​Академик РАН, заведующий кафедрой Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при Президенте РФ Абел Гезевич Аганбегян рассказал «Русской Планете» о том, куда потратили деньги с дорогой нефти, основные тенденции современной российской экономики, и куда вложить деньги чтобы экономические показатели росли.

РП: Куда же делись деньги, которые пришли в Россию в период высоких цен на нефть?

АГ: У нас более 400 миллиардов долларов ещё осталось.

РП: А пришло сколько?

АГ: Два триллиона долларов только в виде экспортной валютной выручки в 2000-2008 годах, их них 1,5 триллиона долларов – «подарок» мирового рынка в связи с 8-кратным ростом цены на нефть. Но мы за десять лет прирастили 90% ВВП, подняли реальные доходы в 2,3 раза, инвестиции у нас увеличились в 2,8 раза, жилищное строительство увеличилось в 2 раза. Мы очень многое сделали. Мы золотовалютные резервы создали на 600 миллиардов долларов, а 180 миллиардов потратили для расплаты с ельцинскими внешними долгами.

Значительно увеличили расходы на образование и здравоохранение в этот период, в том числе осуществили две программы – «Демографическую программу» и программу «Здоровье населения». У нас каждый год умирало 2 миллиона 400 000 человек, сейчас – 1 миллион 900 000, на 500 000 меньше. У нас рождалось 1 миллион 300 000 – 1 миллион 400 000, сейчас рождается 1 800 000 –  1 900 000.

Преодолели двадцатилетнюю (с 1992 по 2011 год) депопуляцию населения. У нас в трудоспособном возрасте за год умирало 740 000 человек – сейчас 435 000. Ожидаемая продолжительность жизни увеличилась с 65 до 72 лет. Сделано много, и всё это стоило денег. Конечно, можно было деньгами, наверное, распорядиться получше.

Можно было на эти деньги преодолеть бедность, технологически обновиться или хотя бы частично начать это делать. Конечно, мы могли дальше продвинуться в рыночных реформах, а мы этого не делали.  Многое можно назвать, чего мы не сделали.  Но многое сделали, и поэтому относительно безболезненно прошли кризис 2008 – 2009 годов. Наш народ не особенно его почувствовал. Безработица только выросла на 2 миллиона человек, а реальные доходы в кризис не снизились. Потребление снизилось всего на 4%.

В развитых странах кризис прошёл при меньшей глубине намного тяжелее. Пришлось нам для этого использовать часть золотовалютных резервов, чтобы пройти дальше. Правительство и Центральный банк, надо сказать,  очень активно себя вели, много хорошего сделали.

РП: «Оборонка» случайно не отъела большую часть полезных средств?

АГ: Да, значительную часть бюджета в неё влили: 20 триллионов рублей мы хотели вложить в обороноспособность страны, но вложили меньше, переоснастив  значительную часть обороны. Это надо делать. Я не специалист, но нельзя двадцать лет держать оборону на старом вооружении, как у нас было.

П: Есть  народное мнение, что оборонная промышленность толкает экономику.

АГ: Она может толкать экономику, особенно если перенимать передовые технологии. Но оборонная промышленность сейчас не занимает много места в нашем народом хозяйстве. Вся промышленность производит 27% ВВП, а военная промышленность – это, грубо говоря, 1%. В советское время две трети машиностроения были оборонными. А сейчас этот показатель снизился раз в десять. Поэтому оборонная промышленность не такая большая и развитая, как кажется. Не она главный двигатель экономики, но важно её тоже поставить экономике на службу.

РП: Как вы думаете, наши иностранные оппоненты не «сожрут» нас раньше, чем мы начнём развиваться?

АГ:  Я не специалист в этом, но думаю, что нет. Я верю в нашу страну, в её будущее. Но, к сожалению, не думаю, что мы быстро найдём путь к «светлому» будущему. Не видно пока. Заделы есть и в программе А. Кудрина, и в программе Б. Титова – многое очень интересно, важно и многое работает на будущее. Но пока эти программы никто не принял.

РП: До президентских выборов, наверное, никто и не примет.

АГ: Не могу сказать. А вот Минэкономразвития пока не публиковали свою программу, но докладывали её Д. Медведеву, как писали в газетах. Наверное, у них что-то тоже есть. Но судя по проекту федерального бюджета на период до 2020 года (в первом чтении рассматривался Госдумой 27 октября 2017 года), размер которого в реальном выражении снижается, не укладывается в моё сознание. Снижающийся бюджет – это даже не бюджет стагнации, а бюджет рецессии!

РП: Это они такой сделали?

АГ: Они, возможно, вынуждены были это сделать при нашей своеобразной   налоговой системе, ставящей страну в зависимость от цен на нефть.

Интересно жить в наше время. Очень ответственное время, время принятия стратегических решений перед выборами Президента. Чтобы экономика России двинулась вперёд, по моему убеждению, нужны крупные инвестиции в основной капитал и человеческие ресурсы: их необходимо наращивать по 8 - 10% в год. Это повысит долю в ВВП инвестиций и вложений в человеческий капитал. Сейчас у нас очень низкая доля инвестиций в основной капитал в ВВП: в 2016 году – 17%.  И очень низкая доля «экономики знаний» в ВВП: в 2016 году – 13%. В Западной Европе это, соответственно, 20 и 30%, и Европа при этом развивается по 1,5 - 2% в год.

А мы вряд ли сможем быстрее развивать экономику при нынешних показателях. Поэтому нам нужны форсированные инвестиции, чтобы сдвинуть нас с места. Если мы станем ежегодно увеличивать эти инвестиции и вложения, по 8 - 10%, то к 2020 году их доля в ВВП повысится свыше 20% по инвестициям и 18% – в сфере «экономике знаний» – это уже даст нашей экономике 3%-ный рост в год. К 2025 году мы можем выйти на 25 - 30% и того, и другого, и это даст уже рост 4 - 5%. А к 2030 году мы достигнем 35 - 40% в «экономике знаний» и 30 - 35% – по инвестициям. И тогда сможем развиваться на 5 - 6% в год. Вот такая перспектива, по моему мнению, реально возможна.

Я верю в будущее социально-экономическое развитие нашей страны!

Алексей Щербаков

Похожие новости

  • 31/05/2016

    Академик Александр Чубарьян: наука, культура и образование сильнее всяких санкций

    ​Академик, научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян рассказал о том, как российские ученые разрушают новые и старые клише о России, с какими сложностями они сталкиваются и как складываются отношения с учеными тех стран, где русофобия достигает своего пика, а также о том, как идет реформа преподавания истории России.
    999
  • 26/08/2016

    Руслан Гринберг: мы стремительно теряем стержень РАН

    ​В мировой экономике сейчас идут непростые процессы. Общество потребления в классическом варианте себя изживает. И сейчас, по мнению многих экспертов, намечается определенная мировая экономическая революция.
    781
  • 23/01/2017

    Руслан Гринберг: чувствуется легкая паника...

    ​Известный экономист о провале глобализации, бунте против феодального капитализма и закате среднего класса. «Беспрецедентная экономическая смута», — так определяет ситуацию в мире научный директор Института экономики, член-корреспондент РАН Руслан Гринберг.
    750
  • 30/06/2016

    Руслан Гринберг: проблема нашей экономики - в вялости инвесторов

    ​Завершается первое полугодие 2016 года. И хотя макроэкономические итоги минувших шести месяцев будут подведены позже, но тенденции очевидны уже сегодня: большинство параметров явно будут лучше, чем в прошлом году.
    764
  • 23/11/2017

    Абел Аганбегян: экономику спасет человеческий капитал

    Академик РАН, заведующий кафедрой Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при Президенте РФ Абел Гезевич Аганбегян рассказал «Русской Планете» о потребностях российской экономики, каким образом государство может привлечь деньги, и о человеческом капитале.
    103
  • 24/11/2017

    Академик Абел Аганбегян рассказал почему в России не хотят заниматься бизнесом

    ​Академик РАН, заведующий кафедрой Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при Президенте РФ Абел Гезевич Аганбегян рассказал «Русской Планете» о проблемах и достижениях Российского бизнеса.
    122
  • 02/12/2016

    Руслан Гринберг и Александр Рубинштейн: три главных провала российского государства

    ​Российские ученые-экономисты нечасто удостаиваются международных научных премий. Чаще они достаются теоретикам из западных стран, имеющим вековой опыт осмысления рыночной экономики.  Однако не так давно тандем российских экономистов — члена-корреспондента РАН Руслана Гринберга и руководителя научного направления «Теоретическая экономика» Института экономики РАН Александра Рубинштейна — получил премию Итальянского института политических, экономических и социальных исследований (EURISPES) за цикл работ по экономической теории современного государства.
    1708
  • 22/05/2017

    Евгений Гонтмахер о новой стратегии экономической безопасности России

    ​15 мая в России утверждена стратегия экономической безопасности на период до 2030 года. Среди основных целей в документе указываются повышение устойчивости экономики к воздействию внешних и внутренних угроз, обеспечение экономического роста, поддержание научно-технического потенциала и повышение уровня жизни граждан.
    275
  • 22/11/2017

    Абел Аганбегян: экономику спасет человеческий капитал

    Академик РАН, заведующий кафедрой Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при Президенте РФ Абел Гезевич Аганбегян рассказал «Русской Планете» о потребностях российской экономики, каким образом государство может привлечь деньги, и о человеческом капитале.
    69
  • 21/07/2017

    Александр Сергеев: озабоченность президента состоянием дел с выборами в академии очевидна

    ​Ведущая программы "Гамбургский счет" телеканала ОТР Ольга Орлова встретилась в студии с академиком Александром Сергеевым - директором Института прикладной физики в Нижнем Новгороде, кандидатом в президенты РАН.
    438