Страны-члены ОПЕК и нефтедобывающие страны на встрече 25 мая приняли решение продлить соглашение о сокращении добычи нефти. О том, как это решение повлияет на геологоразведочную отрасль в России и мире, о новых инициативах в налогообложении нефтегазовой отрасли и предстоящих крупных открытиях месторождений в преддверии Петербургского международного экономического форума рассказал министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской.

- Как соглашение о сокращении добычи нефти повлияло на инвестиции в новые проекты по добыче нефти в мире? Как повлияло на инвестиции в геологоразведочную отрасль в РФ?

- Учитывая, что это соглашение было подписано в конце прошлого года, влияния на результаты геологоразведки в 2016 году оно практически не оказало. Инвестиции в геологоразведку по углеводородам в 2016 году составили около 275 миллиардов рублей. При этом ожидания некоторых участников рынка в преддверии подписания этого соглашения сказывались на принятии решений компаниями о проектах на 2017 год.

Новое продление соглашения приведет к росту инвестиций в геологоразведку, поскольку создаст условия для повышения среднегодовой цены выше 50 долларов за баррель при 44 в прошлом году.

Поэтому в 2017 году, и по нашим оценкам, и по оценкам международных экспертов, ожидается рост инвестиций в upstream (сектор добычи и геологоразведки - ред.) в мире.

Эксперты ожидают рост примерно на 3%. Около этих прогнозов, скорее всего, будут окончательные цифры по росту инвестиций в геологоразведочные работы в мире.

В основном компании, принимая решение о сокращении добычи, параллельно сокращали объемы эксплуатационного бурения. Ожидается, что сокращение в 2017 году составит около 17% относительно трехлетнего тренда роста объемов. В последнее время у нас происходила доразведка на действующих участках. Поэтому сокращение, которое происходит, будет сказываться на том объеме прироста запасов, который раньше происходил за счет эксплуатационного бурения.

- Как вы считаете, продление соглашения о сокращении добычи нефти нефтедобывающими странами на 9 месяцев может негативно отразиться на геологоразведочной отрасли в РФ?

- В принципе, продление соглашения будет влиять на принятие решений компаниями, но, скорее всего, приведет к росту. Мы оцениваем его приблизительно в 15% относительно прошлого года.

В 2017 году в России приоритетными направлениями в геологоразведке будут Восточная Сибирь, Западная Сибирь, Дальний Восток, то есть территории, которые примыкают к трубопроводной системе "Восточная Сибирь - Тихий океан". Здесь будут сконцентрированы основные работы. Что касается инвестиций компаний в добычу нефти, в 2016 году они выросли на 12% - объем инвестиций в добычу составил около 1,2 триллиона рублей и примерно на этом же уровне ожидаются и в 2017 году.

- Вы не будете пересматривать прогноз по объемам инвестиций в связи с продлением соглашения о сокращении добычи нефти?

- Я думаю, пока несколько преждевременно говорить о пересмотре этих показателей.

- Вас не пугает тот факт, что компании, по словам их представителей и топ-менеджеров, сокращают добычу нефти не за счет старых месторождений, а за счет добычи на новых проектах?

- Конечно, мы выступаем за то, чтобы компании дальше продолжали наращивать объемы инвестиций в новые проекты, но в то же время хорошо понимаем, что на современном этапе, в ситуации не совсем устойчивого рынка, нужно проявлять определенную осторожность, что компании и делают.

- Вы будете обсуждать с компаниями изменения в планах по инвестициям и объемам геологоразведочных работ в 2017 году в связи с продлением соглашения о сокращении добычи нефти?

- Обязательно. У нас обычно происходят встречи по итогам полугодия, соответственно, где-то во второй половине июля мы запросим компании о результатах работ за это время. Проведем обсуждение текущей ситуации, результатов и планов на второе полугодие.

- Объем государственного финансирования в геологоразведочную отрасль снижается. Возможно ли полностью отказаться от государственного финансирования в геологоразведке нефти и газа?

- Стратегия по развитию геологической отрасли, которая была принята в 2009 году, предполагала, что основной объем государственных инвестиций будет направлен на финансирование региональных работ, начальной стадии.

На сегодняшний день мы рассматриваем различные варианты, в том числе обсуждаем с коллегами и финансирование геологоразведочных работ на начальной стадии по схеме государственно-частного партнерства. Мы видим, что многие компании сейчас интересуются региональной стадией. Это и Алроса, и Норникель, и ряд других компании, потому что компании хотят для себя сформировать определенный задел на будущее. Компании готовы выйти на самые начальные стадии (геологоразведочных работ - ред.), и мы, соответственно, прорабатываем с ними механизмы, как это можно сделать.

Но пока мы не отказываемся в том числе и от проведения работ за счет федерального бюджета на более поздних стадиях. На мой взгляд, чем гибче будет схема финансирования геологоразведочных работ, тем более эффективно мы сможем реагировать на существенные изменения конъюнктуры. Мы в последние годы добирались до цен по углеводородам выше 100 долларов за баррель, потом падали несколько раз, сталкивались с тем, что и объемы инвестиций существенно менялись.

Государство должно иметь гибкий инструментарий для того, чтобы стабилизировать работу отрасли, обеспечивая стабильность даже в случае таких существенных изменений конъюнктуры. Это может быть прямое участие государства, использование инструментов поддержки высокорискованных проектов, к примеру, тот же заявительный принцип, который мы в прошлом году расширили на углеводороды. Кроме того, это могут быть и различные льготы, косвенная поддержка государства, в том числе через налоговые вычеты затрат на геологоразведку.

Ну и, конечно, должны быть инструменты понуждения - кнут. Считаю, что компания, которая затягивает или не выполняет лицензионные условия, должна столкнуться с экономическими санкциями государства в виде повышающих платежей за площади, которые они не изучают, так называемые ренталс. Причем это должно применяться по мере того, как компания отклоняется от сроков по обязательствам, которые должна была выполнить.

- Как могут быть увеличены платежи?

- У нас ренталс пока небольшие. Но мы хотим сделать так, чтобы после истечения срока выполнения геологоразведочных работ применялись бы повышающие коэффициенты к ренталс. Вплоть до увеличения ренталс через 2-3 года после просрочки в 100 раз. То есть платежи будут существенные.

Во-первых, компании будут стимулировать к проведению геологоразведочных работ более высокими темпами. Во-вторых, у компаний есть возможность отказаться от ряда площадей. Если их не интересует участок, нет ожиданий по перспективным открытиям, то они могут сократить площадь, тем самым оптимизировав затраты по ренталс. При этом у нас будет возможность передать эти участки новым недропользователям, которые смогут провести работы, возможно, более эффективно, чем предыдущий недропользователь.

Другой механизм - это вычеты затрат по геологоразведке из того объема платежей по ренталс, который накапливается. Тем самым мы будем стимулировать компанию быстрее работать. Если компания не уложится в сроки, то у нее будет возможность из объема накопленных затрат по ренталс вычитать затраты на геологоразведку. Тем самым компании тоже смогут сбалансировать затраты.

- Минприроды предлагало налоговые льготы для недропользователей, однако принятые меры (введение коэффициента 1,5 к налоговым вычетам затрат на геологоразведку на шельфе вместо 3,5) оказываются меньше, чем планировалось. Считаете ли вы существующее налоговое законодательство для недропользователей неэффективным? Какие меры необходимо принять для повышения привлекательности разработки месторождений?

- За последнее время было принято много различных новаций, у компаний появилось больше возможностей для проведения работы в сложных условиях, с трудноизвлекаемыми запасами, на разных стадиях разработки месторождений. Реально появилось много различных инструментов поддержки и стимулирования компаний. Но эти решения сегодня точечные. Должна быть система, которая позволила бы компаниям адаптироваться и к изменяющимся условиям конъюнктуры, и к геологическим и технологическим условиям. НДД (налог на добавленный доход - ред.) - это направление правильное, и мы его всячески поддерживаем.

В свою очередь, при введении НДД мы предлагали использовать наши механизмы. В рамках принятой новой классификации по углеводородам у нас появился достаточно хороший инструмент - новый регламент подготовки проектных документов. Он включает в том числе экономический блок, который можно использовать для обоснования тех налоговых льгот, на которые претендуют компании. Таким образом, мы сможем вести диалог с Минфином уже по конкретным объектам, потому что все расчеты, все оценки, проектные решения будут в этих проектных документах отражены.

- Месторождения с каким совокупным объемом запасов нефти и газа находятся в нераспределенном фонде недр? Существует тенденция снижения приростов запасов нефти, в течение какого времени РФ сможет обеспечивать восполнение запасов нефти? При каких условиях оно может быть обеспечено?

- В нераспределенном фонде недр сейчас находится менее 4% запасов. При этом на протяжении достаточно длительного периода времени, с 2005 года, прирост запасов в РФ превышает объем добычи по углеводородам, поэтому мы не теряем запасы, а приращиваем.

Мы должны понимать, что геологоразведка осуществляется на условиях риска. И нужно констатировать произошедшую компенсацию того уровня падения прироста запасов углеводородов относительно добычи, которое было в 1990-х годах. На сегодняшний день объемы запасов, которые стоят на балансе, позволяют гарантировать объем добычи на действующих объектах на 28 лет.

При этом мы не учитываем предстоящие открытия, трудноизвлекаемые запасы, которые еще не стоят на балансе, мы не говорим о том, что будет повышаться эффективность разработки действующих месторождений за счет применения новых технологий.

- Вы ожидаете крупных открытий месторождений нефти и газа в этом году? В том числе на Ямале, в Восточной Сибири, на Сахалине?

- Да, в Западной Сибири. На Хатанге, в "медвежьем углу", ожидаются крупные открытия. Речь идет о бурении на участках Лукойла и Роснефти. Так, например, Лукойл прошел уже более километра, уже появилась нефтяная пленка. Многие специалисты ожидают, что будет крупное открытие - месторождение федерального значения, до 100 миллионов тонн извлекаемых запасов нефти.

Но самые крупные открытия мы все-таки ожидаем в районе арктического шельфа. Можно прогнозировать серьезный прирост запасов газа на Ямале, у Новатэка, и в

Западной Сибири по жидким углеводородам на Оурьинском месторождении, десятки миллионов тонн.
Ожидается прирост запасов и на Приразломном месторождении Газпром нефти. Они планируют доразведать участки, которые находятся недалеко от месторождения, провести геологоразведочные работы и приращивать запасы месторождения для разработки участков с платформы "Приразломная".

- Какие аукционы на крупные месторождения пройдут в этом году?

- Сейчас Роснедра готовят проект распоряжения правительства Российской Федерации о проведении в 2017 году аукциона на право пользования участком недр федерального значения, включающим Верхнетиутейское и Западно-Сеяхинское месторождения на Ямале. Запасы газа - 206,4 миллиарда кубометров по категории C1.

- Минэкономразвития предлагало сократить финансирование госпрограммы развития Арктики до 2020 года. Предложения касаются проектов по геологоразведке?

- В программу, которую сейчас готовит Минэкономразвития, затраты на геологоразведку не попали, там в основном затраты на инфраструктуру. Но те предложения, которые мы озвучивали на совещании у председателя правительства, попали в стоп-лист Минэкономразвития - например, модернизация гидрометеорологической системы, ледово-информационной системы, строительство природоохранного флота, ледостойкой самодвижущейся платформы. Наши предложения пока не сокращали. Единственное, что, на мой взгляд, не совсем обоснованно не попало, - наши проекты по развитию экологического туризма. Их пока не учли, но я обратился в правительство, чтобы эти затраты все-таки были учтены, там до 800 миллионов рублей. Это в первую очередь строительство инфраструктуры с базой для подъезда, чтобы люди могли приехать, высадиться, несколько дней прожить на островах, увидеть уникальную красоту Арктики. Мы планируем обсудить все вопросы, связанные с корректировкой госпрограммы, на совещании в правительстве РФ до конца мая.

Похожие новости

  • 15/09/2017

    Как спасти байкальского омуля, не лишив работы рыбаков

    ​Запрет на вылов уникального байкальского омуля, по мнению ученых, на сегодняшний день является единственной возможной мерой для его сохранения. Как сообщил глава Росрыболовства Илья Шестаков, ведомство уже подготовило все необходимые документы, и запрет будет введен в течение ближайшего месяца.
    108
  • 13/03/2017

    Академик Михаил Грачев: если Байкалу не возвращать долги, долго ли еще он протянет

    Традиции - это не подражание ветхозаветному. Традиции - это всегда великолепие и блеск современности, впитавшие в себя мудрость и красоту веков, и устремленное в будущее. Как русская литература, вобравшая в себя благоухание пушкинского слова, дала миру Лермонтова, Гоголя, Достоевского, Островского, Толстого, Чехова, Горького, Есенина, Маяковского, Шолохова.
    661
  • 10/12/2015

    Поправки к законодательству об уровне Байкала

    ​Изменение в постановление правительства РФ о минимально и максимально допустимых уровнях Байкала будут подготовлены в первом квартале 2016 года.Пока эти значения определены в 456 м и 457 м по Тихоокеанской системе высот.
    631
  • 20/05/2016

    Александр Николаенко: наука - это не только имидж, но и мотор для развития

    ​Интервью с начальником управления науки и внедрения научных разработок мэрии г. Новосибирска Александром Николаенко. - Александр Леонидович, Ваше управление было создано при департаменте промышленности, инноваций и предпринимательства ровно год назад.
    776
  • 31/01/2017

    По мнению экспертов, запасы углеводородов это фундамент для строительства успешной экономики

    ​Эффективность освоения ресурсной базы определяется не только достигнутым уровнем развития технологий, но и грамотной настройкой институциональной среды и норм госрегулирования нефтедобычиОсенью прошлого года вышла в свет примечательная книга Юрия Шафраника и Валерия Крюкова "Нефтегазовый сектор России: трудный путь к многообразию".
    700
  • 31/08/2017

    По мнению российских ученых, для высокотехнологичных производств нужна эффективная геологоразведка полезных ископаемых

    У многих россиян сложилось представление о безмерных природных богатствах, об их неисчерпаемости. С другой стороны, не секрет, что отечественная геология, позволяющая узнать, на какие ресурсы Россия еще может рассчитывать, переживает далеко не лучшие времена.
    148
  • 15/08/2016

    Новосибирский геолог о том, откуда золото взялось

    ​Для кого-то золото ассоциируется с благополучием и безмятежной жизнью, а для многих ученых - с кропотливым, напряженным трудом. Правда, не остающимся без вознаграждения, в нашем случае - в виде гранта Президента России.
    657
  • 05/09/2017

    О влиянии ураганов на мировые рынки углеводородов

    ​В связи с прошедшим на юге США ураганом «Харви» в прессе появилось немало сообщений о его катастрофических последствиях для нефтегазовой промышленности. О реальном влиянии подобных событий на мировые рынки углеводородов рассказывает кандидат экономических наук Владимир Витальевич Шмат из Института экономики и организации промышленного производства СО РАН.
    161
  • 13/10/2016

    ​Росгеология не исключает включения геологоразведочных работ по глубинной нефти в программу глубинного бурения

    В АО «Центральная геофизическая экспедиция» (ЦГЭ) — головной научной структуры АО «Росгеология», отвечающей за нефтяную геологоразведку, недавно сменилось руководство. Но главное — предполагается существенное изменение подхода к организации и стратегии геологоразведочных работ (ГРР).
    612
  • 12/10/2017

    ​​Арктика: что это, где это, много ее или мало?

    Доктор технических наук, профессор, заведующий лабораторией инженерной геокриологии Института мерзлотоведения СО РАН​ Дмитрий Шестернев.​​​​​Резерв нефтегазовой промышленности— Дмитрий Михайлович, и все-таки, насколько огромна эта территория и почему она так притягательна?— На эти вопросы трудно ответить однозначно, поскольку существует много точек зрения.
    52