​Радикально проблему решить можно, только увеличив производительность труда.

Я начну с несколько непривычного взгляда на вещи.

Что ни говорите, а для большинства из нас самое приятное состояние души — это безделье и безответственность. Но, чтобы кто-то мог наслаждаться бездельем и безответственностью, другие должны работать. В Древнем Риме были свободные римляне и рабы. Но такое общество оказалось недолговечным. Попробовали провести границу внутри общества, разделив его на эксплуататоров и эксплуатируемых. Но опять общество стали сотрясать бунты и революции.

Как нам пережить пенсионную реформу 

фото: pixabay.com

И тогда нашли гениальное решение. Все работают только часть жизни, а достигнув определенного возраста, переходят в желанное состояние безделья и безответственности. Это назвали пенсионной системой.

Возрастная пенсия впервые была введена в Германии в XIX веке, во времена Бисмарка. Затем ее ввели Франция и Англия. Пенсионная система оказала стабилизирующее влияние на общество. Германия, Франция, Англия были в конце XIX — начале XX века наиболее социально активными странами, с развитым рабочим движением. Однако с введением пенсионной системы социальные волнения улеглись.

Стабилизирующее социальное значение пенсионной системы состоит в том, что как бы тяжело ни складывалась жизнь отдельного человека, он знает, что наступит день, когда общество будет содержать его, когда он сможет жить, ни на кого не работая. Нет чувства безысходности, заставляющего человека браться за крайние формы протеста. Я думаю, что изобретение пенсионной системы оказало большее влияние на общество, чем идеи классовой борьбы.

Сегодня пенсионная система в том или ином виде введена во многих странах. Но принципиально важно, что она хорошо работает только в странах с высокой производительностью труда. Ведь смысл ее в том, что общество за время активной трудовой жизни ее членов производит достаточно продукции, чтобы люди, достигшие пенсионного возраста, могли бы долгие годы не работать.

В Россию пенсионная система пришла поздно. В 30-е годы была разработана советская концепция пенсионной системы, сохранившаяся до сих пор. Лишь в 1950 году в СССР была введена пенсия по старости, и только в 1964-м она распространилась на крестьян (колхозников). При этом с целью демонстрации преимуществ социализма был установлен низкий пенсионный возраст: мужчины — с 60 лет, женщины — с 55.

Российская Федерация унаследовала пенсионную систему, в том числе ранний пенсионный возраст, от Советского Союза. Но Россия является, к сожалению, страной с относительно низким ВВП и низким уровнем производительности труда. В СССР тоже был невысокий уровень производительности труда, но там были плановая экономика и распределительная система. Она пусть бедно, но предсказуемо распределяла ресурсы. Низкая пенсия не выводила пенсионеров за средний, сравнительно бедный уровень жизни всего населения. При этом некоторые критически важные расходы были минимизированы: низкая, фактически символическая квартирная плата, крайне дешевые путевки в дома отдыха и санатории, бесплатная медицинская помощь и образование, предельно низкая плата за транспорт…

Президент В.В.Путин в своем варианте мягкой реформы предлагает льготы в переходном периоде, которые фактически воспроизводят условия советского времени. Увеличение пенсионного возраста сегодня действительно неизбежно. При этом глава государства изложил действительно максимально мягкий вариант пенсионной реформы.

Политические комментаторы, увлекаясь, рисуют картину всеобщего удовлетворения, почти благодарности за готовящуюся реформу. Но речь все-таки идет о потерях, хотя и в наиболее приемлемом, щадящем варианте.

В большинстве своем здоровые мужчины не уходят на пенсию по достижении пенсионного возраста. При этом в 60 лет у них возникает надбавка к заработной плате в виде пенсии. При невысокой зарплате, скажем, в 20–25 тысяч рублей, надбавка в 14–15 тысяч существенно улучшает жизненный статус. Вот эту ожидаемую надбавку люди теряют. Из их запланированного долголетнего бюджета уходит за пятилетие 0,7–1 миллион рублей. А это стоимость недорогой автомашины или скромного жилья. Вот что это значит. Увеличение пенсии на 1000 руб. с каждым годом возвращает только 160 тысяч рублей за 5 лет. Поэтому население несет, к сожалению, безвозвратные потери, а не просто какую-то форму отложенного и возвращаемого займа.

Чтобы вернуть изымаемую сумму, размер пенсии через 5 лет должен быть увеличен почти в два раза, т.е. человек, который получал бы пенсию около 14 тыс. рублей, должен в 2024 году получать пенсию около 28 тыс. руб., скорректированную, разумеется, на инфляцию.

Так что нужно смотреть правде в глаза: потери неизбежны. Но другого выхода сегодня нет. Пенсионный возраст в нашей стране низкий по сравнению с другими странами. И предлагаемое президентом страны решение — действительно наилучшее из возможных.

Однако увеличение пенсионного возраста на 5 лет не решает проблему радикально. Если через 5–10 лет удастся увеличить продолжительность жизни россиян на 5 лет, а это желанная и достижимая цель, то мы с арифметической точностью получим ту же ситуацию, что и сегодня. Радикальное решение — только в увеличении производительности труда.

Увеличение пенсии до 20 и даже до 28 тысяч к 2024 году — тоже не великое достижение. В Германии средний размер пенсии составляет, в пересчете на нашу валюту, 73 тысячи рублей в месяц. Близок к этому средний размер пенсии и во Франции, а в Дании он эквивалентен 120 тысячам рублей. Конечно, во многих странах ситуация еще хуже, чем у нас, но вряд ли мы, великая нация, должны удовлетворяться положением бедных родственников в семье цивилизованных народов.

Демографические колебания и причины, вызывающие их, конечно, играют свою роль. Сокращение рождаемости в военное время и в эпохи лихолетья через годы сказывается на относительном количестве трудоспособного населения. Но увеличение рождаемости само по себе тоже не приводит к улучшению положения. Увеличивается количество детей и молодежи нетрудоспособного возраста, которое обществу тоже нужно содержать так же, как оно содержит стариков.

В обществе две возрастные категории лиц, которых нужно содержать: от 0 до 20 лет, тратя дополнительные деньги в основном на образование и обучение, и от 60 до 80 лет, тратя дополнительные деньги в основном на медицину. Трудоспособное население, от 20 до 60 лет, составляет приблизительно половину общества с небольшими колебаниями вокруг этого соотношения 1:1. Это соотношение изменяется в зависимости от превратностей исторической судьбы страны, но не сильно.

Это значит, что каждый трудоспособный член общества должен производить по крайней мере в два раза больше продукции, чем сам потребляет. А чтобы общество богатело и развивалось, чтобы оно могло обеспечить ухоженную жизнь детям, отличное образование молодежи и здоровую, долгую жизнь старикам, каждый трудоспособный член общества должен производить в 5–7 раз больше продукции, чем потребляет сам. В этом и состоит решающее значение фактора производительности труда. Так дело и обстоит в развитых странах.

Не прибегая к высоким экономическим категориям, можно сказать, что если мужик живет со своего огорода, продавая или подрабатывая только чтобы купить себе штаны и сапоги, т.е. производит ровно столько, сколько потребляет сам, то это экономически бесполезный член общества, а если ему еще придется пенсию платить, то это камень на шее. Если другой мужик (фермер или бизнесмен), организовав бригаду, произведет продукции в 5 раз больше, чем вместе с работниками потребят сами, то они и есть источник богатства нации. Власть должна ориентировать свою деятельность так, чтобы всячески содействовать успеху именно этих людей. Так ли это сегодня?

В практической жизни это вопрос построения в обществе отношений не начальников и подчиненных, а компетентных организаторов и квалифицированных исполнителей. Это вопросы эффективной налоговой политики, правильного выбора экономической доктрины, защищенности бизнеса и прав личности, в кадровой политике — примата компетентности над любыми другими соображениями, формирования соответствующего общественного менталитета и многого еще другого.

Производительность труда зависит в каждом случае от очень большого числа факторов. Но для страны в целом она определяется всего тремя составляющими:

1) качеством населения (уровнем образования, трудоспособностью, особенностями менталитета);

2) обеспеченностью природными ресурсами;

3) эффективностью управления.

Народ наш достаточно образован, смекалист и умел. Наши природные ресурсы грандиозны. Поэтому нельзя без недоумения принять то, что мы производим ежегодно в 18 (!) раз меньше продуктов трудовой деятельности, чем США.

Правда, когда речь идет о США, у нас найдется масса объяснений. Они не имели столько потерь в войне, их города не лежали разрушенными, у них больше население, у них огромные накопленные ресурсы. Но наш валовый национальный продукт (1,2 триллиона долларов) почти в три раза меньше национального продукта современной Германии (около 3,5 трлн долларов). Германия после войны лежала в руинах, разделенная на зоны оккупации. Все накопленные ресурсы, в том числе остатки ее промышленности, были уничтожены или вывезены победителями. Потеряна была в войну значительная часть мужского трудоспособного населения. Природные богатства Германии невелики — ничего особенного, кроме угля, почвы малоплодородные… Поэтому вопрос о том, почему Германия опережает нас в хозяйственном отношении, требует ответа.

От Германии мы отстаем в три раза, а африканскую страну Нигерию опережаем только в два раза. При той роли, которую играла и играет Россия в мировой истории, нашем культурном, творческом потенциале, как это возможно?!

Очевидно, мы недостаточно хорошо работаем и недостаточно хорошо организуем работу.

Это не значит, что все плохо. С точки зрения обеспеченности быта, личной свободы, возможности выбора сегодняшнее положение, я убежден, несравненно лучше, чем в советское время. Успехи есть, но они не впечатляющие.

В конце 1980-х годов страна осознала бесперспективность сложившегося экономического уклада и сделала смелый шаг к кардинальному реформированию. Этот шаг оказался сопряжен с колоссальными политическими потерями. Были сделаны непростительные ошибки. Но хуже всего то, что он не принес ожидаемых экономических результатов.

Факт состоит в том, что за 25 с лишним постсоветских лет страна не продвинулась вперед по основным экономическим показателям. Даже в сырьевых отраслях Россия сегодня добывает не больше, чем в 1990 году: нефти — около 520 млн т, газа — около 650 млрд куб.м, угля — около 400 млн т. Это приблизительно те же цифры, что и в 1990 году. Что же касается перерабатывающих отраслей, станкостроения, самолетостроения, то здесь уровень производства гораздо ниже, чем был раньше. Страна является крупнейшим добытчиком алмазов — более 12 млн каратов в год. Из этого количества 90% идет на экспорт. Алмазное сырье стоит недорого, зато армированный алмазом буровой инструмент, резцы, фильеры увеличивают производительность в областях своего применения многократно. Но это — уже не наша прибыль.

Моя боль — состояние науки. Ко мне лично пенсионная реформа могла бы иметь отношение, только если пенсионный возраст отодвинут до 85 лет. Но я не могу не сказать, что в известном смысле необходимость в увеличении пенсионного возраста возникла из-за просчетов в организации науки. Ставка на науку — один из основных путей к увеличению производительности труда. Если бы к нам прислушались, может быть, и удалось бы избежать неизбежных потерь, связанных с предстоящей пенсионной реформой.

Одновременно с пенсионной реформой, к сожалению, действительно необходимой, нужны радикальные, новаторские меры по увеличению производительности труда в нашей стране, равные по масштабу перестройке. Китай, Индия и некоторые другие страны, недавно, казалось бы, безнадежно отстававшие от России, а теперь опережающие ее, дают такой пример. Дело только не должно сводиться к «постановке задач» и «поручениям».

Я читаю, что сейчас принят целый ряд важных документов — например, Стратегия научно-технологического развития России до 2035 года. Значительно увеличена в бюджете строка финансирования науки, созданы специализированные рабочие группы и экспертные советы. Но пока в академическом институте, в котором я работаю (институте с высокой международной репутацией), лаборатории плохо оснащены, нет приборов современного уровня, ученые не имеют средств, чтобы произвести задуманный эксперимент, не встав в очередь к чиновнику за грантом, разрешите мне считать эти важные документы пустым звуком.

Эрик Галимов, академик РАН, почетный профессор МГУ им. М.В.Ломоносова

Источники

КАК НАМ ПЕРЕЖИТЬ ПЕНСИОННУЮ РЕФОРМУ
Московский Комсомолец, 19/09/2018

Похожие новости

  • 26/11/2016

    Россия, которой мы не знаем: об иллюзиях и прочих заблуждениях верхов и низов

    ​В этом году исполнилось 25 лет с начала реформ в постсоветской России. Чего мы хотели четверть века назад, что получилось, были ли у нас иллюзии и что делать?  Польский профессор Гжегож Колодко, который в период с 1994 по 2003 год четыре раза назначался вице-премьером и министром финансов, консультировал правительства многих стран по вопросам реформ, сказал на проходившем в марте Московском экономическом форуме, посвященном этому юбилею: в России знают, что было тогда, но пока не знают, куда идут.
    1021
  • 06/04/2017

    Производительность труда: фактор развития или сюр?

    В последнее время руководство страны очень часто говорит о необходимости повышения производительности труда. Что это такое в современной России, как измерить этот показатель и зачем добиваться его роста – на эти вопросы, похоже, нет ответа даже у тех, кто ставит задачи.
    2760
  • 23/01/2017

    Руслан Гринберг: чувствуется легкая паника...

    ​Известный экономист о провале глобализации, бунте против феодального капитализма и закате среднего класса. «Беспрецедентная экономическая смута», — так определяет ситуацию в мире научный директор Института экономики, член-корреспондент РАН Руслан Гринберг.
    1215
  • 25/11/2016

    Россияне всерьез захотели перемен

    К какому будущему мы, дорогие товарищи, стремимся? На этот вопрос обыватель советских времен машинально ответил бы: "К светлому". Сейчас многое в России изменилось, и устремления тоже. После череды реформ и кризисов, последний из которых отмечает ныне двухлетнюю годовщину, люди почти не реагируют на призывы и лозунги.
    1223
  • 17/01/2018

    Виктор Ивантер: Зависимость экономики от добычи сырья растет

    Скромный экономический рост, достигнутый в прошлом году (по предварительной оценке Минэкономразвития, он составил от 1,4 до 1,8 процента), на три четверти был обеспечен добывающими отраслями. Это тревожный признак: впечатление такое, что зависимость экономики от нефти и газа не только не снизилась, но и возросла.
    648
  • 30/05/2016

    Руслан Гринберг: необходимо ликвидировать «дефицит договороспособности»

    ​Председатель Ученого совета Ассоциации "Центр исследований экономического и социокультурного развития стран СНГ, Центральной и Восточной Европы", научный руководитель Института экономики РАН, член-корреспондент РАН Р.
    1100
  • 30/05/2017

    Виктор Ивантер: Для роста экономики не нужны болезненные социальные реформы

    Если мы хотим жить, как в Европе, нам придется развиваться чуть быстрее ее. Для этого нужна новая макроэкономическая и финансовая политика. Есть такое распространенное заблуждение, что она у нас удачная, потому что ее одобряет и Международный валютный фонд, и Всемирный банк.
    600
  • 27/03/2017

    Сергей Глазьев: 12 шагов для экономического развития России

    Экономический рост в России — не утопия. Если ввести за рост ВВП персональную ответственность членов правительства, оптимизировать процентные ставки госбанков, вернуться к «двойному бюджету», создать единое воздушное пространство с Китаем… Эти и другие предложения содержатся в стратегии «12 шагов», предложенной академиком РАН Сергеем Глазьевым.
    1393
  • 05/04/2018

    Эксперты рассказали о том, какая экономическая стратегия нужна России

    Новое правительство будет выполнять обновленные майские указы или исполнять приоритетные национальные проекты. Но внятной стратегии экономического развития у российских властей как не было, так и нет. Ни до, ни после президентских выборов.
    774
  • 31/05/2016

    Академик Александр Чубарьян: наука, культура и образование сильнее всяких санкций

    ​Академик, научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян рассказал о том, как российские ученые разрушают новые и старые клише о России, с какими сложностями они сталкиваются и как складываются отношения с учеными тех стран, где русофобия достигает своего пика, а также о том, как идет реформа преподавания истории России.
    1693