Сегодня перед Россией стоит главная задача, поставленная президентом РФ в его Послании Федеральному Собранию 1 марта 2018 года и указом от 7 мая 2018 года. Задача - ускоренный социально экономический рост на период до 2024 года, а затем - продолжение этого ускорения до 2030 года. Добиться такого перелома можно только с помощью коренного улучшения финансовой деятельности.

Отсталость финансовой системы

Финансовая сфера в России, пожалуй, самая отсталая из крупных социально-экономических показателей. По международному рейтингу по развитию финансового рынка Россия занимает 107-е место в мире, уступая не только 25 развитым странам мира, но и еще 80 странам с развивающейся экономикой и переходной экономикой. Притом подавляющая часть этих стран имеет более низкий в сравнении с Россией экономический и социальный уровень. В 2 - 3 раза уровень монетизации России ниже в сравнении с большинством других стран. Ценовая доступность финансовых услуг в России на 94-м месте в мире, возможность получения венчурного капитала - на 89-м, финансирование локальных производителей - на 90-м. В целом возможность получения финансовых услуг оценивается 101-м местом, а легкость получения финансирования - 110-е место. По регулированию фондовых бирж Россия на 112-м месте в мире, а по устойчивости банков - даже на 121-м. Можно было бы приводить и дальше цифры, свидетельствующие о слабости, отсталости нашего финансового рынка.

Его коренной недостаток - отсутствие рынка капитала, а значит, отсутствие сколь-нибудь действенного финансового механизма развития. Тем более что мы резко отстаем по уровню конкурентности и стимулирования.

Самое слабое место в финансировании России - это наличие инвестиций в основной капитал и наличие вложений в человеческий капитал. Доля инвестиций в основной капитал в ВВП России в последние годы составляет 17 - 18%, а доля вложений в "экономику знаний" - всего 13% от ВВП. Развитые страны имеют норму инвестиций в ВВП - около 30% в "экономику знаний" в Западной Европе и 40% - в США. Понятно, что при таких показателях мы не сможем вырваться из отсталости. Развивающиеся страны, к примеру, имеют норму инвестиций в ВВП 30 - 35%, почти вдвое выше чем в России, а долю инвестиций в "экономику знаний" 15 - 20%. То есть существенно опережают Россию. И поэтому развиваются втрое быстрее.

Крупнейшие российские компании в период подъема экономики в 1999 - 2008 годах изыскивали средства для инвестиций в основной капитал из дополнительных доходов экспорта нефти в связи с повышением цены за баррель нефти за этот период в 8 раз.

В последующие годы ведущие российские фирмы основные инвестиционные средства занимали на мировом финансовом рынке, в виде инвестиционных кредитов у западных банков, особенно при покупке оборудования на Западе для развития своего предприятия. Поэтому внешний долг России на 1 января 2014 года до введения санкций превысил 730 млрд долларов, а до этого был меньше 470 млрд долл., и в основном это был корпоративный долг, составивший 50% ВВП по внутреннему валютному курсу.

Введение санкций с ограничением доступа на мировой финансовый рынок для России привел к сокращению этого долга более чем на 200 млрд долларов. И сейчас мы наблюдаем явное недофинансирование нашей экономики и социальной сферы.

В 2014 - 2017 годах инвестиции в России снизились на 8%, главным образом за счет сокращения инвестиций со стороны предприятий, организаций и банков, контролируемых государством. Там снижение инвестиций составило более 20%. И оно продолжилось в 2017 году. Инвестиции немного растут только за счет частных инвестиций. Поэтому сейчас у нас практически нет источников социально-экономического развития. И министерство финансов изыскивает эти источники за счет снижения расходов госбюджета на пенсии в связи с увеличением возраста выхода на пенсию на 5 лет и за счет повышения НДС с 18 до 20%, а также за счет изменения налоговой системы для нефтяных компаний.

Вся финансовая система России, если на нее взглянуть с позиции эффективности, является крайне неэффективной. Система налогообложения является чисто фискальной. Она не выполняет стимулирующую роль.

Даже прибыль предприятий, из которой формируется основная часть инвестиций в России, не освобождена от налогов, что сразу бы добавило инвестиционных средств и позволило бы вывести из тени значительные средства, которые предприятия прячут в себестоимости, сокращая налогооблагаемую прибыль. Ничего не сделал минфин и для изменения давно устаревшей амортизационной системы России, где крайне велики амортизационные сроки, если сравнить их с передовыми странами, нет эффективных правил ускоренной амортизации и т.п. Поэтому и из амортизационного фонда изымается намного меньшая часть инвестиций, которые можно было бы здесь изыскать. Крупные инвестиции могут быть получены и в рамках госбюджета, если все окупаемые проекты, прежде всего в национальную экономику (а это - 2 трлн руб.), финансировать в виде инвестиционного кредита на возвратной основе по низким процентам, покрываемым за счет бюджета. Это сократит бюджетные средства на это финансирование по крайней мере в 10 раз и высвободит их для инвестиций и вложений.

У минфина нет даже попытки использовать хотя бы часть золотовалютных резервов в виде инвестиционного кредита для надежных, высокоэффективных проектов, которые будут возвращаться через 5 - 7 лет, а ведь золотовалютные резервы в России превысили 450 млрд долларов, из которых 150 - 200 млрд никогда не понадобятся нашей стране в обозримом будущем. Они лежат без дела и обесцениваются по 20 - 25 млрд долларов в год.

Крупные средства на жилищное строительство и вложение в развитие автомобильной промышленности можно было бы получить за счет взаимовыгодных облигаций для населения, у которых 40 трлн рублей лежит в России и еще 700 - 1000 млрд долларов - на счетах в зарубежных странах. А ведь значительная часть этих людей нуждается в улучшении жилья, приобретении легковых машин, и можно найти здесь баланс интересов государства и населения.

Огромные средства, по 1 трлн рублей в год, можно было бы получить по примеру московских властей от приватизации части государственного имущества.

Сегодня, как известно, предприятия и организации, контролируемые государством, включая бюджетные, контролируют 71% производства ВВП России, в то время как 15 лет назад они контролировали только 35% этих средств, по данным Всемирного банка. Конечно, эти средства нужно тоже использовать в национальной экономике на возвратных условиях в виде инвестиционного кредита, например, для создания современной инфраструктуры, выдавая кредит на строительство двусторонних автострад, скоростных железных дорог под 3% годовых на 20 - 25-летний период, как это делает Китай.

Но самый главный неиспользованный резерв денег для инвестиций и вложений - банковские активы. Они составляют около 88 трлн рублей и практически равны объему ВВП. Используются они крайне неэффективно, только для выдачи неинвестиционных краткосрочных кредитов. Доля банковских инвестиционных средств - объем инвестиционного кредита сократился до 8% от общей суммы инвестиций в стране, в то время как в США, Германии и других развитых странах эта доля доходит до 40 - 50%. Конечно, чтобы мобилизовать все эти средства, нужны серьезные законодательные реформы, включая изменения налоговой системы, которую нужно нацелить не только на изыскание фискальных средств, но и на стимулирование.

Преодолеть бюджетный кризис

Начать здесь нужно, по-видимому, с налоговой системы, которая в России не соответствует сложившейся рыночной системе. За 200 лет все рыночные страны пришли к одному и тому же - надо, чтобы примерно половину налоговых средств платило бы население, а половину налоговых средств - бизнес. Россия пошла, как всегда, своим неэффективным путем. В России лишь 15% налогов платит население, а 85% - бизнес. Бизнес обложен налогами таким образом, что у него остается недостаточно средств для развития, а значит, и для увеличения налоговых сумм.

Отсутствие прогрессивного налога на доходы людей увеличивает разницу между богатыми и бедными в России. Здесь средний доход 10% богатых семей в 15,5 раза выше душевого дохода 10% бедных семей. В западноевропейских странах эта разница составляет 8 - 10 раз, в том числе в странах социал-демократической направленности и в Японии - 5 - 6 раз.

У нас отсутствует нормальный налог на недвижимость и на землю, при введении которого богатые бы получали относительно меньше средств. К тому же у нас нет и обязательных платежей со своих доходов на пенсии и на страховку по здоровью, которые тоже носят в других странах солидарный характер. И поэтому за счет средств богатых частично обеспечиваются и пенсии, и страховка здоровья малообеспеченных семей.

В то же время десятки миллионов человек, включая и обеспеченных людей, получают разного рода пособия и льготы от государства, что совершенно неуместно для хорошо обеспеченных людей.

Если теперь взять налоги для бизнеса, доля нефти в ВВП России 10%, а налоговая система так составлена, что из нефтяных компаний изымается 40% всех налогов. Это хорошо, когда цена на нефть росла, и тогда бюджет увеличивался быстрее, чем ВВП, и тянул его за собой. Это было в 1999 - 2008 годах. А в 2008 - 2018 годах положение обратное. Цена на нефть, достигнув 110 - 115 долларов, снизилась сначала до 60 долларов за баррель, потом до 30 - 40, потом опять стала повышаться после соглашения о замораживании добычи нефти и достигла уже 85. И поэтому доходы бюджета стали расти медленнее ВВП. Бюджет стал просто сокращаться из-за высокой доли нефтяных налогов и потянул экономику вниз. Поэтому стагнация экономики с 2013 - 2014 гг., переход к рецессии в 2015 - 2016 годах, а потом от рецессии опять возврат к стагнации в 2017 - 2018 годах - это все во многом рукотворное творение минфина, минэкономразвития и Центробанка.

Их политика вызвала на "пустом месте" стагнацию.

Президентом России, как уже говорилось, поставлена задача о возобновлении ускоренного экономического роста. ВВП на душу населения предстоит поднять до 2025 года в 1,5 раза. Поэтому каждый год дорог. С чего надо начать, если поставлена эта главная задача? С поиска инвестиций из активов банков, из средств предприятий, за счет приватизации, за счет использования золотовалютных резервов, за счет облигационного займа у населения, за счет увеличения госдолга и других новых источников. На этот период можно пойти на увеличение дефицита бюджета до безопасного уровня в 3% к ВВП, а это - 3 трлн рублей дополнительных средств в год, которые могут быть направлены на развитие страны. Но ничего этого не сделано.

Банковская система - источник развития

Активы банковской системы в России - главный денежный мешок, который есть в стране. Он в 2 с лишним раза больше всех государственных средств, не говоря уже о других, более мелких ресурсах. Поэтому главным источником социально-экономического роста могут стать только активы банковской системы. Сегодня меньше 2% этих активов используется в виде инвестиционного кредита. Их можно увеличить в 3 - 5 раз: вместо 1,5 трлн рублей - 4 - 7 трлн. По примеру США, Японии и других развитых стран формирование столь крупных "длинных" денег банковской системы можно было бы осуществить следующим образом. Минфин переходит к дефицитному бюджету в 3 трлн рублей. И на эту сумму под 2 - 3% годовых выпускает долговременные ценные бумаги - от 5 до 25 лет (кстати, США такие бумаги выпускают на 40 лет, а Япония - даже на 50). Эти ценные бумаги частично покупает Центробанк, у которого около 5 трлн денежных средств, меньшую сумму - Внешэкономбанк, Сбербанк-Капитал, ВТБ-Капитал, Агентство по жилищной ипотеке и другие крупные инвестиционные фонды. Под залог купленных ценных бумаг Центральный банк, Внешэкономбанк, Агентство по ипотеке и другие инвестиционные фонды могут выдавать кредит под 3 - 4% годовых коммерческим банкам или напрямую крупным хозяйственным организациям на срок от 5 до 25 лет. Технологическое обновление действующего производства обычно обеспечивает окупаемость 5 - 7 лет, создание новых предприятий в высокотехнологических отраслях 10 - 15 лет, а создание транспортной инфраструктуры до 20 - 25 лет. Кроме того, и инвестиционные кредиты своим источником могут иметь средства от приватизации, 150 - 200 млрд долларов золотовалютных резервов при заимствовании по 20 - 30 млрд долларов в год, облигационный заем для населения по жилью и автомобильной промышленности. Наше государство сегодня имеет внешнеэкономический долг 3 - 4% ВВП, а с внутренним долгом - около 15%. Так что оно может нарастить этот долг до 30 - 40% ВВП, то есть занимать по 30 - 40 млрд долл. в год дополнительно суммарно до 400 - 500 млрд долларов у Китая, Тайваня, Японии, Саудовской Аравии и стран ОПЕК, у инвестиционных фондов и международных банков. Эти средства тоже надо использовать на возмездных началах, чтобы гарантировать государству их возврат в запланированные сроки.

Выйти на рост

Как известно, основными источниками экономического роста являются инвестиции в основной капитал и вложения в человеческий капитал - в сферу "экономика знаний", которая является главной составной частью человеческого капитала. На наш взгляд, чтобы переломить развитие и выйти на реальный экономический рост, нужно инвестиции и вложения увеличивать в год по 8 - 10%. Тогда доля инвестиций к 2020 году достигнет 22%, доля "экономики знаний" - 18% в ВВП, а к 2025 году, если это продолжить, то доля инвестиций может вырасти до 27%, а доля вложений в "экономику знаний" - до 25%. Это обеспечит экономический рост в размере 3% к 2021 году, если со следующего года начать финансовый форсаж, и до 4 - 5% к 2025 году. При продолжении такого темпа до 2030 года удельный вес инвестиций в основной капитал надо довести до 30 - 33%, а доля вложений в человеческий капитал достигнет 35%. Тогда ежегодный рост экономики поднимется до 5 - 6%.

Поскольку объем инвестиций в основной капитал составляет около 16 трлн рублей, а вложения в "экономику знаний" около 11 трлн рублей в 2017 году, то для 10-процентного их роста требуется 1,5 - 2 трлн ежегодно до 2020 года средств в инвестиции и до 1,5 триллиона рублей средств в "экономику знаний".

Эти средства легко собрать и за счет увеличения инвестиционных кредитов банковской системы, и за счет других мер, о которых было сказано. Крайне важно, конечно, чтобы эти инвестиции были нацелены на принципиальное технологическое обновление действующего производства и на быстрый рост высокотехнологических отраслей, а также на формирование современной транспортно-логистической инфраструктуры.

При таком финансовом форсаже к 2024 - 2025 году можно выйти на темпы 4 - 5%, а к 2030 году - на темпы 5 - 6%. При этом будет выполнена поставленная президентом задача о том, чтобы вывести экономику России с 6-го на 5-е место в мире по паритету покупательной способности, опередив Германию.

Абел Аганбегян, академик РАН, зав. кафедрой РАНХиГС

Источники

Необходим финансовый форсаж
Российская газета # Экономика, 12/11/2018

Похожие новости

  • 22/11/2017

    Абел Аганбегян: экономику спасет человеческий капитал

    Академик РАН, заведующий кафедрой Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при Президенте РФ Абел Гезевич Аганбегян рассказал «Русской Планете» о потребностях российской экономики, каким образом государство может привлечь деньги, и о человеческом капитале.
    635
  • 04/12/2017

    По данным социологов, больше всего в России уважают деньги и патриотизм

    ​Вопреки расхожему мнению, что россиянам не нужны деньги, а только - скрепы или свобода, исследования доказывают обратное.  Среди 26 исследованных стран Европы Россия стала первой в рейтинге, граждане которой выбирают работу по принципу "главное - деньги" (31% против 1-6% в развитых странах) Также россиянам не нужен консерватизм (его выбирают 5-12% в зависимости от возраста и религиозности), а нужны - права человека (66-81%).
    665
  • 27/02/2018

    Заметки о новой социальной общности

    ​По словам вице-премьера правительства РФ Ольги Голодец, наш рынок труда практически нелегитимен, и лишь небольшая его часть функционирует по нормальным правилам. Из более чем 80 млн трудоспособного населения 38 млн россиян непонятно где заняты, чем заняты, как заняты.
    421
  • 23/11/2017

    Абел Аганбегян: экономику спасет человеческий капитал

    Академик РАН, заведующий кафедрой Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при Президенте РФ Абел Гезевич Аганбегян рассказал «Русской Планете» о потребностях российской экономики, каким образом государство может привлечь деньги, и о человеческом капитале.
    624
  • 17/01/2018

    Виктор Ивантер: Зависимость экономики от добычи сырья растет

    Скромный экономический рост, достигнутый в прошлом году (по предварительной оценке Минэкономразвития, он составил от 1,4 до 1,8 процента), на три четверти был обеспечен добывающими отраслями. Это тревожный признак: впечатление такое, что зависимость экономики от нефти и газа не только не снизилась, но и возросла.
    649
  • 05/04/2018

    Эксперты рассказали о том, какая экономическая стратегия нужна России

    Новое правительство будет выполнять обновленные майские указы или исполнять приоритетные национальные проекты. Но внятной стратегии экономического развития у российских властей как не было, так и нет. Ни до, ни после президентских выборов.
    775
  • 23/10/2017

    Экономике России прогнозируют рекордный рост

    Среднегодовые темпы роста экономики России в период 2017-2035 годов составят 3,7%. Об этом говорится в комплексном докладе Российской академии наук (РАН) с прогнозом до 2035 года. При этом пик роста ВВП придется на 2021-2025 годы и составит почти 5% ежегодно.
    741
  • 19/05/2017

    Российская экономика отстает от мировой. Что можно предпринять?

    ​Рост ВВП России в I квартале составил 0.5% по данным Росстата. Формально это положило конец рецессии, однако экономическая обстановка далека до идеальной. Рост экономики всего в пол процента с большим трудом можно считать успешным, особенно, если учесть, что по данным МВФ мировой ВВП прибавил 3.
    977
  • 28/11/2016

    Адаптация россиян к кризисным условиям жизни успешно ускоряется

    ​Самочувствие российского общества пошло вверх по нарастающей - таковы выводы масштабного социологического исследования "Российское общество в условиях кризисной реальности", проведенного Институтом социологии РАН при поддержке Российского научного фонда.
    1336
  • 31/05/2016

    Академик Александр Чубарьян: наука, культура и образование сильнее всяких санкций

    ​Академик, научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян рассказал о том, как российские ученые разрушают новые и старые клише о России, с какими сложностями они сталкиваются и как складываются отношения с учеными тех стран, где русофобия достигает своего пика, а также о том, как идет реформа преподавания истории России.
    1695