Выступление главы Комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований Евгения Александрова и ответ на него президента РАН Александра Сергеева на заседании Президиума РАН 18 сентября 2018 года. Расшифровка приводится по видеозаписи. Фрагменты дискуссии были опубликованы в ТрВ-Наука от 25 сентября 2018 года. 

Академик Евгений Александров: Когда после смерти Эдуарда Павловича Кругляков президент РАН Юрий Сергеевич Осипов предложил мне занять мне его место, то он прежде всего мне сказал: «Только никаких судебных процессов» (смех в зале).

Академик РАН Евгений Алесксандров на заседании ПРАН 

Академик РАН Евгений Алесксандров на заседании ПРАН

И говорил это он не зря, ведь как раз перед этим закончился многолетний судебный процесс о преследовании трех академиков, членов нашей комиссии, со стороны Петрика, который требовал от нас 6 млрд рублей компенсации за нарушение его интересов. Но сам Петрик возник не на ровном месте. Его перед этим представлял Черномырдину, как великого ученого частной науки, Кокошин, который рекомендовал заплатить ему [Петрику] 100 млрд. рублей за те достижения, которые описаны в сопроводительной записке. Всё это было перечисление того, что Петрик натащил из оборонных учреждений, то есть присвоил себе их достижения, или просто полный вздор! Тем не менее, эти деньги ему были выделены.

А в дальнейшем он стал главным ученым Государственной Думы. Заместительница Грызлова Орлова говорила, что Петрик стоит больше, чем вся Академия наук. И не зря она это говорила, потому что делегация Академии наук, посетив Петрика в его лабораториях во Всеволожском, пропела ему такие акафисты. И, в частности, говорила о том, что он решил все энергетические проблемы человечества, потому что открыл ни много ни мало вечный двигатель второго рода. Они его так не называли, но все говорили о том, что Россия стала главной энергетической державой всего мира. Потом всё это, естественно, лопнуло, в том числе благодаря нашим усилиям.

Но после смерти Э.П. Круглякова мы почувствовали на себе большую неприязнь со стороны [членов] Президиума Академии наук. Мы для них были неприятным, беспокойным элементом. И нас стали постепенно прижимать. Началось это с того, что, скажем, нам не дали печатать сборники «В защиту науки», которые раздавались перед каждым Общим собранием Академии наук. Сначала они подвергались цензуре, а потом говорилось, что нет денег и так далее. В конце концов мы перешли на самообеспечение. И мы с академиком Владимиром Захаровым заплатили за три последних сборника.

На недавнем заседании Президиума РАН, 4 сентября [2018 года], я подал Президенту академии докладную записку с просьбой перевести Комиссию по лженауке из подчинения Президиума РАН в его личное подчинение. Чтобы... Я мотивировал это тем, что после большого расширения РАН [после реформы 2013 года] в самой Академии наук завелось множество объектов нашего пристального внимания. И мы должны были выполнять роль службы собственной безопасности Академии. При этом мы наталкивались на постоянное сопротивление членов Президиума Академии наук, тогда, когда затрагивались какие-то их интересы.

Я подготовил три коротких примера таких историй — все они не в нашу пользу, потому что перечисление наших заслуг – традиционное дело – потребовало бы гораздо большего времени.

В 2012 году к нам стали приходить просьбы разобраться с неким «великим доктором» Сергеем Коноваловым. Который на стадионах проводил массовые сеансы излечения — в Петербурге, в Москве — с совершенно грандиозными гонорарами. За каждый такой сеанс он получал десяток миллионов рублей. Он оказался сотрудником…

(Звенит звонок, предупреждающий, что у докладчика закончилось время для выступления – 5 мин.)

Президент РАН А.М. Сергеев: Продолжайте, продолжайте…

Е.Б. Александров: …сотрудником Института геронтологии и биорегуляции РАМН, заведующим лабораторией. Я первым делом написал письмо директору этого института [В.Х. Хавинсону], который тут же и очень мило мне ответил, что [Коновалов] это хороший, очень хороший сотрудник, ничего такого за ним не числится. А если у него есть какое-то хобби по излечению людей, то мы об этом ничего не знаем.

Говорил он неправду, потому что для того, чтобы войти на стадион, нужно было предъявить буклет этого «доктора». Все должны были носить эти буклеты на теле. А сам «доктор» призывал «гармонизирующие излучения», «энергоинформационные поля космоса» на свою аудиторию, и она излечивалась от всех болезней. А если не излечивалась, то сама виновата, потому что не верила в «великого доктора». Так вот все эти буклеты имели предисловие, подписанное этим же самым директором Хавинсоном — сейчас он у нас член-корреспондент Академии наук, очень уважаемая личность.

Узнав об этом, я тут же написал письмо Ивану Ивановичу Дедову, который был членом Президиума нашей академии и одновременно президентом РАМН. И запросил его, что вообще происходит в его ведомстве, описав ему всю эту историю. Он мне не ответил на электронные письма, тогда я послал заказным на Президиум — ничего не получилось. Тогда я пошел на прием к Фортову, но тут начался 2013 год, и всем было уже не до того. Это было такое первое крушение, которое мы потерпели на этом пути.

Дальше. Близкая ситуация сложилась вокруг нашего Меморандума о гомеопатии. Любому физику и химику, в общем, достаточно ясно, что положения этого меморандума не вызывают никаких сомнений. Но после слияния с Медицинской академией наук в руководстве РАН появились адепты гомеопатии. И вот, в частности, цитаты из выступления члена Президиума Колесникова. Он публично дезавуировал наш Меморандум и написал: «Удивляет перечень "экспертов", поставивших подпись под меморандумом. Большей частью это люди, не имеющие отношения ни к медицине, ни к Комиссии по лженауке. Среди них есть лоббисты "большой фармы"».

Всё это неверно. Большинство авторов Меморандума имеют прямое отношение к медицине, лоббистов фармы среди авторов Меморандума нет вообще. Но... напротив, наш Меморандум бьет по интересам некоторых гомеопатических компаний, таких как «Материа Медика». Это фирма нового члена-корреспондента Академии наук Олега Ильича Эпштейна, о притязаниях которого красочным образом две недели назад говорил академик Захаров.

Наконец, последний такой пример. В 2016 году комиссия получила официальное обращение от группы руководителей водоканала Кемеровской области, которые жаловались на то, что им через регулирующие госорганы навязывается обязательное применение некоего чудодейственного препарата под названием «Бингсти». Который имеет все признаки гомеопатического воздействия на яйца глистов. Там один куст картофельной ботвы, будучи разведенным в примерно так… Ладожском озере, обеспечивает полное уничтожение гельминтов.

Было совершенно ясно, что речь может идти о какой-то массированной <нрзб> схеме. Действительно мне сразу не захотелось иметь с этим дело, потому что это опять политическая война, черт знает что. Поэтому я обратился в наш, при Академии наук, Экспертный совет и попытался организовать экспертизу этого замечательного обеззараживания против глистов. Ничего не получилось. Тогда мы назначили свою собственную экспертную группу, которая написала по этому поводу совершенно разгромное заключение, что вызвало, конечно, массу нападок со стороны затронутых людей. Стали приходить сюда запросы: а легитимна ли эта комиссия, правильно ли она заседала, было ли обеспечено большинство голосов? И так далее.

Был в том числе запрос из Роспотребнадзора, который занимался проверкой легитимности нашей экспертизы. На этот запрос отвечал член Президиума академик Чехонин, который отрицал какую-либо связь этой экспертизы с РАН. Вот что он, в частности, писал: «Соответственно, проведение данной экспертизы может считаться частной инициативой группы "экспертов", а так называемое заключение Комиссии — частным мнением группы заинтересованных лиц». То есть мы оказались заинтересованными лицами!

Согласно справке секретариата Президиума обращение предприятий водоканала, которое якобы явилось основанием для проведения экспертизы, в базе данных секретариата не числится. И в конце ответа академик Чехонин пишет: «Для сведения направляем копию экспертного заключения Комиссии об эффективности препарата "Бингсти"».

На самом деле, это было заключение о его неэффективности.

«Других запрашиваемых документов Комиссией не представлено». Это неверно! Копию обращения водоканала я высылал по адресу академика Колесникова, который подтвердил ее получение. Поскольку исходно обращение я получил пересылкой от секретариата Президиума, то мне непонятно, почему такого документа Чехонин не нашел в базе данных.

Всё сказанное должно объяснить наше желание выйти из подчинения Президиума Академии наук с множеством недоброжелателей в адрес Академии в обмен на прямое подчинение президенту академии.

У нас очень боевая комиссия, она всё время на острие внимания и общества, и, к сожалению, всяких коррупционных скандалов. Если нам запретить, поставить условием, что «никаких судебных процессов», то тогда надо просто закрыть эту комиссию как раздражающий фактор.

А.М. Сергеев: Спасибо, Евгений Борисович, за такое очень серьезное и эмоциональное выступление. На прошлом заседании Президиума Академии наук по предложению Владимира Евгеньевича Захарова мы выразили благодарность Евгению Борисовичу и его Комиссии за работу. Я считаю, что эта работа действительно очень важная и нужная. К сожалению, в ряде случаев мы сталкиваемся с тем, что такие вот, так скажем, экономические интересы существенным образом отражаются и на той экспертизе, которая проводится.

Я напомню, что об этом говорилось на прошлом заседании Президиума, что … лет восемь назад компания, которая была создана членом-корреспондентом РАН Эпштейном, получила премию Правительства России за гомеопатию. Премия Правительства России – это уже государственное признание. Заведомо эта премия могла быть получена только на основании экспертизы, причем не одного эксперта. Премию Правительства России просто так не присуждают.

Поэтому на этом примере мы с вами видим, что вопрос очень серьезный.

Е.Б. Александров: Очень.

А.М. Сергеев: И мы, конечно, не должны уходить от нашей ответственности за то, что мы, как действительно высшее экспертное сообщество страны, должны реагировать в тех случаях, в которых мы действительно видим, что ситуация развивается таким образом, как Евгений Борисович говорил.

Относительно того, чтобы вывести комиссию из подчинения Президиума РАН. Вы понимаете, Евгений Борисович, если речь идет о конкретных примерах <нрзб>, то давайте сначала посмотрим и разберемся в нормальной товарищеской обстановке и попытаемся понять мотивацию тех заключений, которые были сделаны, о которых Вы сейчас говорили.

Конечно, вопрос о недоброжелательном отношении и той атмосфере недоброжелательности, которую Вы чувствуете, очень серьезный. Я считаю, мы должны всячески работать над тем, чтобы это прошло. А если Вы считаете, что эта Комиссия могла быть выведена прямо в подчинение президента РАН, наверное, об этом надо спросить Президиум, потому что это должно быть не только мое личное мнение.

Е.Б. Александров: Конечно!

А.М. Сергеев: Давайте мы с Вами спокойно разберемся в этом вопросе. Я всегда открыт для Вас. Вы приходите, и мы спокойно обсуждим, в том числе поговорим и с коллегами, которых Вы здесь упомянули. Еще раз: причины этого и мотивацию нам нужно понять.

Что касается вопросов, связанных с гомеопатией. Мы действительно в последнее время, в том числе и на прошлом заседании Президиума, немного обсуждали этот вопрос. И мы все, по-моему, были единогласны, и голосование было за исключением одного воздержавшегося. Мы признали, что Комиссия под Вашим руководством в этом случае сыграла очень существенную роль. И то взвешенное заключение, которое было, не отменяет того, что тот, кто хочет лечиться гомеопатическими средствами, пусть лечится. И, собственно, можно сказать, что это вопрос веры: если человек верит, что это ему помогает, что, мы должны требовать, чтобы закрывались соответствующие места, где продаются гомеопатические средства?

С другой стороны, конечно, всё это должно быть, как предмет веры, отделено от государства. Гомеопатические средства не должны продаваться в государственных аптеках. Должна быть какая-то система этих аптек. Собственно так, как делается во многих странах мира.

Е.Б. Александров: И в Царской России так было.

А.М. Сергеев: В Царской России… А то, что гомеопатии сотни лет и то, что она помогает…. Кому-то помогает, и хорошо, что помогает.

Коллеги, я не хочу сейчас ставить вопрос на голосование относительно выведения Комиссии в подчинение президента. Мы сначала с Евгением Борисовичем еще раз поговорим, поговорим с некоторыми членами руководства Академии наук, и тогда уже, может быть, вынесем вопрос на голосование Президиума.

Е.Б. Александров: А я под занавес скажу еще два слова по поводу последнего примера, этой истории с т.н. «Бингсти» – противоглистным аппаратом, который навязан всем водоканалам.

Глава этой экспертной комиссии получает телефонные звонки: «Отвяжись, получишь 100 млн. рублей». Он вешает трубку, ему звонят и говорят: «Отвяжись, получишь 500 млн. рублей». А вчера [17 сентября 2018 года] он мне позвонил и сказал, что ему переведено на счет 100 млн. рублей. (Шум в зале). Всё.

А.М. Сергеев: Спасибо, Евгений Борисович. Слово предоставляется Ковалеву Юрию Юрьевичу.

Выступление Е.Б. Александрова на Президиуме РАН, 18 сентября 2018   - видео

Источники

"У нас очень боевая комиссия, она все время на острие..."
Троицкий вариант (trv-science.ru), 29/09/2018

Похожие новости