Как России и российским ученым выстраивать отношения с новой администрацией США и что делать РАН в ситуации с объединением РФФИ и РНФ? Ответы — в репортаже Indicator.Ru с заседания Президиума Академии.

Как быть с «сильным отрядом»?

24 ноября состоялось очередное заседание Президиума Российской академии наук. После вручения государственных наград академики перешли к основной теме заседаний, значившейся в протоколе как «Россия — США: конфронтация и взаимодействие в глобальном контексте». «Острота постановки этого вопроса сейчас всем понятна», — отметил президент РАН Александр Сергеев. Отношения между Россией и США уже давно непросты и в ближайшее время станут еще сложнее с приходом к власти администрации Джозефа Байдена. По крайней мере, так прогнозируют в РАН. «В этих условиях нам очень важно обсудить и понять, какова роль российской науки и Российской академии наук в выстраивании взаимодействий с Соединенными Штатами Америки», — подчеркнул Сергеев. Он отметил, что наука фундаментальная — наука международная. И отношения в ней надо выстраивать правильным образом, чтобы сотрудничество было взаимовыгодным. Но при этом у каждой страны есть свои интересы, которых она придерживается и в науке. В частности, президент РАН отметил необходимость бороться с «утечкой мозгов» из России.

Соединенные Штаты — ведущая научная мировая держава, признал Сергеев, и взаимодействие с ней особенно важно. «Поэтому мы должны использовать те позитивные моменты взаимодействия, которые у нас есть», — заявил президент РАН. Среди таких моментов он отметил высокий авторитет Академии наук в мире, в том числе и США. Сергеев напомнил о подписании в прошлом году новых соглашений с Национальной академией наук США. «Мы должны понимать, что в любых условиях наука, являясь международным полем деятельности, выстраивает мосты между странами», — отметил президент РАН.

Также Сергеев выделил тот факт, что многие эмигрировавшие в США ученые хорошо относятся к сотрудничеству с российскими исследователями, и это сотрудничество продолжается, несмотря на проблемы между странами. Кроме того, около сотни иностранных членов РАН работают как раз в Америке. Это значительное число, так как всего в Академии наук около 450 иностранных членов. «Это очень сильный отряд выдающихся ученых, которые исключительно позитивно относятся к российской науке и хотят продолжать взаимодействие», — рассказал президент РАН.

«Есть ключевые долгосрочные цели»

Первым докладчиком стал член-корреспондент РАН Федор Войтоловский, директор Института мировой экономики и международных отношений РАН. Он напомнил, что 23 ноября началась передача власти администрации Джозефа Байдена. Это позволило Войтоловскому перейти к теме недавних выборов в США. «Эти выборы показали глубокую поляризацию американского общества и американской политической элиты», — отметил он. Такая тенденция наблюдалась и четыре года назад, но на этих выборах проявилась максимально ярко. Расхождения во взглядах проявляются по социальным, экономическим и ценностным вопросам, отметил Войтоловский. Но в других вопросах есть определенное согласие между представителями разных сторон. Это вопросы внешнеполитической стратегии США. «Они существенно расходятся относительно методов осуществления внешней политики и способов достижения этих целей. Но если мы говорим о содержании, то здесь есть ключевые долгосрочные цели, которые идут от администрации к администрации, вне зависимости от того, кто находится у власти», — подчеркнул Войтоловский.

Он выделил семь таких ключевых целей. Среди них недопущение новой доминирующей державы в Евразии и Азиатско-Тихоокеанском регионе; сохранение доминирования США в Западном полушарии; лидерство в финансах и международной торговле, развитии науки и технологий, независимость от внешних ресурсов; торможение развития Китая и его сдерживание как глобального конкурента; поддержание стратегической стабильности в ядерной сфере и обретение потенциала для сдерживания одновременно и Китая, и России; военное и военно-технологическое превосходство над любым противником; нераспространение оружия массового поражения, обеспечение безопасности территории и населения США и союзников; защита от невоенных катастроф, например пандемии COVID-19. Войтоловский еще раз подчеркнул, что методы демократов и республиканцев могут различаться по разным вопросам, но преследуют одинаковые цели.

Одно из главных различий между демократами и республиканцами, как отметил спикер, заключается в подходе к международным институтам. Демократы являются сторонниками участия в различных объединениях, чего нельзя сказать о республиканцах. Особенно их негативное отношение к международным институтам и соглашениям проявилось во время президентства Дональда Трампа. «Для нас особенно важно то, как относилась администрация Трампа к вопросам контроля над вооружением и к обязывающим договоренностям в этой сфере», — считает Войтоловский. Он отметил, что идея «свободы рук» в области вооружений была ключевой в период президентства Трампа. При нем США покинули многие соглашения, такие как план действий по иранской ядерной программе, договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и договор по открытому небу. «Это та же логика, которой придерживалась в свое время администрация Буша-младшего, выходя из договора по ПРО», — считает Войтоловский.

Директор ИМЭМО РАН отметил, что администрация Дональда Трампа сделала ставку на укрепление военно-промышленного комплекса и рост военных расходов. Войтоловский назвал это традиционной республиканской линией. Среди приоритетов военного строительства США он отметил модернизацию стратегического вооружения и нестратегического ядерного оружия, поддержание возможности военных экспедиций по всему миру, поддержку союзников, трансформацию обычных войск и методов войны в соответствии с новыми технологиями.

Докладчик отметил, что военное развитие и оборонная политика США сегодня все больше направлены на сдерживание России и Китая. При этом все более значимой задачей становится укрепление позиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе. «Но есть очень серьезная дилемма. С одной стороны, США вступают с КНР в конфронтацию, которая позволяет говорить о формировании элементов новой биполярности в современном миропорядке. Но с другой стороны, экономики двух стран сохраняют очень серьезную взаимозависимость. Огромный товарооборот, относительно небольшие, но взаимные прямые иностранные инвестиции», — рассказал Войтоловский. При Трампе эту взаимозависимость старались сократить и уменьшить отрицательное сальдо США в торговле с Китаем, но без особого успеха, отметил спикер. Но зато при Трампе началось разделение экономик США и Китая в высокотехнологичной сфере. Войтоловский обратил внимание, что Китай сильно технологически зависит от США и его союзников.

Соединенные Штаты также являются крупным экспортером энергоресурсов. Это приводит к противоречиям с Россией, так как странам приходится бороться за рынки. Но в то же время, отметил Войтоловский, и Россия, и США имеют общие интересы. Например, поддержание цены на нефть. Также страны конкурируют в поставках вооружения. Спикер отметил, что еще одним потенциальным местом столкновения в перспективе может стать рынок зерна и сельскохозяйственной продукции.

Затем Войтоловский перешел к вопросу о санкциях. Он отметил, что при Бараке Обаме их было значительно меньше, чем при Дональде Трампе. Но при Обаме они в большинстве случае вводились президентскими указами и также могли быть отменены. А в 2017 году был принят закон, который ввел в процесс принятия санкций Конгресс. В результате принятие, а значит, и отмена, стала более сложным делом. «Американские министерства и ведомства получили гибкий механизм введения новых санкций, дополнительных мер», — подчеркнул Войтоловский. В результате количество санкций увеличилось.

Выступающий обратил внимание, что санкции применяются преимущественно против областей, связанных с экспортом. Это нефтегазовый сектор, металлургия, финансовый сектор, военно-промышленный комплекс и экспорт вооружения. По мнению Войтоловского, Россия достаточно успешно преодолевает санкции и экономика уже адаптировалась, но санкции рассчитаны на долгосрочный эффект, отложенное влияние и создание системных проблем для экономики. Он также отметил, что санкции имеют и опосредованный психологический эффект: компании не взаимодействуют с Россией, так как опасаются сами попасть под санкции.

После этого спикер перешел к долгосрочным факторам конфликтности в российско-американских отношениях. Среди них он выделил конкурентное восприятие элитами стран друг друга и расхождения относительно принципов миропорядка; наличие у обеих стран огромного военного потенциала и возможности для противостояния в разных регионах; отсутствие экономической взаимозависимости; конкуренция на рынках; незаинтересованность США в углублении отношений России и ЕС; конфликт интересов на постсоветском пространстве; расширение НАТО в сторону российских границ. Последние два вопроса особенно важны и могут обострится при президентстве Джозефа Байдена, считает Войтоловский, так как Россия никогда не уступит свои интересы на постсоветском пространстве. Он также обратил внимание на то, что в последнее время в официальных американских документах Россия стала открыто называться противником США.

«Для администрации Трампа приоритетом являлся "мир через силу", через укрепление американской военной мощи, американского политического влияния в мире», — рассказал Войтоловский. А администрация Байдена будет больше сконцентрирована на вопросах ценностного характера, и идеологические аспекты политики станут более значимы.

Но остаются и сферы, где есть общие интересы и точки соприкосновения. Это стратегическая стабильность и контроль над вооружениями, нераспространение ядерного оружия, борьба с терроризмом, в перспективе — пандемии и изменение климата. Но это очень ограниченный список, отметил Войтоловский.

Так как заседание проходило в Академии наук, присутствующих особенно интересовали вопросы научного сотрудничества. В частности, могут ли государственные научные учреждения США перестать сотрудничать с российскими? На это Войтоловский ответил, что у некоторых американских государственных служб есть ограничения на взаимодействия с некоторыми российскими ведомствами. Но ограничений на сотрудничество с научными организациями или нет, или они гораздо более слабые. «По-прежнему остаются очень серьезные возможности для сотрудничества ученых двух стран», — считает Войтоловский. Этому свидетельство — прошлогодний договор РАН и Национальной академии наук США.

Вопросы коснулись и области космоса. «Американцы способствуют развитию коммерческой космонавтики. Линия намечена на то, чтобы избавиться от зависимости от российских ракетных двигателей и зависимости от российской космической отрасли в части доставки объектов на МКС и запуска спутников. Я думаю, что здесь будет нарастать конкуренция, хотя есть и возможности для сотрудничества в космической сфере: и исследование планет, и другие программы, на которых можно продолжать и развивать взаимодействие», — заявил Войтоловский.

«Не хочешь меняться — получишь Трампа»

Следующим слово взял директор Института США и Канады РАН Валерий Гарбузов. Он отметил, что внимание к США в мире приковано не только из-за их активной внешней политики, но и из-за их внутренних процессов. «Традиционно все мы всегда считали, что американское общество — это либеральное общество, что Соединенные Штаты Америки — это классическое либеральное государство. И это действительно так. Но в этом классическом либеральном государстве время от времени поднимаются консервативные волны», — рассказал Гарбузов. В частности, это обычно связано с победой республиканцев на выборах. Но в таких случаях усиление консерватизма относительно невелико. По словам Гарбузова, есть только три массовых консервативных волны, которые ярко выделяются на общем фоне. Первая связана с именем Барри Голдуотера в 1960-е гг. Но к власти он не пришел. Второй случай — победа на выборах Рональда Рейгана в 1980-х. Третья же волна произошла на наших глазах и связана с Дональдом Трампом. «Страна либеральная, но настолько же и консервативная. И консерватизм время от времени может возникать, может принимать радикальные формы», — подытожил исторический экскурс Гарбузов.

После этого он перешел к особенностям внутренней жизни США. В первую очередь директор ИСК РАН отметил, что вся политическая жизнь аккумулируется вокруг двух партий — демократической и республиканской, которые столкнулись в последнее время с кризисами: электоральным, программных установок, лидерства. «Кризис лидерства налицо. Посмотрите, нынешние выборы считаются выборами уходящего беби-бума», — говорит Гарбузов. В результате в обеих партиях начали развиваться внутрипартийные бунты. Среди демократов бунт возглавил леворадикал Берни Сандерс, а у республиканцев — Дональд Трамп. Второму удалось добиться успеха. «Он вторгся в партию, оттеснил всех конкурентов на прошлых выборах. Он победил и стал президентом Соединенных Штатов Америки», — рассказал Гарбузов. Он также отметил, что период президентства Трампа, несмотря на его непродолжительность, вполне можно назвать эпохой. Успех Трампа, считает Гарбузов, был вызван усилением левых взглядов в период президентства Обамы и закостенелостью республиканской партии. «Не хочешь меняться — получишь Трампа», — охарактеризовал это спикер. Предложения Трампа были простыми и популистскими. Но он стал разрушать то, что всегда держало внутреннюю жизнь США, что его и погубило, рассказал Гарбузов.

Внешнюю политику бывшего президента спикер охарактеризовал как политику национального глобализма. «Не антиглобализма, но национального глобализма», — подчеркнул он. В нее вошел декларативный изоляционизм, отказ от международных обязательств, экономический национализм, демонстративный милитаризм. Но при этом он все равно не изменил главные глобальные цели США, такие как глобальное доминирование, мессианизм, глобальный экспансионизм и супердержавность.

«Современные Соединенные Штаты — это современная неформальная империя, которой бросили вызов две другие державы: Китай и Россия», — рассказал Гарбузов. Это сформировало две конфронтационные оси, считает исследователь, которые формируют новое устройство мира.

Автономисты и атлантисты Европы

Затем слово взял член-корреспондент РАН Алексей Громыко. Его доклад был посвящен тому, как выборы в США могут сказаться на взаимоотношениях в треугольнике США — Россия — Европа. Он сразу обозначил, что под «Европой» имеет в виду страны Евросоюза и вышедшую из него Великобританию.

По его словам, там положительно восприняли избрание Джозефа Байдена президентом. Это связано с тем, что Трамп стал олицетворением политики стратегической «расстыковки» США с Европой. Она подразумевает, в частности, расхождение стратегических интересов. Причины этой политики кроются в подъеме Китая и утрате Европой своих исторических лидирующих позиций в мире.

Несмотря ни на что, сохранились позиции так называемых атлантистов. В их видении мира Запад, то есть союз Европы и демократий во главе с США, по-прежнему занимает главное место. Но за последние четыре года значительно сильнее стали те европейские политики, которые стремятся к большей самостоятельности Евросоюза. Громыко назвал их автономистами. Конкуренция между этими группами существует уже давно.

Атлантисты считают, что при Байдене отношения США и Европы вернутся ко временам Барака Обамы. Автономисты, по словам Громыко, считают, что при Байдене Европе будет удобнее, но это не повод отказываться от автономии Европы. Они аргументируют это тем, что даже если сейчас станет лучше, то вскоре президентом США может снова стать похожий на Трампа политик. И поэтому нужна большая самостоятельность. «Особенно явно этой позиции придерживается Париж и президент Эммануэль Макрон», — отметил Громыко. В Германии же заняли выжидательную позицию, ожидая реальных действий Байдена. Некоторые страны результаты выборов встретили со смешанными чувствами. «Какую бы европейскую страну мы не взяли, нигде не превалируют иллюзии, что при Байдене следует ожидать фундаментальных изменений во внешней политике и стратегии Соединенных Штатов», — отметил Громыко.

Аргументом в пользу этого может послужить то, что в целом политика Трампа продолжала политику его предшественников. Кроме того, Громыко обратил внимание на то, что бывший президент все равно получил много голосов. Поэтому неизвестно, не придет ли скоро к власти аналогичный политик. Также республиканцы продолжают контролировать Сенат. Громыко обратил внимание и на то, что в дальнейшем конкуренция между США и Китаем будет все сильнее, из-за чего у Европы уменьшается пространство для маневра.

Спикер отметил, что избрание Байдена наверняка принесет выгоду Европе и России в сфере контроля вооружений. «Хотя надо сказать, что и здесь не все прямолинейно», — заметил он. Громыко считает, что при Джозефе Байдене шансы на продление договора о сокращении и ограничении наступательных вооружений выше. Также может, хоть и в усеченном виде, сохраниться договор по открытому небу. «США вышли, что уже является фактом, но, вероятно, при Байдене Вашингтон не будет чинить препятствия, чтобы остающиеся 33 государства-участника продолжали его выполнять, пусть уже без выполнения этого договора над территорией США. Для России выгодно сохранение этого договора», — рассказал Громыко.

«Трамп напугал Китай»

Свое выступление заместитель директора по научной работе ИМЭМО РАН Александр Ломанов начал с того, что отметил существенные изменения в политике США по отношению к Китаю в период президентства Дональда Трампа. Соединенные Штаты отбросили стратегию постепенного вовлечения Китая в свою орбиту, перейдя к методам экономического давления. «И получилось так, что эта тема стала глобальной. Во всем мире стали спрашивать, начнется ли новая холодная война», — отметил Ломанов.

Очень важен оказался подготовленный Государственным департаментом США доклад о Китае, опубликованный после выборов. «Некоторые журналисты называли его чуть ли не новой телеграммой Кеннана, сравнивая его с документом, определившим политику США по отношению к СССР во второй половине XX века», — рассказал Ломанов. Этот документ, прокомментировал спикер, представляет собой привычный набор обвинений в адрес Китая, но в то же время — признание его экономических успехов и анализ идеологии правящих элит. «Это некое пожелание Байдену, чтобы он продолжал идеологическую критику Китая в духе Трампа», — сказал Ломанов.

По его словам, Дональд Трамп пытался навязать Китаю холодную войну в ее классическом понимании: в центре нее были военные потенциалы, вокруг которых группировалось все остальное. Но Китай «не явился на поле битвы». Он не пытается экспортировать свою идеологию и отказался участвовать в договоре об ограничении ядерного вооружения.

Политика Байдена, рассказал Ломанов, будет еще больше акцентироваться на идеологических сторонах. «Возврата к прошлому, которое было еще до Трампа, уже не будет», — отметил спикер. Он считает, что крайности в отношениях двух стран будут сняты и будут более четко очерчены сферы сотрудничества и соперничества. Также американцы могут использовать в своей политике против Китая Европу в виде направленного против него «союза демократий». Ломанов отметил, что при Байдене возможна структуризация отношений между США и Китаем в научно-технической сфере.

«Очевидно, что площадкой для нового соперничества становятся информационные технологии, полупроводники, данные, связь пятого поколения, стандарты интернета, искусственный интеллект, квантовые вычисления», — отметил Ломанов. И западные страны, с одной стороны, будут не допускать попадания современных технологий в Китай, а с другой — препятствовать распространению китайских технологий на экспорт.

Также Ломанов считает, что продолжится тенденция к разрыву научно-технологических связей между странами. Сохранится и идеологический компонент. По словам профессора РАН, уже сейчас аналитики считают, что если западные демократии не договорятся о стандартах, то Китай захватит техносферу. «И это говорит о том, что вся гипертрофированная, очень эмоциональная идеологическая критика в адрес Китая, что это марксистко-ленинский монстр, который наложит печать социализма на весь мировой порядок, тесно связана с соперничеством в научно-технологической сфере. Это одно из обоснований необходимости создания западной, то бишь демократической, цифровой зоны, которая должна объединить максимальное количество развитых стран», — отметил Ломанов. Также он рассказал, что в Китае еще до американских выборов был принят план на новую пятилетку, призванный повысить его экономическую устойчивость и научно-технологическую самодостаточность.

«Уже сейчас можно признать, что США повлияли на траекторию китайского стратегического планирования. Трамп напугал Китай и побудил его сосредоточить усилия на создании собственных передовых замещающих производств. Китайская экономическая политика меняется, и на первое место выходит внутренний китайский рынок, поскольку в Китае осознали, что внешний рынок слишком уязвим для американского давления», — отметил Ломанов. В Китае появился тезис самостоятельности и самоусиления в науке и технике как главной опоре экономического развития. В дальнейшем иностранцам будет все сложнее конкурировать с Китаем на его внутреннем рынке, отметил исследователь. А в будущем Западу, возможно, придется сопротивляться попаданию китайских товаров на свои рынки. «Можно предположить, что создаваемый при Байдене альянс США и их союзников будет контролировать разрешенное технологическое сотрудничество с Китаем в сферах климатических изменений, возможно, в сфере здравоохранения. А все остальное закроют технологическим занавесом», — считает Ломанов.

Он отметил, что Россия должна очень внимательно следить за возможным возникновением собственного технологического альянса у Китая. Шансов на сотрудничество с ним все больше из-за американского давления, но есть угроза погружения в научно-технологическую экосистему Китая.

«Люди уходящего поколения»

«Кто бы ни оказался в Белом доме после 20 января 2021 года, оснований надеяться на динамичное выправление российско-американских отношений я не вижу», — заявил заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков. Он обосновывает это решениями Конгресса и мнением о России в американском обществе. Но это не означает, что российско-американские отношения безнадежны, отметил Рябков. Есть ряд важных вопросов, которые нужно решать.

Он также отметил важность сохранения и углубления научных контактов между странами. Но политический фон может на это влиять и препятствовать сотрудничеству. «Нужно заново приучать американских контрагентов к тому, что подобного рода взаимодействие обоюдополезно и здесь есть взаимный интерес. И мы готовы и можем работать на равноправной основе», — подчеркнул Рябков.

Дипломат обратил внимание на роль академического сообщества в формировании у общества осознания важности поддержания мира. И необходимо искать новые способы взаимодействия в этой сфере, так как традиционные формы борьбы за мир, такие как Пагуошское движение ученых, несколько утратили динамику и энергетику, считает Рябков. А это важно в современном мире.

Александр Сергеев, президент РАН, согласился с тем, что академическое сообщество должно участвовать в борьбе за мир. Он также вспомнил Пагуошское движение ученых за мир, которое сыграло свою роль в разрядке мировой напряженности. Когда оно зарождалось, память о войне еще была реальной, а сейчас есть недооценка опасностей, считает Сергеев. «Современное поколение, особенно в странах, которые мы сегодня обсуждаем, в большей степени представляет военные столкновения и конфликты через компьютерные игры. То, что это их не коснется, а бомбы будут падать на какую-то далекую третью страну», — высказался Сергеев. Научное сообщество должно делать свой вклад в поддержание мира, и Российская академия наук готова сотрудничать.

В связи с тем, какой оборот приняло обсуждение, Сергеев передал слово руководителю подразделения Пагуошского движения ученых Александру Дынкину. «Нет ничего хуже, но и нет ничего лучше Пагуошского движения. Конечно, у каждой организации есть свой жизненный цикл и, судя по составу наших партнеров за рубежом, это люди уходящего поколения», — рассказал он. Но Дынкин отметил, что они создали молодежное Пагуошское движение. Также он обратил внимание на то, что необходимо учитывать многообразие политических систем, что не всегда делают американцы, стремящиеся к унификации мира по либеральной модели.

«Дух РФФИ постепенно исчезнет»

В конце заседания академик Александр Литвак обратил внимание присутствующих на анонсированную председателем правительства РФ Михаилом Мишустиным программу реформирования институтов развития, по которой Российский фонд фундаментальных исследований будет объединен с Российским научным фондом. «Это событие сразу возбудило острую реакцию в научной общественности», — отметил Литвак.

Клуб «1 июля», неформальное сообщество членов Российской академии наук, прославившееся в 2013 году активным сопротивлением реформе РАН, уже опубликовал обращение к правительству, в котором заявил, что такое объединение неприемлемо. Литвак подчеркнул, что на заседаниях Президиума уже неоднократно обсуждались слухи об объединении РФФИ и РНФ. «Неоднократно говорили и о важных свойствах Российского фонда фундаментальных исследований, которые и сейчас чрезвычайно важны», — отметил он. Литвак напомнил о системе из трех конкурсов. В первом, конкурсе мегагрантов, участвуют самые крупные и дорогие проекты. Второй конкурс — это РНФ. Он ориентирован больше на поиск, чем просто фундаментальные исследования, рассказал Литвак. И третий — РФФИ, который рассматривает проекты в области именно фундаментальных исследований. «Поскольку удельное финансирование на каждый проект там меньше, то область перекрытия и поддержки научных работников чрезвычайно широка. Больше, чем в других фондах. И мы считаем, что было бы правильно, что обсуждалось и на других Президиумах, сохранить это разделение», — подчеркнул Литвак.

Академик предложил обратиться к председателю правительства: Президиум РАН считает необходимым сохранить разделение этих фондов, проведя необходимое реформирование.

Роберт Нигматулин согласился и обратил внимание на то, что правительство может ответить Академии, что разделение сохранится.

К этому доводу надо быть готовым и надо быть готовым его опровергнуть, потому что я абсолютно убежден — как объединят, так постепенно объем финансирования сократится. И в общем это по бюрократическому пути пойдет, и дух РФФИ постепенно исчезнет.

Роберт Нигматулин,

Академик РАН

На незаменимость РФФИ для молодых и региональных ученых обратил внимание научный руководитель Южного научного центра РАН Геннадий Матишов. «Если все это сольется, то мы пойдем по укрупнению. И тогда молодые ученые Южного округа, регионалы — они могут исчезнуть», — подчеркнул академик. Также члены Президиума обратили внимание на абсолютно разную правовую основу обеих организаций, из-за чего их объединение представляется непонятным. Кроме того, у РФФИ большое количество функций и возможностей, и непонятно, как они будут интегрированы в РНФ.

«Действительно, вчерашнее решение является для нас неожиданным. И мы, наверное, должны на это нормально, спокойно отреагировать, выразив свое непонимание и несогласие. Я считаю, что мы обязательно должны это сделать», — резюмировал Александр Сергеев.

Автор: Антон Курбатов

Источники

Мир после РФФИ и Трампа: как быть?
Индикатор (indicator.ru), 24/11/2020
Онлайн-заседание Президиума РАН.
Институт мировой экономики и международных отношений РАН (imemo.ru), 24/11/2020
"Россия - США: разногласия и взаимодействие в глобальном контексте". Дискуссия в РАН
Международная жизнь (interaffairs.ru), 27/11/2020

Похожие новости

  • 15/07/2020

    Репортаж о прямом разговоре Минобрнауки и РАН

    ​​Министр науки и высшего образования Валерий Фальков в ходе прямого разговора ответил на «вопросы от самых системных и масштабных до личных» академиков, членов-корреспондентов и профессоров РАН. Что ожидает РФФИ, как разрешить конфликты в Академии и какими будут критерии научной результативности, читайте в репортаже Indicator.
    1128
  • 20/07/2020

    Министр обещает ответить на все вопросы ученых - о «Прямом разговоре» Минобрнауки и РАН

    Проведенную на днях в формате видеоконференции встречу министра науки и высшего образования РФ Валерия Фалькова с членами и профессорами РАН назвали оригинально – «Прямой разговор». Что-то среднее между «прямой линией» и задушевной беседой.
    940
  • 11/03/2020

    РФФИ хотят объединить с ИНИОНом и ВИНИТИ?

    ​Российские академики высказали протест против решения реформировать Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ). «Либо объясните нам, чем это улучшит положение дел в науке, либо остановите этот процесс», - так высказал во вторник (10 марта) всеобщее мнение президиума РАН академик Владимир Фортов.
    2250
  • 07/12/2018

    В Москве обсудили роль науки в современном мире

    ​В центре внимания участников завершившегося в Москве X Международного научного форума неправительственных партнеров ЮНЕСКО "Наука на благо человечества" оказались вопросы о роли науки в современном мире, взаимосвязи науки и общества, значении науки в ответе на большие вызовы.
    3014
  • 20/07/2020

    Чего хочет РАН? По следам встречи академиков с министром

    Будет ли закрыт РФФИ? Упразднят ли наукометрию? Смогут ли технические работники участвовать в выборах руководителей научных институтов? Подробности разговора Валерия Фалькова с академиками РАН – в материале profiok.
    777
  • 07/12/2017

    По итогам собрания профессоров РАН

    Собрание профессоров РАН, состоявшееся в московском Доме ученых 30 ноября 2017 года, сюрпризов не предвещало. В самом начале перед собравшимися выступил президент РАН Александр Сергеев. Он сообщил, что на Общем собрании РАН, которое состоится 29–30 марта 2018 года, помимо прочих важных дел пройдут довыборы профессоров РАН.
    2199
  • 02/02/2017

    Российской науке не хватает ресурсов и новизны

    Только 7% российских научных проектов соответствуют мировому уровню, а многие и вовсе не представляют научной новизны — такие данные выявила всесторонняя экспертиза, проведенная в 2016 году под руководством экспертного совета РАН.
    3710
  • 02/03/2017

    Крым воссоединяется с Академией наук

    ​Президиум Российской академии наук совместно с ФАНО обсудил процесс перехода крымских научных организаций под российскую юрисдикцию. Чиновники и академики заверили друг друга, что в России крымским ученым жить стало лучше, чем при украинской власти: институтам вернули имущество, подняли зарплаты и пообещали обеспечить госзаказами.
    2549
  • 21/10/2019

    «Этот проект — идея страны»: на заседании Президиума РАН обсудили «Единую Евразию»

    На заседании президиума РАН обсудили реализацию социального мегапроекта «Единая Евразия». Какие цели заложены в этот проект, почему за 12 лет он не приблизился к конкретной реализации и зачем строительству транспортной сети на территории страны идейное обоснование — в репортаже Indicator.
    824
  • 13/02/2018

    Внимание чиновников к исследованиям ученых оборачивается лишь усилением бюрократического пресса

    ​Президент РФ Владимир Путин рассказал о планах по заманиванию обратно в Россию наиболее успешных ученых-россиян. Избранный в сентябре 2017 года новый президент Российской академии наук Александр Сергеев энергично взялся за дело (в минувшем январе оба президента встретились и остались довольны друг другом).
    3699