Не проходит и недели, чтобы на очередной площадке не обсуждался проект или концепция какого-нибудь важного документа, определяющего пути развития науки. Всевозможные программы, призванные улучшить систему управления исследованиями растут как грибы, а ученые жалуются на постоянное ухудшение условий работы. 

А как оценивают нынешний этап реформ в Российской академии наук? Какие перспективы видят? На вопросы “Поиска” ответил заместитель Президента академии член-корреспондент РАН Владимир ИВАНОВ.

- Владимир Викторович, как бы вы охарактеризовали текущий период? 
- Как окончание трансформации академического сектора науки, начало которого ознаменовало принятие печально известного закона о РАН (253-ФЗ). Сентябрьские выборы Президента Академии наук подвели черту под этим этапом. Встает вопрос: что делать дальше? Итоги реформы неутешительны. Создать эффективную систему управления наукой не удалось. Ликвидация региональной структуры РАН разрушила единое научное пространство страны. Не решаются вопросы ресурсного обеспечения - финансового, приборного, кадрового. 

Новый закон о науке, который разрабатывается с 2014 года, Минобрнауки предлагает, если я не ошибаюсь, уже в третьей редакции. Этот законопроект должен был быть внесен в правительство, но, как показали обсуждения, у научного сообщества и министерства нет согласованной позиции по концептуальным положениям. Действующая госпрограмма “Развитие науки и технологий”, по обнародованным в августе этого года оценкам Минэкономразвития, признана одной из самых неэффективных. Ей на смену должна прийти новая госпрограмма - “Научно-технологическое развитие” (ГП НТР) - проект которой обсуждается. Она призвана объединить ресурсы, направляемые в данную сферу. Составной частью ГП НТР станет еще одна готовящаяся программа - по развитию фундаментальных научных исследований (ПФНИ) на долгосрочную перспективу. 

- А стоит ли принимать эти документы сейчас? После выборов Президента РФ структура управления научным комплексом может принципиально измениться. Не исключено, что поменяются и персоналии в руководстве профильных федеральных органов власти. Не получится ли, что придут другие люди и начнут перекраивать нормативную базу под свое понимание ситуации? 
- Именно для того чтобы так не получилось, готовить базу необходимо сейчас. В идеале к моменту создания новой системы управления должна быть принята программа действий, поставлены цели и задачи, имеющие полное законодательное обеспечение. Это позволит очередной команде сразу, без раскачки, включиться в работу.

- За разработку большинства документов в сфере научной политики отвечает Минобрнауки РФ. Академия наук часто высказывает серьезные претензии к написанным чиновниками программам и законопроектам. Почему нельзя заранее увязать позиции? В чем основная суть расхождений РАН и министерства?
- Я бы не стал говорить о претензиях. Речь идет о различных подходах к решению проблем. Конечно, принципиальные вопросы должны согласовываться до начала разработки документов. Но этого не происходит. Минобрнауки работает в старой логике, согласно которой Академия наук не является научной организацией и не участвует в управлении исследованиями. Однако ситуация изменилась - и внешняя, и внутренняя. Страна оказалась под технологическими санкциями, парировать которые можно, только опираясь на собственные силы, прежде всего, на собственную науку. Президент России задал новый вектор: РАН должна стать главным научным штабом. По инициативе главы государства под руководством Президента Академии наук будет создан межведомственный орган, координирующий исследования в приоритетных направлениях научно-технологического развития. Очевидно, что, приступая к новому этапу реформ, необходимо исходить из сложившихся реалий и, естественно, следовать указаниям президента страны. Однако в проектах Минобрнауки новые обстоятельства не учитываются.

На наш взгляд, важнейшая задача сегодня - четко разграничить полномочия ученых и менеджеров. Именно так декларировалась основная цель реформ, затеянных в 2013 году. Однако органы государственной власти претендуют на самостоятельное управление научными исследованиями, хотя для этого у них не всегда хватает компетенций. Определение направлений исследований, распределение финансирования, решение кадровых и институциональных вопросов должно быть возложено на научное сообщество, а административно-хозяйственная деятельность и ресурсное обеспечение - доверены администраторам. 

- Вернемся к Программе фундаментальных научных исследований. Не так давно Экспертный совет по фундаментальным и прикладным исследованиям при Комитете Госдумы по образованию и науке обсуждал два конкурирующих варианта этого документа: один - подготовленный Минобр­науки РФ, другой - разработанный РАН. Было принято решение поддержать проект академии. Как вы собираетесь его продвигать? 
- В Российской академии наук работа над программой началась еще в прошлом году, в период подготовки Стратегии научно-технологического развития (СНТР). В соответствии с 253-ФЗ именно РАН должна представить в Правительство РФ Программу фундаментальных исследований в стране на долгосрочную перспективу. В июле этого года базовые положения ПФНИ обсуждались на заседании президиума академии. Была создана рабочая группа под руководством вице-президента РАН Валерия Козлова, в состав которой вошли представители академического сообщества, заинтересованных министерств и ведомств, госкорпораций. С учетом замечаний и предложений, высказанных членами рабочей группы, проект ПФНИ был доработан, проанализирован в отделениях РАН и опубликован на сайте академии для дальнейшего обсуждения. Его поддержал Экспертный совет Госдумы. Следующим этапом будет формирование на его основе планов фундаментальных исследований и обоснование ресурсного обеспечения.

- В чем принципиальное отличие проекта ПФНИ, разработанного РАН, от предлагаемого министерством?
- Академический проект основан на следующих положениях. Первое: наука едина, делается ли она в академических институтах, отраслевых организациях или университетах. Второе: наукой должны управлять ученые, а дело администраторов - оказывать им необходимую административно-хозяйственную и ресурсную поддержку. Так принято во всем мире. Поэтому координацию и научно-организационное руководство программы должна осуществлять РАН. Третье: программа должна охватывать максимально возможный спектр направлений и обеспечивать проведение как поисковых исследований, так и ориентированных, нацеленных на реализацию приоритетов научно-технологического развития. Наконец, четвертое: необходимо восстановить единство научно-технологического пространства страны, что, кстати, соответствует одному их приоритетов СНТР.

Минобрнауки в своем проекте даже не рассматривает академию как участника ПФНИ. РАН отводится некая неясная роль по организационно-техническому, экспертно-аналитическому и научно-методическому обеспечению ГП НТР. В число исполнителей ПФНИ не включена не только РАН. Не попал туда и Минздрав России с его ведущими исследовательскими и клиническими институтами. Проект Минобрнауки не ориентирован на реализацию приоритетов СНТР. Система управления размыта и неконкретна: предполагается, что главные управленческие функции должны осуществлять чиновники. Нам представляется, что такая программа не будет способствовать развитию науки, общества и государства, а лишь закрепит существующие негативные тенденции.

- Вы собираетесь бороться за свой вариант проекта ПФНИ? 
- По-видимому, в данном случае имеет смысл говорить о выработке согласованной позиции. В борьбе с органами государственной власти у ФГБУ РАН перспектив нет, да это и неконструктивно. Науке и власти нужно работать вместе и согласованно.

В дополнение к уже имеющейся межведомственной группе по разработке программы планируется создание компактной двусторонней рабочей группы академии и Минобрнауки. Свои предложения по его составу мы направили в министерство еще в ноябре.

Окончательный выбор между предложенными проектами ПФНИ должна сделать власть. Все зависит от того, по какому сценарию предполагается развивать страну. Если сохранять ресурсную ориентацию экономики, то можно и дальше двигаться по траектории 2013 года. И в этом случае вполне логично принять вариант Минобрнауки. Нужно только отдавать себе отчет в последствиях - Россия рискует потерять статус научной державы.

Если же стоит задача освободиться от технологической зависимости, научиться отвечать на вызовы глобальной гуманитарно-технологической революции, необходимо, во-первых, провести тщательный анализ наследства предыдущего цикла реформ и, во-вторых, выработать программу движения вперед, опираясь на академическое сообщество, наиболее четко представляющее проблемы и перспективы развития государства и науки. При таком подходе Академии наук должна быть отведена ключевая роль, и вот почему. Любое министерство имеет ограниченный горизонт планирования, определяемый выборным циклом. В этих граничных условиях задачи стратегического планирования невозможно решать в принципе. Кто сейчас вспоминает про те стратегии, что разрабатывались лет пять-десять назад? Академия же ориентирована на решение стратегических задач.

- Предполагается, что новая программа фундаментальных исследований должна обеспечить выстраивание целостной системы организации работ. Можно ли это реально сделать, объединив бюджеты финансирующих организаций лишь “аналитически”, как это предлагается и в академическом, и в министерском проектах? Если да, каков механизм? 
- Давайте исходить из того, что министерства и другие федеральные органы исполнительной власти (ФОИВ) работают не в безвоздушном пространстве, а в определенной системе, направленной на развитие государства и обеспечение его безопасности. Каждый ФОИВ отвечает за конкретный участок работы и использует для достижения своих целей определенные механизмы, в том числе научную поддержку. Расходуя бюджетные деньги на науку, министерства берут на себя ответственность за проведение ориентированных фундаментальных исследований, нацеленных на выполнение поставленных задач, в том числе в части реализации приоритетов, которые обозначены в СНТР. Эти исследования должны входить в общую систему, то есть быть согласованы с работами, приводящимися в других министерствах, а также в рамках академических программ. 

Поэтому совершенно необязательно концентрировать средства в одних руках. Необходимо просто исключить дублирование тематик и по возможности объединять интеллектуальный потенциал их исследователей из разных ведомств.

Что же касается оценки результатов, то реализуется фактически двойная система контроля: со стороны Академии наук - за качеством результатов - и со стороны заказчика-министерства - за решением отраслевых проблем. Если поставленные задачи не выполнены, вполне уместен вопрос о том, насколько эффективно были потрачены “научные” деньги.

- Вы констатировали, что идет формирование новой системы управления наукой. Какие важнейшие факторы должны быть при этом учтены?
- Прежде всего, необходимо восстановить доверие науки и власти, наладить конструктивный диалог. В этом направлении сейчас многое делается, но процесс еще далек от завершения.

Кроме того, нужно на государственном уровне определить роль науки в стране. В СНТР говорится, что фундаментальная наука является системообразующим институтом, обеспечивающим развитие нации. Однако это положение останется лишь лозунгом, если РАН не будет признана ведущей научной организацией. Именно так ставился вопрос, когда в 1991 году Академия наук была воссоздана указом Президента России. Понятно, что времена меняются и надо искать новые формы. В РАН эта работа активно ведется.

Важно решить и кадровые вопросы: не власть должна идти в науку, а ученые во власть. Только так можно обеспечить развитие и государства, и науки. Сохранить исследовательский сектор в тяжелые 80-90-е годы удалось в том числе благодаря членам академии, работавшим на руководящих государственных должностях. 

Наконец, необходимо отказаться от практики привлечения в сферу государственного управления наукой “эффективных менеджеров”. Очевидно, что формировать научную политику, управлять исследованиями могут только специалисты с большим научным авторитетом. На уровень начальников отделов министерства и выше должны назначаться люди, имеющие ученые степени и опыт руководства исследовательскими коллективами и научными проектами. Прекрасный кадровый резерв - корпус профессоров РАН, среди которых есть очень перспективные управленцы.

Беседу вела Надежда ВОЛЧКОВА

Похожие новости

  • 28/07/2016

    Александр Лутовинов: изменить стратегию

    ​Как сообщал "Поиск", опубликованный на портале regulation.gov.ru проект Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации на долгосрочный период привлек внимание многих активных ученых и объединений научной общественности.
    1142
  • 21/10/2016

    Профессора РАН взялись за архисложные проблемы

    ​Год назад Президиум Российской академии наук принял важное решение об учреждении звания "Профессор РАН". В составе "первого призыва" в ряды академии влились почти пять сотен достаточно молодых (до 50 лет) докторов наук из академических институтов, ведущих вузов, отраслевых НИИ, чьи работы получили признание коллег в России и за рубежом.
    1226
  • 01/02/2017

    Академик Михаил Пальцев: институты РАН все еще выдают результаты мирового уровня

    ​Впервые проведена экспертиза российской науки. Из 5000 представленных на экспертизу в 2016 году научных проектов 368 соответствуют мировому уровню. Это только один из выводов о состоянии российской науки.
    1057
  • 30/11/2017

    Владимир Филиппов: доплата за ученую степень стала пережитком прошлого

    ​Почему в МГУ создали свой Аттестационный комитет, а защита диссертаций резко сократилась? Когда теологию ввели в научный оборот и кто не согласен с этим в России? Громкие дела "Диссернета", ротация в экспертных советах ВАК, новый взгляд на аспирантуру и степень DBA для карьеры управленца - эти и другие актуальные темы стали предметом обсуждения на "Деловом завтраке" в "РГ" с председателем Высшей аттестационной комиссии, ректором РУДН Владимиром Филипповым.
    754
  • 05/06/2016

    Елена Ленчук: Будет ли у России стратегия научно-технологического развития?

    ​​Проект Стратегии предполагает ликвидацию фундаментальной науки без возрождения прикладной. В начале мая 2016 на сайте Центра стратегических разработок был представлен, разработанный по заказу Минобрнауки РФ, проект "Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации на период до 2035 года".
    1406
  • 08/09/2017

    Что станет с научной аспирантурой: будет ли польза от инициативы министра образования и науки

    Почему стоит ожидать того, что качество аспирантских диссертаций вскоре упадет, как у аспирантов меняется философское осмысление мира, чем аспирантура похожа на смертную казнь и на кубинские ретроавтомобили, Indicator.
    866
  • 25/04/2017

    Количество аспирантов сокращается и без вмешательства чиновников

    Насколько сократилась численность аспирантов, почему диссертацию защищает только каждый пятый и что объединяет политологов, психологов и искусствоведов. Об этом Indicator.Ru рассказала заведующая отделом исследований человеческого капитала Института статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ, кандидат философских наук Наталья Шматко.
    1360
  • 24/08/2016

    Минобрнауки могут разделить: кто теперь будет управлять учеными?

    ​20 августа, стало известно, что Министерство образования и науки РФ может быть разделено на два ведомства. Об этом сообщили СМИ со ссылкой на источники в научно-образовательной сфере.  Днем ранее президент Владимир Путин уволил главу Минобрнауки Дмитрия Ливанова, занимавшего пост с 2012 года.
    2009
  • 26/09/2016

    Анатолий Вершик: наука, образование и технология - это то немногое, что объединяет людей всех стран

    ​Взаимоотношения ученых и государства всегда складывались в России непросто. Могут ли сегодня ученые позволить себе быть оппонентами власти? Об этом в передаче "Гамбургский счет" на Общественном телевидении России Ольга Орлова беседует с главным научным сотрудником Санкт-Петербургского отделения Математического института им.
    966
  • 25/07/2016

    Академики раскритиковали Стратегию научного развития России

    ​Минобрнауки подготовило проект Стратегии научно-технологического развития России на долгосрочный период, которая богато сдобрена иностранными терминами. Что же касается смысла и четких посылов, которые должна иметь такая Стратегия, их, увы, большинство представителей научного мира так и не увидели.
    1472