Счастье, всегда говорили нам, "это когда тебя понимают". Будь оно действительно так, социологи имели бы возможность разом осчастливить все население страны. Такой масштаб науке, увы, не под силу. Зато ученые Института социологии РАН попытались дать максимально подробный ответ на вопрос, что россиянам сейчас нужно и чего не хватает для счастья.

Сделано это было в рамках шестой волны беспрецедентного по масштабам мониторинга общественного мнения граждан при поддержке Российского научного фонда (РНФ, проект N 14-28-00218). В массовых опросах по репрезентативной общероссийской выборке приняли участие 4 тысячи человек от 18 лет и старше - жители всех регионов страны, представители всех социально-демографических групп нашего общества.

За околицей
Заканчивается в России кризис или он пока в самом разгаре? Руководящие персоны утверждают, что дела постепенно налаживаются, эксперты дают разноречивые прогнозы, от оптимистических до довольно мрачных. А граждане... Они просто живут здесь и сейчас и волей-неволей вынуждены к кризису приспосабливаться в меру сил и возможностей. Опросы зафиксировали пик негативных настроений весной 2015 года, когда люди поняли, что все происходящее - всерьез и надолго. Треть населения отметила тогда, что обычное ее психологическое состояние - тревога и озабоченность. Намного лучше эмоциональный фон с тех пор не стал. Однако такой настрой граждан не перерос ни в затяжную депрессию, ни в желание немедленно строить баррикады и строить новый мир на руинах старого, как это случилось ровно век назад. Первые же признаки того, что ситуация стала улучшаться, сказались и на общественном самочувствии. К маю 2017 года число людей, которые испытывают если не эмоциональный подъем, то хотя бы спокойствие и уравновешенность, достигло 54%. Тревогу при этом ощущал каждый пятый (20%), раздражение и агрессию - 12%, апатию и безразличие - 14%. Социологи отмечают, что число людей, подверженных крайним формам недовольства, остается на уровне 10-13% и не растет.

А что такое для среднего россиянина счастье? Не лишним будет поинтересоваться, благо респонденты в предмете разговора явно разбираются. Не зря же 77 процентов граждан называют свою жизнь "счастливой", хоть многие (57%) и с оговорками.

Счастье для россиян - это прежде всего их молодость. Наибольшая доля однозначно счастливых людей - 29% - встретилась социологам среди молодежи в возрасте от 18 до 30 лет. Уже в следующей возрастной когорте доля оптимистов стремительно сокращается: среди тех, кому от 31 до 40 лет, их уже 20%, в группе пожилых людей - всего 15%.

Второй фактор - где человек живет. Как ни странно, но чем дальше от столиц, тем счастливчиков находится больше. В мегаполисах тех, кто "безусловно счастлив", - 13%, в областных центрах - 18%, в райцентрах - 20%, а на селе и в поселках городского типа - целых 25%. Правда, не будем делать выводы насчет прелестей "родной природы" и красот "малой родины". Дело во многом в том, какие у людей ожидания и насколько они выполнимы. В мегаполисах темп и образ жизни совсем иной, амбиции и запросы гораздо выше, чем в провинциях. Но с душевным равновесием и умением жить с собой в ладу у провинциалов дело обстоит лучше, чем у обитателей "каменных мешков".

Третье слагаемое - материальный аспект. Говорят, что "счастье за деньги не купишь". Возможно. Но спокойствие и уверенность в завтрашнем дне - безусловно. Неудивительно, что абсолютно счастливыми чувствуют себя 42% богатых россиян, 19% людей со средним достатком и лишь 7% малообеспеченных. Несчастье и богатство идут рука об руку лишь в 7 процентах случаев, подавляющее большинство людей, которых не тревожат финансовые трудности, вполне довольны своей жизнью. И наоборот - 48% бедных граждан хронически несчастны. На жизнь люди фактически смотрят сейчас через отверстие в своем кошельке, материальный достаток стал универсальным мерилом успеха и образа мыслей человека, делают вывод социологи.

Ну и, безусловно, мы бы не были жителями России, если бы не тревожились о судьбах Родины. Тут тоже действует закономерность: если человек сам по себе счастлив, то и ситуацию в стране он оценивает в целом благожелательно. Если нет - видит вокруг сплошной негатив. Кстати, по результатам последовательных волн массовых опросов число оптимистично настроенных граждан постепенно растет. В мае 2017 года их насчитывалось почти треть - 31%. Мало меняется количество тех, кто видит вокруг предпосылки для скорой "катастрофы" - 6-13%, не выше. Более тревожной выглядит другая цифра: больше половины россиян (53%) называют ситуацию в стране "напряженной, кризисной" и пока не видят причины свое мнение кардинально менять.

Не забудьте выключить телевизор
Социологи заметили любопытную вещь. Люди гораздо сильнее "болеют за судьбу страны", чем лично за себя. Вернее, свою собственную жизнь могут оценивать вполне благожелательно, а вот про страну в целом скажут так, что станет "сердцу тревожно в груди". Ситуацию во всей России "от Калининграда до Чукотки" считают нормальной и спокойной меньше трети респондентов (31%), в своем собственном регионе - 46%, на уровне муниципального образования (то есть в родном городе, поселке или административном округе) - 52%. Так происходит еще и потому, что люди сейчас имеют множество источников информации, первый и главный из которых - телевидение. СМИ ежедневно формируют представление об общероссийских событиях, и вал негатива на обывателей обрушивается нешуточный. На их собственной улице или в доме жизнь гораздо спокойнее, поводы для тревоги, возмущения или страха она дает сравнительно редко.

Для счастья человеку нужно "уверенно смотреть в будущее". И это россиянам удается невзирая на кризис. Когда люди оценивают уже прожитые годы, их ответы расцвечены всеми оттенками негатива - о переменах к худшему говорят 44% (правда, полугодом раньше таких было 51%, год назад - 69%). Но от будущего ждут позитивных сдвигов 24% россиян, еще 39% думают, что ничего принципиально не изменится. За полгода снизилось с 40% до 37% число тех, кто в ближайшее время предсказывает стране "трудные времена". Правда, о бурном оптимизме говорить не приходится. Люди просто переходят от мрачного настроения к более уравновешенному. За два года почти вдвое (с 22% в марте 2015 г. до 39% в мае 2017 г.) выросло число тех, кто в виде прогноза на будущее дает ответ "ничего не изменится". Это еще не подъем, это - посткризисная реальность, заключают исследователи.

Как сами?
Со страной понятно, а "сами-то вы как?" Как давно уже заметили социологи, практически все последние 20 лет большинство россиян (не менее 58%) оценивают свою собственную жизнь как "удовлетворительную", то есть дают ей некую среднюю оценку - вне зависимости от того, что происходит вокруг, кризис на дворе или так называемые "тучные годы". Правда, в последнее время несколько снизилось число тех, кто считает свою жизнь "хорошей", - с 35% до 28%. Живущих, по их мнению, "плохо" в России 5-7% от общего числа опрошенных.

И снова чем респонденты старше, тем больше они склонны к меланхолии и пессимизму. Среди молодых людей до 30 лет 41% полагает, что жизнь складывается хорошо, в когорте 31-50-летних - 28%, старше пятидесяти - лишь 17%. Добавляет радости богатство, отнимает - бедность. Тем не менее пословица "не в деньгах счастье" у наших сограждан популярности не теряет. Нужны бывают особо мощные финансовые потрясения вроде кризиса 2008-2009 года, чтобы в стране резко выросло число неудовлетворенных своей жизнью. Даже во время последнего кризиса количество оценок "плохо" увеличилось лишь на 3 процентных пункта.

Правда, самым точным индикатором общественных настроений становится оценка "хорошо" по отношению к жизни конкретного респондента. Самой низкой с 2011 года эта цифра была на пике кризиса в 2015 г. (28%). В октябре 2016 г. так думали уже больше трети опрошенных. Но едва эксперты решили, что ситуация нормализуется, а люди к кризису адаптировались, как весна 2017 года преподнесла сюрприз: уровень оценок "хорошо" вновь откатился на "пиковый" уровень - 28%. Жить стало хуже? Скорее, дело в другом: россияне устали мириться с "постоянными временными трудностями", планка их притязаний повысилась. То, что казалось нормальным в трудные времена, на выходе из кризиса кажется неприемлемым.

Внешнее напряжение медленно, но постоянно накапливается, и данные опросов это подтверждают. Когда люди оценивают свои возможности общаться с друзьями, лечиться и учиться, отдыхать во время отпуска и т.д., они постоянно говорят о том, что "стало хуже". Причем отступление идет по всем фронтам в среднем на 2 процентных пункта. Россияне менее довольны отношениями в семье (56% вместо 62% еще полгода и год назад), жилищными условиями (39%), своим питанием (37%), одеждой (29%), состоянием здоровья (27%), возможностью реализовать себя в профессии (25%), экологической обстановкой вокруг (24%), ситуацией на работе (22%) и возможностью свободно выражать свои политические взгляды (24%). Такое общее снижение тонуса - результат в первую очередь усталости от затянувшегося кризиса и отсутствия возможности хоть что-то предпринять для смягчения его последствий. Тем более что 42% считают "существенным" тот урон, который им нанесли последствия финансовых катаклизмов, "катастрофическим" - 9%. Сравнивая свою жизнь до кризиса с сегодняшним днем, 50% говорят об ухудшении ее общего уровня, 37% - об уменьшении зарплаты, 36% жалуются, что не могут получать необходимую медпомощь и покупать лекарства. 37% кризис заставил пересмотреть свои надежды и ожидания, сделав поправку на негатив.

Проверка на прочность
Остается ли у россиян запас прочности? Пока да, но он явно не беспределен. Кризисы уже не сбивают нас с ног так, как это бывало в 90-х годах или в 2008-м. Но, с другой стороны, именно в этот раз падение реальных доходов населения оказалось самым длительным за всю новейшую историю России. Люди экономят на покупке одежды и обуви (47%), на отдыхе и турпоездках (44%), на продуктах (35%), отказываются от крупных покупок вроде компьютера, мебели или машины (39%), реже ходят в театры или кино, фитнес-клубы и рестораны (31%), забывают про хобби (15%) и так далее. Лишь каждый девятый (11%) экономить так и не привык и только собирается "что-то придумать", а у десятой части семей доходы пока достаточны, чтобы не сокращать привычные траты. Правда, если раньше люди экономили в первую очередь на еде, то сейчас "тренд" несколько другой и сместился в сторону материальных потребностей и еще оставшихся приятных излишеств. Отрадный факт: резко сократилось количество тех, кто не может позволить себе новую одежду или обувь. Возможно, влияние кризиса на повседневную жизнь становится все-таки менее острым, чем прежде.

Лишь треть граждан не предпринимала никаких усилий, чтобы поправить свое материальное положение. Эта группа, кстати, остается почти неизменной во все кризисные времена. Половина таких россиян просто не нуждается ни в чем, а остальные рады бы что-то сделать, но не имеют возможности. Прочие граждане пытаются "крутиться" в меру сил. Самая типичная, хоть и не слишком эффективная антикризисная тактика борьбы, - выращивать что-то на дачном или приусадебном участке. Так поступает треть всего населения России (32%). В благополучном 2014 году копал картошку и сажал огурцы лишь каждый пятый.

Около четверти опрошенных весной 2017 года искали возможность дополнительного заработка. От случая к случаю это удавалось 18 процентам, однако лишь 6% устроились на вторую-третью работу по совместительству. Людям достаточно часто приходится брать взаймы деньги у родственников и друзей и просить их о помощи (по 10%). Но с учетом того, что хоть какие-то сбережения есть лишь у трети граждан, на близких особо рассчитывать сложно. Неудивительно, что 41% населения имеет сейчас непогашенные долги и кредиты. Уровень долговой нагрузки россиян постепенно нарастает.

Вера и правда
Чего мы в итоге хотим, реформ или стабильности? Согласно данным прежних опросов, с конца 90-х годов все меньше россиян выступало за существенные перемены в стране (69% в 1999 г. и 28% в 2012-м). Сейчас за перемены выступают 44% граждан, за стабильность - 56%. По сравнению с весной 2014 года число тех, кого сегодняшнее положение не устраивает, возросло в полтора раза, а "лежачим камнем" люди согласны быть все реже (минус 14%). Более активна, как водится, молодежь, рассудительны и опасливы старшие.

Вопрос лишь в том, кто эти сдвиги, с точки зрения россиян, способен осуществить - причем в интересах народа, а не "власти", которая отделяется в массовом сознании от граждан все большей пропастью (об этом говорят сейчас 36% респондентов). Доверие у россиян вызывает все та же "державная триада" - президент (72%), Российская армия (67%), православная церковь (51%). В рейтинге за ними следует Российская академия наук (43%), губернаторы и общественные правозащитные организации (по 36%). Дальше провалы. Совет Федерации, Госдума, судебная власть и политические партии - в самом конце списка. Впрочем, подобная картина наблюдается уже не первый десяток лет и к ней в общем-то все привыкли. Кому действительно стоит сейчас задуматься о своей роли в обществе, так это телевидению. Опросы зафиксировали резкое падение доверия к главному каналу официальной пропаганды с 44% в 2014 г. до 35% в 2016-2017 гг. Печатным СМИ треть населения по-прежнему доверяет, хоть и не берет их слова полностью на веру.

Но кризис вообще научил людей трезво и рационально смотреть вокруг и не поддаваться излишним иллюзиям. Урок нелегкий, но на будущее он явно пригодится.


Комментарий

Итоги опроса комментирует академик РАН, директор Института социологии РАН Михаил Горшков.

Михаил Константинович, так все-таки счастливы россияне или не очень?

Михаил Горшков: Мы очень хотим быть счастливыми. И это позволяет не терять оптимизма даже в самые трудные времена. Сейчас эмоциональный фон в обществе довольно быстрыми темпами приближается к предкризисному уровню. Судя по данным опросов, население современной России больше склонно верить в будущее, чем зацикливаться на трудностях прошлого. Но есть одна важная вещь, которую власть обязательно должна осознавать. В обществе нарастает противоречие между тем, что люди слышат в СМИ и с официальных трибун, и их личным опытом, между декларациями и реальной жизнью. В некоторых аспектах она стала хуже, чем раньше. Ослабевают социальные связи между людьми, а это верный признак накопления внутреннего напряжения в обществе. Очень остро стало чувствоваться противоречие между властью и народом (причем люди не видят особой разницы между "чиновниками" и "олигархами", поскольку те и другие имеют власть и деньги). Даже разрыв между бедными и богатыми отошел сейчас на второй план, равно как и вечное сопоставление Москвы и провинции.

Может ли это, как предсказывают некоторые эксперты, вылиться в массовые протесты?

Михаил Горшков: 71% граждан уверены, что массовые протесты сейчас маловероятны или невозможны. На баррикады Россия не пойдет. Но и безмолвствовать не станет. Мы сейчас наблюдаем некоторое снижение социальной напряженности "по месту жительства" граждан, но при этом - явственный запрос на перемены для всей страны. Думаю, что по мере приближения выборов рост политической активности жителей страны не заставит себя ждать, и власти придется вступать с людьми в активный диалог. Опыт "прямой линии" президента показывает, что порой лишь первое лицо государства оказывается в силах оправдать доверие граждан.

А чего люди больше всего сейчас хотят?

Михаил Горшков: Последствия кризиса - это не только рост цен и снижение доходов. Он ударил по самому важному компоненту "человеческого капитала" - по возможности "инвестировать в будущее". Вкладывать средства в собственное здоровье и медобслуживание для детей, получать качественное образование, полноценно отдыхать. Наиболее обеспеченная часть населения раздражена тем, что ей пришлось сменить "стилевую модель" своей жизни. Даже если "не щи пусты, а бриллианты мелки" - это сильно бьет по самооценке. Поэтому главное, чего люди хотят, - это нормально зарабатывать, чувствовать себя в безопасности, не экономить на чем-то насущном и иметь возможность выбора в том, что для них особенно важно. Сами по себе потребности людей всегда опережают возможности их реализации, это нормально. Опасно другое. Когда люди хронически недовольны ситуацией буквально во всех сферах своей жизни, завышенные ожидания могут стать причиной всплесков социального недовольства - и отчасти мы это видим уже сегодня. Даже при том, что нынешний кризис гораздо меньше травмировал общественное сознание, чем предыдущие катаклизмы. Власть должна очень внимательно прислушиваться к таким "сигналам снизу". Тем более что эффективные механизмы для разрешения противоречий между управляющей элитой и остальным населением в стране так и не сложились, институты гражданского общества также не пользуются у граждан особым доверием.

Современная Россия находится в состоянии временной передышки: кризис, похоже, идет на убыль, появилась надежда на постепенное улучшение ситуации, жить стало немного легче. Однако в перспективе маятник может качнуться и в другую сторону, и к этому надо быть готовым и обществу, и власти в равной степени.

Екатерина Добрынина

Похожие новости

  • 25/11/2016

    Россияне всерьез захотели перемен

    К какому будущему мы, дорогие товарищи, стремимся? На этот вопрос обыватель советских времен машинально ответил бы: "К светлому". Сейчас многое в России изменилось, и устремления тоже. После череды реформ и кризисов, последний из которых отмечает ныне двухлетнюю годовщину, люди почти не реагируют на призывы и лозунги.
    667
  • 31/05/2016

    Академик Александр Чубарьян: наука, культура и образование сильнее всяких санкций

    ​Академик, научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян рассказал о том, как российские ученые разрушают новые и старые клише о России, с какими сложностями они сталкиваются и как складываются отношения с учеными тех стран, где русофобия достигает своего пика, а также о том, как идет реформа преподавания истории России.
    846
  • 28/11/2016

    Адаптация россиян к кризисным условиям жизни успешно ускоряется

    ​Самочувствие российского общества пошло вверх по нарастающей - таковы выводы масштабного социологического исследования "Российское общество в условиях кризисной реальности", проведенного Институтом социологии РАН при поддержке Российского научного фонда.
    587
  • 14/11/2016

    Борис Кершенгольц: без науки ничего не получится

    ​Весной этого года обозреватель Якутия.Инфо Иван Барков сделал интервью с академиком РАН Гермогеном Крымским, вызвавшее достаточно большой резонанс в научной среде. Оно было перепечатано на сайте Российской Академии наук, также на него ссылались и в "Независимой газете".
    1216
  • 29/05/2017

    Бодался теленок с дубом, или Пять лет Обществу научных работников

    «Я с утра думал о том, каковы итоги нашей работы за пять лет, и казалось, что один сплошной пессимизм. А потом напротив каждого пункта с проблемами стал писать: сделать то и это — и получил программу к действию, то есть оптимизм», — заметил, смеясь, сопредседатель совета Общества научных работников Александр Львович Фрадков накануне Общего собрания ОНР, назначенного на 23 мая 2017 года.
    210
  • 02/03/2017

    Крым воссоединяется с Академией наук

    ​Президиум Российской академии наук совместно с ФАНО обсудил процесс перехода крымских научных организаций под российскую юрисдикцию. Чиновники и академики заверили друг друга, что в России крымским ученым жить стало лучше, чем при украинской власти: институтам вернули имущество, подняли зарплаты и пообещали обеспечить госзаказами.
    548
  • 20/03/2017

    Александр Макаров: Академия должна стать полезной для страны

    Знакомим с кандидатами в президенты Российской академии наук. 22 марта состоятся выборы президента Российской академии наук. Свой взгляд на роль РАН в жизни страны высказывает кандидат в президенты академии, директор Института молекулярной биологии им.
    554
  • 18/09/2017

    Академик Геннадий Красников: пять принципов научно-технологического развития России

    ​​Современные тенденции развития глобальной экономики предполагают использование науки в качестве главной производительной силы. Это подразумевает трансформацию сферы исследований и разработок из обособленного сектора социально-экономической системы в ее основополагающий элемент.
    92
  • 23/03/2016

    Академик Асеев: «Появляются проблески надежды»

    ​Председатель Сибирского отделения академик Александр Леонидович Асеев на Общем собрании РАН прокомментировал несколько актуальных вопросов, связанных с текущим состоянием российской научной сферы. - Главный итог двух лет реформы: наука (по крайней мере, академическая) никакого импульса к развитию не получила.
    1541
  • 24/03/2017

    Академик Алексей Арбатов дал оценку позиции России по контролю над ядерным оружием

    Позиция России в переговорном процессе по взаимному сокращению ядерных арсеналов могла бы быть менее консервативной, что способствовало бы выработке скорейшего паритетного решения с США, заявил журналистам зампредседателя оргкомитета Международного Люксембургского форума академик РАН Алексей Арбатов.
    312