​На Дальнем Востоке России создано семнадцать территорий опережающего развития, набирает обороты Свободный порт Владивосток. Впрочем, пока большинство проектов, запланированных к реализации на этих территориях с особыми экономическими условиями, находятся на самой начальной стадии и во многом носят декларативный, подчас очень локальный характер. Между тем наука ищет инвесторов для претворения в жизнь новых достижений ученых, которые вполне могли бы стать крепкими бизнес-проектами.

О передаче современных научных разработок бизнесу «Дальневосточный капитал» беседовал с председателем ДВО РАН, академиком Валентином СЕРГИЕНКО.

Шанс на реализацию

- Валентин Иванович, возможно, новые экономические режимы, заработавшие на Дальнем Востоке, помогут внедрить в жизнь последние достижения ученых. Что ваши коллеги могут предложить бизнесу и потенциальным инвесторам?

- Сразу замечу, что я не очень большой специалист по ТОРам и иным новым налоговым режимам для предпринимателей и инвесторов, но сам вопрос, который стоит на повестке, - о передаче в сектор реального производства последних научных достижений - по-прежнему остается актуальным. Потому что сегодня одна из проблем науки в России и на Дальнем Востоке в том числе - это невостребованность результатов интеллектуальной деятельности ученых. Они активно работают, получают новые фундаментальные знания и практически значимые результаты в виде новых материалов, опытных образцов и новых технологий, защищенные патентами, а этот результат зачастую так и не находит своего потребителя в стране, пополняя мировую копилку знаний. Причина этого, очевидно, кроется в специфике и структуре современной российской экономической модели, когда экономическое благосостояние страны в первую очередь определяется не высокотехнологичными наукоемкими производствами, а работой нефтегазового сектора и торгово-посредническими операциями.

Сегодня впервые, пожалуй, за многие годы ставится вопрос о развитии реального сектора производства, для этого и созданы ТОРы, Свободный порт Владивосток. Поэтому у ученых появляется шанс увидеть наконец-то свои результаты реализованными на практике. А то, что ученые Дальневосточного отделения РАН располагают значительным запасом разработок, которые представляют потенциальный интерес для бизнеса, - несомненно. Можно говорить о самых разных направлениях, но мне проще структурировать наши наработки по наукам, так, как они в ДВО РАН развиваются, - науки о Земле, биологические, химические и другие.

Основным достоинством Дальнего Востока всегда было минеральное сырье. И первая группа наших предложений бизнесу связана с науками о Земле, с деятельностью горнопромышленного комплекса. Речь идет о повышении эффективности и полноты извлечения ценных компонентов. Такие технологии есть в Институте горного дела, в Институте химии, в Северо-Восточном КНИИ, Научно-исследовательском геотехнологическом центре. Реализация новых технологий позволит не только вовлечь в оборот ранее открытые месторождения олова, свинца, цинка, меди, серебра, золота, урана, никеля, кобальта и ряда других полезных ископаемых, но и существенно улучшить экологическую обстановку в «старых» горнорудных районах за счет углубленной переработки отвалов и промышленных отходов.

Сегодня уже достаточно конкретно обрисовываются связи с бизнесом - это различного рода компании, и крупные, и небольшие. Даже артели готовы использовать эти разработки для повышения эффективности своей деятельности.

В последние десять лет учеными ряда институтов ДВО РАН проведены углубленные фундаментальные и прикладные исследования, направленные на поиск эффективных технологий комплексной переработки отходов горно-химического производства, это отходы ППО «Бор», Ярославского ГОКа. Предлагаются схемы, которые могут обеспечить получение целевых продуктов из отходов с одновременным снижением экологических угроз. И, как показывают наши расчеты, это все экономически целесообразно. Дело за малым: нужны инвестиции для организации производства.

- Насколько известно, есть практически готовые проекты для бизнеса в области биологии?

- Биологическое направление - одно из приоритетных для ДВО РАН. Мы ведем исследования по очень широкому спектру биологических наук от ботаники, общей биологии, клеточной и генной инженерии до современной биотехнологии. И многие результаты имеют хорошие шансы для применения в сельском хозяйстве, медицине, пищевой промышленности, для решения проблем охраны окружающей среды.

Перспективное семеноводство

После реформ Академии наук в Дальневосточном отделении резко увеличился объем проводимых фундаментальных и прикладных исследований в области сельского хозяйства. Сегодня можно говорить, что объединение усилий специалистов в области биологии и сельского хозяйства стимулировало развитие новых методов селекционной работы, основанных на клеточной, генной инженерии. Как результат, сегодня мы располагаем рядом новых высокопродуктивных сортов важных для сельского хозяйства региона культур. Я неоднократно в качестве примера приводил работу Камчатского НИИСХ, там вывели сорта картофеля, способные в условиях сурового климата давать урожайность до 300 центнеров с гектара. И это не лабораторный уровень, с такой урожайностью уже работают несколько сельскохозяйственных фирм, которые выращивают товарный продукт.

Селекционерами выведены и подготовлены для внедрения в практику высокоурожайные сорта сои, ржи, пшеницы, ряда овощных культур. Но для того, чтобы производить семенной материал в товарных объемах и обеспечить им крупных и мелких производителей сельхозпродукции, нужны инвестиции, нужно промышленное семеноводство. И сегодня мы готовы в тесной кооперации с бизнесом начать работы по производству семян различных культур как в Приморском крае, так и на Камчатке, Сахалине, в Магаданской и Амурской областях. Главное - понять, что эту проблему можно решить только в союзе науки, власти и бизнеса.

Ситуация крайне благоприятная в регионах, где намечена реализация ТОРов, в том числе для осуществления сельскохозяйственных проектов. Мы предлагаем создать некие региональные центры, которые будут заниматься семеноводством и продвигать в сектор реального сельскохозяйственного производства последние достижения селекционной работы. Это хороший бизнес, потому что сегодня в ДФО своих семян катастрофически не хватает, их приходится завозить из других регионов страны, а если говорить откровенно, то в основном - из-за рубежа.

Традиционными предложениями для бизнеса являются результаты, которые получены при проведении фундаментальных и прикладных работ в области биоорганической химии и биотехнологии. Это новые фармакологические препараты различного назначения, пищевые добавки, продукты функционального питания. К сожалению, внедрение научных достижений в этой области идет трудно, между тем бизнес, в том числе малый, мог бы здесь хорошо поучаствовать. Мы готовы кое-что просто передать бизнесу, и это делаем уже давно, но ждем также встречного участия бизнеса в наших делах. Потому что перспективные работы отчасти сдерживаются отсутствием у академических институтов экспериментальной базы и укрупненных опытных производств.

От идеи к ценному продукту

Для того чтобы успешно сотрудничать с бизнесом и результативно работать самим, нам нужны опытные производства, на которых мы смогли бы осуществить проверку научных идей, отладить технологию, получить укрупненную партию продукта, провести его испытания и предложить его для тестирования рынком. Только в этом случае ученые будут предлагать для реализации законченные проекты, отработанные технологии с технологическим регламентом и опытными образцами продукции. Сегодня мы, к сожалению, чаще выдаем идеи, то есть показываем, как можно сделать, но без полной схемы, технологического регламента, материального и энергетического балансов. Это невозможно сделать в отсутствие опытного производства. А то опытное производство, которое мы с большими усилиями создали при ТИБОХ ДВО РАН, сегодня загружено примерно на 25%: там не хватает современного оборудования.

И мы очень рассчитываем, что здесь мог бы поучаствовать бизнес, войдя в это опытное производство. А дальше, когда все будет отработано, можно перенести готовую технологию на другую площадку и работать уже отдельно от нас, а мы бы на освободившихся площадях смонтировали уже другие линии и опробовали новые технологии.

Кстати говоря, к полученным нами активным веществам для новых лекарственных препаратов проявляют интерес наши соседи: японцы, корейцы, китайцы. Их интересует приобретение лицензии со всеми правами на производство. Очень не хотелось, чтобы и в этот раз инновационный продукт, рожденный у нас в стране, поступал к нам на рынок из-за рубежа. Есть другой путь - организация производства в России. И, повторюсь, это может стать интересным бизнес-проектом для реализации на территории ТОРов или СПВ.

Интересные предложения связаны с марикультурой - организацией производства гидробионтов на Тихоокеанском побережье. Сегодня у нас разработана технология выращивания краба, мидии, гребешка, трепанга, водорослей. Конечно, условия для марикультуры с учетом нашего климата в России не самые лучшие, но тем не менее, учитывая экологическую чистоту наших вод (пока еще!), эти проекты могут оказаться очень перспективными.

Еще одно направление в биологии, которое может иметь практические выходы, связано с воспроизводством, в том числе с разработками защиты краснокнижных растений и животных. На первый взгляд, это в чистом виде наука, но в ряде стран это хороший бизнес. У нас очень сильная группа по адаптации и внедрению новых видов в оборот для озеленения наших городов. Зайдите в Ботанический сад-институт и посмотрите, какие интересные образцы там собраны! Это результат работы по интродукции видов, которые в природе здесь отсутствовали. Выведены сорта, перспективные для ландшафтного дизайна и использования в озеленении дальневосточных городов. И не обязательно, чтобы озеленить территорию океанариума, надо было везти саженцы из дендропарков Германии, многие из которых, к сожалению, пропали. Это тоже одно из направлений бизнеса, а наши ботаники и экологи могли бы помочь в развитии такого производства.

Прошли проверку - можно тиражировать

- Валентин Иванович, вы долгие годы руководите Институтом химии ДВО РАН, какие предложения для бизнеса сформированы у вас?

- Я бы все-таки взял шире - химия и иные производственные технологии. Здесь тоже за время работы отделения накоплено большое количество разработок, часть из которых прошла проверку и где-то уже используется на практике, но они могут быть тиражированы. А некоторые так и не нашли заинтересованного инвестора в реальном секторе производства.

Начнем с самого простого - воды. У нас в институте разработаны технологии и системы очистки питьевой воды, которые позволяют в десятки, сотни раз снизить концентрации железа, марганца, ряда других тяжелых металлов, а также механических примесей, органических веществ и получить воду прекрасного качества практически из любого источника. На мой взгляд, предложенная схема подготовки питьевой воды - одна из самых совершенных и наименее затратных из того, что сегодня есть на рынке, я о ней не раз рассказывал. В основе нашей технологии лежит использование флокулянтов и коагулянтов на основе природных полисахаридов, абсолютно безопасных для здоровья человека веществ, которые были разработаны в институте и защищены патентами России.

Созданы установки разной производительности, в расчете на работу в различных условиях - как для отдельного дома, небольшого предприятия, так и для целого поселка, такого, скажем, как Лучегорск, есть также передвижной вариант. Последний можно использовать для обеспечения питьевой водой, например, в случае различного рода ЧС, а также вахтовых поселков нефтяников, строителей и т. д. Этот проект нужно тиражировать: для многих регионов он очень актуален.

- В Приморье есть заводы бывшей оборонки, где пропадают производственные мощности, никто не заинтересовался таким производством?

- К сожалению, нет! Проект не требует больших инвестиций, стоимость единицы произведенного оборудования невелика, потребители распределены, реализация проекта требует создания сервисной службы и т. д. Одним словом - бизнес не для крупного завода, но, на мой взгляд, это просто идеальная штука для среднего бизнеса, ведь кроме производства потребуется еще и сервисная служба для обслуживания установок.

Еще одно направление связано с промышленной экологией - это борьба за чистоту промышленных стоков. У нас разработан комплекс технологий, которые детально изучены в лабораторных условиях, в условиях опытных производств. Научные результаты подтверждены практикой в промышленном масштабе и абсолютно готовы для промышленного производства. Речь идет об очистке гальванических стоков и утилизации гальваношламов промышленных предприятий, а также промышленных стоков, загрязненных нефтепродуктами, маслами, жирами, в том числе пищевыми. Технологию по гальваностокам мы реализовали на заводе «Звезда» и на Комсомольском-на-Амуре авиационном заводе. Там после очистки в нашей системе выбрасывается вода чище, чем она есть в Амуре, - по тяжелым металлам, содержанию углеводородов и другим показателям.

Технология оригинальная, защищена патентами России, в ней проработаны все моменты, и после незначительной доработки (адаптации) она может быть реализована на любом предприятии, но нужно произвести нестандартное оборудование, собрать и смонтировать его и систему управления. Нет никаких проблем, все ясно, но этим не может заниматься ученый, он свое уже все сделал, а этот результат, к сожалению, не востребован. И это вовсе не означает, что он не нужен!

Окружающая среда, и население в том числе, промышленных районов задыхается от экологических проблем, мы готовы передать технологию, обеспечить научное сопровождение, но техническую работу должен делать производственник. Я думаю, это был бы хороший бизнес. Кстати, если говорить об СПВ, он может быть интересен и для иностранных инвесторов. Точно знаю, что ничего подобного в соседнем Китае нет, да и в России такого комплексного оборудования тоже пока не производят.

Очистить моря и реки

В этой же плоскости лежат технологии по очистке морских и речных вод от нефтепродуктов. Мы создали производство гидрофобного материала и сегодня реализуем его в очень небольших количествах. Кстати говоря, эту технологию у нас купила компания из Краснодара и открыла там собственное производство. Надеемся, что она будет востребована и у нас, скажем, в связи со строительством в Приморье крупных мощностей по нефте- и газопереработке. Во всяком случае, договор о сотрудничестве с Восточной нефтехимической компанией на этот счет подписан.

Уже проведены первые испытания: как влияют наши сорбенты, задействованные в фильтрах, через которые проходит загрязненная вода, на состояние биоценозов залива Восток. Проверили на мальках краба, устрицы, трепанга, мидии, гребешка и получили прекрасные результаты: стоки, загрязненные нефтепродуктами, очищенные с использованием гидрофобных сорбентов, оказывают минимальное влияние на молодь ценных гидробионтов. Концентрации опасных примесей в очищенной воде существенно ниже допустимых норм.

Я думаю, что проблема очистки бухты Золотой Рог лежит в этой же плоскости. Есть такие технологии, которые в состоянии очистить и поверхность вод. Но повторюсь: это уже не наше дело, если мы им займемся, то не останется времени и сил на получение новых результатов. Мы испытали, проверили, передали и пошли дальше… Ученые должны быть в постоянном поиске решений задач, которые ставит жизнь.

И одна из них - ликвидация последствий аварии на «Фукусиме». У нас на этот счет есть серьезные предложения - например, по очистке водных стоков от радионуклидов. Мы разработали серию высокоэффективных сорбентов для извлечения из растворов сложного химического состава (включая морскую воду) радионуклидов стронция, кобальта, марганца и цезия, а также некоторых трансурановых элементов. Сорбенты оригинальны, защищены патентами России и ЕС, прошли всесторонние испытания в ведущих лабораториях страны, а также Германии, Франции, Японии, некоторые из них в ограниченных количествах производятся в России (например, на предприятии «ДальРАО» «Росатома» в Приморском крае) и решают важную проблему очистки ЖРО, возникающих при эксплуатации, ремонте и утилизации атомных подводных лодок на территории Дальнего Востока.

Но пробиться на японский рынок с этим, безусловно, инновационным продуктом мы не смогли до настоящего времени по очень простой причине: у нас нет производства сорбентов в промышленных масштабах. Японцы заявили, что им нужно 100 тонн сорбента в неделю, а мы производим его в лабораторных условиях 1-2 кг в день в лучшем случае. Ясно, что это техническая проблема, она решаема, но ее решение лежит не в плоскости фундаментальной науки. Понятно, это направление деятельности бизнеса, но пока не можем найти партнера. Между тем ситуация на «Фукусиме» не становится проще, сегодня там находится уже почти миллион тонн жидких радиоактивных отходов.

И это далеко не все предложения наших ученых - есть интересные разработки по функциональным покрытиям, которые могут быть использованы в судостроении, авиастроении, медицине, например при производстве имплантов, для защиты от коррозии элементов судовой и авиационной техники. Есть ряд разработок в области цифровых технологий, в том числе по дистанционному управлению энергетическими комплексами на расстояниях в сотни километров. Продолжают успешно развиваться фундаментальные и прикладные исследования в области создания автономных подводных робототехнических систем различного назначения.

- Вы очертили довольно большой круг научных проектов, готовых к промышленной реализации, но у самого бизнеса есть интерес к этим научным разработкам?

- Мы периодически встречаемся с бизнесом на различных мероприятиях, и целенаправленно в более узком кругу, и в широком составе - в Торгово-промышленной палате, на различных круглых столах, форумах и заседаниях бизнес-клубов. Хорошие разговоры. Хорошие приятные люди. Вроде интерес есть, но… движения-то никакого вперед нет.

А сегодня, когда в академии дела очень сложны, прежде всего из-за снижения реального финансирования, что бы на этот счет ни говорили наши большие начальники, нам важно получать финансовую поддержку. Поэтому мы ищем контакты с бизнесом, готовы к несвойственной работе и к разделению рисков.

Есть, конечно, примеры эффективного сотрудничества с бизнесом, мы видим определенный интерес к нашим разработкам, и это дает некоторую надежду, что новые экономические условия и налоговые режимы ТОРов и СПВ подвигнут бизнес посмотреть более пристально в сторону науки.

Для этого надо, чтобы люди из бизнеса пришли в научные институты. Мы любим свои результаты и уверены, что они все идеальны, но люди бизнеса должны сами посмотреть и отобрать то, в чем они уверены, то есть провести некую промышленную экспертизу тех разработок, которые у нас есть. Отобрать из них наиболее перспективные с точки зрения бизнеса и взяться за их реализацию. Ученые со своей стороны готовы в этом участвовать, готовы всячески помогать, потому что наш интерес - увидеть свои проекты реализованными.

Ирина БАРАННИК