​Комиссия РАН по противодействию фальсификации вновь подставляет РАН и президиум под волну критики и общественного осуждения. 

Казалось бы — широкой общественности не могут быть интересны выборы в РАН, это ведь узкоотраслевая бюрократическая процедура, не похожая на выборы депутатов: академики не распределяют бюджетов и не определяют жизнь обычных граждан. Тем не менее членам Комиссии РАН по противодействию фальсификации научных исследований удалось создать из скучной бюрократической процедуры голосования настоящий инфоповод при помощи политтехнологических инструментов. А именно — публикацией непосредственно перед выборами доклада о якобы скомпрометировавших себя кандидатах в академики, который как «горячие пирожки» подхватили обычно далекие от науки общественно-популярные СМИ. Но все по порядку — для начала необходимо разобраться, что из себя представляет данная комиссия.

 
Комиссия РАН по противодействию фальсификации научных исследований была организована совсем недавно — 18 сентября 2018 г. постановлением президиума РАН №129. Положение о комиссии было утверждено постановлением президиума РАН №202 от 13 декабря 2018 г., ее состав был утвержден постановлением президиума РАН от 25 декабря 2018 г. №216. В состав комиссии вошли члены так называемого «Диссернета» (вольное сетевое сообщество «Диссернет») — Заякин А. В. (ученый секретарь комиссии), Ростовцев А. А., Власов В. В., председателем комиссии был избран академик Васильев В. А.

 
Интересно, что в соответствии с пунктом 1.2 положения о комиссии, комиссия является лишь совещательным органом и состоит при президиуме РАН, но не является его структурным подразделением. То есть это что-то вроде общественного совета, которое есть практически при каждом российском государственном органе.

 
Смотрим дальше: согласно п. 2 положения о комиссии, основными направлениями деятельности комиссии являются:
— проведение аналитической, методической и экспертной работы, направленной на выявление фальсификации научных исследований; обобщение результатов этой работы для представления президиуму РАН или президенту РАН;

 
— разработка и внесение на рассмотрение президиуму РАН или президенту РАН документов в части, касающейся профиля деятельности комиссии;

 
— подготовка и внесение для рассмотрения президиумом РАН или президентом РАН практических рекомендаций и предложений по противодействию фальсификации научных исследований.

 
Таким образом, все результаты проделанной работы должны в первую очередь предоставляться президиуму РАН, официальному органу РАН, который — единственный — обладает полномочиями давать оценку представленным материалам. И именно президиум РАН должен решать, какие именно документы под «шапкой РАН» нужно отправлять для публикации в СМИ.

 
Однако положение о работе комиссии не остановило политтехнологов от науки: 23 сентября 2019 года комиссия вбросила в СМИ и новостные агентства некий документ под названием «Доклад». В документе, где большими буквами написано РАН, содержится дискредитирующая ряд кандидатов в члены-корреспонденты и академики РАН информация. Более того, там заявляется о наличии в научных работах академиков фальсификаций или манипуляций с данными, а также о лженаучности, по их мнению, отдельных научных работ, путем публикации на своем сайте соответствующего доклада. В список попали почти 60 кандидатов (члены-корреспонденты РАН, ведущие российские ученые) и более 10 ведущих российских вузов.

 
Интересный факт — на следующий же день, 24 сентября 2019 года, член комиссии, вице-президент РАН Хохлов А. Р. в своем интервью газете «Троицкий вариант — Наука» №288 заявляет буквально следующее: «Я вижу, в том числе и в вашей газете, появились уже некоторые публикации с претензиями по линии «Диссернета» к определенным кандидатам. Однако мы не будем принимать эти претензии на веру. Естественно, наша Комиссия РАН по противодействию фальсификации научных исследований должна разобраться, справедливы ли они. Если справедливы, то соответствующая информация будет доведена до отделений».

 
При этом доклад комиссии был распространен в средствах массовой информации за день до выхода данного интервью. Возникает вопрос — неужели господин Хохлов, будучи членом комиссии, не в курсе ее деятельности?

 
Разбираемся дальше — кто же стал инициатором данного доклада? На сайте комиссии отсутствуют документы, свидетельствующие о том, что комиссия работала по поручению президиума, а также о том, выполнялись ли процедурные вопросы, установленные в разделе 4 положения о комиссии, в частности, на каком из заседаний, в каком количественном и персональном составе был рассмотрен и утвержден данный доклад, как осуществлялось голосование, соблюдалось ли условие о кворуме и т. п. Кроме того, выясняется, что из 30 членов комиссии 12 персоналий включены в состав «по согласованию» (этот статус никак не объясняется), они не являются ни членами-корреспондентами, ни академиками, по большому счету не имеют никакого отношения к РАН.

 
Соответственно, неясно, кто в действительности принимал решение об утверждении доклада — реальные члены комиссии, или же члены вольного общества «Диссернет», выбравшие новый инструмент и вывеску «РАН» для решения конкретных лоббистских задач?

 
Второй заслуживающий внимания момент — письма-требования комиссии в редакции журналов в связи с предложениями комиссии РАН по ретракции, то есть отзыву, научных статей. Редакциям научных журналов были отправлены письма за подписью председателя комиссии академика В. А. Васильева с предложением изучить вопрос о предполагаемом сомнительном авторстве или некорректных заимствованиях в статьях, опубликованных в их журналах. После чего сотрудников редакций стали вызывать на слушания, проводимые комиссией [i].

 
 
Казалось бы — цель у комиссии благая. Действительно, согласно п. 2.5. положения, к компетенции комиссии относится проведение в установленном РАН порядке экспертизы отчетов о научных исследованиях, научных докладов, статей в научных журналах, в том числе входящих в перечень рецензируемых научных изданий Высшей аттестационной комиссии при Министерстве науки и высшего образования Российской Федерации, монографий, учебников, учебных пособий, диссертаций и иных работ на предмет наличия в них признаков фальсификации научных исследований, направление этих отчетов заинтересованным организациям.
Однако на сегодняшний день, такой порядок РАН не утвержден, президиум не давал комиссии каких-либо конкретных поручений по осуществлению подобной деятельности. По какой причине комиссия решила взять на себя полномочия «научных инквизиторов» — неизвестно. Очевидно, что эти действия нелегитимны.

 
Напомним, предшественница данной комиссии, комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований, в 2017 году спровоцировала серьезный скандал, опубликовав меморандум №2 «О лженаучности гомеопатии», из-за которого в суде РАН пришлось буквально оправдываться: «РАН заявляет, что в соответствии с положением, комиссия является лишь научно-консультативным органом РАН, а не структурным подразделением академии. Президиумом РАН и руководством РАН поручений о составлении экспертного заключения и даче рекомендаций по вопросам, изложенным в меморандуме, комиссии не давалось, и из меморандума и экспертного заключения не следует, что они были подготовлены по поручению или с согласия президиума РАН». Также РАН был сделан акцент на персоналиях комиссии: «Меморандум подписали всего 34 специалиста, из которых только семь являются членами комиссии по лженауке, лица, подписавшие экспертное заключение, являются работниками других организаций и в трудовых отношениях с РАН также не состоят». [ii]

 
В настоящий момент мы являемся свидетелями повторного выхода комиссией (уже под новым именем) за рамки как этических норм, так и процедурных вопросов, она вновь подставляет РАН и президиум под волну критики и общественного осуждения.

 
Очень похоже на то, что члены комиссии решили воспользоваться появившейся у них властью и существенно повлиять на результаты голосования, не имея на то мандата от лица РАН и соответствующих легитимных прав. Возможно, во избежание очередных судебных исков в отношении РАН лучшим решением президиума было бы решение о роспуске данной комиссии?


Иван Сергеев

Похожие новости

  • 01/04/2016

    Как отрегулировать систему управления наукой?

    ​Основной темой последнего заседания Научно-координационного совета (НКС) при ФАНО было утверждение второй очереди проектов по актуальным направлениям научно-технологического развития страны. Однако поскольку мероприятие проходило на следующий день после окончания весенней сессии Общего собрания РАН, где, в частности, обсуждалась деятельность ФАНО и НКС, члены совета не могли обойти вниманием итоги академического форума.
    2465
  • 28/03/2018

    Из жизни академических экосистем

    ​Систему институтов и организаций РАН можно представить себе в виде сложной структуры со множеством горизонтальных и вертикальных внутренних и внешних связей, испытывающих воздействие внешних стимулов.
    848
  • 28/04/2017

    Академик Василий Фомин: РАН не откажется от выборов президента

    ​Научное сообщество вряд ли откажется от выборов президента Российской академии наук в пользу его прямого назначения "сверху", считает заместитель председателя Сибирского отделения РАН академик Василий Фомин.
    1760
  • 10/02/2016

    Академик Фортов: О реформе Академии – без гнева и пристрастия

    Президент РАН Владимир Фортов излагает свой взгляд на промежуточные итоги реформы: что получилось, что – нет, о непредвиденных последствиях, как оценить результаты усилий, в том числе и его личных, поскольку минувшие два года для него и его команды были без преувеличения временем борьбы за выживание РАН.
    2808
  • 16/10/2017

    Академик Валерий Черешнев: куда же мы идем?

    ​Встречи с кандидатами в президенты РАН дали мне возможность не только представить, насколько масштабна и неповторима отечественная наука, но и увидеть ее особенности, болевые точки и  даже некоторую ее отдаленность от событий, происходящих в современном мире.
    1219
  • 10/06/2016

    Абстрактный менеджмент и наука: философ Александр Рубцов о внешнем управлении учеными

    Формализация оценки результативности – один из спорных моментов в администрировании знания. Недавняя конференция, организованная философским и историческим факультетами МГУ и Институтом философии РАН, вновь подтвердила: сколь угодно резкие заявления ученых по этому поводу если и дают эффект, то минимальный.
    2342
  • 14/01/2019

    О месте РАН в новом научном ландшафте страны

    ​С трудом, в противоречиях, возможно – в муках и фантомных болях от ампутированного былого величия, Российская академия наук нащупывает свое новое место в кардинально измененном научном пространстве страны.
    728
  • 08/06/2019

    «А зачем российскому бизнесу инновации?»: как объединить науку, образование и бизнес

    ​На ПМЭФ поставили двойку смычкам ученых и работодателей. На сколько эксперты оценивают степень интеграции науки и бизнеса, владеют ли 11-классники soft skills и чем является онлайн-образование — в репортаже Indicator.
    481
  • 20/04/2017

    Из списка РИНЦ исключены более 300 «мусорных» журналов

    ​344 «мусорных» научных журнала исключены из списка РИНЦ. «Газета.Ru» публикует список изданий, «научные» статьи в которых теперь нельзя учитывать в отчетах и для накручивания цитируемости. Более трехсот российских научных журналов с этого дня значительно потеряют в статусе, будучи исключенными из РИНЦ — Российского индекса научного цитирования.
    19311
  • 20/11/2017

    Александр Сергеев: отечественной науке практически нечего предложить военным

    ​Военные расходы крупных стран, прежде всего США, Китая и России, продолжают расти. Немало бюджетных средств поступает на разработку новейших типов вооружений. Недавно Соединенный Штаты в открытую заявили, что рассматривают космос в качестве пространства для ведения войны.
    1350