Скромный экономический рост, достигнутый в прошлом году (по предварительной оценке Минэкономразвития, он составил от 1,4 до 1,8 процента), на три четверти был обеспечен добывающими отраслями. Это тревожный признак: впечатление такое, что зависимость экономики от нефти и газа не только не снизилась, но и возросла.

В росте валового внутреннего продукта (ВВП) преимущество должно бы быть за обрабатывающей промышленностью, хотя в структуре экономики топливно-энергетический комплекс в любом случае еще долго будет сохранять ведущую роль из-за колоссальных запасов сырья и дефицита рабочей силы в стране.

Причины не в том, что добывающие отрасли растут или цены на сырье становятся выше, а в том, что обрабатывающие отрасли чувствуют себя неважно.

Как же так? Ведь инфляция снизилась даже ниже установленного ориентира в 4 процента, уровню российского внешнего долга могут позавидовать даже развитые страны, дефицит нашего бюджета существенно ниже общепринятых допустимых нормативов, курс рубля почти перестал реагировать на колебания нефтяных цен, а Банк России практически регулярно снижает ключевую ставку. Произошло масштабное импортозамещение в оборонно-промышленном секторе, да и в других секторах мы видим серьезные сдвиги, сельское хозяйство перестало быть убыточной отраслью, мы научились выпускать вполне конкурентоспособную продукцию...

Обрабатывающая промышленность не растет из-за низкого уровня спроса, который в любой рыночной экономике является главным двигателем хозяйственной активности. Спрос не растет со стороны потребителей, а это в свою очередь сдерживает инвестиционный спрос, ну а отсутствие инвестиций блокирует рост производства, поэтому не растут доходы населения - получается полный замкнутый круг.

Рост ВВП в прошлом году на три четверти был обеспечен добычей сырья. Зависимость экономики от нее растет

При этом внешние условия работают в целом на нашу экономику - мировой экономический рост достиг уровня, близкого к 4 процентам, но он обеспечивает высокий спрос лишь на наши традиционные экспортные товары и почти не влияет на выпуск в обрабатывающей промышленности.

Значит, государство должно поддержать спрос, и оно это делает: обещано увеличение минимального размера оплаты труда до прожиточного минимума, выделены средства на поддержание семей с первым ребенком, предполагается выдача субсидий на ипотеку для семей с небольшими доходами. Но очевидно, что этих мер недостаточно.

Нам предлагают дождаться структурных реформ, причем непопулярных. Здесь еще раз хочу заметить, что непопулярных реформ нет, но есть непродуманные и дурно организованные, и совсем не обязательно дожидаться их, чтобы увеличить спрос.

По нашему мнению, разогнать спрос поможет доступный кредит для отечественных и иностранных компаний, приобретающих продукцию российской обрабатывающей промышленности.

Бесплатно получить доступ на рынки технологичной и высокотехнологичной продукции невозможно, для этого во всем мире используется кредитование покупателя (только продовольствие и сырье реализуется за "живые деньги"), практикуется оно и в отечественной системе финансовой поддержки экспорта, но недостаточно широко - денег на это выделяется мало, а сами процедуры одобрения экспортных кредитов слишком сложные для того, чтобы сделать их по-настоящему массовыми. Для внутренних покупателей доступного кредита на приобретение продукции обрабатывающих отраслей нет - согласитесь, вряд ли ведь кто-то решится взять кредит под 15 процентов при инфляции в 3-4 процента.

Пора исправить эти упущения. Для этого у нас есть все ресурсы - валютные резервы, накопленные Банком России (свыше 430 миллиардов долларов), уже явно избыточны по всем международным критериям. Между тем даже четверти этого богатства с лихвой хватило бы, чтобы дать первый импульс застывшей экономике. По нашей оценке, необходимо добавить в экономику кредитов не менее чем на полтора триллиона рублей (для сравнения, объем инвестиций в стране - около 16 триллионов).

Это означает, что мы можем выйти на целевые уровни экономического роста (4-5 процентов) не через годы болезненных реформ, а в очень короткие сроки, потому что есть сектора, которые уже сегодня способны выйти на мировые рынки и есть еще больше отраслей, которые могут быть конкурентоспособными при минимальной поддержке.

Даже четверти валютных резервов (432 миллиарда долларов) хватило бы, чтобы дать импульс экономике

А как же реформы? Они нужны, но речь не о том, чтобы снова провести повальную приватизацию или повальную национализацию, а о точечных, очень конкретных мерах на уровне отдельных секторов, отраслей, крупных межотраслевых комплексов и регионов для роста доходов.

Второй беспроигрышный рецепт - повышение зарплат. Есть устоявшееся мнение о том, что их можно увеличивать только по мере роста производительности труда. В условиях экономического роста это в основном верно, но в период стабилизационный (как сейчас в России) нужно иметь в виду, что производительность считается как выработка на одного занятого, и она падает, когда сжимаются объемы производства. Кроме того, Генри Форд собственными успехами еще сто лет назад доказал, что высокая зарплата может быть сама по себе условием высокой производительности, она повышает спрос и тем самым увеличивает производство.

Виктор Ивантер (академик РАН, научный руководитель Института народнохозяйственного прогнозирования)

Источники

БЕЗ СПРОСА НЕ РАСТУТ
Российская газета, 17/01/2018
БЕЗ СПРОСА НЕ РАСТУТ
Российская газета # Москва, 17/01/2018
Без спроса не растут
Российская академия наук (ras.ru), 17/01/2018

Похожие новости

  • 31/05/2016

    Академик Александр Чубарьян: наука, культура и образование сильнее всяких санкций

    ​Академик, научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян рассказал о том, как российские ученые разрушают новые и старые клише о России, с какими сложностями они сталкиваются и как складываются отношения с учеными тех стран, где русофобия достигает своего пика, а также о том, как идет реформа преподавания истории России.
    1613
  • 26/11/2016

    Россия, которой мы не знаем: об иллюзиях и прочих заблуждениях верхов и низов

    ​В этом году исполнилось 25 лет с начала реформ в постсоветской России. Чего мы хотели четверть века назад, что получилось, были ли у нас иллюзии и что делать?  Польский профессор Гжегож Колодко, который в период с 1994 по 2003 год четыре раза назначался вице-премьером и министром финансов, консультировал правительства многих стран по вопросам реформ, сказал на проходившем в марте Московском экономическом форуме, посвященном этому юбилею: в России знают, что было тогда, но пока не знают, куда идут.
    976
  • 23/01/2017

    Руслан Гринберг: чувствуется легкая паника...

    ​Известный экономист о провале глобализации, бунте против феодального капитализма и закате среднего класса. «Беспрецедентная экономическая смута», — так определяет ситуацию в мире научный директор Института экономики, член-корреспондент РАН Руслан Гринберг.
    1159
  • 25/11/2016

    Россияне всерьез захотели перемен

    К какому будущему мы, дорогие товарищи, стремимся? На этот вопрос обыватель советских времен машинально ответил бы: "К светлому". Сейчас многое в России изменилось, и устремления тоже. После череды реформ и кризисов, последний из которых отмечает ныне двухлетнюю годовщину, люди почти не реагируют на призывы и лозунги.
    1163
  • 19/09/2018

    Академик Эрик Галимов: «Как нам пережить пенсионную реформу»

    ​Радикально проблему решить можно, только увеличив производительность труда. Я начну с несколько непривычного взгляда на вещи. Что ни говорите, а для большинства из нас самое приятное состояние души — это безделье и безответственность.
    215
  • 30/05/2016

    Руслан Гринберг: необходимо ликвидировать «дефицит договороспособности»

    ​Председатель Ученого совета Ассоциации "Центр исследований экономического и социокультурного развития стран СНГ, Центральной и Восточной Европы", научный руководитель Института экономики РАН, член-корреспондент РАН Р.
    1054
  • 30/05/2017

    Виктор Ивантер: Для роста экономики не нужны болезненные социальные реформы

    Если мы хотим жить, как в Европе, нам придется развиваться чуть быстрее ее. Для этого нужна новая макроэкономическая и финансовая политика. Есть такое распространенное заблуждение, что она у нас удачная, потому что ее одобряет и Международный валютный фонд, и Всемирный банк.
    563
  • 27/03/2017

    Сергей Глазьев: 12 шагов для экономического развития России

    Экономический рост в России — не утопия. Если ввести за рост ВВП персональную ответственность членов правительства, оптимизировать процентные ставки госбанков, вернуться к «двойному бюджету», создать единое воздушное пространство с Китаем… Эти и другие предложения содержатся в стратегии «12 шагов», предложенной академиком РАН Сергеем Глазьевым.
    1330
  • 06/04/2017

    Производительность труда: фактор развития или сюр?

    В последнее время руководство страны очень часто говорит о необходимости повышения производительности труда. Что это такое в современной России, как измерить этот показатель и зачем добиваться его роста – на эти вопросы, похоже, нет ответа даже у тех, кто ставит задачи.
    2636
  • 05/04/2018

    Эксперты рассказали о том, какая экономическая стратегия нужна России

    Новое правительство будет выполнять обновленные майские указы или исполнять приоритетные национальные проекты. Но внятной стратегии экономического развития у российских властей как не было, так и нет. Ни до, ни после президентских выборов.
    666