​​
Август в России обычно богат сюрпризами. У власти стало традицией готовить, мягко говоря, непопулярные решения, пока народ расслабляется в отпусках. Похоже, малоприятные нововведения не обойдут стороной и научно-образовательную сферу. Министр науки и высшего образования Валерий Фальков анонсировал перемены в своих летних выступлениях, когда говорил о грядущей перезагрузке действовавших в последние годы стратегических и программных документов. Речь шла, в частности, о «пересборке» национального проекта «Наука» и о корректировке Стратегии научно-технологического развития, первый этап реализации которой завершается. 

Чем могут быть чреваты эти пересборочно-перезагрузочные манипуляции? Ученые полны недобрых предчувствий. Накатила очередная волна слухов о том, что грядет насильственное присоединение академических институтов к университетам. Идут разговоры, что НИИ второй и третьей категории начнут «интегрировать» уже по осени.

Сама идея укрепления взаимодействия науки и высшего образования отторжения ни у кого, конечно, не вызывает, пугает возможность недружественного поглощения. А дело к этому идет уже давно. Реформа РАН, объединение НИИ в одном министерстве с вузами, назначение министра из сферы высшего образования – очевидные и последовательные шаги в выбранном реформаторами направлении. Видимо, они решили, что пришло время для финального рывка.

Подобные опасения зародились у многих после выхода июльского указа Владимира Путина «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года». Согласно этому документу, национальные проекты, положенные в основу майского указа 2018 года, отходят на второй план: их приоритетное финансирование отменено.
Что касается сферы исследований, то задачу к 2024 году попасть в число пяти мировых лидеров по направлениям, включенным в приоритеты научно-технологического развития, сменили на более «земную» – к 2030 году «обеспечить присутствие РФ в числе десяти ведущих стран мира по объему научных исследований и разработок, в том числе за счет создания эффективной системы высшего образования».

Что подразумевается под «объемом научных исследований и разработок», не очень понятно. Зато совершенно ясно, что амбиции власти просели. А значит, и средств в научном бюджете, скорее всего, не прибавится, что заставляет опасаться очередной «оптимизации».

Обращает на себя внимание концовка пассажа – «в том числе за счет создания эффективной системы высшего образования». Понятно, что такого рода приписки на ровном месте не появляются.

Намек на подготовку нового этапа «переброски науки в вузы» ученые увидели и в заседании рабочей группы Государственного совета РФ по направлению «Образование и наука», состоявшемся непосредственно в день выхода июльского указа. Представлявший основные направления корректировки нацпроектов «Наука» и «Образование» Валерий Фальков обозначил в качестве первого, а значит, главного шага на этом пути интеграцию науки и высшего образования.

Здесь стоит напомнить, что в дополнение к уже запущенным интеграционным проектам вроде создания научно-образовательных центров и научных центров мирового уровня министерство сформировало летом еще один, с не слишком благозвучной, но зато хорошо запоминающейся аббревиатурой ПСАЛ – Программа стратегического академического лидерства. Она должна заменить завершающуюся в этом году Программу повышения конкурентоспособности ведущих российских университетов «5-100».

Новая инициатива была представлена на заседании Президиума РАН в середине июня и особого энтузиазма у академиков не вызвала. Они скептически отнеслись к присутствию в названии программы слова «академическое» с учетом того, что институтам РАН в этом проекте отведены явно не первые роли.

Но главное, на что обратили внимание члены президиума: нормативная база, регламентирующая создание консорциумов, которые предполагается сделать основным инструментом интеграции, фактически не разработана. Председатель Ассоциации государственных научных центров (ГНЦ), генеральный директор Всероссийского НИИ авиационных материалов Евгений Каблов отметил, что предпринимавшиеся до сих пор ГНЦ попытки создания консорциумов «тонули в бюрократической волоките».

Председатель Сибирского отделения РАН Валентин Пармон​, в свою очередь, рассказал в интервью «Поиску» (№28-29 от 17 июля) о том, что академические институты сегодня опасаются подписывать с вузами договоры о создании консорциумов, видя в них «угрозу утраты самостоятельности».

Беспокойство у многих вызвало и недавнее заявление министра о планируемом увеличении ведущим вузам средств на науку в рамках ПСАЛ, сделанное в ходе недавней встречи с молодыми учеными. Кто будет осваивать эти средства и новейшее оборудование, закупленное многими вузами по той же Программе «5-100»?

Правда, Валерий Фальков в своих выступлениях подчеркивает, что на самостоятельность институтов никто покушаться не собирается. Но разве у нас верят чиновникам? И основания для скепсиса имеются. «Большая» научная политика частенько делается «под ковром». Последний пример – упорно не рассеивающийся «туман» над самым массовым посевным конкурсом «а» РФФИ. Кстати, и пресловутая ПСАЛ, вокруг которой в последнее время поднялось столько шума, до сих пор по сути является фантомом: представлена она пока только в виде общей концепции и некоего «дизайна».

Сбудутся ли дурные предчувствия ученых, неизвестно. Тем не менее Профсоюз работников РАН уже готовит заявление о том, к каким последствиям может привести скоропостижное объединение НИИ и вузов. По мнению профсоюза, среди наиболее серьезных угроз – уничтожение целых научных направлений и связанная с этим потеря конкурентоспособности научной отрасли, а также неизбежный при очередном укрупнении рост бюрократизации. Велика вероятность сокращения числа исследователей и наступления на их трудовые права, так как в университетах, в отличие от научных институтов, в основном действуют кратковременные трудовые контракты. Тревожит ученых и возможное ущемление академических свобод и научной демократии.

В профсоюзе готовят также и открытое письмо президенту РАН Александру Сергееву с предложением высказаться по не праздному для Академии наук вопросу. Как следует из решения июльского Общего собрания, вступает в активную фазу борьба за изменение организационно-правовой формы РАН, чтобы получить возможность в том числе выступать учредителем других организаций. Многим мечтается о возвращении институтов и воссоздании академической сети. Однако может так случиться, что к моменту получения РАН вожделенного статуса возвращать будет уже нечего.

Надежда ВОЛЧКОВА

Похожие новости

  • 07/10/2017

    Шанс на прорыв. РАН наконец договорится с властью?

    Затяжной выборный период в Российской академии наук окончился, причем, к общему удовольствию, вполне благополучно. К счастью, не сбылись мрачные прогнозы относительно того, что новая объединенная РАН не сможет провести единого кандидата.
    1532
  • 25/12/2017

    По итогам пресс-конференций руководителей РАН, Минобрнауки и ФАНО

    Уходящий год - и это, увы, уже стало традицией - был непростым для российской науки. Продолжалась трансформация академического сектора, очерчивались контуры новой системы управления научной сферой. В предновогодние дни руководители ключевых структур, определяющих научную политику в стране, провели пресс-конференции, на которых рассказали об основных итогах 2017 года и планах на будущее.
    2211
  • 16/08/2017

    Увеличилось количество российских публикаций в престижных журналах. Почему?

    ​Похоже, что у нас очередная загадка: с 2013 года начался резкий рост числа публикаций в журналах, включенных в базу данных WoS. Причем это самостоятельный рост, он отлично виден как для всех публикаций, так и для публикаций без иностранных соавторов (рис.
    1166
  • 01/07/2020

    Тощие портфели, «мелкотемье» и бюрократия дебюрократизации: репортаж с заседания Президиума РАН

    ​Президиум Российской академии наук провел последнее заседание перед летним перерывом. Вынужденно оно стало продолжением общего собрания РАН: о своей позиции по затронутым на нем проблемам сказали отделения.
    576
  • 21/03/2016

    Алексей Хохлов о том, как реформировать российскую науку

    Почему в России 10% научных организаций отвечают за 80% результатов и что можно сделать, чтобы сделать это распределение более равномерным, в продолжение дискуссии о реформе российской науки рассуждает академик РАН Алексей Хохлов, глава совета по науке при Минобрнауки, проректор МГУ.
    3120
  • 21/10/2016

    Ученые просят больше стабильности

    ​Из 160 лабораторий мирового уровня, созданных по Постановлению Правительства РФ №220, финансирование по мегагранту закончилось у 68 лабораторий первой и второй волны, и теперь они существуют самостоятельно.
    3186
  • 13/02/2020

    Когда установятся новые правила оценки публикационной результативности

    ​Одной из главных тем первого для свеженазначенного министра высшего образования и науки Валерия Фалькова заседания Президиума РАН стала разосланная министерством в январе новая методика расчета публикационной результативности научных организация.
    1594
  • 02/02/2017

    Российской науке не хватает ресурсов и новизны

    Только 7% российских научных проектов соответствуют мировому уровню, а многие и вовсе не представляют научной новизны — такие данные выявила всесторонняя экспертиза, проведенная в 2016 году под руководством экспертного совета РАН.
    3443
  • 16/09/2016

    Как привлечь финансирование: мнение экспертов

    ​Редакция STRF.ru организовала дискуссию по вопросам поиска и привлечения финансирования научных, научно-технических и инновационных проектов. В обсуждении приняли участие представители научных организаций, университетов, высокотехнологичных компаний, институтов развития.
    6472
  • 05/10/2016

    Что такое «Диссернет» и как он работает

    Сегодня диссертационный совет Уральского федерального университета должен рассмотреть заявление о лишении министра культуры РФ Владимира Мединского докторской степени.  Жалобу на диссертацию министра написали совместно историки Вячеслав Козляков, Константин Ерусалимский и эксперт «Диссернета» лингвист Иван Бабицкий.
    3713