​27 июня 1997 года на заседании диссертационного совета при Горном институте в Санкт-Петербурге состоялась защита диссертации по экономике. Ничего необычного в защите не было, кроме разве что статуса защищающегося. Диссертант принадлежал к числу самых высокопоставленных чиновников Российской Федерации. Ровно за четыре месяца до защиты – в марте 1997 года – он занял должность заместителя руководителя администрации президента РФ.

До этого он был заместителем управляющего делами президента РФ, а еще раньше работал в мэрии Санкт-Петербурга и возглавлял региональное отделение тогдашней партии власти «Наш дом – Россия». 

Внимательный читатель, вероятно, уже догадался, что звали диссертанта Владимир Владимирович Путин. Через два года – 31 декабря 1999-го – в связи с добровольным уходом с должности Б.Н. Ельцина В.В. Путин станет исполняющим обязанности президента Российской Федерации, а еще через несколько месяцев – 7 мая 2000 года – начался первый президентский срок В.В. Путина. 

16 лет спустя, 23 ноября 2016 года, Путин, который к этому времени занимал пост президента РФ в третий раз, на заседании Совета по науке и образованию заявил, что совмещение научной деятельности и работы на госслужбе невозможно. Критикуя высокопоставленных чиновников, которые вопреки его рекомендации выдвинули свои кандидатуры в действительные члены и члены-корреспонденты РАН и были избраны, он сказал: «Люди, которые замещают должности в органах государственной власти, особенно на верхних ступенях, заняты по службе или должны быть как минимум заняты по службе серьезным образом, иначе они не способны выполнять своих служебных обязанностей и заниматься научными исследованиями могут только в свободное время, которого для людей, которые добросовестно работают на административных должностях, фактически не остается». Исходя из этого, президент фактически потребовал увольнения чиновников, не последовавших его рекомендации, а через несколько дней вышел президентский указ, по которому высокопоставленные чиновники, ставшие академиками уже после того, как президент высказал свою рекомендацию, были освобождены от занимаемых должностей. 

Заметим, что речь шла не о научной работе чиновников, имеющих статус членов академии наук, а о научной работе чиновников вообще, а значит, и о тех из них, кто защитил кандидатские или докторские диссертации. Иначе говоря, слова президента могут быть обращены к большинству министров, имеющих ученые степени кандидатов и докторов наук, ко многим работникам администрации президента, да и к самому президенту, который, по крайней мере в 1996–1997 годах, совмещал деятельность замуправляющего делами президента РФ и замруководителя администрации президента РФ с написанием кандидатской диссертации и научных статей. 

Фактически Путин заявил, что все чиновники, прежде всего высшего уровня, имеющие ученые степени, являются псевдоучеными. Тем самым он поставил в неудобное положение множество людей, работающих на госслужбе, в том числе и себя самого…

Впрочем, оставим в стороне давние эпизоды из биографии президента. Путин вообще-то задал принципиальный вопрос: можно ли совместить плодотворную научную деятельность и успешную работу государственного служащего? Примеры из зарубежной и отечественной истории показывают, что такое вполне возможно. Ниже я предлагаю соответствующий небольшой экскурс. 

2.

Не будем углубляться в пучину древности и Cредневековья. Обратимся к не столь далеким временам. 

Одним из основателей Соединенных Штатов Америки был Бенджамин Франклин. Он был одним из лидеров войны за независимость США от Британской империи. Его подпись стоит под Декларацией независимости США и под Конституцией США, многие основные идеи из которой он сам и сформулировал. Он до сих пор почитается как национальный герой США, его изображение даже попало на стодолларовую купюру. В то же время Франклин был известным ученым-физиком, географом и экономистом, изучал атмосферное и статическое электричество, ввел понятия положительного и отрицательного электричества, первым открыл электрическую природу молнии и объяснил действие конденсатора, создал громоотвод, бифокальные очки, выдвинул идею электрического двигателя, наконец, стал одним из создателей трудовой теории стоимости и инициатором создания карты Гольфстрима. Он также основал американскую публичную библиотеку, философское общество и Филадельфийскую академию, впоследствии переросшую в Пенсильванский университет (естественно, став при этом членом Филадельфийской академии). Его научные достижения были признаны во множестве стран, в том числе и в России, где он был избран почетным членом Императорской академии наук. Опыты над электричеством не мешали его работе в качестве главного почтмейстера Пенсильвании, а затем и всех североамериканских колоний, посла США во Франции, депутата Конституционного совещания в Филадельфии и на многих других должностях. 

Не будем также забывать, что и великий Исаак Ньютон, глава Лондонской академии наук, был тоже не чужд службе государству. Он не только много лет был членом парламента, но и занимал должность хранителя монетного двора и произвел в Англии денежную реформу. Его французский коллега – великий химик Антуан Лавуазье, директор королевской Французской академии наук – был членом национального Казначейства, членом совещательного бюро искусств и ремесел, участвовал во введении в своей стране единой системы мер и весов, ратовал за всеобщее школьное образование. 

Еще один пример гармонии госслужбы и науки – Вильгельм фон Гумбольдт – выдающийся немецкий лингвист и философ, заложивший основы науки о языке, член Берлинской академии наук. В 1809–1810 годах он был министром образования Прусского королевства, и на этом посту он произвел реформу школьного образования, благодаря чему в Пруссии вскоре возникло всеобщее школьное образование. Провел он и реформу университетского образования, результатом чего стало появление знаменитого Гумбольдтовского университета, сочетающего преподавание и научную деятельность. Современная западная система университетов имеет своим прообразом именно Гумбольдтовский университет. И в то же время Гумбольдт продолжал заниматься научными изысканиями и еще писать многочисленные эссе и стихи.

Известным ученым был и первый президент независимой Чехословакии – Томаш Массарик. Он успешно занимался философией и социологией и много сделал для становления чехословацкой системы образования. 

Первым президентом Бразилии, находившимся у власти два срока (с 1995 по 2002 год), был Энрики Фернанду Кардозу – крупный бразильский социолог, доктор социологии университета Сан-Паулу, переводчик работ Ж.-П. Сартра на португальский язык. Он один из классиков теории модернизации, труды которого изучают студенты по всему миру. Кардозу возглавлял Бразильскую социал-демократическую партию, был членом сената Бразилии, министром иностранных дел, министром финансов (на этом посту он провел денежную реформу и добился остановки инфляции). Владимир Путин встречался с Кардозу в Кремле в 2002 году, когда они оба были в должностях президентов своих стран. Вероятно, Путин не поделился тогда с доктором Кардозу своей мыслью о том, что политика и научная деятельность несовместимы. 

3.

Отечественная история еще больше изобилует подобными примерами, что неудивительно: и государство, основанное Петром Великим, – Российская империя, и государство, основанное Лениным, – СССР – были созданы ради модернизации страны. Их основатели не скрывали, что их цель в том, чтобы Россия догнала и перегнала Запад в научно-техническом развитии. Петр Первый говорил: «Я предчувствую, что россияне когда-нибудь, а может быть, при жизни нашей пристыдят самые просвещенные народы успехами своими в науках, неутомимостью в трудах и величеством твердой и громкой славы». В.И. Ленин в статье «О нашей революции» писал примерно то же – что целью революции в России является создание «основных посылок цивилизации», которую Запад уже построил. Именно поэтому и в Российской империи, и в СССР государственные деятели занимались науками, а ученые привлекались на госслужбу. 

При этом прежде всего, конечно, всплывает в памяти фигура сподвижника Петра Первого Якова Брюса – военного, дипломата, государственного деятеля и в то же время ученого и изобретателя. Он учился математике и техническим наукам в Англии, приехав в Россию, реформировал русскую артиллерию, руководил артиллерийским, инженерным и морским училищами, заведовал книгопечатанием. Все это время он вел переписку с иностранными учеными, написал ряд учебников и перевел некоторые иностранные учебники, собирал «кабинет курьезных вещей», затем легший в основу кунсткамеры, занимался астрономическими наблюдениями на Сухаревской башне (в связи с чем неграмотные москвичи подозревали его в колдовстве).

Можно вспомнить и Василия Татищева – другого сподвижника Петра Великого, образованнейшего человека своего времени, которому Петр поручил составить «описание земли российской». Татищев заложил основы российской истории и географии, провел знаменитую границу между Европой и Азией по Уральским горам, вместе с тем как государственный чиновник участвовал в освоении Урала, основании нескольких российских городов. 

С 1810 по 1819 год министром внутренних дел Российской империи был Козодавлев Осип Петрович. С 1783 года он был помощником главы академии наук княгини Дашковой, став членом академии, участвовал в составлении и выпуске академического словаря. 

В 1824 году министром народного просвещения – в первый в последний раз в истории России – был назначен президент академии наук Александр Семенович Шишков – филолог-литературовед, исследователь церковнославянского языка, защитник русского языка от иностранных заимствований. 

Еще один министр внутренних дел, занимавший эту должность с 1841 по 1852 год, был также членом и даже руководителем академии, правда, не наук, а художеств. Я говорю о Льве Алексеевиче Перовском. Он занимался и наукой, был страстным минерологом, собрал огромную коллекцию камней, которая после его смерти попала в Эрмитаж. В честь него назван минерал перовскит. 

В 1855–1857 годах морским министром Российской империи, а затем членом Госсовета был вице-адмирал Фердинанд Петрович Врангель – известный путешественник, полярный исследователь, именем которого назван остров в Северном Ледовитом океане. Ф.П. Врангель был членом Русского географического общества, членом-корреспондентом Лондонского географического общества, членом Петербургской академии наук. 

В 1863 году министром путей сообщения империи стал Павел Петрович Мельников. Он, правда. не был академиком, но как ученый и изобретатель превосходил многих формальных членов академии наук. С 1883 года Мельников был профессором курса прикладной механики в институте Корпуса путей сообщения, разработал проект предохранительной дамбы в г. Даугавпилсе, был автором проекта железной дороги Санкт-Петербург – Москва, знаменитой первой в России Николаевской железной дороги. Наконец, именно перу министра Мельникова принадлежит первое в нашей стране учебное пособие по железнодорожному транспорту «О железных дорогах». Мельников писал научные труды о вагоностроении и специально ездил в служебную командировку в США с целью изучения вагоностроения у американцев. 

Министром путей сообщения Российской империи (1888–1889) был и Герман Егорович Паукер – русский инженер, механик, профессор инженерной академии и Петербургского технологического института, один из основоположников науки о строительных материалах. 

С 1882 по 1886 год министром финансов Российской империи был Николай Христианович Бунге – известный в свое время ученый-экономист, автор диссертации по теории кредита, бывший ректор Киевского университета, член-корреспондент Петербургской академии наук. В 1887 году он стал председателем кабинета министров империи и пробыл в этой должности до 1895 года. 

Сразу же после Бунге министром финансов стал Иван Алексеевич Вышнеградский, ученый-механик, магистр математических наук, автор диссертации о движении системы материальных точек, основоположник теории автоматического регулирования. Он также был почетным членом Петербургской академии наук. 

Но, как уже говорилось, в Российской империи не только министры занимались науками, но и ученые служили государству. Собственно говоря, по законам империи все члены академии наук, а также преподаватели университетов и средних школ были государственными служащими. Человек, защитивший магистерскую диссертацию, получал IX степень по Табели о рангах – титулярный советник, докторскую диссертацию – VIII (коллежский асессор), до середины XIX века последний чин давал право на потомственное дворянство, а затем – на личное. Что же касается экстраординарных и ординарных академиков, то они получали III класс по Табели о рангах – тайный советник, что соответствовало генерал-лейтенанту в армии и вице-адмиралу во флоте. На гражданской госслужбе такой чин имели министры, заместители министров и некоторые губернаторы (но далеко не все). Так что господин Ливанов не смог бы в Российской империи прилюдно унижать академиков или даже просто-запросто вторгаться в дела академии, как это он делал в бытность свою министром. Члены Императорской Академии наук были госслужащими равного ему ранга. 

С другой стороны, российские государи часто привлекали ученых к исполнению важных обязанностей на гражданской службе. В составе Госсовета Российской империи в разное время работали такие действительные и почетные члены академии наук, как филолог А.И. Соболевский, юрист Н.С. Таганцев, юрист А.Ф. Кони, инженер Н.П. Петров, историк В.И. Герье и другие. 

4.

Та же традиция продолжилась в советские времена. Председателем первого советского правительства – Совета народных комиссаров – и подлинным создателем и вождем РСФСР и СССР был Владимир Ильич Ульянов-Ленин. Общеизвестно, что Владимир Путин не любит своего великого тезку и несколько раз отзывался о его деятельности весьма критически. Но, как к нему ни относиться, невозможно отрицать, что Ленин был не только выдающимся политиком и государственным деятелем, возглавившим страну в период революционного распада, сумевшим организовать новые органы власти, новую армию, отразить иностранную интервенцию, выиграть гражданскую войну и собрать российскую державу, пусть на новых началах и под новым названием, – Ленин был также и крупным ученым в нескольких различных отраслях науки. Пусть он и не состоял в академиях наук, но его вклад в философию, политологию, экономику признается во всем мире, а такие его труды, как «Империализм как высшая стадия капитализма», «Материализм и эмпириокритицизм», «Государство и революция», переведены на множество языков и изучаются в университетах и институтах. Причем ряд своих классических работ (например, «Детская болезнь левизны в коммунизме», «Странички из дневника (О кооперации)») Ленин написал, будучи на посту председателя правительства. Научная деятельность не только не мешала его государственной работе, но и направляла ее. 

Схожее можно сказать и о его коллегах по Совнаркому. Лев Троцкий был неоднозначным, но видным теоретиком марксизма, его перу принадлежат труды по политологии, истории, литературоведению. Николай Бухарин занимался экономикой, а также написал один из первых учебников по марксистской философии. Иосиф Сталин написал труды по национальному вопросу, политологические сочинения и даже, как известно, работу по языкознанию. Иван Скворцов-Степанов был марксовед, переводчик (в соавторстве с Богдановым и Базаровым) «Капитала» Карла Маркса на русский язык. Одним из самых ярких ученых был нарком просвещения Анатолий Луначарский – философ, литературовед, искусствовед. 

Правда, после Ленина и Сталина людей, которые внесли хоть какой-либо вклад в науку, во главе Советского государства уже не было. Зато среди наркомов и министров были те, кто успешно занимался наукой. Достаточно упомянуть сталинского наркома нефтяной промышленности, а затем председателя Госплана СССР Н.К. Байбакова – автора более чем 200 научных работ в области нефтегазового дела или министра здравоохранения академика Е.И. Чазова – известного специалиста по кардиологии. 

В советские времена, как и до революции, ученые часто привлекались к административной работе. Госслужба и в СССР не противоречила науке, наоборот, наука и изобретательство были госслужбой. 

К сталинским «железным наркомам» иногда причисляют академика Петра Капицу, и в этом нет никакого преувеличения. Великий физик ХХ столетия относился к Сталину, мягко говоря, сложно, но свои личные обиды и эмоции – во многом, надо сказать, небезосновательные – он умел отставить в сторону, если речь шла о пользе для Родины. В 1930-е годы Капица усовершенствовал установку по получению кислорода из атмосферного воздуха, и Сталин поручил ему организовать ее массовое производство. Капице была дана должность сначала председателя техсовета Главкислорода – главка, находившегося в непосредственном подчинении Совета народных комиссаров, а потом и руководителя Главкислорода. При этом зачастую отчитывался Капица не перед наркомами, а перед самим Сталиным, что ставило его на уровень министра, а то и выше. Долгие годы Капица «тянул лямку госслужбы», не оставляя своих научных занятий, и выполнил поставленную задачу. 

В 1920–1940-е годы в Советском Союзе это стало обычной практикой: ученому или изобретателю, сделавшему перспективное открытие, получившему новое достижение, поручали лабораторию или институт, то есть делали, как бы сейчас сказали, госслужащим – со всеми полагавшимися льготами, но и со всеми обязанностями и ответственностью – вплоть до самой тяжелой. Так создавались целые отрасли промышленности. Сообщество инженеров-энтузиастов, в свободное время изучавших реактивное движение, – знаменитая ГИРД (сами участники в шутку расшифровывали аббревиатуру «Группа инженеров, работающих даром») была превращена в 1933 году в реактивный институт при Наркомате тяжелой промышлености, в котором были созданы, к примеру, знаменитые «Катюши». Инженер-гирдовец Сергей Королев стал заместителем директора института, получил должность дивизионного инженера (соответствовавшую комдиву в сухопутных войсках). 

Также в 1932 году в Ленинградском физтехе по инициативе Иоффе была создана лаборатория по изучению атомного ядра, сотрудниками которой были Курчатов и Гамов. С этого начался советский атомный проект, а лаборатория энтузиастов впоследствии переросла в «лабораторию №2» – знаменитый «Курчатовский центр», существующий до сих пор и подчиняющийся не академии наук, а непосредственно правительству России. Курчатов стал руководителем лаборатории, впоследствии института, превратившись в высокопоставленного госслужащего-ученого. 

И это только несколько примеров из великого множества…

5.

Итак, президент Путин, по сути, был неправ. Занятия наукой вполне совместимы с государственной службой. История зарубежных стран и особенно России это ярко демонстрирует. Более того, уволив несколько высокопоставленных чиновников за то, что их научные заслуги были признаны научным сообществом, президент поступил крайне неосмотрительно. Он подал очень дурной пример чиновникам нижестоящих уровней. Уволенные госслужащие законы не нарушали. «Закон о госслужбе» запрещает чиновникам заниматься бизнесом, но не запрещает заниматься наукой. Показательно, что большинство чиновников все равно имеют свой бизнес, оформляя фирмы через подставных лиц, и, скорее всего, президенту известны такие случаи. Но никто пока за это уволен не был… 

Подозревать, что академия наук оказалась некомпетентной и приняла в свои ряды псевдоученых, тоже вроде неудобно и даже оскорбительно для академиков. Тем более что среди уволенных есть действительно известные ученые, как, например, историк спецслужб Василий Христофоров. 

Мало кто обратил внимание, что президент постеснялся упомянуть в указе истинную причину увольнения – «невыполнение устной рекомендации президента». Тот же генерал-лейтенант Христофоров официально уволен из органов «по достижении предельного возраста пребывания на военной службе». Остальных просто – давайте называть вещи своими именами – вынудили подать заявления «по собственному желанию». При этом пресс-секретарь президента Песков подтвердил, что истинная причина увольнения всех четырех иная – невыполнение рекомендации президента. Создан опасный прецедент – Путин публично показал, что выполнение его личных рекомендаций важнее выполнения закона  и может послужить поводом для административного наказания, даже если чиновник не нарушал никаких законов, образцово выполняет свою службу и пользуется уважением коллег и представителей общественности. Теперь любой министр или губернатор  может уволить любого своего подчиненного, обосновывая это тем, что «я просил его в прошлом году сменить галстук, а он не послушался», и ссылаться при этом на президента…  

Справедливости ради замечу, что президентом двигали благие намерения. Среди членов администрации президента, министров и их замов действительно немало тех, кто не имеет к науке непосредственного отношения, но ради укрепления своего социального статуса обзаводится учеными степенями и званиями вплоть до академических. По правде говоря, и сам Путин «во время оно» не устоял перед таким соблазном. Теперь же президент, судя по всему, решил положить этому конец. Вероятно, Путин уволил этих четырех высокопоставленных чиновников-академиков, чтобы другим неповадно было, действуя по классическому для нашей власти принципу: «сейчас разберемся, кто виноват, и я накажу кого попало». Ведь среди уволенных были настоящие работающие и известные ученые, и их научная деятельность до сего времени вовсе не мешала госслужбе, потому что ранее они никаких взысканий не имели. Если уж увольнять сомнительных ученых, тратящих «драгоценное время» – время на шастанья по ученым советам, то начинать надо было с многострадального министра культуры, который недавно был обвинен авторитетными учеными-историками в том, что его диссертация далека от науки и ожидает нового решения диссовета…

Но позор для всего российского общества и государства состоит не в том, что чиновники получают «липовые» степени. Это позор лишь для научного сообщества, в котором находятся руководители и члены диссоветов, оппоненты и рецензенты, готовые из-за административного давления или банально за деньги поспособствовать в защите тщеславному чиновнику. Позор для всего российского общества и государства в том, что в Российской империи и СССР ученых брали на высокие государственные посты, а у нас, наоборот, обладатели высоких постов зачастую являются псевдоучеными. Причина же этого уже называлась. Российская империя в свой героический петровский и послепетровский период и СССР были государствами, которые производили ускоренную модернизацию страны. При Петре с Екатериной и при Ленине со Сталиным в России строились новые заводы и города, шахты и железные дороги. Империи и Союзу нужны были учителя и инженеры, изобретатели и ученые. 

Постсоветская Россия – ресурсно-торговое государство. Она живет за счет продажи за рубеж ресурсов – нефти и газа, эксплуатируя при этом систему созданных при СССР газо- и нефтепроводов. Отношение такого государства к науке ничем не отличается от отношения к науке упомянутых чиновников: наука ему нужна для повышения своего статуса в глазах международного сообщества – мол, и мы не хуже Европ и Америк, есть у нас свои академии и университеты. Реальная эффективность этих академий и университетов при этом не важны, все равно  сырьевой придаток метрополии капитализма техническими инновациями заниматься не в состоянии. Поэтому можно унижать академию, подчинив ее бюрократам из ФАНО, унижать академиков, распекая их перед телекамерами за прошедшие выборы, которые, вообще говоря, внутреннее дело самой академии. Можно все: в таком государстве наука и госслужба – вещи несовместные…

Рустем Вахитов

Источники

ЧИНОВНИК И НАУКА - ДВЕ ВЕЩИ НЕСОВМЕСТНЫЕ?
Советская Россия (sovross.ru), 08/12/2016
ЧИНОВНИК И НАУКА - ДВЕ ВЕЩИ НЕСОВМЕСТНЫЕ?
Советская Россия, 08/12/2016

Похожие новости

  • 23/02/2016

    Наука сокращать: ученые в шоке от новой финансовой политики федеральных властей

    ​​"Что же мы будем теперь делать?! Увольнять сотни сотрудников, сокращать зарплату или сокращать рабочую неделю для всех?". С подобного гадания началась неделя у большинства директоров институтов Российской академии наук, которыми вот уже третий год управляет ФАНО - Федеральное агентство по научным организациям.
    3642
  • 30/05/2018

    Академики предложили Владимиру Путину решить ведомственную задачу

    ​​​​Как стало известно "Ъ", руководство Российской академии наук (РАН) впервые высказало коллективную позицию по поводу создания Министерства науки и высшего образования. 29 мая члены президиума РАН написали письмо президенту Владимиру Путину.
    1125
  • 10/06/2016

    Абстрактный менеджмент и наука: философ Александр Рубцов о внешнем управлении учеными

    Формализация оценки результативности – один из спорных моментов в администрировании знания. Недавняя конференция, организованная философским и историческим факультетами МГУ и Институтом философии РАН, вновь подтвердила: сколь угодно резкие заявления ученых по этому поводу если и дают эффект, то минимальный.
    2499
  • 24/06/2016

    Большие вызовы для неосвоенной страны: проект Стратегии научно-технологического развития России до 2035 года

    Как обустраивать бескрайние и неосвоенные территории России, находить новые ресурсы и сберегать природу, сохранять прирост населения и развивать технологии — на все это даст ответ Стратегия научно-технологического развития России до 2035 года, проект которой опубликован на днях.
    2163
  • 21/07/2017

    Александр Сергеев: озабоченность президента состоянием дел с выборами в академии очевидна

    ​Ведущая программы "Гамбургский счет" телеканала ОТР Ольга Орлова встретилась в студии с академиком Александром Сергеевым - директором Института прикладной физики в Нижнем Новгороде, кандидатом в президенты РАН.
    1831
  • 13/07/2018

    Александр Сергеев: «Науку могут контролировать только ученые»

    ​​​​​В РАН в целом удовлетворены только что принятым Госдумой в третьем чтении законом, расширяющим и уточняющим полномочия, функции и задачи Академии наук, заявил 11 июля президент Академии Александр Сергеев.
    741
  • 05/08/2016

    Правительством РФ утвержден перечень баз данных международных индексов научного цитирования

    ​Правительство РФ утвердило перечень​ полнотекстовых зарубежных и специализированных баз данных международных индексов научного цитирования. Соответствующее распоряжение опубликовано в пятницу на сайте кабмина.
    3169
  • 25/07/2016

    Академики раскритиковали Стратегию научного развития России

    ​Минобрнауки подготовило проект Стратегии научно-технологического развития России на долгосрочный период, которая богато сдобрена иностранными терминами. Что же касается смысла и четких посылов, которые должна иметь такая Стратегия, их, увы, большинство представителей научного мира так и не увидели.
    2419
  • 14/11/2017

    Что принципиально меняет новая программа фундаментальных исследований в России

    ​Российская академия наук должна в ближайшее время доработать Программу фундаментальных научных исследований в РФ на долгосрочный период (2021-2040 гг.) и представить ее на утверждение в правительство.
    773
  • 20/07/2017

    Кандидат в президенты РАН Валерий Черешнев рассказал о своей предвыборной программе

    ​Какие изменения ждут Российскую академию наук, как следует строить отношения с властью и какие законы нужны Академии, в интервью Indicator.Ru рассказал кандидат в президенты РАН академик Валерий Черешнев.
    1088