Вице-президент Российской Академии наук и председатель Дальневосточного отделения РАН академик Валентин Сергиенко недавно вернулся из командировки в Китай, где среди прочего подписал соглашение, которое предусматривает организацию совместных проектов. Соседей интересуют, прежде всего, исследования в области биомедицины, биотехнологии, фармации, лазерной физики, геологии, подводной робототехники. При это, как рассказал академик порталу febras.ru, китайцы предлагают такие темпы продвижения, к которым наша сторона не готова, информирует «Тихоокеанская Россия».

Академик В.И. Сергиенко вместе с руководителем Медицинского объединения ДВО РАН доктором медицинских наук С.П. Крыжановским посетили Шанхай, а затем Харбин. В ходе поездки обсуждались вопросы сотрудничества между Шанхайским отделением Китайской академии наук и Дальневосточным отделением РАН. В развитие Соглашения, подписанного президентами Российской и Китайской академий наук в присутствие руководителей обеих стран, руководители Шанхайского отделения КАН и Дальневосточного отделения также подписали в Шанхае соглашение между Отделениями, договорившись о сотрудничестве по ряду направлений.

— Валентин Иванович, в чём особенность последней командировки в Шанхай и Харбин?

— Все предыдущие годы – лет тридцать, наверное, Дальневосточное отделение РАН имело дело в основном с китайскими научными учреждениями северо-восточных провинций: Хэйлунцзян, Цзилинь, Ляонин… В научном отношении мы были сильнее, чем наши приграничные соседи, но у них были деньги, которые они готовы были вкладывать в совместные проекты. Прежде всего, в совместные морские экспедиции. Регулярно такие экспедиции организовывали учёные Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН. Институт биологии моря ДВО РАН тесно сотрудничал с Институтом океанографии и морских наук в Циндао. Институты Хабаровска, Благовещенска более или менее тесно работали со своими китайскими соседями, институты Магадана и Камчатки также. Но это всё были связи провинциального уровня и очень редко уровня всекитайского. Поэтому, когда поступило приглашение из Шанхайского отделения Китайской академии наук, я с удовольствием его принял. Китайцы подготовили очень насыщенную программу с посещением лабораторий и предоставили возможность свободного общения с китайскими учёными и руководителями научных учреждений. И, надо признаться, им удалось нас удивить.

— Увиденное стало для Вас неожиданностью?

— Прежде мне не доводилась бывать в шанхайских институтах естественнонаучного профиля, и теперь меня поразил чрезвычайно высокий уровень их аппаратурного оснащения. Это высочайший уровень, который я видел в Германии в Институте Фраунгофера, в американских университетах, но не ожидал увидеть в Китае. В Шанхае мне показали самое современное оборудование французского, немецкого, американского производства. И очень много оборудования производства китайского, которое сочленяет высокотехнологичные иностранные приборы в единую рабочую схему. По такому принципу, к слову, построен и шанхайский синхротрон или, как они называют этот Центр, «фотонная фабрика».

Шанхайский синхротрон – аналог того, что будет построен у нас на Русском острове. И у него большие возможности очень широкого спектра. 15 каналов уже действуют, ещё 20 строится, а в ближайшие годы всего там будет 50 рабочих каналов. Шанхайские коллеги приглашают нас работать на нём на более чем привлекательных условиях – две тысячи юаней в час. Это при том, что один эксперимент длится около одной минуты.

В научном центре, который является оператором синхротрона, работает примерно тысяча человек – триста научных сотрудников, четыреста-пятьсот аспирантов и магистрантов, около двухсот иностранных исследователей. Сотрудничество с иностранцами в каждом конкретном случае выстраивается в виде совместного исследовательского проекта, который оформляется соответствующим соглашением. От иностранного партнёра требуется только сформулировать задание и предоставить образцы материала для исследования. Эксперименты проводит китайский персонал. Завершается такой проект совместной публикацией. Через некоторое время на основе результатов первого проекта и в его развитие оформляется следующее соглашение или даже несколько – с теми же иностранцами или с другими. И так далее… Больших проектов типа европейского Большого адронного коллайдера там нет, но последовательная и интенсивная работа одновременно по многим направлениям даёт поразительные результаты.

При этом бросается в глаза необычайная широта международного сотрудничества. И в Институте лазерной физики, и в Институте по исследованию протеинов, и на «фотонной фабрике» – везде очень много иностранцев, которые приезжают туда для проведения экспериментов и оставляют там «часть своих мозгов».

Китайцы очень быстро учатся. Я слежу за публикационной активностью, в том числе и в китайской науке, особенно в области химии, химических источниках тока, современной электрохимии плазменно-электролитической химии, защитных покрытий и так далее… Но я не ожидал, что в таких прорывных направлениях, как плазменная техника, ядерная техника – синхротрон, исследования больших биологических молекул, они продвинулись настолько далеко. Я не ожидал увидеть такого прогресса, и я считаю, что мы должны теперь воспользоваться возможностями их оборудования, а заодно и перенять их опыт.

Считаю, что на этот Центр и этот синхротрон должны обратить внимание и многие наши лаборатории, занимающиеся структурными исследованиями. Во всяком случае, пока на Русском острове не начнёт работать российский синхротрон. В Шанхае можно не только проводить научные эксперименты, но и обучить наших сотрудников – химиков, биологов, геологов, учёных других специальностей – работе на таком оборудовании.

В лазерном центре мне продемонстрировали действующие петаваттные лазеры и рассказали об исследованиях в области материаловедения, фундаментальной физики… На мой взгляд, там просматривается подход к решению проблемы термоядерного синтеза – очень глубоко копают!

Институтов в Шанхайском отделении не много – всего восемнадцать, но они очень хорошо укомплектованы современным научным оборудованием, и там работает очень квалифицированная и опытная команда. Очень много молодёжи – аспирантов, магистрантов, благодаря которым буквально ощущается кипение жизни.

Китай открыт для сотрудничества с нами. На политическом уровне этот вопрос решён. Мне часто приходилось слышать от китайских товарищей слова Си Цзиньпина о том, что с Россией нужно работать в первую очередь. Уверен, что и финансовые ресурсы для поддержки этого сотрудничества найдутся, как с одной, так и с другой стороны.

— Что более всего интересует наших потенциальных партнёров?

— Мы обсуждали вопросы создания совместных лабораторий. Китайцы согласны. А направлений может быть много. В том числе прорывных. Это биомедицина, биотехнологии, современная фармацея, лазерная физика, а также агрофотоника, семеноводство. Сегодня у нас в стране примерно семьдесят-восемьдесят процентов семенного фонда – отечественного производства. Шанхайский институт здоровья и питания человека очень интересуется нашими достижениями в этом направлении – как ведётся у нас селекционная работа? Я рассказал, что нам в России сегодня не нужно десять лет, чтобы ввести новый сорт в практику. Теперь с использованием методов клеточной и генной инженерии, различных молекулярных методов у нас это занимает три, максимум четыре года.

И очень много велось разговоров о морских исследованиях. Их интересует всё, что касается океана, но в большей степени биологические ресурсы. Они хорошо знают наши достижения, работы Тихоокеанского института биоорганической химии, ТИБОХ ДВО РАН, знают, что мы первыми в мире сделали и наращиваем коллекцию морских микроорганизмов и используем её в научной практике. У них тоже есть своя коллекция, но не мирового, как у нас, уровня. Зато китайцы сегодня имеют технические возможности для глубокого и ускоренного исследования биологического материала с целью расшифровки его структуры. Я не сторонник клонирования, но они сегодня обладают уже и таким опытом, и с некоторым даже пафосом об этом рассказывают.

Китайцы высказывают конкретный интерес к легализации российских медицинских препаратов на китайском рынке. Это тибоховские препараты «Гистохром» и «Максар», разнообразные биологически-активные добавки. Они спрашивают, что нужно сделать, чтобы выпустить их на китайский рынок? Я объяснил, что их нужно в Китае легализовать, нужно получить китайские сертификаты, так как российские сертификаты в Китае не признаются. Значит, нужно создать совместную группу, которая бы провела клинические испытания, на основании которых можно такой сертификат получить. После этого мы готовы на средства инвесторов расширить опытное производство ТИБОХ ДВО РАН и начать выпуск продукции, специально ориентированной на китайский рынок. Следующий шаг – в зависимости от спроса – переход от опытного к промышленному производству. Кроме «Гистохрома» и «Максара», мы готовы предоставить для совместной доработки и продвижения на китайском рынке целую линейку биологически активных добавок, над которыми сегодня работают наши учёные.

Китайцев очень интересуют технологии очистки воды и переработки радиоактивных отходов. Они хорошо знакомы с нашими публикациями, но у меня сложилось впечатление, что сами они в этой области далеко не продвинулись. Поэтому, может быть, стоит подумать о совместном с ними производстве сорбентов, которые мы используем уже около пятнадцати лет. При условии защиты, разумеется, прав интеллектуальной собственности.

Очень интересует их геологические исследования. Они хотели бы использовать наш опыт при определении генезиса месторождений полезных ископаемых. Прежде всего, по благородным и редкоземельным металлам. Они знают, что мы научились химическими методами извлекать до семидесяти процентов «тонкого» золота, то есть практически растворённого в породе, в глинистых осадках, оставшихся после прежних промывок.

Хотели бы китайцы нашей помощи и в создании системы экологического мониторинга, которая с помощью лазера позволяла бы оценить уровень загрязнённости воздуха в китайских городах – быстро, информативно… Китайские учёные тоже работают над такими системами, но их результаты пока ещё находятся на уровне нашего Института автоматики и процессов управления ДВО РАН десятилетней давности. Убедиться в этом я пригласил китайских товарищей во Владивосток. А заодно обсудить перспективу делового сотрудничества.

Шла речь и об Арктике, но у меня сложилось впечатление, что к Арктике у них интерес однобокий – в основном возможность эксплуатации Северного морского пути, в то время как мы изучаем Арктику в комплексе: физику, химию, гидрологию, новые энергетические ресурсы. Но в Харбине, а вторая часть поездки была посвящена подписанию соглашения с Харбинским инженерным институтом, мы познакомились с китайскими разработками подводной робототехники, лабораторией по исследованию газогидроатов.

— Это ведь один из тех вузов, которые были созданы в Китае с участием СССР?

Да, в 1949 году он был создан в Харбине как филиал Ленинградского военно-механического института и готовил военных инженеров различных специальностей. Сегодня это стопроцентно гражданский и стопроцентно китайский вуз, хотя направления подготовки и исследований остались прежними: судостроение, подводная робототехника, авиация… И в том числе энергетика – экспериментируют с судовыми дизелями и прочим. Как и в Шанхае, очень хорошо оснащены, большие экспериментальные установки, обвязанные различным оборудованием… И там же нам показали лабораторию, где ведутся исследования по газогидратам. Они пытаются газогидраты создавать, изучая условия их образования, учатся их разлагать и использовать для нужд энергетики.

Что касается подводной робототехники, то меня не оставляло ощущение, что многое из увиденного мне знакомо, что китайцы идут тем же путём, что и наш Институт проблем морских технологий ДВО РАН. Буквально шаг в шаг они ускоренными темпами прошли наш путь и уже, что называется, дышат в затылок. Более того, они нащупали на этом пути любопытные повороты, которые мы пропустили. Это касается движителей, это касается дополнительных устройств для подводной робототехники – гидролокаторы бокового обзора, гидролучевые эхолоты, построение 3D-изображений… Очень похоже, что они нащупали какие-то идеи в области гидроакустической связи с подводными аппаратами, научились передавать по этим каналам достаточно большие объёмы информации… Сейчас, как я понял, они уже прорабатывают задачи группового взаимодействия подводных роботов.

Сегодня китайцы уже не только делают хорошее оборудование, они научились делать и материалы со специфическими свойствами. В том числе и для подводной робототехники. Мне показали бассейны с шумопоглощающим покрытием, показали образец материала, который используется для изготовления блоков плавучести подводных роботов – синтактик. Он похож на пенопласт, но из полых стеклянных шариков и потому может выдерживать очень высокое давление. В России всего один завод его выпускает. А харбинцы наладили его производство у себя. Так вот этот образец, по их словам, выдерживает давление равное тринадцатикилометровой глубине погружения.

В своё время нам не хватило примерно двадцати миллионов рублей, чтобы подготовить в ИПМТ ДВО РАН аппарат для погружения в Марианскую впадину. Китайские инженеры теперь тоже работают над этим проектом. При этом, как и мы, оборудование для своих аппаратов они разрабатывают сами, включая и оригинальные электродвигатели. Думаю, что у нас есть все основания для более тесного сотрудничества, как в практической сфере, так и в проведении фундаментальных исследований. Во всяком случае, пока не будет дооборудован наш центр на «Чайке». Китайские партнёры и здесь готовы к созданию совместных лабораторий и других структур.

— А в чём наш главный интерес?

Мы самостоятельно не можем довести наши разработки до стадии промышленного производства. Мой многолетний опыт общения с потенциальными российскими заказчиками говорит о том, что они согласны взять наши разработки и заплатить за них, но только в виде готового изделия. Вложиться в разработку и создание они не могут. И не потому, что они недалёкие руководители, а потому что нынешняя система не позволяет.

Были времена, когда деньги, вложенные в реконструкцию предприятия, частично изымались из налогооблагаемой базы. При советах директоров даже наказывали, если они не полностью расходовали фонд модернизации предприятия. Это были очень скромные деньги – четыре десятых процента от бюджета, но за их счёт академические институты «подрабатывали» на договорных работах. Сегодня договоров практически нет, за редким исключением, как, например, переработка сложных отходов на заводе «Звезда»… Правда, и аналогов технологиям, которые мы создали для «Звезды», в мире нет. Но ведь и профинансировало их государство, а не предприятие из своей прибыли. Тоже разница…

getimage_2.jpg 

Словом, где-то нужно взять деньги на переход от лабораторных установок к промышленному производству и китайцы обещают их дать под совместную деятельность.

Другая проблема для нас – это вхождение на китайский рынок со своими разработками. Он нам нужен, он гораздо более либерален для нас и не так привередлив, как американский или европейский. Только на китайском рынке тоже ведь существуют определённые правила, законы – что можно, что нельзя, множество разных особенностей, личные связи…

У китайцев та же проблема в отношении России, но вы посмотрите, как они её решают, сколько китайской молодёжи учится в российских вузах? Да и не только в российских – по всему миру китайцы вживаются в местные условия и изучают местные особенности. У нас нет такого кадрового резерва, и мы можем быстро проникнуть на китайский рынок только с помощью самих китайцев.

Сегодня мы примеряемся к тому, чтобы создать в структуре Дальневосточного отделения РАН Центр международного сотрудничества, научной дипломатии, который будет профессионально развивать международные связи ДВО РАН. Руководить им будет заместитель председателя ДВО РАН, член-корреспондент РАН Виктор Лаврентьевич Ларин – один из самых авторитетных российских специалистов по Китаю. В структуре Центра мы планируем организовать отдел или сектор по координации совместной инновационной деятельности.

— Во время встреч с китайскими учёными в Шанхае и Харбине Вы подписали несколько соглашений о сотрудничестве. В чём их суть?

— Соглашение, которое мы подписали в Шанхае, предусматривает организацию совместных проектов. Теперь мы должны определить перечень приоритетных направлений и в ближайшее время ожидаем приезда нескольких китайских делегаций. Мы хотим познакомить будущих партнёров с учёными из Тихоокеанского института биоорганической химии ДВО РАН, Института автоматики и процессов управления ДВО РАН, других институтов, чтобы они могли завести личные контакты. И далее будем формировать совместные проекты, которыми мы постараемся заинтересовать Российский фонд фундаментальных исследований, другие фонды поддержки международных научных проектов – может быть, к тому времени будут созданы специальные государственные фонды для финансирования российско-китайского научно-технического сотрудничества.

В Харбине, как и в Шанхае, мы также подписали соглашение о сотрудничестве. И так же, как и в Шанхае, говорили о том, что сотрудничество следует развивать на двух уровнях. Первый – это обмен идеями, совместные фундаментальные исследования, результатом которых становятся совместные публикации в журналах, монографии, доклады на конференциях и прочее. Второй уровень – это трансфер технологий, это совместная деятельность по производству и коммерциализации высокотехнологичной продукции, созданной на основе научных исследований.

Институты ДВО РАН сегодня могут предложить большой перечень разработок в разных областях, многие из которых с очень большой долей вероятности будут иметь на рынке успех, а некоторые уже доказали свою эффективность на практике. Но нам с китайской стороной предстоит выработать механизм взаимодействия по коммерциализации российских разработок. Развивая сотрудничество, мы одновременно должны защитить российскую интеллектуальную собственность от пиратского копирования. В прошлом наши учёные, окрылённые многообещающими перспективами, зачастую бывали слишком откровенны и открыты при проведении переговоров. Теперь мы должны быть прагматичнее и заранее позаботиться о соблюдении наших авторских прав.

— Вас услышали?

— У меня сложилось ощущение, что да, услышали. Был очень откровенный разговор с президентом Шанхайского филиала, с руководителями институтов, с руководителем комитета по науке шанхайской администрации, с директором инновационного центра Шанхая, с мэром Харбина. Китайцы подтвердили, что готовы нас финансировать, как совместно с российскими фондами, так и за счёт фондов китайских. Более того, они предлагают сегодня такие темпы продвижения, к которым мы не готовы. Предлагают хоть сейчас создать во Владивостоке юридическое лицо в виде совместного Инновационного центра, просят предоставить для него здание. Но Дальневосточное отделение РАН самостоятельно такие вопросы решить не может. Необходимо согласование с Российской Академией наук, необходима поддержка местных властей. Будем эти вопросы сейчас решать.

Я надеюсь, что уже в этом году мы с китайскими партнёрами подготовим несколько совместных проектов, по которым полностью определим правила игры. Это проекты в области биотехнологии, молекулярной биологии, океанологии и промышленных технологий. По моему мнению, мы должны создавать совместные лаборатории, совместные исследовательские или внедренческие центры. Это должна быть единая команда разработчиков, инженеров, менеджеров во главе с одним руководителем… Должен быть совместный российско-китайский наблюдательный совет из представителей власти, бизнеса, владельцев патента… Работа должна осуществляться по утверждённому сторонами плану, в котором определены финансовые затраты, время начала и окончания проекта… Там же оговариваются вопросы интеллектуальной собственности. Если патент российский, то права российской стороны должны быть защищены. Если патент по результатам научных исследований совместный, то тогда сторонами определяется номинальный патентодержатель с учётом расходов по оплате патента.

Нам, конечно, тоже хотелось бы ускорить процесс, тем более что встреча президента России Владимира Путина с лидером Китая Си Цзиньпином открыла в этом смысле новые возможности и перспективы. Но надо понимать, что модель российско-китайского научно-технического сотрудничества на данном этапе ещё не сформировалась, ещё вырабатывается. И поспешность может потом дорого обойтись.

В этом году Китайская Народная Республика будет отмечать своё семидесятилетие и я уверен, что мы вместе с китайскими товарищами отметим это событие проведением совместных семинаров и симпозиумов, а также выставок достижений китайской науки за семьдесят лет. Уверен, там будет, на что посмотреть, чему удивиться и позавидовать.

Фото: febras.ru

Источник: Интернет-издание «Тихоокеанская Россия» (г. Владивосток), 4 марта 2019

Похожие новости

  • 06/09/2019

    ВЭФ-2019.День второй

    ​Завершился второй день Восточного экономического форума (ВЭФ-2019) во Владивостоке. На площадках форума обсуждались вопросы, связанные с развитием региона, в том числе и научный потенциал столицы Приморья и России в целом.
    467
  • 05/09/2019

    ВЭФ-2019. День первый

    Завершился первый день международного Восточного экономического форума, проходящего во Владивостоке. Традиционно здесь собрались представители российского и международного бизнеса, руководители органов государственной власти, официальные лица иностранных государств, ученые, эксперты.
    411
  • 13/09/2018

    Александр Сергеев: будущее человечества зависит от научного сотрудничества

    ​Будущее человечества зависит от развития науки и технологий и международного научного сотрудничества, сказал президент Российской академии наук (РАН) Александр Сергеев на встрече со студентами из США, которая прошла в рамках Восточного экономического форума (ВЭФ) 13 сентября на площадке Росконгресса.
    575
  • 14/09/2018

    Восточный экономический форум. День третий

    ​В заключительный день Четвертого Восточного экономического форума прошла итоговая пресс-конференция, на которой были подведены промежуточные результаты. Заместитель председателя правительства - полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев сообщил, что в рамках форума прошло сто деловых мероприятий.
    680
  • 14/09/2018

    ВЭФ-2018: чтобы создать будущее, надо перестать дрожать над прошлым

    Что ожидает науку и человечество в будущем – спрогнозировать сейчас очень сложно. А еще 50 лет назад сделать это было возможно – время развития технологий тогда превышало или было таким же, как средняя продолжительность жизни человека.
    550
  • 14/12/2018

    Французская и Российская академии наук будут сотрудничать в вопросах сохранения наследия А.Солженицына

    ​Французская и Российская академии наук будут сотрудничать в вопросах сохранения наследия писателя Александра Солженицына. Об этом журналистам сообщил президент Российской академии наук (РАН) Александр Сергеев.
    961
  • 13/12/2015

    Eжегодная конференция Российско-Американской научной ассоциации RASA-USA прошла в США

    В работе очередной VI Eжегодной конференции, которая состоялась в Университета Джорджа Вашингт​она в столице США, приняли участие представители двух стран.Среди них министр образования и науки Российской Федерации Д.
    2656
  • 24/06/2019

    Президент РАН предложил создать в Омске космический научный центр

    ​Главу РАН Александра Сергеева в Омск пригласил руководитель Роскосмоса Дмитрий Рогозин, чтобы показать работу ПО «Полет». Как признался по итогам визита на предприятие Дмитрий Рогозин, у него есть вопросы с точки зрения эффективного использования территории «Полета».
    398
  • 22/05/2019

    80-летие Национального Центра Научных исследований Франции (CNRS) в России: 50 лет научного партнерства

    ​13 мая в Москве Антуан Пети посетил Российский Фонд Фундаментальных Исследований, главного российского партнера CNRS. Во время встречи с Владиславом Панченко, Председателем Совета РФФИ, он вновь подтвердил значимость исторического партнерства наших центров и обсудил новые перспективы сотрудничества.
    467
  • 20/11/2018

    Академии наук России и Казахстана планируют подписать соглашение о сотрудничестве

    ​Российская академия наук (РАН) и Национальная академия наук Казахстана (НАНК) планируют в ближайшее время подготовить и подписать соглашение о сотрудничестве, сообщил ТАСС в понедельник президент РАН Александр Сергеев.
    635