11 сентября министр науки и высшего образования Михаил Котюков явился на «Правительственный час» Государственной Думы с отчетом о работе, проделанной за первый год действия нацпроекта «Наука». Критиковать нынешнего министра так жестко, как некогда его предшественников Фурсенко с Ливановым, депутаты не стали. Однако по итогам обсуждения нарисованная было Котюковым картина скорого вхождения России в топ-пятерку ведущих научно-технических держав мира стала выглядеть фантастической.

Сверхзадача нацпроекта «Наука» - вхождение России в пятерку ведущих научно-технических держав мира. Ради этого государство впервые с советских времен решило заложить сразу два научно-исследовательских судна и ввеcти в ближайшие 6 лет 35 тыс. новых рабочих мест для молодых ученых, а также создать сеть научно-образовательных центров при ведущих университетах плюс 16 центров сугубо научных. Последним, как с гордостью сообщил министр, предстоит двигать науку по самым важным направлениям - от квантовой физики до сельского хозяйства, причем, «по самым высоким мировым стандартам».

Плохо одно: «мировых стандартов» на халяву не достичь. Нужны инвестиции. А вот их-то и не будет. В то время, как, скажем, англичане рвут на себе волосенки, что с 1,7% ВВП на науку их страна, даже с нынешним высоким уровнем научно-технического развития, обречена на отставание от прочих научных сверхдержав, российской науке пока выделяют лишь 1,1% ВВП, а в более отдаленном будущем — аж целых 1,3%. И это при огромном отставании нашей страны по части частных вложений в научные разработки; ведь если в той же Великобритании на каждый бюджетный фунт стерлингов приходится 1,5 частных, то у нас от частников науке перепадают сущие крохи. Лишь к 2024 голу в соответствии с упомянутым нацпроектом, доля частного финансирования науки, увеличившись в 7 (!) раз по сравнению с 2019 годом, должна достичь трети всех вложений. Но верится в это с трудом, ибо о том, как добиться этого прироста, нацпроект умалчивает.

Кто будет двигать нашу науку, тоже большой вопрос. По данным первого зампреда думского комитета по образованию Олега Смолина, за постсоветское время страна лишилась 1 млн ученых. Кто переквалифицировался в челноки, кто уехал развивать науку за рубеж (только в 2016 году это сделали 44 тыс. человек). Минобрнауки, правда, планирует восполнить убыль за счет молодежи — от ребят из профильных классов и СУНЦев, вроде Колмогоровской школы при МГУ до аспирантов, которым, вроде бы, станут доплачивать за участие в научной работе. Но школьникам надо еще подрасти. А аспиранты у нас сейчас не ученые, а учащиеся, занятые не научными разработками, а подготовкой к бесконечным экзаменам...

Устаревшее научное оборудование — другая головная боль. Да и как иначе, если рабочее место российского ученого втрое дешевле, чем в Китае и вчетверо, чем в США. А уж уровень зарплат...

- Давайте проанализируем размер зарплат вузовских преподавателей без учета зарплат ректоров-проректоров! - внезапно предложил министру спикер Володин.- У нас любят обсуждать доходы депутатов и министров! А зарплаты ректоров бывают гораздо выше: назови я сейчас конкретные цифры, реакция будет очень бурной!

Котюков пообещал сделать такой анализ. А депутаты стали жаловаться на безумства с публикационной активностью, ставшей одним из основных критериев оценки работы ученых, и превратившейся, с одной стороны, в фетиш, а, с другой — во всеобщий коммерческий проект по проталкиванию в печать статей и монографий. И это, похоже, главное, в чем мы пока преуспели:

- Давайте посмотрим правде в глаза! - призвал глава РАН Александр Сергеев. - Параметры текущего и будущего финансирования науки не позволят нашей стране встать на рельсы научно-технического прогресса и двигаться с той же скоростью, что высокоразвитые страны. Наука может развиваться только на высококачественном оборудовании! А Россия по оснащенности рабочих мест ученых отстает от развитых стран на 10 лет! Как же мы можем за ними угнаться?! Мы можем войти в пятерку высокоразвитых держав разве что по активности публикаций, причем, их главная часть сделана по результатам исследований, произведенных за границей — на том самом современном оборудовании. Что нам это дает?! Надо оценивать себя по реальным показателям, без лукавства!

Марина Лемуткина (Московский Комсомолец)

Похожие новости

  • 21/06/2016

    Полномочия РАН и ФАНО еще предстоит разделить

    ​На днях в Кремле состоялась очередная встреча Президента РФ Владимира Путина с президентом Российской академии наук Владимиром Фортовым и руководителем Федерального агентства научных организаций Михаилом Котюковым.
    2793
  • 23/03/2017

    Выборы в РАН обернулись скандалом

    Общее собрание Российской академии наук, основным пунктом повестки которого были выборы нового руководства РАН, эту задачу как раз и не решило. Впрочем, членов академии трудно в чем-то упрекнуть: их просто лишили выбора.
    2848
  • 02/04/2016

    Ловушка для институтов

    ​Неожиданно выяснилось, что академические институты, относящиеся теперь к системе ФАНО, не получают часть денег на зарплату сотрудникам, и неизвестно, когда смогут эти деньги получить. Речь идет о дополнительном финансировании, выделяемом для реализации Указа Президента РФ от 7 мая 2012 года об увеличении заработной платы научных сотрудников (в 2016 году — до двукратной по сравнению со средней зарплатой в регионе, где находится институт).
    2611
  • 15/08/2016

    ФАНО попросили притормозить

    Жалобы ученых на немыслимую бюрократизацию и формализацию научного процесса, осложняющие работу исследовательских коллективов, стали уже общим местом. Непонятно, слышит ли власть негодующие вопли: если что-то и меняется, то только в худшую сторону.
    2254
  • 14/12/2016

    Нужен ли стране «допожарный» ИНИОН?

    8 декабря 2016 года на мультимедийном портале «Чердак» было опубликовано интервью Ильи Зайцева, временно исполняющего обязанности директора Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН.
    2772
  • 25/05/2016

    Исследователи третьей степени: ещё раз – об оценке эффективности научной деятельности

    Все началось с того, что Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) решило качественно поднять уровень  отечественной науки. Основную проблему определили быстро: наша наука слабо интегрирована в мировую.
    3871
  • 26/09/2017

    Момент истины в Академии наук: выборы президента РАН начались напряженно

    Для российской науки на этой неделе наступил момент истины. В понедельник в Большом зале РАН на Ленинском проспекте, 32 (знаменитые «золотые мозги»), начались выборы президента академии. Выборы, фактически сорванные весной этого года, проводятся по новым правилам.
    1133
  • 11/04/2017

    Виктор Калинушкин: Лукавый паритет

    ​В СМИ стали часто появляться материалы, в которых говорится о высоком уровне финансирования науки в России и низкой эффективности труда российских ученых. Обычно эти выступления эмоциональны, но плохо аргументированы.
    1000
  • 13/02/2018

    Внимание чиновников к исследованиям ученых оборачивается лишь усилением бюрократического пресса

    ​Президент РФ Владимир Путин рассказал о планах по заманиванию обратно в Россию наиболее успешных ученых-россиян. Избранный в сентябре 2017 года новый президент Российской академии наук Александр Сергеев энергично взялся за дело (в минувшем январе оба президента встретились и остались довольны друг другом).
    2179
  • 26/10/2016

    Как Академия наук пережила мораторий

    ​​​26 октября, состоится научная сессия Общего собрания Российской академии наук. Тема сессии - "Генетические ресурсы растений, животных и микроорганизмов на службе человечества". Академический генофонд В повестке сегодняшнего дня Общего собрания РАН запланированы выступления вице-президента РАН Геннадия Романенко (в 1990-2013 годах - президент Российской академии сельскохозяйственных наук), министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева и руководителя Федерального агентства научных организаций (ФАНО) Михаила Котюкова.
    2051