Подвести итоги уходящего года, рассказать о том, как меняется на международном уровне видимость российской науки, публикационная активность наших ученых и качество отечественных журналов, "Поиск" попросил управляющего директора компании Clarivate Analytics (она владеет авторитетной реферативной базой данных Web of Science, WoS) в России и СНГ Олега УТКИНА, который работает в сфере информационно-аналитических услуг более 15 лет. Разговор начался с вопроса о том, как сегодня выглядит российская наука в зеркале Web of Science и какова ситуация с публикационной активностью российских ученых?

- Если говорить об основных указателях WoS Core Collection, то там сегодня представлены 162 российских журнала, - поделился Олег Уткин. - 153 из них имеют импакт-фактор (в основном это журналы РАН), и главным образом это издания третьего и четвертого квартилей. Журналов первого квартиля у нас только два: это "Успехи математических наук" и "Успехи физики". 

Еще 167 изданий входят в созданный три года назад указатель Emerging Sources Citation Index (ESCI), который также относится к WoS CC. Плюс 773 журнала располагаются в Russian Science Citation Index (RSCI) на платформе WoS. То есть общее число российских журналов в WoS за вычетом пересечений - более 1000. 

dsc_7869-f_1.jpg

Что касается публикационной активности, то количество российских публикаций в Web of Science в последние годы возрастает. В 2014-2016 годах наблюдался более чем 15-процентный рост статей. Это очень хороший результат. В прошлом году темпы замедлились, но за неполный 2018 год (по данным на октябрь) публикаций уже больше, чем за весь 2014-й. То есть положительная динамика восстановилась. 

Если сравнивать наши успехи со странами БРИКС за последние 5 лет (2018-й не в счет), то по количеству публикаций мы на четвертом месте (нам уступает только Южная Африка), по цитируемости, напротив, стабильно уступаем Южной Африке и, начиная с 2017 года, Китаю. Россия, тем не менее, обгоняет Индию и находится на одном уровне с Бразилией по показателю нормализованной средней цитируемости.

- Вы сказали, что всего 153 российских издания имеют импакт-фактор - своего рода журнальный знак качества. Это довольно скромная цифра.

- Импакт-фактор - это не что иное, как среднее ожидаемое количество цитирований статьи в журнале, входящем в основные указатели Сore Collection. Если ИФ журнала равен трем, это значит, что опубликованная в нем статья будет в среднем процитирована три раза. Действительно, получение журналом ИФ говорит о его высоком качестве, и 153 качественных издания - это, на первый взгляд, немного. Но ведь это только верхушка российской журнальной пирамиды, а в ее основании - более 6000 научных журналов, входящих в Российский индекс научного цитирования (РИНЦ) и издающихся на русском языке не только в России, но и в сопредельных странах бывшего СССР. Включение в РИНЦ пока не говорит о качестве этих изданий. А вот следующая ступень, RSCI, куда отобраны 773 журнала, то есть 11% изданий из РИНЦ - это более высокий уровень в журнальной иерархии и свидетельство лучшего качества. Кстати, далеко не всем научным журналам нужно иметь импакт-фактор и находиться в высших рейтингах. Но у каждого издания должна быть возможность сопоставить свои показатели с показателями партнеров. На следующей по возрастанию престижности и качества ступени пирамиды - ESCI - расположены журналы, претендующие на получение импакт-фактора, то есть общее число его потенциальных и настоящих обладателей удваивается. 

Если говорить о тенденциях, то мы видим, что в рамках нацпроекта “Наука” сегодня делается акцент на повышение качества научных журналов, увеличение их количества в WoS Core Collection, а также рост числа изданий первого и второго квартилей. Сейчас идет второй этап проекта Минобрнауки по повышению качества российских журналов. Ожидается, что по его итогам 100 изданий улучшат свои показатели. 

Мы, со своей стороны, тоже ведем работу по разъяснению путей повышения качества журналов для отбора в RSCI, ESCI и в один из основных указателей WoS CC, а также критериев для присвоения импакт-фактора. За год мы провели примерно 150 вебинаров на русском языке, в которых участвовали около 15 000 слушателей. Мы обучаем не только пользованию WoS, но и рассказываем, как писать и оформлять статьи, как выбирать журналы, в которые стоит с ними обращаться, как не попасть в хищнические издания. Все это - своего рода “правила уличного движения”. Можно, конечно, двигаться, их не зная, но лучше знать и соблюдать, чтобы без проблем добраться куда надо.

- Что можно сказать о статистике использования WoS в России?

- Сегодня доступ к сервисам Web of Science благодаря профинансированной государством централизованной подписке имеют примерно 1400 организаций. Число заходов из России на платформу WoS выросло на 18% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года (более 1 100 000 сессий за десять месяцев). Число запросов российских организаций увеличилось на 24% (свыше 3 735 000 за десять месяцев). Все это достигается за счет увеличения числа активно пользующихся ресурсом организаций, входящих в централизованную подписку, благодаря систематическим мероприятиям по ее господдержке.

Кстати, впервые Минобрнауки пошло на предоставление доступа к WoS для 100 российских организаций в конце 2015 года. И тогда часть из этих средств наша компания инвестировала в создание RSCI. 

- В одном из интервью "Поиску" вы назвали это решение “ответными инвестициями”. Они оправдали себя?

- Я считаю, что RSCI добавляет к общей картине российского научного ландшафта очень важные краски. Три года эта база успешно развивается, и мы согласны с экспертами, которые считают, что она достигла того уровня, когда ее можно использовать как солидный инструмент для оценки количества и эффективности научных публикаций. Тем более что она упрощает для российских авторов многие вещи. Попасть в нее гораздо легче, чем в WoS CC, а охват аудитории практически тот же. Это национальный ресурс, размещенный на глобальной международной платформе, к которой обращаются 30 млн человек во всем мире ежедневно. Кстати, почти половина обращений (46%) к RSCI идет не из России, а из других стран, прежде всего из Китая. 

- 46% - солидная цифра, но чем ее объяснить? Не отсутствием ли подписки на RSCI у российских пользователей?

- Это - одна из причин, вы правы. Наверное, подписку нужно расширять. И мы обратились с таким предложением в министерство. Надеюсь, его обсудят на ближайшем Межведомственном координационном комитете по подписке. Пока доступ к RSCI обеспечивается через девять хабов (библиотек). Это прежде всего главные библиотеки РАН, Российская национальная, Российская государственная библиотеки и ГПНТБ России. 

- Это досадное упущение?

- В какой-то степени. С другой стороны, прошло не так много времени, чтобы оценить RSCI. Весной 2017 года, когда обсуждался вопрос о централизованной подписке на WoS, Russian Science Citation Index существовал чуть более года. Возможно, тогда еще не сформировалось отношение к этому ресурсу, чтобы говорить о необходимости его включения в национальную подписку. Мы, со своей стороны, видим, что спрос есть, и недавно приняли совместное решение с ГПНТБ России о предоставлении бесплатного предновогоднего тестового доступа к RSCI для всех организаций, подключенных к национальной подписке, чтобы этот инструмент более широко использовался в России для стимулирования качественного роста российских журналов. 

Кстати, на недавней совместной пресс-конференции с участием РАН, Clarivate Analytics и e-library было объявлено, что Научная электронная библиотека (разработчик - RSCI) переходит к заявительному характеру организации базы данных, то есть теперь любой издатель может подать заявку о включении в Russian Science Citation Index, и она будет рассмотрена. До этого журналы в RSCI отбирала комиссия из всего массива изданий РИНЦ, опираясь на ряд критериев.

Могу сказать, что RSCI завоевал популярность не только в России. Сейчас туда включены журналы из Белоруссии, Украины, Молдавии. На очереди - Армения и Казахстан. То есть индекс начинает быть региональным, а не только российским, хотя все включенные в него издания выходят на русском языке. К слову, региональные индексы цитирования как таковые - это не какая-то экзотика, а устоявшийся и нужный ресурс. Они есть в Латинской Америке, Китае, Корее, сейчас будет создаваться Арабский индекс научного цитирования. Свои индексы, пока не находящиеся на глобальной платформе, есть в Африке, Южной и Юго-восточной Азии, и по мере готовности мы их подхватываем и размещаем на платформе WoS.

- Как вы думаете, какая информация больше всего нужна сегодня ученым?

- В контексте национальной подписки звучат разные точки зрения, и одна из них состоит в том, что стоит концентрироваться на полнотекстовых ресурсах, а не на реферативных, индексных базах данных. Но практика говорит об обратном. 

Существуют полнотекстовые электронные библиотеки, которые являются онлайн-версией печатных журналов. Это первичные данные, где можно найти интересующую читателя статью, прочитать ее, процитировать. А есть следующий уровень аналитики, который берет эти первоначальные данные за основу, анализирует их и делает выводы о некоторых закономерностях. В середине 1950-х руководитель Института научной информации (Филадельфия, США) Юджин Гарфилд пришел к выводу, что ученые взаимодействуют не случайно. Они либо проводят исследования в одной области, либо прямо сотрудничают и пишут совместные статьи. Как правило, исследователи пользуются результатами, достигнутыми их коллегами, об этом говорил еще Ньютон: “Я смог заглянуть так далеко вперед, потому что стоял на плечах гигантов”. Гарфилд же обозначил главные принципы научной работы так: чтобы создать что-то новое, нужно опираться на опыт предшественников, работать в кооперации с коллегами и следить за тем, что нового появляется в твоей области. При этом цитирование является материальным свидетельством того, что работа нашла положительный отклик  и ее результаты были полезны другим. 

Спрос на аналитическую информацию сегодня чрезвычайно велик. Она позволяет понять, в каких областях происходит рост, в каких - падение с точки зрения публикационной и читательской активности, над чем работают и с кем взаимодействуют авторы из разных стран, а также какие статьи являются "горячими", цитируются в большей степени. Аналитика попросту может подсказать ученому, что читать. По некоторым оценкам, количество научных журналов в мире доходит до 100 тысяч, и в них сосредоточено огромное море информации, в которой легко заблудиться. При этом подсчитано, что в среднем ученый может прочитать не более 200-250 статей в год.

Если вернуться к WoS, то сегодня платформа в какой-то мере сочетает функционал реферативной базы и аналога электронной библиотеки. 

- Каким образом?

- Благодаря открытому доступу. Идеи ОД активно развиваются около 15 лет, но споры до сих пор не утихают. Наша позиция проста: мы поддерживаем ОД, если он легальный. Мы создали сервис Kopernio, который теперь помогает пользователю найти этот легальный доступ, подсказать, каков источник публикации. Сегодня на платформе WoS представлены многочисленные издания ОД, которые не являются хищническими и не зарекомендовали себя негативно в связи с неприменимыми практиками научного издания (например, в случае отсутствия рецензирования). C другой стороны, мы поддерживаем контент, который через Kopernio получает читатель независимо от того, платный он или нет. Мы следим только за качеством. Таким образом, многократно увеличивается функционал WoS - теперь это не только аналитический инструмент, но и своего рода электронная библиотека, которая вбирает в себя часть контента из первичных данных. По ряду тематических направлений мы уже обладаем полными текстами в объеме до 80%. Это создает для государства принципиальную возможность экономить на дорогостоящей полнотекстовой подписке, не теряя качество и доступ к ключевому содержанию полнотекстовых массивов данных.

Еще один новый ресурс, который у нас появился, адресован рецензентам. Это система Publons. Примерно полмиллиона рецензентов в ней уже зарегистрированы, их имена сверены с издательствами, для которых они писали рецензии. То есть теперь есть открытый для всех и проверенный механизм, который позволяет издателю журнала быстро найти эксперта в нужной области. Из России, кстати, в системе зарегистрированы более 1800 рецензентов, причем 20 из них востребованы на мировом уровне, то есть работают с журналами из Core Collection. 

- Ваша деятельность выглядит разноплановой и успешной.

- Многим мы обязаны нашим партнерам - Минобрнауки, ГПНТБ России, Научной электронной библиотеке, некоммерческому партнерству НЭИКОН, экспертам Российской академии наук и ведущих университетов страны. Всем им я хочу сказать слова благодарности и пожелать успехов и благополучия в будущем году.

Беседовала Светлана БЕЛЯЕВА
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Похожие новости

  • 07/10/2017

    Чем объясняется рост научного бюджета?

    Запущен официальный процесс формирования бюджета будущего года. На какую часть общего пирога может рассчитывать наука? Мы решили, что лучше всего об этом наверняка знают в Профсоюзе работников РАН, который держит вопросы финансового обеспечения исследовательской сферы под неусыпным надзором.
    2057
  • 24/08/2016

    Минобрнауки могут разделить: кто теперь будет управлять учеными?

    ​20 августа, стало известно, что Министерство образования и науки РФ может быть разделено на два ведомства. Об этом сообщили СМИ со ссылкой на источники в научно-образовательной сфере.  Днем ранее президент Владимир Путин уволил главу Минобрнауки Дмитрия Ливанова, занимавшего пост с 2012 года.
    2585
  • 28/01/2019

    РАН становится главным научным экспертом

    ​По мнению президента Российской академии наук Александра Сергеева, минувший год отмечен важными научными достижениями наших ученых и повышением роли РАН в системе российской науки. Прошло уже больше года с тех пор, как президентом Российской академии наук был избран академик Александр Сергеев.
    549
  • 13/04/2018

    Дмитрий Коротков: «Деятельность единственного государственного академического издательства — не бизнес, а миссия»

    У издательства «Наука» особая судьба. На протяжении трёх веков его авторами были величайшие российские учёные, писатели, поэты, члены РАН. Современная история предприятия началась в 1923‑м, и многие годы издательство являлось крупнейшим в СССР и в мире: из стен «Науки» выходили шедевры мировой литературы, полные собрания сочинений отечественных классиков, за которыми выстраивались многотысячные очереди.
    1212
  • 05/09/2018

    Академик Алексей Хохлов: «Научные споры в судах не решаются»

    ​Почему по научным вопросам бессмысленно обращаться в суд, насколько популяризация науки важна для западных ученых и что в этом направлении будет делать РАН, боится ли Академия наук новых исков от гомеопатов и как она переформатирует Комиссию по лженауке, в интервью Indicator.
    461
  • 30/11/2017

    Владимир Филиппов: доплата за ученую степень стала пережитком прошлого

    ​Почему в МГУ создали свой Аттестационный комитет, а защита диссертаций резко сократилась? Когда теологию ввели в научный оборот и кто не согласен с этим в России? Громкие дела "Диссернета", ротация в экспертных советах ВАК, новый взгляд на аспирантуру и степень DBA для карьеры управленца - эти и другие актуальные темы стали предметом обсуждения на "Деловом завтраке" в "РГ" с председателем Высшей аттестационной комиссии, ректором РУДН Владимиром Филипповым.
    1432
  • 10/08/2018

    Как РАН и Минобрнауки строят отношения

    ​Вопрос о том, как будут совместно работать Российская академия наук и Министерство науки и высшего образования, ставшее учредителем академических институтов, волновал ученых с начала пертурбаций во властных структурах.
    515
  • 21/08/2017

    Григорий Трубников: главный ресурс – это интеллект и таланты

    ​Интервью с Григорием Трубниковым, академиком РАН, заместителем министра образования и науки РФ. – Здравствуйте, Григорий Владимирович! Скажите, как Вы чувствуете себя в новой должности, что она дала нового? Какие остались взаимоотношения с Объединенным институтом ядерных исследований, в котором Вы были вице-директором? – Мне интересно, мне нравится то, чем я занимаюсь в Министерстве образования и науки (!) РФ, нравится работать в этой команде.
    963
  • 05/06/2016

    Елена Ленчук: Будет ли у России стратегия научно-технологического развития?

    ​​Проект Стратегии предполагает ликвидацию фундаментальной науки без возрождения прикладной. В начале мая 2016 на сайте Центра стратегических разработок был представлен, разработанный по заказу Минобрнауки РФ, проект "Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации на период до 2035 года".
    1834
  • 17/06/2017

    Академик Валерий Лунин: российские химики пользуются авторитетом во всем мире

    Несмотря на потрясения последних лет, отечественному химическому образованию удалось выстоять, а российским химикам - сохранить лидирующие позиции на мировой арене. Все это - благодаря традициям и большой доле ответственности, уверен декан химического факультета МГУ им.
    1339