В условиях экономического кризиса страна вынуждена экономить и сокращать затраты по ряду направлений. Коснулось это и Геофизической службы РАН, а именно самой "чувствительной" ее части - сейсмостанций.

Как они вынуждены выживать и каковы могут быть последствия экономии федерального бюджета на сейсмослужбе для самых сейсмоопасных регионов страны на Дальнем Востоке - об этом агентству "Интерфакс - Дальний Восток" рассказал директор Сахалинского филиала Геофизической службы РАН Юрий Левин.

- Юрий Николаевич, сильное землетрясение, произошедшее на Камчатке 30 января - это то самое, которое прогнозировал Сахалинский филиал Российского экспертного совета (СФ РЭС) по прогнозу землетрясений? По среднесрочному прогнозу предполагалось, что сильное землетрясение может быть в районе юга Камчатки и северных Курил.

- Нет. Это землетрясение никто особо не ждал на Камчатке. Оно произошло на суше магнитудой около 7. Землетрясение было весьма ощутимым. Оно даже у нас ощущалось на о. Парамушир в городе Северо-Курильске до 3 баллов.

Наиболее сильно трясло в Петропавловске-Камчатском и Елизово, в ближайших к эпицентру населенных пунктах, - там было 5-6 баллов. Эпицентр находился в 100 км севернее Петропавловска-Камчатского.

На Парамушире в этом году вообще потрясывает активно. Некоторая активизация наблюдается в этом районе. В январе здесь зарегистрировано 4 землетрясения ощутимых силой до 3 баллов: это раскачивание висячих предметов, колебание воды в стаканах и в ваннах. Кстати, на Парамушире сильное землетрясение на Камчатке 30 января почувствовали немногие, потому что оно произошло днем в субботу. Люди находились на ногах, в активных действиях. Ощутить 3 балла можно только в статическом состоянии.

В районе южных и средних Курил в текущем году зарегистрировано достаточно много землетрясений, в том числе ощутимых силой до 2-3 баллов. 30 января после сильного землетрясения на Камчатке зафиксированы подземные толчки в районе южных Курил - на Кунашире и Шикотане магнитудой 3,8. Они ощущались в населенных пунктах силой в 2 балла.

На Сахалине ощутимые землетрясения произошли 11 января на севере острова в Ногликском районе (в селе Вал оно ощущалось силой до 2 баллов) и 2 февраля на юге - в районе поселка Айнское Томаринского района. Но вообще только по Сахалину в январе зафиксировано порядка 30 сейсмособытий.

- Это много для нашего региона? Есть какая-то аномалия?

- Нет, немного. Никаких аномалий мы не наблюдаем. Нормальный режим. По количеству - на среднем уровне. Пока ничего аномального не произошло.

- Среднесрочные прогнозы СФ РЭС по возможным сильным землетрясениям в районе юга Камчатки, южных Курил и юго-западной части Сахалина остаются?

- Да, это зоны нашего повышенного внимания.

- То есть камчатское землетрясение 30 января не разрядило район сейсмического затишья возле северных Курил?

- Нет. Это не то. Вообще наиболее опасные землетрясения в том районе происходят в Тихом океане. А это сейсмическое событие произошло на суше Камчатки. Поэтому пока прогноз СФ РЭС остается актуальным.

Но землетрясения в нашем регионе были и будут. Ничего аномального сейчас мы пока не видим и не ожидаем. Нет предпосылок к этому! Мы готовы, но пока ничего аномального не наблюдаем.

- В прошлом году вы говорили, что из-за секвестирования бюджета Геофизической службы РАН, и в частности Сахалинского филиала, вы оказались на грани сокращения сейсмостанций. Как дела обстоят сейчас?

- Да, мы оказались на этой грани. И, возможно, придется закрывать станции. Если в прошлом году нам урезали бюджет, в этом году еще больше его сократили. Мы вынуждены сокращать численность персонала, чтобы нам как-то выжить. Пока ни одной станции не закрыли, так как у нас их и так недостаточно. Будем пытаться не закрывать и держаться. Но финансирование нам дали на выживание.

Таким финансированием нас вынуждают сворачивать сейсмический мониторинг на Курилах, на Сахалине, в Приморье, в Амурской области, в Хабаровском крае. Мы готовы работать, но мы не можем содержать сейсмостанции без денег. На Курилах, скажем, это приличные здания, немаленькие территории, это отопление, освещение, работа комплекса приборов. Средств на содержание зданий и сооружений у нас нет. А у нас накопились еще долги по налогу на имущество. Мы вынуждены как-то уменьшать свои расходы. Пока не знаем как. Но думаем. Мы пока в весьма сложной ситуации. И улучшения ситуации нам ничто не предвещает.

- Насколько вам в этот раз сократили бюджет?

- В этом году на 15%. Но в прошлом году нам бюджет урезали на 10%, в позапрошлом - так же. Нам каждый год сокращают финансирование. Сейчас от моего руководства поступил приказ - обеспечить экономию даже за счет изменения структуры, то есть сокращения численности персонала и уменьшения оплаты труда сотрудникам. Мы и так знаем, что курс рубля падает, реальная покупательская способность населения упала, и при этом я вынужден сокращать зарплату своим сотрудникам. И это не моя прихоть, а веление времени, так сказать. Я не знаю, что дальше.

- А как выживали в прошлом году?

- Мы многих сотрудников перевели на сокращенный рабочий день, урезали его до 4-5 часов вместо 8 часов, не стали никого увольнять, но зарплата соответственно сократилась. Это полгода у нас так было, с 1 августа. Сегодня мы вынуждены сокращать людей, чтобы оставшиеся сотрудники могли работать полный рабочий день и получали зарплату. На курильских сейсмостанциях мы сокращаем половину сотрудников. Оставшиеся смогут обеспечить работу станций, конечно, не в полном объеме, как нам хотелось бы, но поддержание мониторинга будет.

У нас такая ситуация была в 1990-х годах, когда в регионе закрыли половину сейсмических станций. Людей уволили, аппаратуру бросили. Тогда был полный развал. Сейчас фактически ситуация повторяется.

- Какие станции будете закрывать в первую очередь, если придется?

- Мое мнение - мы ни одной станции не имеем права закрыть. Но как с таким финансированием дальше работать - я не знаю. Но закрывать станции нельзя. Я всю жизнь проработал на сейсмостанции, знаю, что это такое. Знаю как специалист что станций у нас и так не хватает. И закрывать их - это в общем-то преступление. Поэтому пока закрывать не собираемся.

Другое дело, что надо переводить в иной режим работу станций - в автоматизированный. Будем пытаться это делать, но тут тоже нужны определенные затраты, которые мы в настоящее время не можем провести, у нас нет на это денег. Федеральный бюджет средств на оптимизацию нам не выделил.

Об аппаратуре вообще речи не можем вести. Мы ничего не можем приобрести сегодня. Нам даны деньги только на выживание. Как выжить, не растеряв потенциал сотрудников, - не знаю. Уже несколько человек уволены по сокращению на курильских станциях. Уходят опытные сотрудники, проработавшие 20-30 лет. Чтобы подготовить хорошего сотрудника, надо 5 лет как минимум. Ситуация аховая.

- Областная власть может вам как-то помочь с финансированием?

- Мы федеральная структура, и субъект федерации не может нас финансировать. Областная власть выделила нам пару миллионов по линии МЧС для сейсмического мониторинга. Но это капля в море. Эти деньги наших проблем не решат.

Письмо о сокращении расходов получил неделю назад. Денег мы еще не получили, мы даже зарплату не получили до сих пор за январь. Имеем цифры нашего финансирования в текущем году, от которых я практически в шоке.

- Если произойдет сейсмическое событие, аналогичное катастрофическому Нефтегорскому 1995 года, вы готовы оперативно предупредить?

- Предупреждения мы не даем. Определить координаты эпицентра, локализацию землетрясения мы в состоянии и будем делать по всему региону. Но это на сегодняшний день! Дело в том, что такая ситуация с финансированием во всей Геофизической службе. А мы апеллируем не только нашими станциями, но и станциями соседних филиалов, например, Камчатского. А у них такая же ситуация. Они в прошлом году уже закрыли несколько сейсмостанций и сокращают людей тоже. В Магаданском филиале подобная ситуация. У нас у всех положение одинаковое.

Просто у сахалинского филиала регион мониторинга большой. Это и Курилы, и Сахалин, и западная часть Тихого океана, Приморье, Хабаровский край, Еврейская автономная область, Амурская область. Все это входит в нашу зону ответственности. Очень большой регион. Скажем, выйдет у нас аппаратура из строя в том же Северо-Курильске. Мы не сможем даже туда поехать, у нас нет средств, чтобы отправить специалиста для ремонта.

Мы обращались к нашей областной власти: летают их делегации на Курилы, пускай бы нашего одного специалиста с собой брали. Нет, не приглашают нас. Хотя в местных СМИ прошла информация, что губернатор Олег Кожемяко в ходе поездки в Северо-Курильск посетил там сейсмостанцию и якобы взял ее проблемы на контроль. Надо было нас пригласить, меня в частности. Рассказал бы обо всех проблемах станции и в целом нашей службы в регионе.

- А вообще кто-то из губернаторов посещал сейсмостанцию в Южно-Сахалинске?

- За время моей работы здесь - никто.

- То есть сейчас можно констатировать, что сейсмослужба возвращается на уровень 1990-х годов?

- Да, тогда у нас 50% станций закрыли на материковой стороне, на Курилах, на Сахалине, север Сахалина вообще остался тогда без станций. И, как известно, затем в 1994 году последовали катастрофические Шикотанское (южные Курилы) и в 1995 году Нефтегорское (север Сахалина) землетрясения. Предупредить их нельзя было, но своевременно локализовать - можно было, если бы работали эти станции. О Нефтегорском землетрясении мы узнали только через 12 часов, так как на тот момент в круглосуточном режиме работала лишь одна сейсмостанция - в Южно-Сахалинске. Поэтому эпицентр был определен с ошибкой, никто и не думал о Нефтегорске. Это результат как раз плохого мониторинга.

- На ваш взгляд, что нужно сделать в этой ситуации, чтобы обойтись с меньшими потерями и избежать таких трагедий, как с Нефтегорском?

- Обратить внимание на слова президента страны о том, что науку сокращать не будут, а наоборот, всегда будут поддерживать. И дать нормальное финансирование, которое нам требуется. Мы не просим денег на зарплату, хотя она у работников сейсмостанций в два раза ниже средней в Сахалинской области. Мы просим средства на содержание уже построенных пунктов сейсмического наблюдения. На их содержание, обработку и передачу в органы исполнительной власти, в МЧС и прочие структуры, чтобы все это работало. Это требует затрат. Дайте нам деньги на эти затраты. Мы уже настолько ужаты. Каждый год мы только и делаем, что ужимаемся. У нашей службы уже настолько "затянут пояс", что он уже "позвоночник" обжимает, вокруг уже ничего нет. Мы не говорим о развитии, о каком-то прогнозировании. Нам бы сейчас сохранить то что есть.

Мое руководство хорошо знает все эти проблемы. У них есть вход в ФАНО (федеральное агентство научных организаций), которое нас финансирует. Но в ФАНО, видимо, не понимают, чем мы занимаемся и что мы делаем. Мы поднимали не раз эти проблемы на различных совещаниях, отправляли обращения. Но все впустую.

Источники

Прогноз на выживание
Sakhalin.info, 12/02/2016

Похожие новости

  • 08/12/2016

    На Ямале исследуют экстремальные природные явления

    ​Судя по всему, 2016-й поставит очередной рекорд среднегодовой температуры в арктических широтах в целом и на территории Ямало-Ненецкого округа в частности. Верхний слой грунта здесь в теплый сезон протаял на 10 сантиметров глубже, чем в предыдущем году.
    1380
  • 08/11/2016

    Говорить, что вечная мерзлота тает, преждевременно

    ​В каком состоянии находится вечная мерзлота, что ее ждет в будущем, влияет ли на нее деятельность человека и как появляются провалы в земле? Об этом рассказал кандидат геолого-минералогических наук, заведующий лабораторией геокриологии Института геоэкологии им.
    1897
  • 25/11/2015

    "Через несколько лет у нас будут самые эффективные нефтеперерабатывающие предприятия"

    ​В последние годы приоритетами "Газпром нефти" в области нефтепереработки являются повышение операционной эффективности и реализация проектов модернизации перерабатывающих активов. О том, как сегодня развивается сектор нефтепереработки и сбыта, "Ъ" рассказал заместитель председателя правления ПАО "Газпром нефть", заместитель генерального директора по логистике, переработке и сбыту АНАТОЛИЙ ЧЕРНЕР.
    1994
  • 12/10/2016

    Фундаментальная наука под прицелом

    ​Реформа РАН не отвечает интересам ни страны, ни самих учёных. Виктор Васильевич Шепелёв - доктор геолого-минералогических наук, профессор, заместитель директора по научной работе Института мерзлотоведения им.
    2206
  • 23/11/2016

    Академик Шабанов предлагает выход из возникшей в РАН ситуации

    ​Академию продолжают сотрясать бурные споры. Наиболее взрывоопасная тема сегодня - объединение институтов в Федеральные исследовательские центры.  Громкое заявление председателя Сибирского отделения РАН, академика Александра Асеева, что "из-за создания ФИЦ в Красноярске происходит развал науки", процитировано многими СМИ.
    3754
  • 20/03/2017

    Академик Роберт Нигматулин: «Народ нужно заставлять учиться»

    Что ищут ученые в Мировом океане, как раскрыть потенциал российской науки и почему проблемы климата, недостатка ресурсов, загрязнения окружающей среды обязательно будут решены — в интервью Роберта Нигматулина, доктора физико-математических наук, академика, директора Института океанологии им.
    2012
  • 22/10/2015

    Алексей Медведев: "Нам важно сохранить научную среду"

    Правительство утвердило план реструктуризации академической науки. Он стал реализацией поручений президента РФ. Какова цель этой революционной акции? Насколько сократится число институтов РАН? Будет ли масштабное сокращение научных сотрудников? Об этом корреспондент "РГ" беседует с первым заместителем руководителя Федерального агентства научных организаций (ФАНО России) Алексеем Медведевым.
    3583
  • 31/07/2019

    Академик Александр Сергеев: стратегическое прогнозирование может стать важнейшей функцией РАН

    ​Наш разговор с президентом Российской академии наук Александром Сергеевым пришелся, казалось бы, на период летнего затишья, когда не только академическая наука переезжает из больших городов на дачный плэнер, но и в чиновных кабинетах спадает накал, а законодатели официально уходят на каникулы.
    559
  • 12/04/2017

    Академик Валерий Козлов: Руководить РАН должно новое поколение

    ​Президиум РАН утвердил новое положение о выборах президента академии и сроки их проведения. О сути этих решений корреспондент "Российской газеты" беседует с исполняющим обязанности президента РАН, академиком Валерием Козловым.
    1846
  • 19/12/2019

    В РАН прошел совет по переходу к экологически чистой и ресурсосберегающей энергетике

    ​Академик Зинфер Исмагилов рассказал о разработанной технологии получения гуматов из бурых углей Кузбасса. Выполнены исследования с ведущими институтами и сельхозпредприятиями. Гуматы используются для очистки воды, в производстве аккумуляторов, лекарственных средств и в других областях.
    243