев«Генеральный план Академгородка не создавался в одном месте раз и навсегда, — отметил А. Кондратьев. — Этот процесс длился почти полтора десятилетия, и картина будущей застройки постоянно менялась. Только на первом этапе, в 1957—1960-х годах, к поиску градостроительной идеи привлекалось до 20 проектных организаций, расположенных в крупных городах Советского Союза. Авторами облика города науки (уменьшительное “городок” впервые появилось в документах 1957 года) были не только ученые лаврентьевской плеяды, но и выдающиеся советские градостроители, члены союзной Академии архитектуры. К созданию концепции Академгородка привлекался, в частности, даже главный архитектор Москвы академик архитектуры Михаил Васильевич Посохин». По словам Анатолия Кондратьева, научный городок в Сибири на первых стадиях  проектировался содружеством специалистов «Новосибгражданпроекта» и московского головного ГИПРОНИИ АН СССР на примерах уже строившегося подмосковного Пущина (сегодняшнего наукограда) и поселка Пулково под Ленинградом.
 
Большую работу по поиску оригиналов градостроительной документации и стенографических записей обсуждения генплана того времени проделал общественник Олег Владимирович Бородин. В частности, он поднял  протокол первого заседания оргкомитета Сибирского отделения АН СССР от 4 июля 1957 года, из которого следовало, что за полтора месяца (!) ГИПРОНИИ совместно с «Новосибгражданпроектом» подготовили к первому обсуждению первый эскиз генплана Академгородка. Он уже опирался на дугу из трех проспектов и состоял из трех зон — научной, институтской и жилой. Далее, по ходатайству М. Лаврентьева к разработке генплана союзное правительство подключило «Академпроект» в структуре оборонного Минсредмаша СССР, чтобы применить здесь опыт создания закрытых городков. «Работа пошла энергичнее, — отметил Анатолий Кондратьев. — Здания институтов привязывались к местности так, чтобы к ним можно было свободно пристраивать новые корпуса со всех сторон в зависимости от научных потребностей». Комплекс университета планировался как большой ансамбль учебных, жилых и вспомогательных корпусов, занявший на генплане всю территорию от нынешней улицы Ляпунова до Института математики им. С.Л. Соболева СО РАН.
 
Первоначальная численность населения Академгородка закладывалась в 13 000 человек, для которых предполагалось построить 235 000 квадратных метров жилья — 100 коттеджей  на одну семью каждый, еще 100 четырехквартирных и 117 многоквартирных двух- и трехэтажных домов (подобных тем, что стоят на Бульваре Молодежи). И сразу предусматривалось до 1 000 мест под индивидуальные гаражи плюс коллективный гараж с автомойкой и АЗС (в дальнейшем — легковой парк СО РАН): уровень жизни академгородковцев предвиделся заметно выше среднесоюзного. При этом на часть рабочих мест обслуживающего характера предполагалось привлечь жителей окрестных поселений без предоставления жилья. Проектировщики заложили в генплан железнодорожный вокзал на 28-м километре Транссиба в расчете на обслуживание университетского комплекса, троллейбусное сообщение (в том числе с левобережьем) и даже речной порт с пассажирской пристанью и водно-спортивными объектами на береговой косе примерно рядом с нынешним Солдатским пляжем.
 
При этом, как ни странно, 20 % квартирного фонда проектировщиками предлагалось сдать без «санприборов» (согласно стенограмме от 04.07.57 г.), то есть санузлов — даже совмещенных, как тогда строили. За удобства вступился академик Сергей Львович Соболев: «Вы что, решили на ваннах сэкономить?!» — обратился он к проектировщикам. Ученые отстояли санузлы, а также подвалы: при всех преференциях в снабжении жителям Академгородка нужно было где-то хранить картошку и другие припасы. 
 
Выездное заседание президиума СО АН, где обсуждаются градостроительные проблемы новосибирского Академгородка 
   Выездное заседание президиума СО АН, где обсуждаются градостроительные проблемы новосибирского Академгородка
 
Планы шестидесятых: плюс два микрорайона, Дом пионеров и парк с эстрадой
 
Подготовительные работы по строительству Академгородка начались в 1957 году, практически параллельно с проектированием. Вот генплан 1960 года, утвержденный всеми должными инстанциями — огромный, три на два метра, лист истлевшей бумаги. По инициативе академика Михаила Ивановича Эпова сотрудники Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А. А. Трофимука СО РАН оцифровали этот документ необычным и трудоемким образом: сделали несколько десятков цифровых фотоснимков, обработали и «сшили» воедино. Первое, что бросается в глаза — наличие двух так и не построенных микрорайонов, о которых так много говорилось в стенограммах: под литерой «Г» на месте сегодняшнего главного комплекса НГУ и «Е» — через овраг к юго-востоку от будущей улицы Академической (тогда еще безымянной, просто номер 18). 
 
В каждом микрорайоне — дома городского типа и коттеджи, два детских сада, школа, магазины и вдобавок по три ППО — пункта первичного обслуживания. Содержательности этих «пунктов» ученые придавали огромное значение как гаранту личного комфорта. Социалистически-холостяцкий вариант решения бытовых проблем: приходишь, сам себе варишь, гладишь, стираешь и ремонтируешь одежду. Или берешь напрокат пылесос, телевизор или что еще. Несколько зданий ППО были построены в верхней и нижней зонах Академгородка, неоднократно меняли свое назначение, но сохранились, к примеру, в виде библиотеки на ул. Золотодолинской.
 
На углу ул. Жемчужной и Университетского проспекта планировалось построить Дом пионеров и школьников, за ним, на лесном участке, — небольшой парк с прудом и летней эстрадой, а еще дальше, между гостиницей «Золотая долина» и Университетским проспектом, — молодежный Дворец культуры и спорта. «Все три объекта в этом месте вполне уместны, воспринимались вполне гармонично и, что существенно, размещались в шаговой доступности для студенчества НГУ и вообще были нужны всей молодежи Академгородка», — заметил А. Кондратьев. 
 
Современный комплекс зданий вычислительных институтов на проспекте Лаврентьева, 6 первоначально проектировался под НИИ медицинского профиля. После выхода в 1962 году академика Евгения Николаевича Мешалкина и его коллег из состава Сибирского отделения и последовавшего преобразования Института экспериментальной биологии и медицины СО АН СССР в Институт патологии кровообращения Минздрава РСФСР несостоявшиеся лаборатории, кабинеты и палаты пришлось перестраивать, ломая стены, в машинные залы для громоздких БЭСМ. Институты же катализа и цитологии и генетики совершили бесконфликтную рокировку: просто поменялись местами.
 
Три года спустя генплан доработали. Версию 1963 года Анатолий Кондратьев считает самой информативной и насыщенной относительно того, каким видели Академгородок в деталях ученые и проектировщики на предыдущих стадиях. Микрорайон «Г» по-прежнему присутствовал, но микрорайон «Е» был снят с повестки — территории к югу и юго-востоку переадресовали на размещение буферной зоны Центрального сибирского ботанического сада, который в 1964 году начал переезд с городских площадок. Земли за Зырянкой в сторону Берди еще раньше, в 1960 году, специальным решением бюро президиума СО АН СССР были зарезервированы под питомники плодово-ягодных и декоративных культур, парковые зоны, дома отдыха и пионерские лагеря. Необходимость размещения детских учреждений вблизи Бердского залива, но рядом с жилой зоной, активно отстаивал объединенный местком профсоюза Сибирского отделения. 
 
Генплан 1963 года, повторяя предыдущую версию, предлагал для обогащения жилой среды Академгородка городской парк отдыха со всем необходимым набором атрибутов, характерных для того времени: эстрадой, танцплощадкой, «плескательным бассейном» для малышей и многим другим — всего 23 стационарных объекта. И обязательные, не менее трех, выходы на море и пляж. Всё это виртуально располагалось в лесу, ограниченном улицей Жемчужной, Университетским проспектом, Бердским шоссе и Морским проспектом. Проектировщики предусмотрели пешеходные связи этой рекреации через подземные и наземные переходы с пляжем: там планировались «спортивно-оздоровительные сооружения».
 
Фрагмент генплана новосибирского Академгородка (1963 год) 
    Фрагмент генплана новосибирского Академгородка (1963 год)
 
Последние штрихи
 
24 декабря 1964 года государственная комиссия во главе с президентом Академии наук СССР академиком Мстиславом Всеволодовичем Келдышем представила в союзный Совет министров акт приемки в эксплуатацию Новосибирского научного центра. Из документа следовало, что сдана первая очередь Академгородка, причем с рекомендациями по доработке. В частности, президиуму АН СССР было поручено «обеспечить благоустройство и перевод на парковый режим (то есть окультуривание. — Прим. ред.) лесных массивов, расположенных среди жилой застройки научного центра, и принять меры к их сохранению, а также разработать и провести мероприятия по упорядочению поверхностного стока дождевых вод на территории жилой зоны». Впрочем, достоверная история создания экосистемы Академгородка — тема отдельной публикации.
 
В 1965—1973 годах выходят, одна за другой, уточненные редакции некоторых важных деталей генплана научного центра. Они отображают рост потребностей Сибирского отделения в материальных и человеческих ресурсах. Открываются новые институты, растет набор студентов в НГУ. Как обозначил этот этап Анатолий Кондратьев, «Академгородок разрастался по всем направлениям, превращаясь в Новосибирский научный центр». На карте появляются крупные научные учреждения Сибирского отделения Медицинской академии северо-восточнее Академгородка. Детально прорабатывается застройка нижней зоны, включая жилой район № 1 на улицах Арбузова, Полевой и Демакова. По инициативе академика Валентина Афанасьевича Коптюга создается проект живописного жилого района в Нижней Ельцовке с инженерным обустройством русла одноименной речки — единственной сохранившейся из семи Ельцовок, когда-то протекавших по территории Новосибирска.
 
Даже после корректировки генплана 1973 года верхняя зона Академгородка остается перспективной для развития: сохраняется микрорайон «Г», а на Морском проспекте архитекторы намечают контур здания филиала ГПНТБ (между Домом ученых и ул. Золотодолинской). Всё еще планируется строительство Дома пионеров и молодежного центра на Весеннем проезде, рядом с ними предусматриваются три молодежных общежития по 480 мест. 
 
Корректировка генплана 1973 года завершает советскую эпоху комплексного проектирования новосибирского Академгородка. И воплотились, как мы теперь знаем, далеко не все замыслы градостроителей и архитекторов. 
 
Постскриптум архитектора
 
«Программа “Академгородок 2.0” в градостроительном аспекте — это воссоздание Академгородка в его полном масштабе, без сокращения застройки, случившейся в силу финансовых, политических и иных причин, — утверждает Анатолий Кондратьев. — Напомню, что базовый генеральный план вышел из рук профессионалов высокого уровня. Да, с тех пор изменилась архитектура и подходы к городской среде, иными стали строительные, санитарные, экологические нормативы, транспортная ситуация, социальные интересы и приоритеты. Но сумма базовых принципов — комфортная среднеэтажная жилая застройка, единый университетский кампус в шаговой доступности от комплекса институтов, большие парковые зоны — остается актуальной по сей день, имеет шанс воплотиться в “Академгородке 2.0”. Несостоявшиеся жилые образования и городской парк, железнодорожный и автобусные вокзалы, полновесный комплекс НГУ как смысловая первооснова Академгородка, конгресс-центр, Дворец культуры, спорткомплекс, Центр детского творчества… Они должны дополнить и обогатить ландшафт обновленного Академгородка — градостроительного и интеллектуального ядра территории всего Наукополиса в рамках новосибирской городской агломерации», — резюмирует архитектор.
 
P.S. При подготовке публикации принципиально использовались только документы, в том числе картографические. Многочисленные воспоминания о планировании и строительстве Академгородка лаврентьевской эпохи — тоже ценный источник, но человеческая память избирательна и не всегда точно отображает реальность. 
 
Подготовил Андрей Соболевский

Фото: Рашида Ахмерова (анонс, 2), автора (1), макет предоставлен Анатолием Кондратьевым и Олегом Бородиным

Источники

Академгородок 0.0
Наука в Сибири (sbras.info), 16/05/2019
Академгородок 0.0. История градостроительного плана
Сибирское отделение Российской академии наук (sbras.ru), 17/05/2019
Академгородок 0.0: мифы и реальность
Новости сибирской науки (sib-science.info), 17/05/2019

Похожие новости

  • 03/11/2016

    Ученые СО РАН комментируют недавно состоявшиеся выборы в Академию наук

    ​​«Это долгожданное событие, поскольку в связи с реформой РАН выборы в её состав не проводились пять лет, — сказал председатель Сибирского отделения академик Александр Леонидович Асеев. — Объединение с бывшими сельскохозяйственной и медицинской академиями привело к увеличению среднего возраста, который достиг у академиков 75, а у членов-корреспондентов — 70 лет.
    1804
  • 27/09/2017

    Претенденты на пост главы СО РАН уточнили свои позиции

    ​​Ученые, выдвинутые на должность председателя Сибирского отделения Российской Академии наук, публично сравнили свои предвыборные программы на Общем собрании СО РАН.  В Сибирском отделении РАН состоит 109 академиков и 104 члена-корреспондента РАН, присутствие на Общем собрании СО РАН 120 членов Академии наук (56 %) обеспечило кворум.
    1004
  • 17/12/2015

    Михаил Эпов: "Мы должны обратить внимание на разработку уже действующих месторождений"

    ​Низкие цены на нефть сделали невыгодным освоение новых шельфовых месторождений - такое мнение высказал сегодня журналистам зампредседателя СО РАН, эксперт в области нефтегазовой геологии и геофизики Михаил Эпов.
    2280
  • 19/08/2019

    Новосибирские ученые о пользе образования и науки

    ​Попытку разобраться, является ли «Академгородок 2.0» реальным проектом или это миф, предприняли общественники из «Экспертного клуба — Новосибирск». Организаторы круглого стола для затравки отметили, что до сих пор не знают, «обзавелся ли стратегическими документами широко разрекламированный полтора года назад проект обновления новосибирского Академгородка», назвали СКИФ коллайдером и от имени научной общественности выразили беспокойство тем, что «субъекты развития Академгородка не смогли пока сформулировать проект федерального уровня, который получил бы поддержку в Москве и регионе».
    251
  • 18/12/2015

    В СО РАН рассказали об итогах уходящего года и планах на будущее

    ​Над чем работают ученые, чтобы сделать нефтяную отрасль России конкурентноспособной и какие важные для страны разработки ведутся в условиях импортозамещения - обо всем этом рассказали в Сибирском отделении Российской академии наук.
    1406
  • 16/08/2016

    Интервью академика Михаила Эпова изданию "Pravda.Ru"

    ​​"Чаепития в Академии" - постоянная рубрика Pravda.Ru. Писатель Владимир Губарев беседует c заместителем председателя Сибирского отделения РАН, директором Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН, зав кафедрой геофизики Новосибирского государственного университета Михаилом Эповым​.
    1471
  • 02/09/2016

    Проект «Люди как книги», первый гость - академик Михаил Эпов

    ​7 сентября в 17:00 в театральном зале Областной библиотеки (НГОНБ) - старт проекта "Люди как книги". Первый гость - академик Михаил Иванович Эпов. "Люди как книги" – проект о выдающихся новосибирцах, ученых, общественных деятелях и музыкантах.
    1881
  • 26/03/2018

    Ведущие сибирские ученые выступили за коррекцию научной политики

    ​Участие Академии наук в решении геополитических проблем и сопровождении отраслевых программ, экспертиза выполнения научных проектов, международное сотрудничество и представительства РАН в субъектах Федерации стали предметом дискуссии на Общем собрании Сибирского отделения РАН.
    777
  • 19/11/2018

    Финансирование программы «Академгородок 2.0» под вопросом?

    ​Поручение Президента РФ о комплексном развитии Сибирского отделения РАН (см. “На полвека вперед”, “Поиск” № 29-30 от 27.07.2018) послужило поводом для подготовки целой серии междисциплинарных инфраструктурных проектов, многие из которых в начале ноября были представлены на Общем собрании СО РАН.
    678
  • 04/11/2016

    Академик Асеев дал оценку выборам в РАН

    ​Итоги выборов в Российскую академию наук оценил председатель СО РАН Александр Асеев на пресс-конференции в Академгородке 2 ноября.  Асеев отметил, что возрастной ценз для кандидатов помог стать академиками "подопечным" известных ученых.
    1717