​​Какую страну стоит считать угрожающей мировому здравоохранению, как пандемия заставляет нас задуматься об ограничениях по использованию биологического оружия, что российские исследователи могут ей противопоставить и каких изменений ждать в процессе присуждения степеней и рейтинговании институтов, читайте в репортаже Indicator.Ru с онлайн-заседания Президиума РАН.

Вакцина-йогурт и выздоровление Европы

Заседание началось с темы, без которой не обходится сейчас практически ни одно собрание, — борьбы с COVID-19. Вице-президент РАН Владимир Чехонин рассказал об основных направлениях исследований — диагностике, профилактике, создании противовирусных препаратов. Три российские вакцины сейчас вступают в фазу доклинических испытаний, а одна из них даже может быть выпущена в виде йогурта или другого кисломолочного продукта, поскольку нужные для формирования иммунитета к коронавирусу молекулы ученые встроили в выросты на оболочке лактобактерий. Ведутся и разработки более точных тест-систем, 15 вариантов которых сравнивают сейчас в ИБХ РАН и в группе академика Вадима Говоруна. Кроме того, российские ученые занимаются и поиском новых лекарств. Так, уральские медики исследуют препарат Триазавирин, а их коллеги из Санкт-Петербурга проводят доклинические испытания для препаратов, которые бы затрудняли доступ вируса внутрь клеток.

Зампред комитета Госдумы по образованию и науке Геннадий Онищенко отметил, что сегодня главную угрозу для мира представляет Америка, а особенно Бразилия, где наблюдается бурный прирост числа заболевших (только официальная статистика — более полумиллиона человек). Многие другие страны миновали пик пандемии благодаря карантинным мерам — как и при эпидемиях холеры в XX веке, остановить или хотя бы замедлить распространение коронавируса помогло закрытие границ и городов, ставших очагами инфекции.

Онищенко обнадежил европейской статистикой, заявив, что там уже открывают границы и возвращаются к нормальной жизни, хотя и вынуждены соблюдать предосторожности. И это несмотря на то, что в Италии заболевших было 223 тысячи, летальность составила 14%, а во Франции зараженных оказалось 189 тысяч, а летальность — 15%. В Великобритании и Испании инфекция была менее смертоносной, но заболевших оказалось 276 и 515 тысяч соответственно. Справилась с ситуацией и Германия, где после 181 тысячи зараженных распространение удалось пресечь, и сейчас немцы снимают ограничения. Да, в России цифры выше (414 тысяч человек — и это лишь официальная статистика), но нужно учитывать, что и население страны в три-четыре раза больше, чем в этих европейских странах.

Вторая волна и биологическое оружие

В США же число инфицированных превышает 1 800 000 человек, однако, как считает депутат, профилактика там не организована — «у них это бизнес, это выгодно для медицинских учреждений». Как бы то ни было, 615 тысяч человек уже выздоровело. А вот в Азии не все так гладко. В одних странах жители благодаря жестким мерам профилактики относительно быстро справились с пандемией, а в других число заболевших продолжает расти. В Китае новых зараженных практически нет, хотя каждые две недели проходит массовое тестирование. Стоит ли нам ждать второй волны коронавируса, как в Иране? Как и эпидемии гриппа и холеры, эта инфекция может снова возвращаться после спадов, поэтому вакцина от коронавируса будет актуальна еще долго, считает депутат.

«В 2013 году ученые в институте в Ухане (он является институтом военного ведомства) занимались коронавирусами, сделали полногеномную расшифровку, затем в 2015 году вместе с американскими учеными они повторили эксперименты и искусственно сшили такой вирус. Но они полностью повторили природный, хотя не меняли, не усиливали в нем никаких свойств. Но объективные, субстантивные причины здесь есть. Международному праву есть над чем поработать», — заявил Геннадий Онищенко. По его словам, разные страны время от времени подозревают друг друга в разработке биологического оружия, но конвенция, которая это регулирует, была ратифицирована еще в 1972 году и частично устарела. В начале 2000-х был создан юридический механизм контроля ее соблюдения, но потом американцы расторгли договоренности, пожаловавшись на биологические атаки (которые, по мнению депутата, провели американские же спецслужбы).

Скрыть объявление

«Мы можем создавать искусственные вирусы — это вопрос биологического террора. Будут происходить невероятные вещи, вплоть до искусственного человека, — заявил Онищенко. — До сих пор мы не понимаем — искусственный ли это вирус? Нам надо подойти к этому комплексно — создать на площадке РАН комиссию по комплексному обеспечению безопасности». Хотя на самом деле нет доказательств, что пандемия коронавируса вызвана человеком, ситуация заставила власти разных стран обеспокоиться правовым регулированием биологического оружия. «Надо эту проблему с нашими правоведами, нашими международниками рассмотреть, и в том числе Академии, и предлагать пути выхода», — считает Онищенко.

Но не все так плохо: помимо нарастания недоверия руководству разных стран, усиливаются и настроения, благоприятные для научного сотрудничества. Так, Россия и Беларусь 10 июня проведут совместную конференцию о борьбе с коронавирусной инфекцией.

Реформа управлений и Общее собрание онлайн

Обсудили академики и вопросы внутренних изменений в организации. «15 мая, как было