​Механизмы, опробованные в ходе борьбы с поддельными диссертациями, могут впервые повлиять на исход выборов академиков и членов-корреспондентов РАН.


В ноябре пройдут выборы новых членов Российской академии наук. В 2019 году предвыборную кампанию существенно обострила Комиссия по противодействию фальсификации научных исследований, выступившая с докладом об академической недобросовестности некоторых кандидатов, среди проступков которых — плагиат, использование сомнительных журналов для публикаций, участие в защите недобросовестных диссертаций. Результаты выборов многое скажут о состоянии российской науки как общественного института.

 
Ставка на экспертов
Комиссия по противодействию фальсификации научных исследований была создана в 2018 году первым президиумом РАН, выбранным после реформы 2013 года. Новое руководство академии во главе с президентом Александром Сергеевым приняло ее уже не как орган, координирующий работу сотен институтов, а как клуб, экспертное объединение ведущих ученых, и с энтузиазмом взялось за исполнение этой функции. Ранее при президиуме РАН функционировала Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований, созданная по инициативе лауреата Нобелевской премии по физике Виталия Гинзбурга и занимавшаяся в большей степени проблемами псевдонауки и лженауки, а также противостоявшая усилению религии в обществе, прежде всего в образовании. Эти задачи продолжает координировать Комиссия по борьбе с лженаукой, куда перешла значительная часть старого состава общей комиссии во главе с председателем — академиком Евгением Александровым. Ну а Комиссия по борьбе с фальсификациями стала своего рода рупором существующего с 2013 года сетевого объединения «Диссернет».
 
Известность «Диссернету» принесло изучение диссертаций государственных деятелей, политиков и руководителей вузов. Например, в 2015 году была проверена кандидатская диссертация тогдашнего спикера Госдумы Сергея Нарышкина: 40% текста были признаны недобросовестным заимствованием. Однако тогда казалось, что все эти неприятности касаются не деятелей науки, а тех, кто пытается набрать репутационный вес, получив ученую степень. Самих втянутых в скандал ученых, за исключением членов нескольких недобросовестных диссертационных советов, где защищались псевдодиссертации, общественность признала, скорее, жертвами обстоятельств.
 
Но нынешний доклад комиссии, анализирующий диссертации кандидатов в академики и члены-корреспонденты РАН, — это уже проблема всего ученого сообщества в целом. Его уже нельзя расценить как мнение, — так называет претензии «Диссернета» к диссертациям 64 российских ректоров председатель ВАК Владимир Филиппов. Переход в статус комиссии при президиуме РАН дает борцам за научную этику статус внутреннего контролера, пусть и без властных полномочий. И реакция на сообщения комиссии: проверка будущих перспектив новой академии. Ведь совещательный экспертный орган может иметь хоть какой-то вес и власть только при одном условии — собственной безупречной репутации.
 
«Выдвижение кандидатов проводится на заседаниях ученых и научно-технических советов или президиумов путем тайного голосования простым большинством голосов. Право выдвижения кандидатов в академики Академии предоставляется также академикам Академии, в члены-корреспонденты Академии — членам Академии», — говорится в уставе РАН. Таким образом, этически недобросовестные ученые были делегированы в академию своими же коллегами, не Госдумой или министерством. И во власти тех, кто их выдвинул, либо отказаться от своего мнения, либо попробовать опровергнуть выводы докладчиков, что в случае плагиата, например, вряд ли возможно. Или же фактически распрощаться со статусом ученого, заодно повредив репутации тех российских докторов и кандидатов наук, которые выполнили свои работы добросовестно. Им придется доказывать свою академическую состоятельность с нуля, не имея возможности опереться на выданные дипломы.

 
Механизм доверия
Репутация и профессиональная этика особенно важны для науки, которая практически не поддается внешней оценке. Каждый может проверить, чисто ли вымыт пол. Ясно, что хорошее кресло не ломается долго, а плохое сразу выходит из строя. Однако наука — это по сути движение в неизвестное, и оценить качество этого движения могут только те немногие, что идут туда вместе с исследователем. По этому принципу действует взаимная оценка публикаций в научных журналах — peer-review. При всем несовершенстве этой системы ничего лучшего не придумано.

 
В свою очередь, доверие общества к этой системе, выражающееся, в частности, в выделении финансирования, зиждется на постулате, что ученые честны сами с собой. Это не значит, что злоупотреблений не случается, ученые тоже люди. Но выявленные при взаимной оценке злоупотребления становятся достоянием общественности. Виновный получает запрет на профессию, а если он уже не ученый — большие карьерные сложности. Организация, которая допустила злоупотребления, начинает внутреннее расследование и заинтересована в его открытости и объективности. Так, Карл-Теодор цу Гуттенберг, пойманный на плагиате в докторской диссертации, лишился поста министра обороны ФРГ, а его блестящая политическая карьера если не закончилась, то приостановилась на неопределенный срок, несмотря на поддержку Ангелы Меркель. Официальные проверки вел сам Университет Байройта, где политик защищался и который в итоге принял решение степень отозвать. Вдобавок репутационные издержки ложатся не только на весь университет, но и на академическую систему страны.

 
Показное равнодушие российского Минобрнауки, ВАК и университетов к докладам «Диссернета», а теперь и комиссии, не проходит незамеченным. Дополнительный ущерб нанес недавний скандал с недобросовестными диссертациями в Таджикистане, подтвержденными в Москве. На последней международной конференции по проблемам высшего образования QS Worldwide лингвист Брайан Пул, выступивший с докладом о проблемах международного признания кандидатских степеней, назвал Россию наряду с Угандой примером страны, где в этой сфере процветает коррупция. Для добросовестных российских исследователей это означает сложности с международным признанием, для РАН — снижает шансы на признание ее авторитетным экспертным органом. В выигрыше только авторы недобросовестных диссертаций, им терять нечего и репутация им незачем.

Александра Борисова

Похожие новости

  • 28/06/2019

    Науку разделили на сильную и слабую

    Двадцать пятого июня состоялось заседание Президиума РАН, на котором было рассмотрены результаты беспрецедентной по масштабам экспертизы научно-исследовательского сектора страны. Большинство СМИ обратило внимание на поднятый Президиумом РАН вопрос о переподчинении Высшей аттестационной комиссии (ВАК) от Миннауки правительству и развернувшуюся вокруг этого дискуссии.
    733
  • 02/06/2017

    Историк Игорь Федюкин о правилах защиты диссертации как метафоре государственного управления

    Процедура защиты диссертаций, т. е. допуска в профессию, едва ли не самое больное место российской науки. С одной стороны, качество защищаемых работ и самой процедуры защиты нередко оказывается позорно низким, на грани (или за гранью) профанации; коррупция и плагиат давно уже носят массовый характер.
    1729
  • 07/10/2017

    Шанс на прорыв. РАН наконец договорится с властью?

    Затяжной выборный период в Российской академии наук окончился, причем, к общему удовольствию, вполне благополучно. К счастью, не сбылись мрачные прогнозы относительно того, что новая объединенная РАН не сможет провести единого кандидата.
    1219
  • 22/11/2017

    О чем промолчали на заседании Президиума РАН?

    ​Вопрос о том, как улучшить работу системы научной аттестации в России, стал центральным на очередном заседании Президиума РАН 14 ноября 2017 года. Бурного обсуждения не случилось. Судя по всему, все дискуссии прошли заранее и в неофициальном порядке, и академики решили, что нужно действовать конструктивно, не упоминать имя Мединского всуе, а основной акцент сделать на теме вузов, получивших право самостоятельно присуждать ученые степени.
    1022
  • 30/11/2017

    Владимир Филиппов: доплата за ученую степень стала пережитком прошлого

    ​Почему в МГУ создали свой Аттестационный комитет, а защита диссертаций резко сократилась? Когда теологию ввели в научный оборот и кто не согласен с этим в России? Громкие дела "Диссернета", ротация в экспертных советах ВАК, новый взгляд на аспирантуру и степень DBA для карьеры управленца - эти и другие актуальные темы стали предметом обсуждения на "Деловом завтраке" в "РГ" с председателем Высшей аттестационной комиссии, ректором РУДН Владимиром Филипповым.
    2056
  • 03/07/2019

    Руководитель ВАК и РАН прокомментировали конфликт между ведомствами

    ​События вокруг Высшей аттестационной комиссии (ВАК) заставили ученых в очередной раз задуматься о том, насколько эффективно она может выполнять свою главную функцию - защитить науку от фальсификаторов.
    603
  • 20/09/2016

    Кнут или пряник для научного сообщества?

    ​Михаил Гельфанд, один из создателей проекта «Диссернет», прокомментировал «Полит.ру» будущее борьбы с фабриками фальшивых диссертаций.  - Скажите, был ли проект постановления Правительства РФ об ученых степенях для Вас неожиданностью?- Ничего, что вытекает из нашего правительства, не может быть неожиданностью.
    1429
  • 08/09/2017

    Академик Евгений Каблов: Российская академия наук - важнейший институт развития экономики и общества

    Российская академия наук столкнулась с крупнейшим за последние 25 лет системным кризисом, ставящим под угрозу не только функционирование Академии, но и само ее существование как ведущей научной организации страны.
    823
  • 14/09/2016

    Спишут ли чиновникам плагиат?

    ​Российское научное сообщество бурлит недовольством и подписывает петиции - Минобр предлагает усложнить процедуру, по которой плагиаторов лишают ученых степеней. Российские ученые впервые со времен реформы РАН всерьез разгневались на власть.
    1700
  • 01/06/2019

    Президент РАН поддерживает возможность дискуссии о передаче ВАК Академии наук

    ​Вопрос о передаче Высшей аттестационной комиссии (ВАК) под контроль Академии наук России следует обсудить. Такое мнение высказал ТАСС президент РАН Александр Сергеев, комментируя дискуссию, развернувшуюся вокруг нового состава ВАК.
    694