Дня не проходит без новостей о коронавирусе. Учёные не только ищут лекарства и разрабатывают вакцины, но и изучают свойства патогена, его влияние на организм, возможные последствия и осложнения. 

О том, что происходит на передовой борьбы с болезнью, разделившей нашу жизнь на «до» и «после», главный редактор «АиФ» Игорь Черняк беседует с президентом Российской Академии наук академиком Александром Сергеевым. 

«Перчатка» для вируса 

Игорь Черняк, «АиФ»: Александр Михайлович, прошлое интервью «АиФ» вы закончили на том, что главная проблема сейчас — отсутствие эффективных средств для лечения COVID-19. При этом упоминали перспективную разработку Института биоорганической химии РАН. Что-то сдвинулось? 

Александр Сергеев: Наличие надежного лекарства очень важно: это успокаивает и даёт уверенность в гарантированном выздоровлении, если заболеешь. Например, грипп воспринимается населением с гораздо меньшим страхом, чем ковид, хотя глобальные эпидемии гриппа посещают нас почти ежегодно. И это не только потому, что есть противогриппозные вакцины. Просто мы знаем, как с ним бороться. Грубо говоря, от него есть лекарства. 

В случае с ковидом чётких протоколов гарантированного лечения ещё нет. В 2020 г. учёные всего мира перебрали множество противовирусных препаратов, сравнивали их друг с другом, комбинировали — но готового решения пока не нашли. ​

Когда расшифровали все белки, из которых состоит коронавирус, стало понятно, за счёт чего он взаимодействует с клеткой, каким фрагментом своих «щупалец» к ней цепляется, проникая внутрь и запуская механизм своего размножения. — АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВ 

Современное и очень хайтековское направление — нейтрализующие антитела. О них сейчас много разговоров, особо они усилились после того, как Трампа полечили неким «коктейлем» из антител, и он через три дня предстал перед всеми как огурчик. В США, действительно, уже официально зарегистрированы первые лекарства на основе нейтрализующих антител. 

Когда расшифровали все белки, из которых состоит коронавирус, стало понятно, за счёт чего он взаимодействует с клеткой, каким фрагментом своих «щупалец» к ней цепляется, проникая внутрь и запуская механизм своего размножения. И после этого встал вопрос: а как заблокировать, или нейтрализовать, этот патогенный фрагмент? Учёные разных стран предложили в качестве нейтрализующего антитела искусственно произведённый белок. Он взаимодействует с вирусом SARS-CoV-2 и закрывает эту патогенную область, будто бы надевая на неё перчатку. 

Сотрудники Института биоорганической химии РАН совместно с китайскими коллегами предложили оригинальное терапевтическое нейтрализующее антитело. Оно взаимодействует со знаменитым S-белком на «щупальцах» вируса с очень большой константой связи, что полностью выключает способность вируса проникнуть внутрь клетки. Проведён полный цикл доклинических испытаний. В ходе международных клинических испытаний на первой фазе продемонстрированы хорошие результаты по безопасности на добровольцах. Антитело также оказалось эффективным при нейтрализации нескольких известных мутантных форм вируса. Эти результаты будут в скорейшем времени переданы в Минздрав РФ для получения разрешения на производство клинических испытаний на пациентах с COVID-19, имеющих ряд сопутствующих заболеваний, в том числе диабет. 

​​​— А когда появится лекарство?​ 

— Мы надеемся, что в этом году. Особенно с учётом того, что в проекте участвует серьёзный индустриальный партнёр-инвестор ПАО «Фармсинтез» из Санкт-Петербурга. 

— Российские учёные создали уже три вакцины. Этого достаточно или нужно ещё? 

— Наверное, будут и другие. Известно, например, что «Вектор» в Новосибирске разрабатывает ещё несколько платформ. Но вот эти наши три имеющиеся вакцины — от Центра им. Гамалеи, «Вектора» и НЦИ иммунобиологических препаратов им. Чумакова — очень разные по принципу действия, и это очень хорошо. Они задействуют все базовые платформы. Это же замечательно, что человек перед вакцинированием будет иметь возможность проконсультироваться у медиков: перечислит имеющиеся у него заболевания, возраст, другие сопутствующие факторы — и получит совет, чем ему лучше привиться. ​​

Чем вакцина высокотехнологичнее, тем она дороже — просто процесс её приготовления более длительный и трудный. — АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВ 

Где очереди на прививку? 

— Но как так получилось, что мы первыми зарегистрировали вакцину, быстро создали ещё две, а по доле привившихся находимся во втором десятке в мире? Данные прошлой недели: в Израиле вакцинировано 26% населения, в США — 8%, а у нас — всего 0,6%! 

— Израиль, во-первых, очень маленькая страна, они к марту хотят всё население вакцинировать. Во-вторых, там антипрививочные настроения не имеют такого распространения, как в некоторых других странах, в том числе в России. Такой у них менталитет — верят в возможности науки. Израиль вообще очень наукоориентированная страна. Они больше 4% ВВП выделяют на науку. Поэтому там людей не надо особо агитировать, чтобы вакцинировались самой высокотехнологичной вакциной. К тому же они значительно упростили эту процедуру, лишили её той сакральности, с которой к ней относятся, например, у нас. Многие видели репортажи из Израиля, как желающие могут «уколоться», не выходя из своего автомобиля. 

Честно говоря, я не знаю, почему наш народ не стремится вакцинироваться. Возможно, тут проявляется как раз наш менталитет — надежда на русское «авось». А молодые вообще легко болеют — может, из-за этого они не проявляют интереса к вакцинации? 

​— Сейчас между ведущими научными центрами мира возникла жёсткая конкуренция: поиски вакцин и лекарства обернулись своего рода «ковидной гонкой». Как Россия смотрится в ней? 

— Многие страны бросили гигантские деньги на заливание «пандемийного костра», и в дальнейшем, когда встанет вопрос о закупке миллиардов доз (вакцинацию надо будет повторять через какое-то время), экономика производства вакцины выйдет на первый план, это абсолютно точно. Преимущества при прочих равных получит, конечно, более дешёвая вакцина. 

Чем вакцина высокотехнологичнее, тем она дороже — просто процесс её приготовления более длительный и трудный. К таким, в первую очередь, можно отнести продукцию «Пфайзера» и «Модерны», где используется матричная РНК — это новый класс вакцин, никогда доселе не применявшийся для человека. Далее идут препараты на основе вирусов — наш «Спутник V», продукция британо-шведской компании «АстраЗенека». Такого типа вакцины использовались весьма ограниченно, например, против лихорадки Эболы. Всё это новые платформы и, по-видимому, вакцины более дорогие, чем традиционные. Вакцина «Эпиваккорона» новосибирского «Вектора» делается с использованием традиционных биотехнологий, а «Ковивак» Центра им. Чумакова — вообще по классической схеме инактивации живого вируса. По оценкам, они относительно дешевле. 

— Такое ощущение, что мир поделили. Американские и европейские фармацевты сделали дорогие вакцины и снабжают ими развитые страны. А России оставили не очень-то богатые страны третьего мира. 

— Не уверен, что такая договорённость была. Мне кажется, это обычная борьба за рынок: никто не хочет пускать конкурентов. В бизнесе по мере возможностей все друг другу мешают, пытаясь отстоять свои интересы. А политику используют, чтобы устанавливать заградительные редуты. 

Конечно, продвижение вакцин «Пфайзера» и «Модерны» связано с политико-экономической ситуацией. Если американским пациентам они достаются бесплатно (и, может, совсем бедным странам тоже немного перепадёт), то весь остальной мир за них платит, причём платит очень прилично.  

Но не будем забывать, что ни одна вакцина ещё не прошла полного цикла клинических испытаний. Сейчас никто не гарантирует, что вакцины нового принципа действия на человеке проявят себя лучше, чем классические, на которые наш организм научился с детства правильно реагировать. В таком случае люди ещё подумают, чем им прививаться — вакциной «Пфайзера» с матричной РНК или классическим препаратом от Центра им. Чумакова. 

Долгосрочные последствия коронавируса пока не исследованы. Не исключено, что в нём есть некий деструктивный потенциал, который нами ещё не до конца понят. — АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВ 

К чему приводит ковид? 

— Сколько продлится пандемия? Каков ваш прогноз? 

— Недавно я интересовался у руководителя Роспотребнадзора Анны Поповой, насколько достоверна информация о повторных заболеваниях COVID-19. По её данным, таких случаев по всему миру (когда точно доказано, что человек вторично заболел) — лишь несколько десятков. 

Это внушает оптимизм. Значит, можно действительно ратовать за коллективный иммунитет. Ещё осенью это было под вопросом, говорили: вот, раз у переболевших антитела G быстро исчезают, значит, ковид их опять возьмёт. А он не берёт! Я не исключаю, что падение заболеваемости в России, особенно в Москве — это уже проявление коллективного иммунитета. Возможно, он у нас выработался во вторую волну эпидемии, когда заболевших было намного больше, чем в первую. 

И второй момент, на который надо обратить внимание. Некоторые говорят: «Мне прививку сделали, а иммуноглобулины G не выработались. Значит, обманули с этой вакциной!» Но само наличие высокого титра иммуноглобулина G говорит о суммарном иммунном отклике вашего организма, а не о том, сколько у вас выработалось протективных антител, готовых нейтрализовать вновь попадающий в организм вирус. Это пока открытый в случае с ковидом вопрос, как точно определить защитные свойства, оставшиеся после перенесённой болезни или в результате вакцинации. 

Поэтому некоторые компании, производящие вакцину, прилагают к ней ещё и тест-систему, которая покажет не полное количество выработанных иммуноглобулинов, а количество нейтрализующих антител. 

Снижение когнитивных способностей связывают с нарушением так называемой пластичности синапсов, контактов между нейронами. Но почему это происходит при ковиде и как восстановить пластичность, пока неясно. — АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВ 

— О коронавирусе написаны тысячи научных работ, открыто множество его особенностей. Какие заслуживают наибольшего внимания, на ваш взгляд? Например, китайские учёные выяснили, что более 75% переболевших ковидом и спустя полгода продолжают страдать от его последствий. Медики называют это постковидным синдромом. 

— К сожалению, долгосрочные последствия коронавируса пока не исследованы. Не исключено, что в нём есть некий деструктивный потенциал, который нами ещё не до конца понят. 

Наиболее значимо, во-первых, влияние на сердечно-сосудистую систему, во-вторых, на мозг. Известно, что вирус атакует не только клетки лёгких, но и клетки кровеносных сосудов. Со временем этому стали уделять всё больше внимания, потому что такое воздействие тесно связано с сопутствующими заболеваниями — тромбозом, тромбоэмболией, ишемической болезнью, инсультами и пр. Тут ведь еще в чём проблема: дают человеку препарат для разжижения крови, но это как раз тот фактор, который может спровоцировать геморрагический инсульт. 

Для центральной нервной системы тоже много неприятных последствий открывается. Так, все знают о частом нарушении обоняния при ковиде. Я что-то не слышал, чтобы из-за перенесённого гриппа у кого-то резко снижались когнитивные способности. А из-за ковида такое происходит, уже много случаев описано. Это очень серьёзно. Сейчас нейродегенеративным заболеваниям уделяется повышенное внимание. Люди стали жить долго, отсюда рост статистики по возрастной деменции, болезням Альцгеймера, Паркинсона, Гентингтона. О них пока не всё известно, хотя понятно, что они связаны с нарушением нейрональных связей в коннектоме мозга. Вообще, снижение когнитивных способностей связывают с нарушением так называемой пластичности синапсов, контактов между нейронами. Но почему это происходит при ковиде и как восстановить пластичность, пока неясно. 

— Ещё говорят о влиянии коронавируса на репродуктивную систему, о том, что он может приводить к бесплодию. Это так? 

— Здесь достоверной информации нет, но отдельные мрачные прогнозы слышатся. В связи с этим вопросом не могу не вспомнить роман-бестселлер Дэна Брауна «Инферно». Удивительный, конечно, писатель — он предугадывает новые коллизии, которые несёт технологическое развитие общества, и умеет их увлекательным образом преподать. 

Роман был издан 8 лет назад. По сюжету, выдающийся молодой биолог, озабоченный проблемами перенаселения Земли и нехватки ресурсов, придумал вирус, который уменьшает репродуктивные способности человека. Причём вероятностно: одному повезёт оставить потомство, а другому — нет. Этот «мешок» с вирусами где-то спрятан, всё это зашифровано, как обычно бывает у Дэна Брауна. Его ищут, события стремительно развиваются, и по ходу действия герои размышляют: а может, это всё на благо человечеству? Действительно, прекратим размножаться такими темпами — и ресурсов на всех хватит. 

​В концовке выясняется, что «мешок» уже открыли и вирус со страшной скоростью начал распространяться по всему земному шару. А Всемирная организация здравоохранения объявила экстренное совещание, чтобы решить вопрос: для человечества это хорошо или плохо? В плюс или в минус? 

Не хотелось бы, чтобы мрачное пророчество Дэна Брауна свершилось при приходе к нам COVID-19. 

Похожие новости

  • 06/04/2016

    Алексей Томилин: тема стволовых клеток была и остается актуальной

    ​6-8 апреля 2016 года в Санкт-Петербурге пройдет международная конференция "Передовые клеточные технологии: от науки к практике" (CTERP).  Последние достижения в области стволовых клеток, включая плюрипотентные стволовые клетки, открывают широкие возможности для разработки новых лекарственных средств, клеточных продуктов для регенеративной медицины и трансплантологии, изучения механизмов возникновения заболеваний и лечения генетических болезней.
    4446
  • 06/06/2019

    Президент РАН: науку не сделать в изоляции

    ​Глобальному развитию науки и высоких технологий посвящен ряд мероприятий Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ), в работе которого активное участие принимают представители Российской академии наук (РАН).
    1079
  • 13/01/2021

    Президент РАН: Год науки даёт стране колоссальный шанс

    Почему объявление Года науки поддержали не только ученые, но многие люди, далекие от нее? Что ждет страну, где наука до сих пор финансировалась по остаточному принципу? Научное шоу на ТВ - фантастика? Где нам ожидать научные прорывы? Какой вариант организации науки лучший для России? Об этом корреспондент "РГ" беседует с президентом РАН Александром Сергеевым.
    654
  • 17/04/2017

    «Вести в субботу»: академики ждут, когда государство определится с кандидатом в президенты РАН

    ​"Вести в субботу" упрямо возвращаются к тому, что происходит с нашей наукой, с Академией наук, с РАН. Строго говоря, эта история касается всего-то двух с небольшим тысяч членов РАН, которые столкнулись с тем, что все три кандидаты в президенты академии взяли самоотвод, но реально она задевает интересы, как минимум, ста тысяч сотрудников академических институтов.
    2325
  • 07/06/2021

    Александр Сергеев: пандемия подстегнула и дала нам уроки. Интервью на "России 24"

    ​В рамках Петербургского международного экономического форума интервью телеканалу "Россия 24" дал президент Российской академии наук Александр Сергеев. Он рассказал о вкладе губернаторов в развитие науки, уроках пандемии и практическом применении науки.
    886
  • 25/04/2017

    Жорес Алферов: проблемой науки в РФ является невостребованность результатов экономикой

    Основная проблема российской науки - невостребованность результатов труда ученых экономикой. Такое мнение высказал  в интервью ТАСС нобелевский лауреат, председатель президиума Санкт-Петербургского научного центра РАН Жорес Алферов.
    1642
  • 19/08/2016

    Валентин Анаников: в области развития новых теорий у нас хороший потенциал

    ​Представитель российской фундаментальной науки, впервые получивший престижную премию Американского химического общества, - о том, как желание постичь суть, а не коммерция способствует успеху. Полное название престижной премии - Organometallics Distinguished Author Award Lectureship by American Chemical Society.
    2009
  • 03/07/2017

    Академик Валентин Покровский. Откровения о медицине, о времени, о себе

    ​Любой человек, а врач в особенности, учится на протяжении всей своей жизни. Но подчас нашим учителем выступает болезнь. Случается, что, только оказавшись на больничной койке, человек начинает задумываться о сокровенном, задаётся «вечными» вопросами.
    3637
  • 02/12/2020

    "А у нас из шельфа - газ, а у вас?"

    ​​Руководитель лаборатории арктических исследований Тихоокеанского океанологического института Дальневосточного отделения РАН Игорь Петрович Семилетов вот уже более трёх десятилетий изучает цикл обмена углеводородов в системе «атмосфера-суша-шельф» в Восточной Арктике.
    1037
  • 23/03/2018

    Академик Андрей Каприн: шанс излечения высок, если рак выявлен на ранней стадии

    В РАН прошла научная конференция "Роль медицинской науки в формировании национальной стратегии по борьбе с онкологическими заболеваниями". Ведущие онкологи России обсудили острейшие проблемы лечения "взрослого" и "детского" рака.
    2716