Какие вузы публикуют совместные исследования чаще, а какие – реже, с кем выгоднее издаваться, а с кем – нет и с чем может быть связана подобная разница, читайте в материале Indicator.Ru.

В современном научном журнале нечасто встретишь статью, написанную учеными только из одной организации. Исследования проводятся в больших коллективах, и каждый институт и университет из коллаборации учитывает итоговую публикацию в своих отчетах. В эпоху оценки науки по формальным наукометрическим показателям удачные совместные публикации приобретают особенное значение. В самом деле, легко представить ситуацию, когда по отдельности ученые из разных институтов не могут пробиться в высокорейтинговый журнал, а совместный проект оказывается достаточно силен — и вот каждый получает по плюсу в отчет. Но как оценить выгоду каждого из участников от этого плюса? Может быть, у кого-то в коллаборации было больше шансов опубликоваться, а у кого-то меньше?

В библиометрии для всего есть свои индексы и коэффициенты, и было бы странно не найти в ней инструмента для оценки совместных публикаций. Еще в 2001 году немецкий наукометр Вольфганг Гленцель предложил оценивать интенсивность сотрудничества между организациями по коэффициенту Жаккара — мере сходства между двумя множествами.

Соответственно, чем большую долю статей университеты опубликовали вместе, тем выше коэффициент Жаккара, тем активнее их сотрудничество.

Коэффициент Жаккара — симметричный индикатор, он показывает общий уровень сотрудничества организаций. На основе той же информации о количестве совместных статей можно высчитать и асимметричные показатели и узнать, кому из партнеров сотрудничество выгоднее. Такую задачу поставили российские исследователи — тоже, кстати, в коллаборации трех университетов — в исследовании сотрудничества вузов-лидеров по публикациям, проиндексированным в РИНЦ. И судя по результатам, совместные статьи этих университетов иногда невыгодны для одной из сторон.

Ученые из Высшей школы экономики, Санкт-Петербургского государственного университета и Уральского федерального университета начали совместный проект по исследованию Российского индекса научного цитирования больше года назад. На первых шагах они изучили общую структуру базы, описали отличия между журналами «ядра» РИНЦ (это те издания, которые одновременно индексируются в Web of Science, точнее, в Web of Science Core Collection, Russian Science Citation Index и /или Scopus) и остальными и выяснили, как публикуются в «ядре» и вне него российские университеты.

В очередной этап исследования — оценку взаимовыгодности сотрудничества — попали 16 российских университетов: МГУ, СПбГУ, Первый московский медицинский университет им. Сеченова, Финансовый университет, ВШЭ, РАНХиГС, Российский экономический университет им. Г. В. Плеханова, Уральский, Казанский и Сибирский федеральные университеты, Томский государственный и политехнический университеты, РУДН, МГТУ, МИФИ и МФТИ. Их выбрали не по позициям в рейтингах, а по активности публикаций в РИНЦ как в журналах «ядра», так и в остальных, и по вовлеченности в сотрудничество между собой. Результаты работы были представлены на конференции международного общества наукометрии и инфометрии.

Коэффициент Жаккара ожидаемо показал высокую интенсивность коллабораций между вузами, расположенными в одном и том же городе и с близкой исследовательской тематикой. Например, для МИФИ и МФТИ этот показатель для публикаций в «ядре» РИНЦ составил 5,16%, а для двух томских университетов — государственного и политехнического — рекордные 7,22%. Это означает, что они публикуют совместно каждую 14-ю статью в журналах «ядра» РИНЦ. Самый низкий коэффициент Жаккара — у РЭУ и СПбГУ: 0,02% означают, что только одна из пяти тысяч статей каждого из вузов публикуется совместно.

«О наукометрических показателях сложно сказать, хорошие это цифры или плохие. Многое зависит от отрасли. Например, в медико-биологическом исследовании какой-либо болезни, если оно выполнено без использования материала разных стран, доверие к результату будет низким. А в гуманитарных исследованиях такой потребности в объединении нет: если историк нашел в архиве уникальный материал, второй историк ему уже не нужен, — отмечает один из авторов работы, заведующий лабораторией наукометрии УрФУ Марк Акоев. — Поэтому судить о том, достаточно ли активно сотрудничество между университетами в нашем исследовании, можно будет только после сопоставления с данными по другим университетам, особенно зарубежным».

Насколько важно для вузов сотрудничество? Косвенно это помогает понять соотношение между коэффициентом Жаккара в «ядре» и вне его. Если сотрудничество в лучших журналах интенсивнее, чем в слабых, значит, ученые больше вкладываются в совместные исследования, считают их более сильными и стремятся представить результаты максимальному числу коллег. Таким положение оказалось в большинстве пар университетов — в 107 из 120. В некоторых случаях сотрудничество вузов в «ядре» РИНЦ было в 3–4,5 раза активнее. В основном это характерно для вузов, которые нечасто публикуются совместно. Если у них и происходят коллаборации, то статьи по ним публикуются в «ядре» в 15 из 20 случаев.

Ключевой момент в исследовании, тем не менее, — оценка выгоды сотрудничества для каждого из участвующих в коллаборации университетов. Для этого рассчитывается, публикуются ли совместные статьи в «ядре» РИНЦ чаще, чем независимые публикации каждого из «партнеров». Показатель выглядит как отношение долей статей в «ядре». В числитель ставятся данные по совместным публикациям, в знаменатель — по статьям одного из партнеров. Допустим, у университетов А и Б 10 совместных публикаций, и половина из них в «ядре» (доля 0,5). При этом из общего числа публикаций университета А только каждая десятая публикуется в журналах «ядра» (0,1). Поделив показатель для совместных публикаций на собственную долю университета А, получим пять. Это означает, что университет А получает существенную выгоду: совместные статьи публикуются в хороших журналах в пять раз чаще, чем все работы ученых университета в среднем.

В реальности выгода от сотрудничества может быть даже выше. Рекорд, найденный в исследовании, — в 15,71 раза более высокая доля статей в «ядре» у Финансового университета в сотрудничестве с Сеченовским. Но такой большой прирост действительно редкость, гораздо чаще встречается увеличение в 1,9–3 раза. Однако только 6 из 16 университетов всегда повышают долю публикаций партнера в журналах «ядра» (и, вероятно, улучшают их цитируемость). Условно их можно назвать публикационными «донорами» или альтруистами. Это МГУ, СПбГУ, УрФУ, ТПУ, МИФИ и МФТИ. Бывает и наоборот — в сотрудничестве с кем-то публикации вуза реже оказываются в «ядре». В этом случае коллаборация для университета оказывается явно невыгодной. Таких случаев меньше, чем выгодных партнерств, но в некоторых из них шанс опубликоваться в качественном журнале совместно с партнером в 2–10 раз ниже, чем самостоятельно. Второй партнер обычно в таких случаях все же получает выгоду и выступает своего рода публикационным «вампиром» — зарабатывает высококачественные публикации, пока показатели партнера падают. Но в 35 сотрудничающих парах сложилась парадоксальная ситуация, когда оба участника терпят публикационные «убытки»: их совместные статьи реже публикуются в высокоцитируемых журналах, чем в среднем статьи любого из партнеров. Например, для МГТУ и КФУ доля статей в «ядре» при коллаборации почти вдвое ниже.

Стоит задуматься, почему вообще существует такое взаимно невыгодное партнерство? В целом большинство участников получают выгоду (пусть иногда и несоразмерную) от совместных публикаций: они публикуются в лучших журналах и цитируются чаще, чем небольшие исследования внутри университетских коллективов. Почему же для одних университетов это правило работает, а для других нет?

По мнению Марка Акоева, невзаимовыгодность сотрудничества не обязательно связана напрямую с уровнем исследований. Университеты, которые публикуют не так много статей в высокорейтинговых журналах по сравнению с остальными, вполне могут оказаться желанными партнерами: в сотрудничестве с ними любые другие организации наращивают долю публикаций в «ядре» РИНЦ. Такую особенность демонстрирует, например, Сеченовский университет. Так что публикационный «вампиризм» может быть связан с неверной публикационной политикой вуза, когда сотрудники рассматривают публикацию в любом издании, даже хищническом, как плюс (и получают за нее надбавку). И этот подход, безусловно, нужно пересмотреть: фактически ученые тратят свое время на публикации, которые не войдут в научный оборот, не будут никем прочитаны и процитированы.

В своих следующих работах коллектив ученых планирует оценить дисциплинарные отличия в найденных закономерностях, а также изучить сотрудничество университетов с научными институтами. Есть и другое направление: применить новый наукометрический подход к исследованию базы Web of Science и выяснить, как коллаборации ученых разных стран влияют на частоту их публикаций в журналах «старших» индексов. Уже первые расчеты показывают, что в международных партнерствах тоже есть свои «вампиры» и альтруисты.

Екатерина Ерохина

Источники

Публикационные «вампиры» и альтруисты: кто они?
Индикатор (indicator.ru), 23/07/2019
Ученые: совместные статьи не всегда выгодны для одной из сторон
Уральский федеральный университет (urfu.ru), 26/07/2019

Похожие новости