Главной темой VI Международного форума технологического развития “Технопром”, одного из крупнейших технологических мероприятий России, ежегодно проходящего в Новосибирске, на этот раз стали способы достижения российской экономикой технологического лидерства на основе разработки и внедрения наукоемких технологий. Форум посетили глава государства, руководитель Новосибирской области Андрей Травников, министр науки и высшего образования России Михаил Котюков, помощник Президента РФ Андрей Фурсенко и первые лица Российской академии наук.  

О том, какие важные для научного сообщества вопросы обсуждали участники “Технопрома-2018”, “Поиску” рассказал заместитель президента Академии наук, руководитель информационно-аналитического центра “Наука” РАН, член-корреспондент академии Владимир ИВАНОВ. 

- Владимир Викторович, сколько раз вы участвовали в “Технопроме”? 
- Посещаю его регулярно, начиная с 2014 года.

- Отличался ли нынешний форум от предыдущих?
- Да. Раньше акцент ставился на технологиях и промышленности, а на этом форуме основное внимание было сосредоточено на науке, прежде всего фундаментальной, рассматривавшейся как главный фактор развития государства, экономики, промышленности. 

На “Технопроме-2018” состоялась первая публичная презентация проекта “Академгородок 2.0” - комплексной программы развития Новосибирского научного центра. Напомню, что старт этой деятельности дал Президент России В.В.Путин в феврале текущего года на заседании Совета по науке и образованию в Новосибирске. На форуме были представлены результаты работ по созданию пилотной модели развития территорий с высокой концентрацией интеллектуального потенциала. Институты, в основном академические, продемонстрировали свои новейшие разработки, доведенные до технологической стадии.

Хочу отметить позицию исполняющего обязанности губернатора Новосибирской области Андрея Травникова. Он рассматривает науку как конкурентное преимущество региона, которое надо развивать. Вместе со своей командой он приложил много усилий, чтобы очередной “Технопром” стал удобной площадкой для представления проектов и инициатив, направленных на ускорение технологического развития страны. В общем, на мой взгляд, прошедший форум - это бенефис академической науки в лице Сибирского отделения РАН.

- Академия участвовала в организации “Технопрома-2018”?
- Представители РАН с 2014 года входят в состав оргкомитета и программного комитета “Технопрома”. Застрельщиками этого форума выступают обычно Минпромторг, правительство Новосибирской области, Сибирское отделение Академии наук. В этом году активно подключилось Министерство науки и высшего образования.

- Что скажете по поводу программы форума?
- Программа была традиционно разнообразной. Обсуждалось множество тем, актуальных для ученых, разработчиков, инноваторов. Причем во всех дискуссиях наряду с руководителями российских и зарубежных компаний, развивающих наукоемкие отрасли, участвовали представители академической науки. Был рассмотрен широкий круг проблем - от Стратегии развития России и перспективных направлений фундаментальных научных исследований до реализации конкретных наукоемких и высокотехнологичных проектов. По сложившейся традиции большое внимание уделялось цифровым технологиям.

- А вы выступали? 
- Да, мне удалось принять участие в двух мероприятиях: сделать доклад на симпозиуме “Стратегия России: векторы прорыва и рецепты успеха” и вместе директором Института физики прочности и материаловедения СО РАН Сергеем Григорьевичем Псахье, заместителем министра науки и высшего образования РФ Григорием Владимировичем Трубниковым и главным ученым секретарем СО РАН Дмитрием Марковичем Марковичем выступить в качестве модератора-спикера на круглом столе “Потенциал академического сектора науки в области прорывных технологий”. Эти два мероприятия логично дополняли друг друга. На первом обсуждались стратегические проблемы, а на втором - конкретные вопросы научного обеспечения Стратегии развития страны, куда и как надо двигаться. Мне показался очень интересным представленный нам опыт немецких коллег по переводу промышленности на принципы, обозначенные в программе “Индустрия 4.0”. Это фактически “промышленная версия” цифровой экономики.

- Так куда и как, по мнению экспертов, надо двигаться? Возможен ли технологический прорыв, о котором сейчас так модно говорить, при существующем уровне финансирования науки? 
- Прежде всего хочу подчеркнуть, что технологический прорыв не единовременный скачок, а каждодневный упорный труд по созданию условий для нормальной работы исследователей, разработчиков, наукоемкого бизнеса. Если этим целенаправленно заниматься, в определенный момент количество перейдет в качество. 

Ну, и совершенно очевидно, что технологический прорыв невозможен без собственной сильной фундаментальной науки. Это, кстати, отмечено и в Стратегии НТР, где наука определена как “системообразующий институт”.

В основном эксперты сходились на том, что цели выбраны правильные, но их реализация во многом зависит от исполнительской дисциплины. А здесь есть проблемы. Не выполнено, например, положение прошлого майского указа о необходимости доведения к 2015 году затрат на исследования и разработки до 1,77% внутреннего валового продукта.

Поэтому, несмотря на принимаемые хорошие решения, мы по-прежнему хронически отстаем от стран-технологических лидеров по финансированию исследований и разработок. По данному показателю Россия находится на десятом месте в мире (данные Высшей школы экономики). И это, конечно, сокращает возможности ученых по получению новых результатов и разработке новых технологий.

Сейчас поставлена задача войти в пятерку мировых лидеров в области научных исследований по приоритетным направлениям. Насколько это реально? Для начала надо понять, кто из первых пяти готов “подвинуться” и уступить нам место. Давайте рассмотрим этот вопрос с позиций финансирования. Последняя в первой пятерке - Республика Корея; выделяет на науку примерно в два раза больше средств, чем Россия. Очевидно, что, догоняя ее, нам придется сильно попотеть. 

Ресурсообеспеченность - вопрос хотя и важный, но не единственный. Добьемся ли мы нужного результата, если вдвое увеличим финансирование? Да и реально ли обеспечить такой рост в существующих условиях? Может быть, есть другие возможности? По-видимому, есть. На форуме много говорилось о том, что необходимо в первую очередь обратить внимание на управление наукой. Ведь новые задачи требуют и новых методов администрирования.

- А что не так с управлением наукой?
- Современная система сформировалась при других внутренних и внешних условиях и именно на них “заточена”. Она не рассчитана на прорыв. Сегодня главную роль в управлении наукой играют администраторы. В современных условиях такой подход неэффективен. Жизнь уже показала, что он не дает необходимого результата. Не зря же в своем Послании 1 марта Президент России поставил задачу по преодолению технологического отставания. У нас уже есть опыт работы в сложных экономических и внешнеполитических условиях - Атомный проект СССР. Им руководили всего 15 человек, из них восемь - представители Академии наук. Что нужно делать, решали именно ученые - администраторы и хозяйственники им только помогали.
 
- Как может выглядеть такая схема сегодня?
- Если коротко, нужен орган, который координировал бы деятельность не только академических институтов и университетов, но и научные исследования всех организаций независимо от их ведомственной принадлежности. Некий аналог ГКНТ СССР. Кстати, об это говорилось на форуме “Технопром-2014”, и тогда это нашло поддержку у руководства.

Кроме того, необходимы серьезная оптимизация и настройка управленческих механизмов, резкое снижение бумажной нагрузки на ученых. На борьбу с многочисленными бюрократическими “рогатками” тратятся огромные ресурсы, которые могли бы найти лучшее применение. Давно понятно, например, что существующая система госзакупок не подходит для научной сферы, но для освобождения ученых от этой излишне заформализованной процедуры ничего не делается. Ну, и, конечно, нужны новые управленческие кадры. Причем вся система должна быть выстроена так, чтобы эти кадры не только “решали все”, но и несли ответственность за принятые решения.

- Вы сетуете на плохое взаимодействие в научно-технической сфере, которое тормозит внедрение результатов в практику. Но, как известно, для повышения эффективности этого процесса в последнее время создано немало специальных площадок: советы по приоритетным направлениям исследований в рамках Стратегии научно-технологического развития (СНТР), центры компетенций Национальной технологической инициативы (НТИ), инновационные кластеры. Они не справляются со своими задачами?
- Проблема в том, что деятельность огромного числа новых управленческих структур кому-то надо координировать.

- Роль координатора, по-видимому, должно играть Министерство науки и высшего образования?
- Министерство может управлять только подведомственными организациями - вузами и академическими учреждениями. А кто будет осуществлять взаимодействие, например, с институтами Росатома, Роскосмоса, Минздрава?

- В последнее время в кулуарах обсуждается вопрос о передаче в Минобрнауки ведущих отраслевых НИИ и университетов...
- Если такое произойдет, это приведет к еще большему усложнению системы управления. В министерство придется собирать людей, которые разбираются в специфике работы разных отраслей, добавлять новые отделы в его структуру, обеспечивать взаимодействие с теми отраслями, для которых эти институты должны работать. Уместно будет вспомнить, что ГКНТ не имел в своем подчинении научных организаций, но распределял ресурсы на исследования и разработки и обеспечивал координацию в этой сфере, то есть  успешно осуществлял примерно то, что сейчас называют “проектами полного цикла”.

- Вам не показался странным основной лозунг “Технопрома-2018”:  “Наука как индустрия”? 
- Я для себя его переформулировал так: “Наука как производительная сила”. Это - нормальный подход. Что действительно странно, так это включение науки в социальный, а не в производственный сектор экономики страны. При таком подходе вложения в исследования и разработки рассматриваются как расходы бюджета, а не как инвестиции. По-видимому, этим и обусловлен существующий уровень финансирования науки.

- На форуме вы наверняка общались с руководителями научных центров РАН и академических НИИ. Верят ли они, что запуск новых механизмов развития, таких как Стратегия НТР, нацпроект, изменит к лучшему ситуацию в науке? 
- Ученые - неисправимые оптимисты, так что в лучшее они, конечно, верят, без этого не смогли бы работать. Но многие тенденции вызывают неприятие. Когда академическую систему рушили, реальной альтернативы ей не предложили. Чтобы удержать ситуацию, пришлось применять экстренные меры: на организации накинули множество бюрократических пут, которые мешают двигаться вперед. Директора академических институтов, которые раньше были главными авторитетами в науке, становятся рядовыми администраторами, менеджерами. Управление превращается из творческого  живого процесса в жесткую формальную схему. С такими подходами реализовать намеченные планы будет весьма проблематично. 

Впрочем, сегодня у руководства Минобрнауки есть реальная возможность исправить положение. Надо отдать должное, рабочие контакты министерства и Академии наук в последнее время существенно расширились. Надеемся, что этот процесс продолжится.

Подготовила Надежда ВОЛЧКОВА

Похожие новости

  • 27/09/2017

    Как проходили и к чему привели выборы президента Российской академии наук

    Академия наук избрала нового президента. Им стал глава Института прикладной физики РАН Александр Сергеев. Если Владимир Путин утвердит Александра Сергеева президентом РАН, то у Академии впервые за полгода появится полноценный руководитель.
    867
  • 20/08/2018

    Академик Роберт Нигматулин - о возможностях решения проблем климата, российской науки и российской экономики

    Академик Роберт Нигматулин рассказывает о своих взглядах на решение проблем климата, российской науки и российской экономики. На последних выборах президента Российской академии наук (РАН) научный руководитель Института океанологии им.
    522
  • 11/01/2018

    Аскольд Иванчик: бюрократический пресс на науку очень сильно вырос

    ​Интервью с членом-корреспондентом РАН Аскольдом Игоревичем Иванчиком. — Уважаемый Аскольд Игоревич, мы договорились, что Вы расскажете о положении ученых РАН и о тех проблемах, которые возникли после так называемой реформы, начатой в 2013 году.
    780
  • 18/08/2016

    Виктор Калинушкин: такого прессинга в науке еще не бывало​

    На вопросы корреспондента "Правды" отвечает председатель профсоюза работников РАН Виктор КАЛИНУШКИН. - Виктор Петрович, прошло три года со времени начала "реорганизации" Российской академии наук.
    2383
  • 27/02/2017

    Иван Звягин: персональная медицина будет слишком дорогой для людей

    ​Научный сотрудник Института биоорганической химии РАН Иван Звягин рассказал о том, какие проблемы стоят на пути "наук о жизни" в России и коммерциализации их результатов, почему персональная медицина пока остается мечтой и о том, почему медицинские стартапы нередко проваливаются.
    1223
  • 20/07/2017

    Кандидат в президенты РАН Валерий Черешнев рассказал о своей предвыборной программе

    ​Какие изменения ждут Российскую академию наук, как следует строить отношения с властью и какие законы нужны Академии, в интервью Indicator.Ru рассказал кандидат в президенты РАН академик Валерий Черешнев.
    715
  • 30/11/2017

    Владимир Филиппов: доплата за ученую степень стала пережитком прошлого

    ​Почему в МГУ создали свой Аттестационный комитет, а защита диссертаций резко сократилась? Когда теологию ввели в научный оборот и кто не согласен с этим в России? Громкие дела "Диссернета", ротация в экспертных советах ВАК, новый взгляд на аспирантуру и степень DBA для карьеры управленца - эти и другие актуальные темы стали предметом обсуждения на "Деловом завтраке" в "РГ" с председателем Высшей аттестационной комиссии, ректором РУДН Владимиром Филипповым.
    1167
  • 21/07/2017

    Александр Сергеев: озабоченность президента состоянием дел с выборами в академии очевидна

    ​Ведущая программы "Гамбургский счет" телеканала ОТР Ольга Орлова встретилась в студии с академиком Александром Сергеевым - директором Института прикладной физики в Нижнем Новгороде, кандидатом в президенты РАН.
    1166
  • 10/05/2017

    Константин Северинов - о битвах с непознанным и c Академией наук

    О том, насколько сильно влияет на Сколковский институт науки и технологий негативный контекст, связанный со скандалами вокруг Сколково, почему стоит учиться именно в Сколтехе, о битвах с непознанным и c Академией наук мы поговорили с Константином Севериновым, профессором Ратгерского университета (США), Сколтеха, руководителем лабораторий в СПбГУ, Институте биологии гена РАН и др.
    1377
  • 23/03/2017

    Выборы в РАН обернулись скандалом

    Общее собрание Российской академии наук, основным пунктом повестки которого были выборы нового руководства РАН, эту задачу как раз и не решило. Впрочем, членов академии трудно в чем-то упрекнуть: их просто лишили выбора.
    2152