​​
Научную общественность взволновало известие о начале фактической ликвидации академической типографии № 1 в Санкт-Петербурге, основанной почти три века тому назад одновременно с Академией наук. Это печальный, но, к сожалению, давно ожидаемый результат многолетней деградации системы академической издательской деятельности. 

Как было раньше 

Напомню, что до 1991 года каждому институту выделялся так называемый листаж — объем книг, который учреждение могло опубликовать через издательство «Наука». На основе заявок составлялся редакционно-издательский план. Листаж (который в последние годы его существования постоянно сокращался) был обеспечен бюджетными средствами и другими ресурсами (фонды на бумагу), направлявшимися непосредственно издательству, хотя и реализация тиража имела значение. Академические журналы также издавались исключительно через «Науку».

Ленинградское отделение издательства «Наука» считалось лучшим среди других его подразделений, по крайней мере в отношении издания ботанической литературы. Все ботаники страны стремились издавать свои книги именно здесь. Для этого отделения была характерна очень высокая издательская культура, которую обеспечивали, в первую очередь, уникальные издательские редакторы, нередко весьма значительно улучшавшие книги в ходе редакционной подготовки.

Мне еще посчастливилось с некоторыми из них поработать. Они осваивали многие тонкости: например, кухню подготовки ключей для определения растений, оформление синонимики в таксономических публикациях (причем знали, что у ботаников и зоологов различные традиции такого оформления) и многое другое. Иллюстрации «доводили до ума» прекрасные графики из легендарного графбюро.

А достаточно высокое качество печати (хотя и на не очень хорошей бумаге — какую давали) обеспечивала та самая типография № 1, обладавшая хорошим набором латинских шрифтов (что важно для ботаники) и кадрами квалифицированных наборщиков. И, говорят, не только латинских: ведь там печатались работы по востоковедению, в том числе источники на соответствующих языках, включая древние. А еще там прекрасно набирали сложные математические формулы.

Недостаток денег и не только

Как и многое другое в нашей жизни, финансирование академического книгоиздания кардинально изменилось в 1991–1992 годах. Листаж и обеспечивавшие его деньги исчезли, издательство стало требовать от институтов оплату уже запущенных в производство книг. У институтов этих денег не было, или их находили с большим трудом (нам, например, очень помогли зарубежные коллеги). Только на научные журналы РАН выделяла некоторую дотацию.

Однако проблемы возникли не только с деньгами. Как раз в это время в издательском деле произошла компьютерная революция. С использованием даже весьма примитивных, по нынешним понятиям, персональных компьютеров, работавших еще в системе MS-DOS, стало возможным создавать вполне приличные оригинал-макеты изданий и затем печатать книги и журналы офсетным способом. Уникальные шрифты и квалифицированные наборщики оказались невостребованными.

В этот момент именно для академического издательского дела был шанс достаточно быстро встроиться в новую реальность. При всех сложностях в Академии можно было найти деньги на два-три десятка компьютеров средней производительности и несколько компетентных специалистов — и процесс бы пошел. Тем более только что возникший Российский фонд фундаментальных исследований открыл программу поддержки научных изданий и в первые 10 лет своего существования поддерживал практически всё мало-мальски достойное публикации, издательские разделы были и в программах Президиума РАН — так что деньги были, пусть и небольшие.

Кроме того, в то время заметные дополнительные средства можно было выручить путем реализации русских книг за рубежом. Помню, как я был изумлен, увидев, что подготовленный нашими сотрудниками «Конспект флоры Вьетнама», стоивший в 1991 году около 3 руб., немецкий книготорговец продавал более чем за 30 марок! И покупали! Ведь в каждой области науки есть учреждения, которые приобретали (и приобретают) для своих библиотек всё, что издается в мире, на любом языке. В условиях тогдашних цен реализация даже десятка книг по мировым ценам могла существенно помочь.

Рис. М. Бондаренко 

Рис. М. Бондаренко
Одним словом, шанс был, но им не воспользовались. Академия наук в 1993 году передала права на издание и перевод части своих журналов издательству Pleiades Publishing для создания ООО МАИК «Наука/Интерпериодика». В этой заметке у меня нет намерений обсуждать целесообразность такого шага — об этом не раз писали. Отмечу лишь известную непоследовательность: в это издательство была передана лишь часть журналов, хотя, по логике вещей, надо было реформировать всю академическую издательскую систему. В результате одновременно существовали более или менее современное издательство МАИК «Наука/Интерпериодика» и старая «Наука», будто специально оставленная в прежнем состоянии, чтобы служить наглядной иллюстрацией «бедственного положения российской науки».

По совершенно непонятной причине «Наука» долго держалась за архаичную издательскую практику, выдавая это за «следование традициям». Например, верстальщику для изменения шрифта (кегля или гарнитуры) по просьбе автора надо было обязательно согласовывать этот шаг с техническим редактором, что могло занять несколько дней. Долгое время рукописи статей, сданные в журналы в электронной форме (на дискетах — помните, были такие?), затем наново перенабирались в издательстве со множеством ошибок. Примеры можно продолжить. Мы в институте между собой издательский процесс «Науки» иначе как дремучим не называли.

В это же время возникли и новые издательства, в том числе и научные. Они стремились минимизировать затраты, и, разумеется, себестоимость издания у них была заметно ниже, чем у «Науки», а качество — обычно не ниже, а то и выше. Автор этих строк в 1996–2001 годах по совместительству возглавлял Издательство Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии. И мы перетянули к себе значительную часть изданий Ботанического института им. В. Л. Комарова, в том числе выпускавшиеся на издательские гранты. Получалось всяко не хуже, чем в «Науке». Помимо этого, мы распространяли книги почтой, для рекламы создали сайт. И спрос был!

В результате большинство институтов отказалось от услуг «Науки» при выпуске и распространении книг, а практика издания журналов вызывала всё больше нареканий. Результат известен: «Наука» в итоге потеряла и все журналы, так как не смогла принять участие в соответствующем конкурсе — как говорили, из-за больших долгов во внебюджетные фонды. Как руководитель учреждения могу сказать, что при существующем ныне контроле нужно очень постараться, чтобы в такие долги влезть.

Что дальше?

Несмотря на то что я долгое время выступал оппонентом руководства «Науки», мне искренне жаль, что некогда славное учреждение пришло к такому финалу; особенно жаль редакторов и вообще уникальную отечественную редакторскую школу научного книжного и журнального издания. Да, это были уже довольно немолодые люди, нередко не владевшие компьютером. Но опять-таки, руководство «Науки» даже не попыталось организовать соответствующее переобучение. Есть много примеров, когда пожилые люди осваивали компьютер — академик А. Л. Тахтаджян сделал это, когда ему было более 80 лет! И вот теперь — прекращает существование и легендарная академическая типография. Что ж, итог в чем-то закономерен. Хотя, мне кажется, эту типографию надо попытаться спасти, хотя бы из тех соображений, по которым сохраняют памятники культуры и виды, занесенные в Красные книги.

Научные журналы сейчас издаются ИКЦ «Академкнига» — как я понимаю, дочкой всё того же Pleiades Publishing. Приемлемо вроде бы издаются, но для опытного глаза очевидно, что издательская культура давно уже не та. Нет тех опытных и неравнодушных редакторов и корректоров, а редакции журналов еще по старинке надеются, что «в издательстве поправят». Увы, уже не поправят: просто не знают, как это делается.

Сейчас в издательском деле происходит (и практически свершилась) очередная революция. Издание научных книг и журналов в значительной мере уходит в Сеть, хотя «твердые копии» во многих случаях не теряют актуальности. Важно, что сам процесс онлайн-издания всё более усложняется — это уже не просто выкладывание PDF, аналогичного печатной версии, а создание нескольких вариантов представления материала с многочисленными ссылками, сложная система разнообразной онлайн-подписки. К сожалению, ИКЦ «Академкнига» очень далеко до зарубежных аналогов.
Приходится констатировать, что в России сейчас нет вполне современного научного издательства, и это очень плохо. Я бы очень хотел, чтобы такое издательство возникло. И пусть оно называется «Наука», сохранит торговую марку и возродит лучшие отечественные издательские традиции — в первую очередь редакторскую школу. Это сложно — да, без сомнения. Но реально — надо только по-настоящему захотеть.

Дмитрий Гельтман,
докт. биол. наук, директор Ботанического института им. В. Л. Комарова РАН

Источники

Затяжное падение академического книгоиздания
Троицкий вариант (trv-science.ru), 01/12/2020

Похожие новости

  • 05/02/2020

    Для участия в «Тотальном диктанте-2020» нужна регистрация на официальном сайте

    ​Традиционный тотальный диктант 4 апреля может пройти в Зимнем дворце. На прошлых выходных Санкт-Петербург был объявлен столицей «Тотального диктанта-2020». Северная Столица обошла такие города как Вологда, Казань, Тамбов, узбекский Нукус.
    1552
  • 18/10/2018

    Шесть университетов РФ попали в предметный рейтинг мировых вузов THE

    17 октября британское издание Times Higher Education (THE) опубликовало результаты предметных рейтингов мировых вузов. Университеты оценивали по четырем направлениям: "Образование", "Бизнес и экономика", "Социальные науки" и "Право".
    1352
  • 10/12/2019

    Определены лучшие вузы по гуманитарным наукам

    ​Авторитетное издание Round University Ranking (RUR) представило ежегодный предметный рейтинг лучших вузов мира по гуманитарным наукам. В эту предметную область входят такие дисциплины, как история, философия, филология и так далее.
    536
  • 20/01/2017

    О первой в России защите диссертации по собственным правилам вуза

    ​17 января в Санкт-Петербургском государственном университете состоялась первая в России защита кандидатской диссертации по собственным правилам вуза. Соискателем стал аспирант СПбГУ Бахтиер Алимджанов, его работа посвящена экономической политике Российской империи в Туркестане (Средней Азии).
    2407
  • 07/12/2020

    Палеоклимат Земли: новые данные

    Самым старым систематическим метеоданным, которые есть в распоряжении ученых, от силы 150 лет. А для Сибири эта цифра и того меньше. В письменных источниках более ранних периодов (если повезет) можно найти качественную оценку: «лето было необычайно жарким», «дожди обрушились на наши земли» и т.
    467
  • 07/11/2017

    ​Профессор из СпбГУ совершил революцию в оценке событий 1917 года

    ​Профессор Санкт-Петербургского государственного университета, доктор исторических наук Борис Миронов написал, пожалуй, главную научную работу к столетию русских революций 1917 года. Трехтомник "Российская империя: от традиции к модерну" одновременно стал фундаментальным трудом по исторической социологии, антропометрической, экономической и демографической истории России.
    1513
  • 05/12/2018

    Астрономы не подтвердили вывод аналитиков Saxo Bank об ущербе экономике от солнечной бури

    ​Российские астрономы скептически отнеслись к прогнозу аналитиков датского банка, заявивших об угрозах мировой экономике из-за сильной солнечной вспышки в 2019 году. Солнечная активность будет даже слабее, чем обычно, сообщил ТАСС эксперт в области физики Солнца, директор Астрономической обсерватории Иркутского госуниверситета Сергей Язев.
    1055
  • 08/06/2019

    «А зачем российскому бизнесу инновации?»: как объединить науку, образование и бизнес

    ​На ПМЭФ поставили двойку смычкам ученых и работодателей. На сколько эксперты оценивают степень интеграции науки и бизнеса, владеют ли 11-классники soft skills и чем является онлайн-образование — в репортаже Indicator.
    1167
  • 26/09/2016

    Анатолий Вершик: наука, образование и технология - это то немногое, что объединяет людей всех стран

    ​Взаимоотношения ученых и государства всегда складывались в России непросто. Могут ли сегодня ученые позволить себе быть оппонентами власти? Об этом в передаче "Гамбургский счет" на Общественном телевидении России Ольга Орлова беседует с главным научным сотрудником Санкт-Петербургского отделения Математического института им.
    1989
  • 17/05/2019

    Академгородок 0.0: мифы и реальность

    ​«Научный центр решили возводить в нетронутой тайге». «Академики-основатели выступили с концепцией уникального поселения для ученых». «В результате понастроили больше, чем планировали». При знакомстве с архивными материалами эти и другие суждения о «городе-лесе» оказываются не более чем живучими мифами.
    1950