​Как база данных патентов позволяет составить представление об индустрии, станет ли блокчейн основой системы интеллектуальной собственности будущего и как разрешить проблему с патентами на лекарства, в интервью Indicator.Ru рассказал основатель компании IFI Claims Майк Байкрофт.

— Майк, какие тенденции существуют сейчас в области управления интеллектуальной собственностью?

— Управление интеллектуальной собственностью развивается уже много лет. Сегодня качество технического обеспечения и доступных сервисов высоко как никогда, защите интеллектуальной собственности уделяется все больше внимания, особенно в связи с расширением мировой торговли последние несколько лет.

— Расскажите подробнее о миссии IFI Claims.

— IFI Claims была основана в 1950-х годах на базе DuPont — компании, в то время специализировавшейся на патентной информации о химических продуктах в Америке. Мы расширили эту деятельность до общемировой базы данных о патентах и построили мощный инструмент для передачи данных и их лицензирования. Он необходим сторонним разработчикам, которые строят на основе этой платформы свои инструменты и сервисы. Например, Google использует IFI Claims для наполнения Google Patents. Различные поисковые службы используют IFI Claims для наполнения своих приложений. Аналитические фирмы используют платформу для конкурентной разведки, для оценки патентов и для большого количества других задач. Это и финансы, и аналитика инвестиций, и страхование, и риск-анализ — большой и расширяющийся спектр примеров применения во всех областях. Патенты стали значимым показателем ценности научных и технических изобретений. Они в своем роде индикаторы коммерческого интереса к новым изобретениям, новым технологиям. Для корпораций они стали активом.

— Почему база данных о патентах — такой ценный источник информации?

— Традиционные пользователи такой базы — это компании, которые заинтересованы в развитии исследований (химическая промышленность, инженерия, высокотехнологичные области т. д.). Если появляется изобретение, которое может иметь коммерческую значимость, они хотят получить патент, убедиться, что он будет действовать во всем мире, чтобы защитить свои интересы.

Для всего остального рынка патенты становятся значимы, когда речь заходит о банках, страховых компаниях, хедж-фондах, когда вам нужно понимать цену ваших инвестиций. Они являются показателем этой цены. То же самое происходит, когда вам нужно оценить ваших конкурентов в какой-то конкретной технологии или сравнить одну компанию с другой. Патенты в этом случае дают исчерпывающую картину того, какие технологии, какие научные достижения, какие активы используют компании.

— Какую самую интересную информацию можно извлечь из базы данных патентов? Что эти данные могут сказать о тенденциях в науке и технологиях? Какие компании можно называть самыми инновационными?

— Последний вопрос самый сложный, потому что ответ на него зависит от субъективного мнения. Я могу назвать крупнейшие по количеству патентов компании — вероятно, это может быть показателем инновационности. Это IBM, Samsung, Canon, Sony, Panasonic, Google.

Что касается интересной информации — это зависит от того, что вы ищете. С точки зрения компаний самое интересное — посмотреть, что конкурент считает важным, потому что он не будет покупать патенты на то, что не считает нужным. С точки зрения текущего развития технологий база данных о патентах — это полный и глобальный учет современных инноваций. Любая наука, любая технология, которая развивается в последние 50 и более лет и имеет коммерческую значимость, отражена в базе данных. Вне зависимости от того, где было сделано изобретение — в США, в Китае или в России

Возьмем, например, 3D-печать. Если вы собираетесь производить какие-то материалы или использовать 3D-печать для чего-то еще, база патентов позволит посмотреть, кто еще этим занимается, где эту технологию развивают, кто в нее инвестирует, какие компании защищают эту технологию, где они находятся, где и как они защищают свою интеллектуальную собственность. Это дает вам впечатляющий объем информации об индустрии. Более того, с помощью патентных баз данных найти эту информацию проще всего.

— Некоторые эксперты верят, что блокчейн-технологии трансформируют область интеллектуальной собственности. Вы согласны, что когда-нибудь блокчейн будет защищать IP настолько хорошо, что заменит традиционные системы?

— Это трудный вопрос. Без сомнений, блокчейн-технологии повлияют на многие области и трансформируют их — это касается и интеллектуальной собственности. У меня не так много компетенций утверждать, окажут они существенное влияние или нет. Патенты все еще находятся в некоторой степени в области государственных интересов. Страны могут относиться с разной степенью толерантности к вещам вроде биткоина, но они не хотят отказываться от своей валюты. Я не знаю, откажутся ли страны от своей системы интеллектуальной собственности в пользу глобализованной системы, основанной на блокчейне. С другой стороны, блокчейн предоставляет механизмы для установления, кем была сделана первая запись об изобретении. Эти механизмы гораздо более надежны чем те, что есть у нас сегодня. Я полагаю, что текущая система рано или поздно использует преимущества блокчейн-технологий, но маловероятно, что блокчейн-технологии заменят текущую систему.

— Частично вы уже упомянули об этом, но все же, какие преимущества и недостатки есть у блокчейн-технологий в области защиты интеллектуальной собственности?

— Как я уже сказал, самое значимое преимущество блокчейна — невозможность подделки оригинальной записи об изобретении. Для патентных ведомств обеспечить достоверную информацию о том, кто первый сделал то или иное изобретение, — очень тяжелая задача. Отсюда, собственно, и появилась концепция first-to-file. Обычно патентные ведомства работают именно по этому принципу, а не по принципу first-to-invent, потому что установить, кто был первым изобретателем, зачастую очень трудно. Блокчейн может помочь решить эту проблему. Хотя, как я уже сказал, несмотря на большой потенциал, я лично не думаю, что будут какие-то практические приложения.

— Как вы видите интеллектуальную собственность в будущем?

— Как растущую индустрию. Благодаря таким компаниям, как IFI Claims, данные становятся более доступными, более понятными, их становится легко интегрировать в другие области, например финансы, аналитику, страхование, управление рисками, хотя раньше использовать данные о патентах было довольно тяжело.

— Еще один частный вопрос. В некоторых областях, например в фармакологии и медицине, патенты имеют некоторый период действия, после которого другая компания может сделать дженерик дешевле оригинала. Это может быть преимуществом для тех, кто не может себе позволить препарат от оригинального производителя. Но изначально компания потратила много ресурсов на создание оригинального препарата или устройства, а в итоге может потерпеть убытки от появления дженерика. Как вы считаете, правильно ли это?

— Честно говоря, я не знаю, как мы можем разрешить эту ситуацию. Как вы упомянули, фармкомпании тратят большое количество денег на разработку нового препарата или новой терапии, и им действительно нужно окупить эти траты. Мне кажется, у многих фармкомпаний есть программы для сглаживания этой проблемы, но я не эксперт в этой области. Доступ к качественным дорогим препаратам — это, скорее, вопрос государственной политики, а не корпоративной. Я думаю, это дело государства и системы здравоохранения — понять, как прийти к приемлемому решению.

— Допустим, у вас есть патент в базе данных и кто-то хочет запатентовать нечто очень похожее. Как принимается решение, является ли это изобретение новым и достойным отдельного патента или нет?

— В широком смысле изобретение может считаться новым, если оно отличается от предыдущих изобретений — неважно, запатентованных или нет. Если я открыл химическое вещество, и оно похоже на другое запатентованное вещество или полностью повторяет уже известное, то мое изобретение не ново. Как это установить? Изучать. Для этого и нужны патентные службы. Нужно, чтобы профессионал изучил дело и установил, является изобретение пригодным для патентирования или нет. Это довольно тяжелая работа.

Екатерина Мищенко

Наталья Дерюгина

Похожие новости

  • 14/10/2016

    Академик Ивантер: мы повидали уже много санкций

    ​В последние дни в западной прессе вновь активно муссируется тема санкций против России. На этот раз за позицию Москвы по Сирии. Правда, направлены они будут, по информации Financial Times, не против российских компаний, а против высокопоставленных чиновников.
    2002
  • 23/11/2016

    Академик Шабанов предлагает выход из возникшей в РАН ситуации

    ​Академию продолжают сотрясать бурные споры. Наиболее взрывоопасная тема сегодня - объединение институтов в Федеральные исследовательские центры.  Громкое заявление председателя Сибирского отделения РАН, академика Александра Асеева, что "из-за создания ФИЦ в Красноярске происходит развал науки", процитировано многими СМИ.
    4240
  • 16/01/2019

    Академик Асеев: синхротрон не решит все проблемы Академгородка

    «ЧС-ИНФО» продолжает серию публикаций с напутствиями новому губернатору Новосибирской области Андрею Травникову. В этот раз мы решили поговорить о развитии науки – с бывшим председателем СО РАН академиком Александром Асеевым.
    1613
  • 16/10/2018

    Академик Борис Патон: Эверест в науке. Часть 2

    ​"Чаепития в Академии" — постоянная рубрика Pravda.Ru. Писатель Владимир Степанович Губарев беседует с выдающимися учеными. Сегодняшним гостем проекта "Чаепития в Академии" можно назвать и великого русского ученого академика АН СССР и РАН, президента Академии наук Украины Бориса Евгеньевича Патона.
    1161
  • 16/10/2017

    Академик Валерий Черешнев: куда же мы идем?

    ​Встречи с кандидатами в президенты РАН дали мне возможность не только представить, насколько масштабна и неповторима отечественная наука, но и увидеть ее особенности, болевые точки и  даже некоторую ее отдаленность от событий, происходящих в современном мире.
    1720
  • 27/09/2019

    Почему новосибирский Академгородок предлагают оставить без особого статуса

    ЧС-ИНФО уже неоднократно поднимал вопрос о том, нужен ли новосибирскому Академгородку статус объекта культурного наследия, который был присвоен ему в 2014 году. Своей точкой зрения по этой теме делится ведущий научный сотрудник Института философии и права СО РАН, доктор философских наук Сергей Смирнов – один из инициаторов проектного семинара «Академгородок 2.
    928
  • 19/05/2016

    Денис Адамов: наше агентство - в числе «Крупнейших переводческих компаний России-2016»

    ​Семь лет назад трое студентов, будущие юристы, решили заняться переводческим бизнесом. Сейчас глава агентства переводов — Денис Адамов — управляет совместным бизнесом самостоятельно, несмотря на ограничения, связанные со здоровьем.
    2414
  • 29/01/2018

    Каким будет университет будущего в 2035 году: интервью члена Наблюдательного совета «Университета 20.35» Нины Яныкиной

    ​Чем «университет будущего» отличается от привычных онлайн-курсов, почему ему предстоит пройти через период отторжения со стороны общества и как искусственный интеллект поможет людям адаптироваться к нуждам современной экономики, Indicator.
    1385
  • 30/11/2018

    «Академгородок 2.0» - флагманский проект региона

    ​Проект "Академгородок 2.0"  обретает конкретные черты. Его обсуждение ведется на самых разных уровнях. Как отметил полномочный представитель президента РФ в Сибирском федеральном округе Сергея Меняйло, опыта по реализации подобных проектов пока нет ни у федеральных, ни у региональных властей, а потому архиважным представляется объединение усилий.
    1748
  • 14/10/2017

    Академик Абел Аганбегян: за 25 лет можно было сделать неизмеримо больше

    ​Академик РАН, экс-ректор Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, а ныне заведующий кафедрой РАНХиГС Абел Аганбегян на днях отметил свой 85-летний юбилей.  Он был экономическим советником Михаила Горбачева, его имя широко известно в научных кругах, его лекции слушали студенты ведущих мировых университетов мира, к нему обращался Нобелевский комитет с просьбой рекомендовать кандидатов на премию.
    989