Какие проекты по борьбе с отходами есть в портфеле Российской академии наук? Об этом корреспондент "РГ" беседует с академиком РАН Леопольдом Леонтьевым.

В одном из интервью, отвечая на вопрос об острейшей ситуации со свалками, президент РАН Александр Сергеев сказал, что решение есть, и сослался на работы ученых Уральского отделения РАН, в том числе и ваши.

Леопольд Леонтьев: На самом деле отходы - это очень давняя проблема, но сейчас они вышли на первый план в связи с ситуацией со свалками в Подмосковье. Можно сказать, что она перезрела. Назову только несколько цифр. Свалки занимают площадь около четырех миллионов гектар. И стремительно прирастают, каждый год на 10 процентов, то есть около 0,4 миллиона гектар. Это примерно общая площадь Москвы и Санкт-Петербурга.

Всего накоплено производственных и бытовых отходов 100 миллиардов тонн, прибавка ежегодно 5 миллиардов тонн. Среди них бытовых 3-4 процентов. Вроде бы мизер, но именно вокруг них сегодня кипят страсти.

Людей пугают не только огромные свалки, но и планы строить мусоросжигательные заводы. Даже говорят, что их выбросы опасней самих свалок. Хотя власти это опровергают, ссылаются на опыт Запада, обещают закупить там самые лучшие установки, это мало кого убеждает. Ваше мнение?

Леопольд Леонтьев: В борьбе с отходами есть принципиальный момент: чтобы быть уверенным, что завод не выбросит в атмосферу вредные вещества, прежде всего диоксины и фураны, температуру сжигания надо поддерживать не менее 1500 градусов С. А на иностранных установках она не более 1200 градусов С. Сам принцип действия не рассчитан на более высокие температуры. Поэтому там приходится применять сложные и дорогие системы очистки выбросов. Насколько они эффективны? Говорят, что уровень не превышает допустимый. Наверное, так и есть, учитывая, насколько строго там следят за экологией. Кстати, некоторые заводы стоят в черте города.

И все равно россияне сомневаются, что закупят именно такие безопасные и дорогие установки. Тем более что здесь десятком не обойдешься, значит, закупки дорогих заводов потребуют крупных сумм. Хочешь не хочешь, а придется экономить. У вас есть иное предложение?

Наша технология позволяет "переварить" почти все виды отходов, не только бытовых, но и промышленных

Леопольд Леонтьев: Есть. Тоже сжигать, но на другом принципе - в так называемых шахтных печах. Кстати, так работают домны и вагранки. В этих установках температура более 1600 градусов, она разлагает все вредные диоксины и фураны. В воздух не попадает никаких вредных выбросов. Но у таких печей есть еще важнейший плюс. Ведь зарубежные заводы капризные, для них отходы надо подготовить, предварительно рассортировать. У нас о сортировке говорят давно, но дальше дело не идет. Так вот предложенная учеными РАН технология позволяет намного упросить сортировку, шахтные печи смогут "переварить" почти все виды отходов, не только бытовых, но и промышленных. Фактически они всеядны, универсальны.

Эта идея уже прошла серьезную проверку. В свое время мы разрабатывали технологию для уничтожения химического оружия. В ее основе именно такие печи. Были созданы опытные установки, они прошли испытания, наш заказчик одобрил результаты, рекомендовал начинать массовое внедрение. Но как это у нас нередко бывает, в итоге уничтожать химоружие стали другие коллективы. Но важно подчеркнуть: раз удалось полностью устранить вредные выбросы, сжигая такое сложнейшее вещество, как химоружие, то с отходами шахтные печи справятся без особых проблем. Причем они будут не только эффективней, но и дешевле импортных мусоросжигательных заводов.

Мегапроект "ЭкоНет" должен кардинально решить проблему не только бытовых, но практически всех отходов в России

Вы предлагали каким-то регионам построить подобные установки, чтобы избавиться от свалок?

Леопольд Леонтьев: Конечно, предлагали. Несколько раз проводили конференции, где все это рассказывали, но энтузиазма наши проекты не вызвали. И тогда решили пойти другим путем. Нами разработан мегапроект "ЭкоНет", который должен кардинально решить проблему не только бытовых, но практически всех отходов в России. Если совсем просто, то в основе очевидная идея: отходы - это не мусор, который надо уничтожать, а богатство, но его надо уметь взять.

Кстати, некоторые страны, например Швеция, завозят отходы из других стран, делая на этом хорошие деньги.


Леопольд Леонтьев: Совершенно верно. В нашем проекте показано, что, работая с отходами, перерабатывая их в полезные продукты, можно за 15 лет начиная с 2020 года получить прибыль около 130 миллиардов долларов. Приведу всего несколько примеров. Наш топливно-энергетический комплекс производит в год 27 миллионов тонн золошлаковых отходов. Эти Эвересты отвалов занимают огромные площади, вредят экологии, а значит, и здоровью людей. Пустив их в переработку, можно получать множество самых разных продуктов - сорбенты, стеклокерамику, щебень для отсыпки дорог и т.д. У нас горы отходов различных обогатительных комбинатов, которые содержат благородные и редкоземельные металлы, а также токсичные ртуть, кадмий, мышьяк. И здесь давно созданы эффективные методы извлечения, но они так и остаются в портфеле науки. Огромная проблема для экологов - фосфогипс. Он является отходом производства минеральных удобрений, занимает огромные площади, пылит, загрязняя окружающую среду вредными веществами. А ведь это сырье для многих отраслей - строительства, целлюлозно-бумажной и цементной промышленности, прокладки дорог и т.д.

Особо надо сказать о пищевых и сельскохозяйственных отходах. Они содержат ценнейшие вещества. Список огромный. Это витамины, спирты, различные кислоты, пищевые и кормовые добавки, антибиотики, различные биологически активные препараты. Кроме того, миллионы тонн отходов птицеводства и животноводства являются источником тепловой и электрической энергии.

 

О том, что отходы - наше богатство, говорят много лет. Например, о сжигаемом в факелах попутном газе, который выбрасывается из скважин при добыче нефти, еще во времена СССР сняты фильмы. Горят миллиарды рублей, но практически ничего не меняется, хотя, казалось бы, сегодня пришел эффективный менеджер, который должен искать все, что будет приносить прибыль.

Леопольд Леонтьев: Чтобы ее получить, надо вначале вложиться. Так вот проект "ЭкоНет" в том числе и об этом. Помимо чисто научно-технологических решений он предлагает механизмы, как заинтересовать бизнес, стимулировать его обратить внимание на отходы. Кроме того, необходимо разработать законы для обеспечения экологических услуг, различные стандарты и правила.

Мы разослали проект руководителям ряда регионов, а письмо в крупнейшие компании, которые являются главными загрязнителями окружающей среды, подписал президент РАН, академик Сергеев. От многих уже получены ответы, все заявили, что крайне заинтересованы участвовать в проекте. В самое ближайшее время мы должны его представить в экспертный совет администрации президента России.

Между тем

Многие годы Китай называли мусорной свалкой всего мира. Более 50 процентов мирового объема мусора отправлялось в эту страну, где отходы перерабатывались, а затем в виде товаров частично возвращались промышленно развитым государствам. Поднебесная платила за западный мусор, извлекая из него медь и железо, перерабатывая его в бумагу и пластик, производство которых куда более дорогое и энергозатратное, чем переработка. Так что импорт мусора был беспроигрышной стратегией, которая за много лет превратилась в предприятие мирового масштаба с миллиардным оборотом.

Но теперь этому приходит конец. Пекин запретил импорт 24 видов отходов, включая металлолом и отходы электронного оборудования, пластиковый мусор, полиэтилен, золу, шерстяные и хлопковые отходы, макулатуру и отходы сталелитейной продукции. Потеряв такого крупного покупателя, многие американские компании по переработке отходов пытаются найти альтернативы. (Кстати, именно США были для Китая основным поставщиком отходов.) Однако ни одно государство не может поглотить столь большое количество отходов, как китайский рынок.

Более того, такие страны, как Австралия и Япония, в равной степени подвержены влиянию запрета со стороны Китая и также ищут пути для экспорта своего мусора.

Текст: Юрий Медведев

Похожие новости

  • 13/04/2018

    Дмитрий Коротков: «Деятельность единственного государственного академического издательства — не бизнес, а миссия»

    У издательства «Наука» особая судьба. На протяжении трёх веков его авторами были величайшие российские учёные, писатели, поэты, члены РАН. Современная история предприятия началась в 1923‑м, и многие годы издательство являлось крупнейшим в СССР и в мире: из стен «Науки» выходили шедевры мировой литературы, полные собрания сочинений отечественных классиков, за которыми выстраивались многотысячные очереди.
    453
  • 25/11/2016

    Доступ к делу: насколько открыты научные издания в России

    Почему бесплатный доступ к научным статьям очень важен, какие статьи — русско- или англоязычные — лучше скачивают и почему российские научные журналы не стремятся открывать свои исследования, рассказывает Михаил Сергеев из открытой научной библиотеки «КиберЛенинка».
    1025
  • 27/10/2016

    Академик Владислав Панченко об основных направлениях развития аддитивных технологий

    Сейчас наука борется за то, чтобы создать матрицы, на которых можно вырастить человеческий орган. Об этом сообщил научный руководитель Института проблем лазерных и информационных технологий РАН Владислав Панченко.
    1749
  • 30/03/2018

    Ученые РАН сомневаются в возможности дальних пилотируемых космических миссий

    Освоение дальнего космоса может быть гораздо более трудновыполнимой задачей, чем кажется - говорят в Российской академии наук, добавляя, что дальние пилотируемые миссии и вовсе оказались под вопросом, когда выяснилось, что космическое излучение серьезно нарушает когнитивные функции живых организмов.
    284
  • 31/10/2017

    Как российские научные журналы продвигают за рубеж и кто этому мешает

    ​Чем занималась и занимается издательская компания Pleiades Publishing, Inc. и какова ее роль в публикации российских научных журналов за рубежом, как издание этих журналов менялось от СССР к России, подходят ли нам модели журналов со статьями в открытом доступе и как будут издаваться и создаваться научные статьи через десять лет, в интервью Indicator.
    1032
  • 29/11/2016

    Эрик Галимов: нужно налаживать производство на Луне

    ​​Глава Института геохимии и аналитической химии им. В.И. Вернадского РАН Эрик Галимов — о смысле освоения Луны и пилотируемых полетах на Марс.  Институт геохимии и аналитической химии им. В.
    1054
  • 02/11/2017

    Академик Геннадий Месяц: «новинкам» российской оборонки 20-30 лет

    ​Недавно избранный президент Российской академии наук Александр Сергеев заявил, что в РФ на сегодняшний день уже исчерпан "научно-технический задел по военному направлению", поэтому "жизненно важно развивать фундаментальную науку".
    582
  • 20/11/2017

    Александр Сергеев: отечественной науке практически нечего предложить военным

    ​Военные расходы крупных стран, прежде всего США, Китая и России, продолжают расти. Немало бюджетных средств поступает на разработку новейших типов вооружений. Недавно Соединенный Штаты в открытую заявили, что рассматривают космос в качестве пространства для ведения войны.
    581
  • 25/06/2018

    Академик Юрий Балега рассказал о будущем Пулковской обсерватории

    ​Почему президиум РАН рекомендовал перенести наблюдения из Пулковской обсерватории, и какое будущее ждет этот старейший научный центр, "Газете.Ru" рассказал первый вице-президент РАН, академик Юрий Балега.
    108
  • 07/05/2018

    Ученые ввели в строй третий кластер глубоководного нейтринного телескопа

    ​Учёные Института ядерных исследований РАН совместно с российскими и зарубежными коллегами во время экспедиции на озеро Байкал ввели в строй третий кластер создаваемого глубоководного нейтринного телескопа кубокилометрового масштаба Baikal-GVD.
    183