​На общем собрании профессоров Российской академии наук «Большие вызовы и развитие фундаментальной науки в России» президент РАН Александр Сергеев позволил себе быть вполне откровенным: «Организация экспертизы у нас плохая, и в этом виноваты отделения (Академии наук. – «НГ»). Огромные усилия тратятся в Президиуме (РАН. – «НГ»), чтобы успевать и справляться с этой нагрузкой. Раз взяли на себя эту обязанность и крест – надо нести».

 
«Крест» экспертизы действительно оказался почти неподъемным для организации, которая юридически и фактически после реформы 2013 года лишена всех своих исследовательских институтов и учреждений. За ней оставлены только научно-методологическое руководство и те самые экспертные функции. РАН надо было провести в этом году 17 тыс. экспертиз (sic!). «К настоящему моменту могу сказать, что есть всего два отделения РАН, в которых экспертная деятельность ведется удовлетворительно. Ну, три отделения. Но так точно не может дальше продолжаться, потому что нагрузка в центральном аппарате академии, который, по сути, спасает РАН от провала, огромная. – президент РАН был весьма эмоционален. – У нас 2 тысячи членов РАН, 500 профессоров РАН. То есть это по восемь экспертиз в год на человека. Если говорить, что мы это не можем делать, то что тогда мы можем делать?»

А действительно, на что теперь способна Академия наук? Пожалуй, только на экспертизу и способна. Тем более что все 90-е и нулевые годы академики постоянно призывали законодательно придать РАН «статус главного экспертного центра страны, ответственного за научную обоснованность государственной экономической, социальной, научно-технической политики». И вот – свершилось: 17 тыс. экспертиз в год…

Наука как социальный институт, как сфера интеллектуального творческого труда превращается на наших глазах просто в экспертную деятельность. И, увы, не факт, что РАН сможет вписаться в эту «экспертную рамку». Чувствует это и президент РАН: «Если в отделениях Академии наук будет плохо организована работа по проведению экспертиз, если экспертизы не будут выполняться в срок, то Академию могут превратить в клуб ученых».

Впрочем, непонятно, чем клуб экспертов, в который де-факто превращена РАН, лучше клуба ученых? Возможно, только объемом бюджетного финансирования. Но, вообще-то говоря, взаимоотношения научного и экспертного знания диалектичны. То, что ученые мозги и экспертные мозги – это две большие разницы, легко иллюстрируется огромным количеством примеров. Вот один… «Атомом для практических целей овладеть невозможно». Это заявил Эрнест Резерфорд, 1919 год.

В нашем случае весь наличный состав РАН практически весь год тем только и должен заниматься, что непрерывно экспертировать. Но этого, судя по признанию Александра Сергеева, очевидно, не происходит. Все-таки иногда хочется и приходится заниматься наукой.

В связи с этим легко представить себе, какого качества экспертизу выдает работающий, как дизель в Заполярье, президиум РАН. Но этот извергаемый из РАН экспертный поток не нужен даже чиновникам Миннауки. Острым, натренированным аппаратным чутьем они понимают, что участвуют в профанации самой идеи экспертизы. Никогда и нигде в госуправлении результаты сверхусилий Президиума РАН использованы не будут. А кроме того, никакой правительственный орган просто не в состоянии переварить 17 тысяч экспертных заключений от одной организации в течение года. Это было под силу только Госплану СССР, но никак не Миннауки РФ.

В итоге вся эта академическая экспертная активность и отчетность нужна министерским только для одной цели: формальной оценки деятельности самой РАН. Отсюда – и тревога Александра Сергеева, его отчаянный призыв к отделениям РАН: не манкировать экспертные функции. Сегодня, может быть, в Академии наук еще и встречают (выбирают) по уму, но провожают – по индексу Хирша. 

От редакции, Независимая газета

Источники

Экспертный крест Академии наук
Независимая газета (ng.ru), 12/12/2019
Экспертный крест Академии наук
Независимая газета, 13/12/2019

Похожие новости

  • 02/11/2017

    Академик Геннадий Месяц: «новинкам» российской оборонки 20-30 лет

    ​Недавно избранный президент Российской академии наук Александр Сергеев заявил, что в РФ на сегодняшний день уже исчерпан "научно-технический задел по военному направлению", поэтому "жизненно важно развивать фундаментальную науку".
    1838
  • 16/10/2017

    Академик Валерий Черешнев: куда же мы идем?

    ​Встречи с кандидатами в президенты РАН дали мне возможность не только представить, насколько масштабна и неповторима отечественная наука, но и увидеть ее особенности, болевые точки и  даже некоторую ее отдаленность от событий, происходящих в современном мире.
    1630
  • 10/06/2016

    Абстрактный менеджмент и наука: философ Александр Рубцов о внешнем управлении учеными

    Формализация оценки результативности – один из спорных моментов в администрировании знания. Недавняя конференция, организованная философским и историческим факультетами МГУ и Институтом философии РАН, вновь подтвердила: сколь угодно резкие заявления ученых по этому поводу если и дают эффект, то минимальный.
    2950
  • 14/01/2019

    О месте РАН в новом научном ландшафте страны

    ​С трудом, в противоречиях, возможно – в муках и фантомных болях от ампутированного былого величия, Российская академия наук нащупывает свое новое место в кардинально измененном научном пространстве страны.
    1110
  • 19/02/2020

    Академик РАН: аграрную науку растаскивают «по коммунальным квартирам

    ​Аграрная наука переживает переломный момент и «растаскивается по коммунальным квартирам», заявил академик РАН Александр Иванович Костяев 18 февраля в ходе координационного совещания, сообщил корреспондент ИА Красная Весна.
    394
  • 20/11/2017

    Александр Сергеев: отечественной науке практически нечего предложить военным

    ​Военные расходы крупных стран, прежде всего США, Китая и России, продолжают расти. Немало бюджетных средств поступает на разработку новейших типов вооружений. Недавно Соединенный Штаты в открытую заявили, что рассматривают космос в качестве пространства для ведения войны.
    1787
  • 20/05/2020

    А WoS и ныне там, или Квартильный вопрос

    ​​​Проходимцам станет легче набрать публикационные баллы, в то время как качественные научные работы останутся недооцененными? Анна Абалкина, Андрей Заякин, Андрей Ростовцев и вольное сетевое сообщество «Диссернет» рассказывают о том, почему, на их взгляд, оценка эффективности научной работы сделана в интересах нечестных ученых.
    675
  • 20/04/2017

    Из списка РИНЦ исключены более 300 «мусорных» журналов

    ​344 «мусорных» научных журнала исключены из списка РИНЦ. «Газета.Ru» публикует список изданий, «научные» статьи в которых теперь нельзя учитывать в отчетах и для накручивания цитируемости. Более трехсот российских научных журналов с этого дня значительно потеряют в статусе, будучи исключенными из РИНЦ — Российского индекса научного цитирования.
    28814
  • 08/06/2019

    «А зачем российскому бизнесу инновации?»: как объединить науку, образование и бизнес

    ​На ПМЭФ поставили двойку смычкам ученых и работодателей. На сколько эксперты оценивают степень интеграции науки и бизнеса, владеют ли 11-классники soft skills и чем является онлайн-образование — в репортаже Indicator.
    958
  • 28/03/2018

    Из жизни академических экосистем

    ​Систему институтов и организаций РАН можно представить себе в виде сложной структуры со множеством горизонтальных и вертикальных внутренних и внешних связей, испытывающих воздействие внешних стимулов.
    1347