​​​
Почему обращения во власть, которые начинаются словами "Российской гуманитарной науке нанесен чудовищный удар", собирают тысячи подписей? Как знаменитый математик Перельман может проиграть научным графоманам? Может ли институт за год совершить скачок публикационной активности сразу на 30 процентов? Об этом корреспондент "РГ" беседует с вице-президентом РАН Алексеем Хохловым
 
Страсти разгорелись вокруг методики оценки публикационной активности научных организаций. Почему так возмутились именно ученые-гуманитарии?
 
Алексей Хохлов: Чтобы понять причины, надо вкратце сказать о том, как вообще появилась эта методика. На основании майского указа президента РФ в 2018 году был сформирован ряд целей, связанных с публикационной активностью ученых. В частности, число публикаций в международных базах данных стало одним из важнейших показателей в нацпроекте "Наука".
 
Если сегодня Россия находится по числу публикаций на 11-м месте, а к 2024 году должна выйти на пятое место, то число статей в ведущих международных базах данных надо удвоить
 
Если сегодня Россия находится по нему на 11-м месте, а к 2024 году мы должны выйти на пятое место, то число статей в ведущих международных базах данных должно быть удвоено. Для решения этой амбициозной задачи Минобрнауки в начале 2019 года на основе созданной ею методики установило целевые нормативы для академических институтов. Этот вариант был раскритикован Российской академией наук. Ученые предложили создать новую систему оценки публикационной активности.
 
В чем ее принципиальное отличие от предыдущего документа?
 
Алексей Хохлов: Выделю самое основное. В той методике просто подсчитывалось общее число статей института, то есть работа оценивалась по валу. Но статья статье рознь. Одно дело публикация в журнале невысокого уровня и совсем другое - в ведущем мировом издании, которое входит в топ рейтинга самых престижных баз данных Web of Science и Scopus .Очевидно, что их следует оценивать по-разному, у них должен быть разный "вес". А значит, надо перейти от вала числа статей к количеству баллов за каждую статью. А сами баллы начислять в зависимости от "веса".
 
Ученый помимо статей в журналах пишет монографии, которые не учитывались в прежней методике. Мы предложили это исправить и ввести балльную оценку монографий.
 
Еще одно возражение РАН связано с тем, что в методике единообразным образом рассчитывалась доля публикаций, которые выполнены по госзаданию. Но эта доля у разных институтов разная. Скажем, у гуманитарных почти все приходится на госзадание, а есть коллективы, у которых много хоздоговоров, у них госзадание составляет менее трети. Мы предложили все это учесть в новой методике.
 
Учитывая, что отношения между академией и министерством были довольно непростые, как чиновники восприняли ваши предложения?
 
Алексей Хохлов: Была сформирована рабочая группа, где мы работали в очень тесном контакте. В итоге разработана формула публикационной активности и успешно протестирована на разных примерах.
 
То есть можно сказать, что со всеми предложениями академии министерство согласилось. По сути, это теперь во многом детище академии. И вдруг, образно говоря, бунт на своем корабле. Возмущенные письма президенту страны, петиции, статьи в СМИ ученых-гуманитариев. Причем в самых сильных выражениях. Вот цитата из открытого письмо Института философии РАН: "В предложенной методике критерии оценки социогуманитарной сферы выносятся за пределы страны и отдаются на откуп двум коммерческим иностранным компаниям - Web of Science и Scopus. Такого нет ни в одной из развитых стран мира. В результате вектор научной деятельности в социогуманитарной сфере будет определяться политикой этих организаций, а не собственной логикой и потребностями российской науки... Гипертрофированный акцент на Web of Science и Scopus ведет к вытеснению русского языка из сферы социогуманитарных наук, а в перспективе - и из сферы интеллектуальной культуры". Что произошло?
 
Алексей Хохлов: Не могу согласиться с такой позицией. Во-первых, в международных базах данных есть почти все ведущие российские журналы на русском языке гуманитарного направления. Еще в 2015 году на платформе данных Web of Science появилась Российская полка журналов (RSCI). На сегодня это 791 отечественное издание. Таким образом, достижения наших ученых стали доступны пользователям Web of Science по всему миру. Особо подчеркну, что доля гуманитарных журналов на этой "полке" - более 30 процентов. Чтобы на нее попасть, издание должно выполнить довольно мягкие требования. Если даже им не удается соответствовать, то такие издания вообще нельзя считать научными журналами. Это просто места, где публикуются за деньги и без рецензирования. Я каждый день получаю по десятку предложений по электронной почте опубликоваться за деньги в подобных "отстойниках". За этим стоит очень большой бизнес.
 
В институтах низкой категории много лабораторий вообще ничего не производят, там нет никакой науки

Надо подчеркнуть, что президиум РАН принял во внимание ряд предложений гуманитариев, в частности, что "вес" их статей и монографий надо скорректировать. Но если со статьями все понятно, там балл определяется "весом" журнала, то как присуждать балл монографиям? Гуманитарии говорят, пусть решает Ученый совет института. Но тогда неминуем конфликт интересов. Не должен сам институт оценивать свою же монографию. Нужна внешняя оценка. Иначе институты начнут накручивать свои показатели.
 
Сегодня совместно РАН и Минобрнауки создана рабочая группа, которая должна доработать систему оценок с учетом различных замечаний.
 
Одно из них, по-моему, вполне разумно. Система предлагает сильным институтам каждый год повышать публикационный балл на 6,7 процента, а "слабакам" сразу на 30 процентов. Как сделать такой скачок? Сильные и так работают на пределе...
 
Алексей Хохлов: На самом деле шесть процентов прироста - это современный среднемировой уровень. У нас есть куда развиваться, например, переходить к публикациям в лучших журналах, что резко повышает "вес" статьи, а значит, ее баллы. Но можно повышать свой балл иначе, формула дает такую возможность. Скажем, если институт слабый, отнесен к третьей категории, а ему надо дать прирост по госзаданию на 30 процентов, то у него есть несколько возможностей: повысить качество статей, взять количеством, а еще можно сократить число сотрудников. Могу с уверенностью утверждать, что в таких институтах много лабораторий вообще ничего не производят. Там нет никакой науки. Сокращая соответствующие темы по госзаданию, вы, не увеличивая число статей, можете выйти на требуемый прирост. Смысл формулы в том, что учитываются все нюансы работы института.
 
И тем не менее у любой наукометрии остаются принципиальные противники. Звучат самые разные аргументы. Уже придуманы разные способы "накачать" цифры, что кардинально искажает реальную картину, наносит огромный вред науке. Например, буйным цветом расцвели так называемые "хищники", которые берутся за деньги пропихнуть любой "мусор" даже в знаменитые и еще недавно такие неприступные для многих ученых Web of Science и Scopus
 
Алексей Хохлов: Никто никогда не говорил, что наукометрия - это абсолют. Но надо быть объективными. Помню, ее противники любили приводить пример математика Перельмана, который опубликовал всего несколько статей, а стал знаменитым на весь мир, решив задачу Пуанкаре. А графоман, который гонит вал, по баллам оставит Перельмана далеко позади. Но предлагаемая сейчас формула и не рассчитана на оценку отдельного ученого, она создана для работы на большой статистике, дает усредненную картину всего института. Мировая практика показывает, что она точно отражает реальную ситуацию. Повторю, важно наукометрию правильно применять.
 
И конечно, она должна совмещаться с экспертной оценкой, особенно когда мы делаем организационные выводы о работе, а тем более судьбе института. Здесь обязателен тандем цифры и экспертизы. Но когда голословно отрицают наукометрию, за этим явственно слышится: оставьте нас в покое, мы самим знаем, что делать, не надо нас оценивать извне. С этим согласиться нельзя. Для работы любого, даже самого знаменитого ученого, лаборатории, института нужна внешняя оценка.
 
Но критики наукометрии в чем-то правы. Согласитесь, что "хищники", особенно попадающие в Web of Science и Scopus, искажают картину.
 
Алексей Хохлов: В этих базах ситуация разная. Scopus в последние годы начал в свою базу данных включать журналы из не самых передовых в научном отношении стран. Оттуда сейчас и проникают "хищники". Что касается Web of Science, то там журналы разбиты на четыре категории или квартиля, туда "хищникам" путь закрыт. Но имеется Emerging Sources Ciation Index, своего рода "резервация", где нет деления на квартили. Туда могут попасть "хищники", но их намного меньше, чем в Scopus. Сейчас под давлением научного сообщества с ними начали разбираться. Их "имена" уже известны, и постепенно престижные базы данных от них очищаются. Думаю, что ситуация придет в норму.





Похожие новости

  • 17/12/2017

    Как реформировать систему управления наукой?

    ​Не проходит и недели, чтобы на очередной площадке не обсуждался проект или концепция какого-нибудь важного документа, определяющего пути развития науки. Всевозможные программы, призванные улучшить систему управления исследованиями растут как грибы, а ученые жалуются на постоянное ухудшение условий работы.
    969
  • 21/10/2016

    Профессора РАН взялись за архисложные проблемы

    ​Год назад Президиум Российской академии наук принял важное решение об учреждении звания "Профессор РАН". В составе "первого призыва" в ряды академии влились почти пять сотен достаточно молодых (до 50 лет) докторов наук из академических институтов, ведущих вузов, отраслевых НИИ, чьи работы получили признание коллег в России и за рубежом.
    2351
  • 28/07/2016

    Александр Лутовинов: изменить стратегию

    ​Как сообщал "Поиск", опубликованный на портале regulation.gov.ru проект Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации на долгосрочный период привлек внимание многих активных ученых и объединений научной общественности.
    2043
  • 01/02/2017

    Академик Михаил Пальцев: институты РАН все еще выдают результаты мирового уровня

    ​Впервые проведена экспертиза российской науки. Из 5000 представленных на экспертизу в 2016 году научных проектов 368 соответствуют мировому уровню. Это только один из выводов о состоянии российской науки.
    2319
  • 30/11/2017

    Владимир Филиппов: доплата за ученую степень стала пережитком прошлого

    ​Почему в МГУ создали свой Аттестационный комитет, а защита диссертаций резко сократилась? Когда теологию ввели в научный оборот и кто не согласен с этим в России? Громкие дела "Диссернета", ротация в экспертных советах ВАК, новый взгляд на аспирантуру и степень DBA для карьеры управленца - эти и другие актуальные темы стали предметом обсуждения на "Деловом завтраке" в "РГ" с председателем Высшей аттестационной комиссии, ректором РУДН Владимиром Филипповым.
    2873
  • 26/09/2019

    Академик Александр Сергеев - о том, как найти научное счастье

    ​Куда идет российская наука? Прекратилась ли наконец-то утечка мозгов? В чем в науке Россия берет пример с Беларуси и чего нам ждать от союзных программ? Ответы на эти и многие другие вопросы - в интервью президента Российской академии наук Александра Сергеева председателю ТРО Союзного государства Николаю Ефимовичу в программе "Государственный интерес" на телеканале БелРос.
    1303
  • 26/09/2016

    Анатолий Вершик: наука, образование и технология - это то немногое, что объединяет людей всех стран

    ​Взаимоотношения ученых и государства всегда складывались в России непросто. Могут ли сегодня ученые позволить себе быть оппонентами власти? Об этом в передаче "Гамбургский счет" на Общественном телевидении России Ольга Орлова беседует с главным научным сотрудником Санкт-Петербургского отделения Математического института им.
    1946
  • 29/06/2019

    Академик Александр Сергеев: чем серьезнее инвестиции в науку, тем больше добавленной стоимости в продукции

    ​В последние дни Российская академия наук не исчезает из заголовков новостей, причём далеко не только в профильных изданиях. Зачем ученые отправились на Петербургский экономический форум? Кому должна подчиняться Высшая аттестационная комиссия? Кто и как должен учиться в новых академических школах? Обо всем этом журналисты поговорили с президентом РАН Александром Сергеевым.
    810
  • 25/04/2017

    Количество аспирантов сокращается и без вмешательства чиновников

    Насколько сократилась численность аспирантов, почему диссертацию защищает только каждый пятый и что объединяет политологов, психологов и искусствоведов. Об этом Indicator.Ru рассказала заведующая отделом исследований человеческого капитала Института статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ, кандидат философских наук Наталья Шматко.
    3360
  • 21/07/2017

    Александр Сергеев: озабоченность президента состоянием дел с выборами в академии очевидна

    ​Ведущая программы "Гамбургский счет" телеканала ОТР Ольга Орлова встретилась в студии с академиком Александром Сергеевым - директором Института прикладной физики в Нижнем Новгороде, кандидатом в президенты РАН.
    2484