​«Если ученые от научного юмора перешли к сатире – дело плохо», – заявил в начале дискуссии главный научный сотрудник Института истории естествознания и техники имени С.И. Вавилова РАН (Москва), член-корреспондент РАН Юрий Батурин.

Реформа РАН уже на протяжении шести лет остается основной мишенью сатиры российских ученых. По словам Батурина, начиная с 2013 года, выходит масса публикаций о преобразованиях в академии. «В основном иронических, – заметил он. – С началом перестройки РАН многие ученые почувствовали, что оказались в абсурдном мире. Можно смеяться бесконечно, но лучше разобраться в первопричине абсурда и понять, что делать дальше».

Поэтому в своем докладе он обратился к известнейшему произведению мировой литературы – поэме Льюиса Кэрролла «Охота на Снарка». За почти полтора столетия это сочинение обросло множеством интерпретаций, появившихся в самых разных странах. Но наш исследователь не мог не сопоставить все происходящее в произведении с тем, что в России названо реформой РАН.

Загадочный Снарк – это не что иное, как научное творчество и свободный дух интеллектуального поиска. А группа снарколовов в отечественной реальности – реформаторы академической науки.

Из многочисленных персонажей поэмы (среди которых Балабон, Болванщик, Буквоед-юрист, Брокер, Башмачник и матросы) важное место занимает Baker – Пекарь. Его можно отождествить с Большим ученым, который «выпекает» добротный научный продукт. Ученого-Пекаря убедили (а может быть, он и сам поверил), что в конце реформы науку ждет счастливое будущее. Поэтому он примкнул к команде снарколовов. Что случилось с ним потом, хорошо известно всем математикам. Преобразование пекаря в математика продемонстрировала последовательность действий, напоминающих замешивание теста: исходная фигура разбивается на все более и более узкие полосы и в пределе исчезает.

Именно это происходит и с героем поэмы Кэрролла: он превратился в прямую линию, не имеющую толщины, а затем исчез.

Вероятно, Большой ученый потратил себя без остатка на отчеты о том, чего он так и не сумел сделать. Не это ли ждет любого уважающего свой труд пекаря от науки, который доверил свое будущее реформаторам РАН?

При этом Батурин сравнил российскую науку с автомобилем, которому надо из пункта А добраться в пункт Б. Реформу уподобили фольге, которую прицепили на лобовое стекло автомобиля. Фольга не дает возможности водителю рассмотреть дорогу. На фольге есть индикатор, показывающий затраты на ремонт автомобиля, если сделать поворот влево или вправо. Так, «вслепую», по мнению ученого, управляет наукой Министерство науки и высшего образования. Индикатор – показатель количества статей, опубликованных в Web of Science.

«Раньше был механизм, дающий общее представление о науке у людей, ею занимающихся, – Академия наук. По отраслевым отделениям знали, что делается в институтах. В президиуме академии отслеживали работу отделений. Реформа началась с ликвидации этого механизма обзора. Его превратили в клуб ученых».

Подобную ситуацию абсурда описывал и Гоголь, когда Нос у майора Ковалева вдруг соскочил с него, надел сюртук и стал служить по ученой части. Затем Батурин процитировал еще одну книгу, где мир вдруг становится странным. В романе братьев Стругацких «За миллиард лет до конца света» ученый, находящийся на пороге открытия, стал замечать, как вокруг нарушается логика происходящего. По мнению автора доклада, сегодня мы находимся на пороге цифровой экономики, в начале бифуркации, искривления мира. Стоим себе на развилке дорог и все выбираем: двойное компьютерно-бумажное управление или что-то новое.

Выбор рисковый, прежде всего для руководства наукой. Потому как суть цифровизации – в отделении знака от носителя. Бюрократия почувствовала опасность и стала интуитивно сопротивляться. Сегодня чиновников больше, чем во времена СССР. Но в цифровой экономике бюрократии в сегодняшнем понимании этого слова просто не будет.

«Всем научным отраслям: математике, информатике, социологии, семиотике, философии – надо поставить задачу разработки принципов и концепции беззнаковой системы управления наукой, – призвал Юрий Батурин. – Метафорой может служить переход от «дорожных карт» науки к управлению типа Google Science. Сопротивляться же научной перестройке поздно. Абсурду теперь нужно помогать. Ведь вокруг Web of Science уже появился бизнес. За деньги делают публикации, и не надо против этого возражать. Через какое-то время мир возмутится, что Россия замусорила Web of Science. И тогда наши руководители скажут: «Нужна новая реформа!» А мы ответим: «У нас есть новая концепция управления наукой!» Реформаторы науки ныне не понимают, в чем движущая сила науки. Мы понимаем. Это наше преимущество, которое надо использовать. Не надо пятиться от абсурда, нужно быстрее к нему продвигаться и пройти сквозь него к здравому смыслу».

Поднятая тема вызвала горячее обсуждение.

Юрий Батурин, главный научный сотрудник Института истории естествознания и техники имени С.И. Вавилова РАН (Москва), член-корреспондент РАН
 

Похожие новости

  • 16/10/2017

    Академик Валерий Черешнев: куда же мы идем?

    ​Встречи с кандидатами в президенты РАН дали мне возможность не только представить, насколько масштабна и неповторима отечественная наука, но и увидеть ее особенности, болевые точки и  даже некоторую ее отдаленность от событий, происходящих в современном мире.
    1391
  • 28/04/2017

    Академик Василий Фомин: РАН не откажется от выборов президента

    ​Научное сообщество вряд ли откажется от выборов президента Российской академии наук в пользу его прямого назначения "сверху", считает заместитель председателя Сибирского отделения РАН академик Василий Фомин.
    2089
  • 28/03/2018

    Из жизни академических экосистем

    ​Систему институтов и организаций РАН можно представить себе в виде сложной структуры со множеством горизонтальных и вертикальных внутренних и внешних связей, испытывающих воздействие внешних стимулов.
    1046
  • 02/11/2017

    Академик Геннадий Месяц: «новинкам» российской оборонки 20-30 лет

    ​Недавно избранный президент Российской академии наук Александр Сергеев заявил, что в РФ на сегодняшний день уже исчерпан "научно-технический задел по военному направлению", поэтому "жизненно важно развивать фундаментальную науку".
    1545
  • 14/01/2019

    О месте РАН в новом научном ландшафте страны

    ​С трудом, в противоречиях, возможно – в муках и фантомных болях от ампутированного былого величия, Российская академия наук нащупывает свое новое место в кардинально измененном научном пространстве страны.
    911
  • 10/06/2016

    Абстрактный менеджмент и наука: философ Александр Рубцов о внешнем управлении учеными

    Формализация оценки результативности – один из спорных моментов в администрировании знания. Недавняя конференция, организованная философским и историческим факультетами МГУ и Институтом философии РАН, вновь подтвердила: сколь угодно резкие заявления ученых по этому поводу если и дают эффект, то минимальный.
    2586
  • 08/06/2019

    «А зачем российскому бизнесу инновации?»: как объединить науку, образование и бизнес

    ​На ПМЭФ поставили двойку смычкам ученых и работодателей. На сколько эксперты оценивают степень интеграции науки и бизнеса, владеют ли 11-классники soft skills и чем является онлайн-образование — в репортаже Indicator.
    661
  • 20/04/2017

    Из списка РИНЦ исключены более 300 «мусорных» журналов

    ​344 «мусорных» научных журнала исключены из списка РИНЦ. «Газета.Ru» публикует список изданий, «научные» статьи в которых теперь нельзя учитывать в отчетах и для накручивания цитируемости. Более трехсот российских научных журналов с этого дня значительно потеряют в статусе, будучи исключенными из РИНЦ — Российского индекса научного цитирования.
    22885
  • 20/11/2017

    Александр Сергеев: отечественной науке практически нечего предложить военным

    ​Военные расходы крупных стран, прежде всего США, Китая и России, продолжают расти. Немало бюджетных средств поступает на разработку новейших типов вооружений. Недавно Соединенный Штаты в открытую заявили, что рассматривают космос в качестве пространства для ведения войны.
    1570
  • 13/12/2019

    Экспертный крест Академии наук

    ​На общем собрании профессоров Российской академии наук «Большие вызовы и развитие фундаментальной науки в России» президент РАН Александр Сергеев позволил себе быть вполне откровенным: «Организация экспертизы у нас плохая, и в этом виноваты отделения (Академии наук.
    457