​Большинство (64,4 процента) учёных Российской академии наук считает, что за последние шесть лет ситуация в отечественной науке ухудшилась. Об этом сообщил президент РАН Александр Сергеев на пресс-конференции 1 октября.

Глава РАН представил результаты опроса действительных членов, членов-корреспондентов и профессоров академии, проведённого во второй половине сентября по случаю шестилетия реформы Российской академии наук.

Что не устраивает академиков в текущем состоянии исследований и исследователей? По какой причине было отложено принятие закона о науке? Почему в РАН считают, что финансирование науки обязательно нужно наращивать? Кто должен привлекать бизнес к финансированию фундаментальных исследований? Что нужно сделать, чтобы наука в нашей стране развивалась более эффективно?

О пресс-конференции президента РАН Александра Сергеева читайте в материале profiok.com.

Головы есть – инструмента нет, или Снова о финансировании

Более трети (37 процентов) опрошенных в качестве важной меры по повышению эффективности развития науки назвали рост затрат на обеспечение рабочих мест учёных.

По словам Александра Сергеева, когда РАН поднимает вопрос о финансировании, речь идёт вовсе не о зарплатах.

«Учёные, особенно в центральной части России, зарабатывают неплохо – 200 процентов по региону, – признал глава РАН. – Основной вопрос – недооснащённость нашего рабочего места. Руки есть, головы есть, а инструмента, чтобы реализовать свои компетенции, нет».

Академик пояснил, что научный инструментарий дорог, а система закупок так усложнена, что в тендерах участвуют посредники, накручивая цены чуть ли не вдвое. Согласно официальной статистике, на каждого научного работника в нашей стране тратится около 100 тысяч долларов ежегодно. Эта сумма включает зарплату и оборудование, на котором работает учёный. В ведущих странах на одного научного работника тратят от 300 до 400 тысяч долларов в год. Казалось бы, цифры примерно сопоставимы. Но вычисляются они по паритету покупательной способности, что, по мнению Сергеева, «не очень правильно», поскольку оборудование покупается за рубежом, участие в международных конференциях оплачивается в валюте и так далее. По расчётам РАН, подушное финансирование науки в нашей стране меньше, чем в передовых странах, не в 3-4 раза, как говорит официальная статистика, а минимум в 10 раз.

582dc7852176615a9e3bb41b22dcffba.jpg
 

«Как при таком подушном финансировании мы собираемся к 2024 году войти в пятёрку передовых стран?» – задался Сергеев вопросом, и вопрос этот прозвучал как жёсткий ультиматум.

«Очень много в современной науке определяется владением самым современным научным инструментарием, – снова и снова повторял глава РАН. – Какие бы блестящие и прорывные идеи ни были у вас в голове, если вы их не можете в поставленном эксперименте проверить и зафиксировать, королями в науке будут те, у кого есть соответствующий инструментарий».

Глава РАН также поведал о безуспешных попытках отстоять увеличение финансирования РАН. Дело в том, что год назад академия билась за предоставление дополнительных полномочий, связанных со стратегическим планированием, прогнозированием научно-технического развития и научной дипломатии. После принятия нового закона о РАН эти полномочия были предоставлены. Теперь академики заявляют, что «для реализации этих полномочий необходим ресурс».

«Мы активно в течение года сражались на разных уровнях, и результат сражения неутешительный», – прокомментировал Александр Сергеев проект бюджета на 2020 год, где финансирование РАН увеличено незначительно.

Одно государство нас не потянет, или Как привлечь в науку частный бизнес?

На сегодня примерно 70 процентов финансирования академической науки идёт из бюджета, оставшиеся 30 – из частного сектора. Согласно опросу, проведённому РАН, положение ухудшается: учёные видят этот соотношение как 80 к 20 и отмечают, что из промышленности и сельского хозяйства средств на исследования поступает всё меньше.

По словам Александра Сергеева, в нашей стране на науку из бюджета расходуется около 7 процентов ВВП, что немного меньше, чем в США, и больше, чем во Франции и Великобритании. Загвоздка лишь с том, что в этих странах соотношение государственных и частных инвестиций в науку выглядит обратным образом, то есть бюджетные средства – это лишь 30 процентов от общих расходов на науку.

22abdabb589fed4319daab4ba708e5c4.jpg 

 

«Одно государство нас не потянет, – констатировал Александр Сергеев. – Это серьёзная проблема, и мы с ней явно не справляемся».

Президенту РАН тут же задали логичный вопрос: кто и каким образом должен заниматься привлечением средств частного бизнеса к финансированию поисковых и фундаментальных исследований?

«Этим должны заниматься все», – развёл руками академик. И из этого ответа стало очевидно: внятного рецепта по привлечению частных инвестиций в РАН, увы, нет.

Александр Сергеев сослался на долгую историю с реорганизацией ФАНО, которая якобы затянула начало первых проектов и программ с привлечением частного капитала. По словам академика, бизнесу нужны положительные примеры, и как только они появятся, частный капитал начнёт вкладываться «глубоко в науку» (на наш взгляд, этого никогда не будет – прим. profiok.com).

Глава РАН также сообщил, что в попытках привлечь средства бизнеса он «много общается с министрами и руководителями крупных компаний». В результате этого общения появились «очень интересные проекты, которые скоро стартуют», пообещал Сергеев.

Закон о науке: спешки нет

Журналисты поинтересовались, отчего застопорилось принятие нового закона о науке, вокруг проектов которого было столько страстей, споров и даже протестов.

Александр Сергеев заверил, что никакой спешки в принятии закона о науке нет и что «ничего концептуально нового он не принесёт». Оказывается, пока вполне можно работать с «очень хорошим законом 1996 года». А тем временем научное сообщество спокойно, дружно и взвешенно подготовит такой же хороший закон, который проработает ещё 25 лет.

Законопроект, подготовленный Минобрнауки, Сергеев назвал «даже не нулевой итерацией». По его словам, это просто документ, который призывает к участию в законотворческой деятельности всех учёных. Пока даже не решено, можно ли использовать эту версию законопроекта в качестве базовой. К тому же надо «годик подождать» и посмотреть, как будет реализоваться национальный проект «Наука», чтобы формировать закон в этой новой системе координат.

Сергеев признал, что «летом вокруг законопроекта что-то искрило». Зато сейчас наладилась «ладная и складная» работа всех заинтересованных сторон, готовых создавать «закон, который будет работать долго».

Ситуация в науке ухудшилась: виновата реформа РАН?

Большинство (64,4 процента) участников опроса РАН считает, что за прошедшие 6 лет положение в российской науке ухудшилось. Справедливости ради стоит отметить, что оценки разных категорий респондентов существенно различаются. Так, среди академиков негативно оценивают ситуацию 69 процентов, а среди более молодых профессоров РАН таких оценок чуть больше половины. Более того, каждый пятый профессор РАН ответил, что ситуация в науке меняется в позитивную сторону.

b34f140aa7ee32b989b60815a546c029.jpg
 

Интересно, что в отделениях, которые были присоединены к РАН в результате той самой «злополучной» реформы, смотрят на ситуацию с оптимизмом. В отделении сельхознаук положительно оценили ситуацию в науке 25 процентов опрошенных, в отделении медицинских наук – 28 процентов.

Наибольший пессимизм высказали региональные отделения РАН. Например, в Дальневосточном отделении ухудшение ситуации в науке зафиксировали 100 процентов опрошенных, в Уральском – 94,7 процента. По мнению Александра Сергеева, это связано с тем, что меры по поддержке науки в регионах недостаточны, и талантливая молодёжь «дрейфует» в центральную часть страны.

В ходе опроса учёным предлагалось также оценить влияние реформы РАН на состояние исследований в своих областях знаний. Около 61 процента опрошенных сочли влияние реформы на свою область исследований отрицательным и лишь 5,5 процента респондентов заявили о благотворном влиянии реформы на свою область исследований.

«Число учёных, считающих, что реформа повлияла на науку отрицательно, в 10 раз больше, чем число тех, кто считает влияние реформы положительным!» – заострил внимание журналистов Александр Сергеев, назвав это соотношение «более тревожным, чем можно было ожидать».

«Учёные любят, когда с ними советуются при проведении различных реформ и очень негативно воспринимают, когда эти реформы безальтернативно спускаются сверху», – заявил глава РАН, напомнив, что в последнее время целый ряд существенных решений в отношении развития науки был принят без обсуждения с учёными.

По словам Сергеева, во всём мире крупные преобразования в науке проводятся так, чтобы учёные их «поняли и приняли». Только так можно сделать работу научного сообщества более эффективной, пояснил академик.

Сергеев пояснил, что работников на стройку или на сельхозработы при необходимости можно привезти из Турции или Средней Азии. А вот учёные из-за рубежа к нам не поедут, поэтому нужно заботиться и ценить тех, которые есть.

Что предлагают учёные? И что не так в опросе РАН

Александр Сергеев заверил, что по результатам проведённого опроса планируется создание итогового документа, который будет передан «во все уровни государственной власти». В качестве мер по повышению эффективности фундаментальной науки учёные РАН предлагают увеличить финансирование исследований и провести модернизацию, снизить бюрократическую нагрузку на учёных и заняться поддержкой молодых исследователей.


 

Занятно, что при выборе критериев оценки эффективности научной работы на первом месте с большим отрывом оказался уровень цитируемости российских учёных в международных базах данных. Этот пункт выбрали 45 процентов респондентов, причём речь шла не о первосортных научных журналах (так называемые первый и второй квартиль), а о базах данных «вообще». Наукометрия, перманентно вызывающая жаркие споры и становящаяся камнем преткновения в любой дискуссии об оценке научных исследований, оказывается, не так уж и отталкивает светил отечественной науки в качестве мерила их научной эффективности.

И уж совсем непонятными порталу profiok.com показались результаты опроса, связанные с пониманием учёными долгосрочных целей развития науки и связанных с ними реформ. Так, лишь 48 процентов академиков, членкоров и профессоров РАН заявили, что они понимают приоритеты государственной политики в сфере науки. И даже среди профессоров РАН, то есть среди тех, кто в ближайшие годы станет основой отечественной фундаментальной науки, лишь 11 процентов ответили, что долгосрочные цели реформ и управления наукой понятны российским учёным, и лишь каждый третий признал, что понимает, каковы приоритеты развития науки.

d20caa0feedb1e40eb8239cf9d05239e.jpg
 

«При оценке стратегического потенциала организации одним из ключевых факторов является целеполагание, – пояснил порталу profiok.com заместитель директора Центра экономического развития и сертификации (ЦЭРС ИНЭС) Юрий Смыслов. – Если у организации нет внятной и всем понятной цели, об осознанном развитии говорить не приходится. Не очень ясно, о каком увеличении финансирования может идти речь до того, как учёным РАН станут понятны приоритеты в их работе. И как можно оценивать влияние реформы РАН на развитие своей области науки, если чётко не сформулированы ни приоритеты в развитии науки, ни цели реформы?

К тому же любой социолог знает, что результаты опроса напрямую зависят и от постановки вопроса, и от порядка предложенных ответов. Так что, на мой взгляд, проведённые данные вряд ли можно рассматривать как результаты полноценного исследования. А вот как инфоповод – безусловно. Чем, собственно, блестяще воспользовался Александр Сергеев».

Словом, даже если пресс-конференция была проведена исключительно с целью переключить внимание перед выборами в РАН с эпизодических нарушений учёными научной этики на проблемы развития фундаментальной науки, её стоило провести. Других учёных у нас действительно в ближайшее время не появится. Значит, нужно учиться прислушиваться к тем, которые есть. 

Текст исследования, о котором идёт речь в публикации, размещён на сайте РАН
 

Похожие новости

  • 25/05/2016

    Исследователи третьей степени: ещё раз – об оценке эффективности научной деятельности

    Все началось с того, что Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) решило качественно поднять уровень  отечественной науки. Основную проблему определили быстро: наша наука слабо интегрирована в мировую.
    3788
  • 14/07/2016

    По мнению ученых, об итогах реформы говорить рано

    ​Три года назад была объявлена реформа трех академий. Представляя реформу РАН, министр Дмитрий Ливанов обещал, что ученые, работающие в академических институтах, не почувствуют реформы Академии. "Важно дать возможность ученым заниматься прежде всего наукой и исследованиями и избавить их от несвойственных функций управления имуществом и коммунальным хозяйством", - отмечал Дмитрий Медведев 27 июня 2013 года.
    2583
  • 06/05/2016

    Реформа РАН: получилось как всегда...

    В последнее время многих интересуют реформы в области науки. Но чтобы лучше понять их логику, полезно рассмотреть реформу Академии в контексте остальных подобных деяний руководства страны. За последние годы таких реформ было несколько.
    1684
  • 02/02/2017

    Андрей Полянин: как спасти репутацию Академии наук

    Почему надо менять Устав Российской академии наук, какую роль при оценке научной деятельности должно играть цитирование, с какими проблемами столкнулись российские ученые при проведении выборов в академики и члены-корреспонденты РАН, на что следует обратить внимание руководству Академии, выясняет Indicator.
    1628
  • 18/08/2016

    Виктор Калинушкин: такого прессинга в науке еще не бывало​

    На вопросы корреспондента "Правды" отвечает председатель профсоюза работников РАН Виктор КАЛИНУШКИН. - Виктор Петрович, прошло три года со времени начала "реорганизации" Российской академии наук.
    2919
  • 22/06/2016

    Дмитрий Квон: постРАНовская наука

    В конце июня этого года исполняется три года с того момента, когда российские власти объявили о реформе Российской академии наук. Три года – срок вполне достаточный, чтобы подвести итоги и понять, что же это было и как живет российская наука в постРАНовскую эпоху.
    2281
  • 07/10/2016

    Академик Владимир Накоряков об эффективных менеджерах

    Кто бы мог в доперестроечные времена представить, что руководить наукой будут не ученые, а скорее враги Академии наук. Эти времена пришли. После разделения Академии наук на Академию наук, состоящую только из членов Академии и в последнее время из так называемых профессоров РАН, и передачи институтов в ведение Федерального агентства научных организаций (ФАНО), началось уничтожение и остатков фундаментальной науки в России.
    1604
  • 10/08/2016

    Ученые против ФАНО: послесловие к открытому письму академиков

    ​Ведущие российские ученые публично и коллективно выступили против Федерального агентства научных организаций (ФАНО). В открытом письме Президенту России академики, членкоры и профессора Российской академии наук утверждают, что ФАНО, которое создавалось, чтобы заниматься имущественными вопросами РАН, вместо чисто хозяйственной деятельности навязывает себя в качестве руководителя научных исследований и претендует на единоличную и неоспоримую оценку эффективности работы научных коллективов.
    2006
  • 27/07/2016

    Виктор Калинушкин: уменьшение финансирования ставит под угрозу существование науки в России

    ​Уменьшение объемов финансирования представляет угрозу для самого существования научной отрасли, считает председатель профсоюза работников РАН, кандидат физико-математических наук Виктор Калинушкин. Как заявил профлидер, профсоюз по большинству позиций поддерживает ученых, подписавших резонансное открытое письмо президенту РФ.
    1944
  • 23/11/2016

    Академик Шабанов предлагает выход из возникшей в РАН ситуации

    ​Академию продолжают сотрясать бурные споры. Наиболее взрывоопасная тема сегодня - объединение институтов в Федеральные исследовательские центры.  Громкое заявление председателя Сибирского отделения РАН, академика Александра Асеева, что "из-за создания ФИЦ в Красноярске происходит развал науки", процитировано многими СМИ.
    3487