​Пандемия коронавируса повлияла не только на людей и общество, но и на сложившиеся практики управления. По мнению профессора Финансового университета при правительстве РФ Дмитрия Кузина, необходимость жить в сложном и непредсказуемом мире требует смены управленческой парадигмы. Подробности – в материале profiok.com.

 
Риск-менеджмент: исходить из худшего сценария

 
«Чёрный лебедь!» – дружно вспомнили эксперты книги публициста Нассима Талеба, едва лишь мир начала захватывать пандемия нового и опасного вируса. Но относить к разряду чёрных лебедей реализовавшийся риск, пожалуй, не стоит. О вероятности эпидемий эксперты разного уровня предупреждали уже давно. Тот же Талеб ещё в 2017 году утверждал, что самый большой угрозой для человечества сейчас являются массовые эпидемии. Более того, разнообразные вирусы в последние годы постоянно появлялись в разных уголках планеты. За это время человечество накопило приличный опыт борьбы с эпидемиями. Иными словами, риск существовал в явном виде, так что оправдать неготовность к подобному развитию событий правительств и компаний вряд ли получится. Никакой неожиданности в случившемся нет, а обеспечение «антихрупкости» компаний, общества и экономики – прямая задача современного менеджмента.

 
Как считает Дмитрий Кузин, из-за сложности и «турбулентности» современного мира одной из ключевых управленческих проблем становится управление рисками. В традиционном обществе в фокусе оставались финансовые и рыночные риски, в последнее время управленцы начали учиться работать с рисками, связанными с информационной безопасностью, экологией, коррупцией, введением санкционного режима против конкретных стран или отраслей. Если бы в этот перечень своевременно вошёл риск глобальных пандемий, возможно, человечество пережило бы 2020 год с меньшими потерями. По факту национальные системы риск-менеджмента и управления в целом, как и отрасли, компании и даже отдельные предприниматели, оказались не готовы к реализовавшемуся сценарию. А поскольку пандемия наложилась на проблемы на нефтяном рынке и общее падение производства, сложившуюся на сегодня ситуацию вполне можно охарактеризовать как нарастающий глобальный кризис.

 
Неготовность к реализации того или иного риска, как объясняет Дмитрий Кузин, является результатом запоздалого мышления. Для оперативного выхода из опасных ситуаций необходимо так называемое проактивное, то есть опережающее мышление. Более того, в планировании стоит исходить из того, что худший сценарий вполне может воплотиться в реальность – что, собственно, сейчас и происходит.

 
Дмитрий Кузин напоминает, что в общественном управлении в сложившейся ситуации следует действовать одновременно в двух плоскостях. Прежде всего, важно решать практические задачи, то есть управлять разворачивающимися процессами, стараясь минимизировать ущерб для людей, экономики и общества. Эффективность этих мер можно будет в полной мере оценить только постфактум – по крайней мере, дождавшись спада очередной волны пандемии. Есть и другое направление, в котором необходимо работать уже сейчас. По мнению Кузина, парадигма существования общества, как и парадигма управления, радикально меняются, а значит, пора менять привычный образ мышления.

 
Что изменила пандемия COVID-19?

«Смена парадигмы – это прежде всего смена привычного образа мышления, задающего определённую систему ценностей, координат, стандартов, а также иное понимание реальности и тип поведения, иначе говоря, смена нормы», – считает Дмитрий Кузин.

 
Базовая модель управления, которая оставалась эффективной на протяжении практически всего XX века, основывалась на так называемом регулярном менеджменте. И именно неспособность эффективно противостоять угрозе в рамках этой модели говорит о том, что речь идёт о «новой реальности», к которой предстоит адаптироваться. По сути многие организации и компании проходят сейчас своеобразный «крэш-тест», то есть проверку на выживаемость. Их будущее во многом зависит о того, как сработают их системы менеджмента.

 
Безусловно, для бизнеса открылись новые возможности, связанные с развитием онлайн-проектов, дистанционных форм работы и обучения. Появилось пространство для развития новых продуктов и технологий, повысилась эффективность операционных моделей со «штабом» в центре и широкой сетью представительств на местах. Однако тем, кто не успел перестроиться, придётся несладко: как считает Кузин, бренды, до сих пор не освоившие электронную коммерцию, этот кризис не переживут.

 
К негативным последствиям пандемии также можно отнести резкое падение спроса на целый ряд услуг, включая, например, транспорт, туризм и общепит; разрушение сложившихся операционных процессов и логистики; крах сложившихся производственных цепочек. Прибавились и новые риски: например, переход в режим удалённой работы обострил проблемы, связанные с информационной безопасностью и мотивацией сотрудников.

 
Кроме того, стало очевидно, что рынок, который, по мнению реформаторов 1990-х, должен был самостоятельно всё настроить и отрегулировать, с возникшими проблемами не справляется. Возникший коллапс во многих сферах и отраслях, включая здравоохранение, получилось ликвидировать только при активном участии государства. Как считает Дмитрий Кузин, в будущем возможны различные экономические модели на основе частно-государственного партнёрства, но возврат к «свободному рынку» в ключевых отраслях невозможен.

 
Помимо этого, за прошедший год существенно утратили позиции сторонники глобализма. Безусловно, ответ на глобальную угрозу в идеале должен быть общим для всего человечества. Однако на практике многие глобальные институты оказались неэффективными, интеграционные механизмы – недееспособными, интересы правительств и компаний – скорее национальными, чем глобальными. По данным PWC, двое из пяти (39 процентов) руководителей компаний убеждены, что в будущем приоритеты надолго сместятся в сторону деятельности внутри тех или иных стран, причём с опорой на собственные силы.
Ещё один важный аспект, который вывела на первый план пандемия коронавируса, касается кадрового обеспечения. Как оказалось, специалисты, работающие, например, в сфере социальных услуг и здравоохранения, в «мирное» время недооценены рынком, а в критических условиях жизненно необходимы. В то же время, множество людей, работавших на высокооплачиваемых местах, но создающих малые ценности (или вообще их не создающих), например, различные посредники и брокеры, оказались невостребованными.

 
По словам Кузина, пора вернуться к обсуждению концепций, которые уже давно предлагались экспертами: смену экономики потребления на экономику жизни и безопасности. «Потребители и производители, сотрудники и работодатели, компании и государство должны участвовать в создании новых ценностей и в новой системе отношений, основанных на доверии, ответственности, прозрачности, соучастии, как равноправные партнёры», – заявляет Дмитрий Кузин, поясняя, что такое справедливое партнёрство само по себе превращается в высшую ценность.

 
Именно поэтому одной из наиболее перспективных концепций менеджмента представляется управление на основе ценностей. Именно от ценностей зависят поставленные цели и средства их достижения. А ценности, как показала пандемия, просты и понятны: это социальная ответственность, здоровье и безопасность людей, достойный образ жизни, доверие в обществе.

 
Управление при пандемии и после: что нового?

 
Группа учёных из Италии (см. публикацию в Harvard Business Review от 02.04.2020 – прим. profiok.com) выявила ряд проблем в принятии управленческих решений в период чрезвычайной ситуации. Выводы достаточно очевидны: по мнению учёных, эффективность менеджмента в значительной степени зависит от квалификации и профессионализма лиц, принимающих решения.

 
К сожалению, менеджеры нередко оказывались неспособными адекватно оценить ситуацию, опирались только на информацию, подтверждающую их собственную позицию, не слушали экспертов, боялись применять непопулярные меры, не успевали учиться на собственных успехах и провалах, не были готовы оперативно менять тактику и отменять неэффективные решения. Дмитрий Кузин пишет о так называемом когнитивном искажении, когда люди в силу недостаточного уровня квалификации делают ошибочные выводы и принимают неудачные решения, причём уровень квалификации не позволяет им своевременно заметить ошибку.

 
Как отмечает учёный, современному менеджеру нужно уметь не только разрабатывать антикризисные стратегии. Важно концентрироваться на защите здоровья и безопасности персонала, уметь организовывать удалённую работу и поддерживать мотивацию сотрудников, эффективно управлять денежными потоками, своевременно сбрасывать балласт, решать финансовые проблемы и соблюдать реальные интересы стейкхолдеров.

 
Важно, что восстановление в посткризисный период не будет означать возврата к докризисной конфигурации, как это в последнее время происходило после различных кризисов. По мнению Кузина, потребуется создание новых типов производства и занятости, которые будут соответствовать новому технологическому укладу.

 
Первоочередное значение здесь приобретают квалификация и способности управленцев. От них потребуется умение стимулировать людей, оценивать ситуацию, останавливаться и при необходимости откатываться назад, прогнозировать будущее и работать на перспективу даже в экстремальных условиях. Помимо этого, управленцам в ближайшем будущем нередко придётся делать выбор между затратами и социальными обязательствами, спасением экономических параметров и человеческих жизней. Выбор этот, как подчёркивает Кузин, должен быть этическим, но не эмпирическим, то есть основанным на системе ценностей, а не «пальцем в небо».

 
«Мы переживаем новую управленческую революцию, которая началась в конце XX века с возникновением и развитием Интернета», – утверждает учёный. Управленческие революции в истории человечества уже были, но во всех предыдущих случаях они происходили в физическом, «офлайновом» мире. Сегодня же наша реальность отчасти переходит в онлайн, и этот фактор добавляет немало требований к теории и практике управления, а также к управленческому мышлению.

 
Статья профессора Финансового университета при правительстве РФ Дмитрия Владимировича Кузина опубликована в журнале «Экономические стратегии» (№ 7 за 2020 год) под заголовком «Чёрный дракон и проблемы управления».
 

Похожие новости

  • 25/02/2020

    Как мы исследуем мозг через коммуникацию

    ​О новом термине в лингвистике, об активности мозга при изучении языков разной модальности и о том, почему каждой лаборатории нужен свой Гарри Поттер, в интервью для проекта Indicator.Ru и Координационного совета по делам молодежи в научной и образовательной сферах Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию «Я в науке» рассказала младший научный сотрудник Центра социокогнитивных исследований дискурса при Московском государственном лингвистическом университете Алина Маковеева.
    636
  • 22/03/2019

    Архив РАН — это не склад! Сохранить для потомков уникальное научное и культурное наследие!

    Репортаж с выставки… которой вдруг не стало. И — сигнал SOS! Рукописные книги — в единственном экземпляре (!), древнерусские печати, рукописный экземпляр Указа Екатерины II, духовные завещания Нобелевского лауреата, уникальные тексты, рисунки, фотографии… Такую выставку подготовил исследовательский коллектив Архива РАН — «Современные технологии сохранения исторического документального наследия в Архиве РАН — церковные документы из фондов А.
    1588
  • 18/04/2016

    Эксперты: статистика не ложь, а всего лишь цифры. Но есть еще аналитика…

    ​Сбор самых различных данных становится всё более и более актуальной задачей. Без статистики невозможно сделать достоверный прогноз, построить бизнес-план, не говоря уже о разработке социально-экономической политике государства.
    1293
  • 20/05/2020

    Ректор МГИМО: есть четыре сценария развития событий после пандемии

    ​​​Академик РАН, ректор МГИМО МИД России Анатолий Торкунов рассказал о сценариях развития кризиса, спровоцированного пандемией коронавируса, президентских выборах в США, перспективах цифровой дипломатии и будущем науки и образования в России.
    794
  • 22/10/2018

    Академик Виктор Ивантер: «Говоря о плавающем курсе, не надо путать пловца с утопленником»

    ​– Виктор Викторович, 20 лет вы руководили Институтом народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук в качестве директора, а теперь стали его научным руководителем. Расскажите, пожалуйста, с чего этот институт начинался, какова его история, для чего он был создан? – Этот институт выделился из состава  Центрального экономико-математического института (ЦЭМИ).
    563
  • 02/06/2017

    Экс-президент Киргизии Аскар Акаев: Новый Шелковый путь спасет нас от глобального потепления

    В обеих столицах – Москве и Петербурге – проходит Евразийская научно-технологическая конференция. Она посвящена развитию Большого Евразийского партнерства и сопряжению данной инициативы с глобальной стратегией «Один пояс – Один путь».
    2005
  • 18/08/2020

    Homo economicus. О современной экономике - член-корреспондент РАН Владимир Автономов

    ​​​​Наш мир стремительно меняется, и поспеть за всеми изменениями бывает сложно. Цифровая экономика стирает границы между государствами и видоизменяет производственный процесс. Новые решения и инновации приводят к новым вызовам для государств.
    854
  • 11/06/2016

    Сергей Глазьев: Продавать сырую нефть – всё равно что выбрасывать ассигнации на ветер

    По словам экономиста, на одну тонну нефти мы можем производить в 10 раз больше продукции, чем получаем от её экспорта. Д. НАДИНА: Дарья Надина в студии. Всем добрый вечер. Как уже и было заявлено, в нашей студии Сергей Глазьев, академик Российской академии наук, экономист.
    1613
  • 31/05/2016

    Академик Александр Чубарьян: наука, культура и образование сильнее всяких санкций

    ​Академик, научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян рассказал о том, как российские ученые разрушают новые и старые клише о России, с какими сложностями они сталкиваются и как складываются отношения с учеными тех стран, где русофобия достигает своего пика, а также о том, как идет реформа преподавания истории России.
    3147
  • 24/05/2016

    Академик Абел Аганбегян: «Задача – восстановить рост»

    ​​Одним из лекарств от экономического тупика, в котором оказалась страна, называют новую приватизацию. Насколько горьким оно окажется и удастся ли учесть уроки четвертьвековой давности, "Огонек" выяснял у академика РАН, заведующего кафедрой РАНХиГС​ Абела Аганбегяна.
    1344