​​​
Сенсация произошла в российском научном сообществе. Ее автором стала комиссия РАН по противодействию фальсификации научных исследований. В опубликованном ею докладе утверждается, что в так называемых "хищных" журналах российские авторы опубликовали более 23 тысяч статей, которые никто на рецензирует. За такой маневр по обходу принятой в мировой науке строгой системы отбора автор платит посредникам примерно шесть тысяч долларов. 


В миллиард рублей обошлись государству "мусорные" статьи.  Фото: iStock 
В миллиард рублей обошлись государству "мусорные" статьи. Фото: iStock

Этот вывод сделан на основе анализа 94 зарубежных журналов, включенных в престижные базы данных Web of Science и Scopus. Речь идет о переводном плагиате и статьях с приписным соавторством. Всего выявлено более 1,1 тыс. российских авторов, из них более 30 руководителей университетов и их подразделений. Есть и свои лидеры. Это сотрудники Казанского федерального университета, Российского экономического университета им. Плеханова, Российского государственного социального университета, Финансового университета при правительстве РФ, Белгородского государственного университета, Российского университета дружбы народов. Причем ректоры первых трех также оказались причастны к таким публикациям. По оценкам комиссии, "объем бессмысленно расходуемых российским бюджетом средств из-за публикаций в "хищных" журналах, которые могли бы использоваться на содержательные научные проекты, превышает миллиард рублей. Примерно 10 процентов статей в журналах-хищниках опубликованы на деньги научных фондов, таких как Российский научный фонд и Российский фонд фундаментальных исследований". По мнению комиссии, рост количества "мусорных" статей российских авторов в зарубежных журналах начался с 2013 года, когда были приняты меры по стимулированию публикационной активности. Главным критерием научной результативности, а значит, оценки вузов и научных организаций, их финансирования, а также получения грантов стало число публикаций. В итоге наряду с появлением большого числа хороших статей в зарубежных изданиях начался резкий рост публикаций в журналах-хищниках. Это является серьезным нарушением научной этики, искажает наукометрическую информацию, ухудшает моральный и интеллектуальный климат в образовательной и научной среде.

Мы обратились за комментарием к вице-президенту РАН Алексею Хохлову.

Алексей Ремович, авторов обвиняют в переводном плагиате и приписном соавторстве. Расшифруйте, пожалуйста, что это означает.

Алексей Хохлов: В российских журналах много текстов, которые не переведены на иностранные языки. Так вот фирмы-посредники наладили схему по переводу этих текстов с последующей публикацией в зарубежном хищном журнале. Я каждое утро чищу электронную почту минимум от десятка предложений за такую-то цену опубликоваться в журналах, входящих в престижные базы данных Web of Science и Scopus. Если я согласен, то сообщаю свои пожелания, тематику статьи, а затем посредник подбирает соответствующую в каком-то российском издании, переводит ее на английский, нередко не особенно утруждаясь, с помощью компьютерной программы, и она появляется в журнале-хищнике. А заказчик-лжеавтор выкладывает тысячи долларов.

А второй вариант - приписное соавторство?

Алексей Хохлов: В российском журнале берется статья и туда за определенную сумму добавляется один или несколько авторов. Конечно, все это чистая коммерция, причем все делается совершенно открыто.

В докладе сказано, что примерно 10 процентов статей в журналах-хищниках опубликованы на деньги научных фондов, таких как РНФ и РФФИ. То есть это "мусор", деньги потрачены впустую? Как же работают эксперты уважаемых фондов, если утверждают такие результаты?

Алексей Хохлов: Если говорить точнее, то в 10 процентах статей российских авторов в хищных журналах содержится благодарность фондам за финансирование работы. С другой стороны, здесь все не так просто. Комиссия не утверждает, что все статьи в журналах-хищниках - плагиат. Среди них могут быть и нормальные. Но все равно люди опубликовали свои работы в некачественных журналах, которые размещают статьи без рецензирования и за деньги. Подобное идет вразрез с научной этикой. Нарушает принятые нормы.

Откуда появился ущерб государству в миллиард рублей, нанесенный "мусорными" публикациями? Вроде бы авторы выложили свои кровные...

Алексей Хохлов: Конечно, это очень приблизительная оценка. Как она получена? Известно, что более 23 тысяч статей наших авторов опубликованы в "хищниках". По действующей сейчас у нас системе в своем вузе или институте автор публикации в журнале престижных Web of Science и Scopus поощряется суммой примерно в 50 тысяч руб. Перемножите и получите миллиард.

Как вообще сложилась такая, прямо скажем, скандальная ситуация с этими знаменитыми и авторитетными базами, как они приютили под свое крыло такое множество мошенников?

Алексей Хохлов: Сейчас мы видим немало примеров, что на западе существует ложно понятая политкорректность. Очевидно, что в Web of Science и Scopus посчитали, что нехорошо, если развивающиеся страны останутся без представительства в их базах. Вроде бы логично, но все дело в том, что критерии для таких журналов на включение в такие базы данных оказались искусственно снижены. Конечно, списки журналов периодически чистят, но тут же быстро появляются новые. Надо отметить, что в эту открытую Web of Science и Scopus дверь ринулись не только россияне. Поток интернациональный, а лидирует Индия, но мы в тройке.

Но если чистка не работает, если, говоря образно, на месте одной отрубленной головы дракона вырастает несколько новых, то что нам делать? Ведь против политкорректности, даже ложной понятой, на западе никто сейчас не пойдет.

Алексей Хохлов: Нам надо четко расставить приоритеты. Академия наук обратилась к компаниям, в чьем ведении находятся базы Web of Science и Scopus с просьбой принять меры. Нам ответили, что готовы сотрудничать и учесть наши пожелания. Но самое главное, надо изменить саму систему оценки работы ученого, уйти от вала публикаций, сделав ставку на их качество, своевременно выявлять журналы-хищники.

Хочу подчеркнуть, что есть полное взаимопонимание с новым главой минобрнауки Валерием Николаевичем Фальковым. Кстати, когда он был ректором Тюменского госуниверситета, создал там систему противодействия "хищникам".

Сейчас министерство совместно с академией разработало новую систему оценки работы ученого, где перешли от вала, от прямого числа публикаций к баллам, зависящим от качества журнала. Также внесены коррективы, где учтена специфика гуманитарных и общественных наук. Что касается публикаций в журналах-хищниках, то академия рекомендует их не учитывать в отчетах научных фондов и отчетах по госзаданиям. Список подозрительных журналов сегодня известен, но, конечно, за ним надо постоянно следить и обновлять. Чтобы быстро вылавливать "новинки". Повторяю, здесь у нас с минобрнаукой достигнуто полное взаимопонимание, что крайне важно.

Надо создать такую атмосферу, чтобы человеку было стыдно участвовать в подобных делах

В докладе комиссии называются очень известные вузы и институты, даже МГУ и Санкт-Петербургский госуниверситет, есть в списках и известные имена. Будут к ним приняты какие-то меры?

Алексей Хохлов: А какие меры? Это же не сами организации, а сотрудники, которые накручивали свои рейтинги. Если мы сейчас начнем заводить "дела", выяснять, почему имя ректора или директора института появилось в подозрительном журнале, то окажется - все не так просто. Скажем, приходит сотрудник, предлагает: Иван Иванович, вот статейку подготовили, подпишите. А затем отправляет ее в недоброкачественный журнал, о чем начальник даже не знает. Снимать его за это с должности? Сомневаюсь. Должно быть ему стыдно? Конечно. Моя точка зрения: дело не в фамилиях, а в самой проблеме. Нельзя устраивать публичные порки, чтобы суть дела не ушла в свисток. Надо создать атмосферу, чтобы человеку было стыдно участвовать в подобных делах. И создавать систему противодействия, чтобы он семь раз подумал, отправлять статью в подозрительный журнал или нет.



Доклад «Иностранные хищные журналы в Scopus и WoS: переводной плагиат и российские недобросовестные авторы» - plagiarism-by-translation-2.pdf 



Похожие новости

  • 13/06/2017

    Алексей Хохлов: РАН не должна быть местом, где царит архаичность

    ​Кандидат в президенты РАН академик Алексей Хохлов рассказал "Газете.Ru", в чем он видит неудовлетворенность власти Академией наук и какие реформы могут вернуть ей былой авторитет в обществе и рычаги управления наукой.
    1741
  • 13/04/2018

    Дмитрий Коротков: «Деятельность единственного государственного академического издательства — не бизнес, а миссия»

    У издательства «Наука» особая судьба. На протяжении трёх веков его авторами были величайшие российские учёные, писатели, поэты, члены РАН. Современная история предприятия началась в 1923‑м, и многие годы издательство являлось крупнейшим в СССР и в мире: из стен «Науки» выходили шедевры мировой литературы, полные собрания сочинений отечественных классиков, за которыми выстраивались многотысячные очереди.
    2507
  • 07/12/2018

    К общему знаменателю: новая программа упорядочит систему управления наукой

    ​На прошедшем недавно президентском Совете по науке и образованию, обсуждались вопросы, связанные с Программой фундаментальных научных исследований (ПФНИ) в Российской Федерации. Владимир Путин поинтересовался, почему программа, которую должна разработать Российская академия наук, еще не готова.
    1795
  • 03/10/2017

    Александр Габибов: гранты РФФИ ставят нас в равные с европейскими исследователями условия

    ​Одно из белых пятен современной медицины – аутоиммунные заболевания. Некоторые из них относительно успешно лечатся, другие, например рассеянный склероз, все еще остаются неизлечимыми, а механизмы их возникновения так и не раскрыты.
    1874
  • 11/01/2018

    Аскольд Иванчик: бюрократический пресс на науку очень сильно вырос

    ​Интервью с членом-корреспондентом РАН Аскольдом Игоревичем Иванчиком. — Уважаемый Аскольд Игоревич, мы договорились, что Вы расскажете о положении ученых РАН и о тех проблемах, которые возникли после так называемой реформы, начатой в 2013 году.
    2017
  • 10/01/2018

    Академик Григорий Трубников: в России появятся мегасайенс-центры мирового уровня

    ​Почему до сих пор не принят закон о науке? При каких условиях государство готово существенно увеличить финансирование науки? Как привлечь в страну интеллект? Об этом и многом другом корреспондент "РГ" беседует с заместителем главы Минобрнауки, академиком Григорием Трубниковым.
    1382
  • 02/08/2017

    Кандидат в президенты РАН Роберт Нигматулин о выборах и долге академиков

    Нужно ли ученым свое «министерство», почему на посту президента РАН счастья нет и что академики могут подсказать Владимиру Путину, рассказал Indicator.Ru кандидат в президенты РАН, научный руководитель Института океанологии имени Ширшова Роберт Нигматулин.
    2046
  • 06/12/2016

    Как финансировать российскую науку?

    О сотрудничестве ученых с Российским научным фондом и о проблемах, с которыми сталкивается научное сообщество при работе с грантами корреспондент Indicator.Ru побеседовал с Ириной Белецкой, академиком РАН, доктором химических наук, профессором химического факультета МГУ, и Валентином Ненайденко, доктором химических наук, профессором химического факультета МГУ.
    2635
  • 09/02/2019

    Зампредседателя профсоюза работников РАН — о провалах и успехах майских указов в науке

    ​На что не хватает денег российским ученым, для кого рост зарплат оказался съеден инфляцией и стоит ли ожидать роста числа научных публикаций, в день российской науки «Газете.Ru» рассказал Евгений Онищенко, зампредседателя профсоюза работников РАН, научный сотрудник Физического института им.
    1138
  • 29/05/2017

    Бодался теленок с дубом, или Пять лет Обществу научных работников

    «Я с утра думал о том, каковы итоги нашей работы за пять лет, и казалось, что один сплошной пессимизм. А потом напротив каждого пункта с проблемами стал писать: сделать то и это — и получил программу к действию, то есть оптимизм», — заметил, смеясь, сопредседатель совета Общества научных работников Александр Львович Фрадков накануне Общего собрания ОНР, назначенного на 23 мая 2017 года.
    1340