​Что такое и для чего нужно единое образовательное пространство? Почему выбор единого учебника не означает возврата в СССР? Какова роль учебных пособий в современной образовательной среде? Почему Минобрнауки забраковало 38 учебников по истории? О том, по каким учебникам будут учиться российские школьники в ближайшем будущем, читайте в материале profiok.com.

Единство или вариативность?

О том, что следует упорядочить ситуацию с учебниками, по которым занимаются дети в начальной и средней школе, министр образования Ольга Васильева заговорила сразу после вступления в должность, то есть почти год назад: «Четыреста учебников в начальных классах – недопустимо. Я надеюсь, что мы решим это в ближайшее время».

Основной аргумент в пользу сокращения количества учебников – обеспечение единства образовательного пространства. У нас очень большая страна, и школьника, переехавшего, скажем, из Калининграда на Дальний Восток, нельзя лишать права продолжить обучение ровно с того момента, на котором он остановился. Если все предметы будут изучаться по разным программам, то любой переход ребёнка из школы в школу, не говоря уже о переезде из региона в регион, неизбежно приведёт к проблемам.

Казалось бы, всё настолько логично, что спорам появиться просто неоткуда. Тем более что сторонники «базовых» учебников многократно повторяют, что ограничение количества учебников вовсе не означает ограничения свободы и творческих амбиций педагога.

Поэтому вопрос, заданный президенту России во время недавней «Прямой линии», выглядел унылой заготовкой: директор школы из села Краснополка Алексей Малин посетовал на отсутствие в нашей стране единого образовательного пространства из-за обилия учебников и методических комплексов.

Удивительно, но Владимир Путин, который ещё в 2013 году высказывался за создание учебников по истории, построенных «в рамках единой логики», на этот раз ответил довольно обтекаемо. Он напомнил, что единое образовательное пространство в России «крепче, чем во многих других странах», а также сослался на неких «экспертов», которые считают, что введение базового учебника «вполне возможно и не повредит учебному процессу, качества не испортит». При этом президент подчеркнул, что «над этим надо подумать», но «это не могут быть решения волюнтаристского характера». Иными словами, глава государства аккуратно самоустранился от ответа на спорный вопрос.

Почему спорный? Потому что как только заходит речь об ограничении количества учебников, начинают раздаваться голоса об ограничении свободы учителя и насаждении детям определённой идеологии, о сознательном «возврате в СССР» и даже о том, что учебники как инструмент образования вообще устарели и места в «школе будущего» им не найдётся. Многие считают, что основная задача школы – не столько дать ребёнку знания, сколько научить ориентироваться в информационных потоках, и в этом смысле более эффективной могла бы стать вариативность программ обучения, а не жёсткие рамки стандартов и ограниченное количество учебников.

Позиция Минобрнауки

Официальная позиция Министерства образования и науки РФ звучит как нельзя более чётко: развитие единого образовательного пространства на территории России – одна из важнейших задач отечественной системы образования. Эта работа подразумевает наполнение содержанием образовательных стандартов и формирование соответствующих образовательных программ.

О том, какую роль в решении этой задачи будут выполнять школьные учебники, Ольга Васильева подробно рассказала на страницах «Коммерсанта» в статье под названием «По чему учить будем?». По её мнению, учебники в сочетании с творчеством педагога и современными технологиями должны формировать гражданскую идентичность молодых людей.

«Хотите узнать, как гражданин той или иной страны видит себя и других, – откройте учебники, по которым он учился в школе», – пишет Ольга Васильева. Она считает, что учебник – не просто книга, содержащая некую информацию. Школьный учебник выполняет роль «путеводителя по дороге знаний» и способствует «социализации детей в культуре». Мироощущение, отношения с собой и окружающим миром, со взрослыми, со сверстниками, с природой – всё это определяется той культурой, которая окружает ребёнка с рождения. Учебник приносит системность в этот процесс, считает министр. В сознании ребёнка навсегда фиксируются образы Родины, народа, природы. Если дети растут в одной и той же культуре и учатся по одним и тем же книгам, они окажутся в одном контексте – а значит, будут понимать друг друга, иметь сходные представления «о героях и антигероях» своего народа и своей страны. Выходит, задача учебника – помочь ребёнку или подростку сложить в своём сознании «социокультурную матрицу».

По сути, Минобрнауки предлагает концепцию учебника-путеводителя, указывающего самые интересные маршруты, либо – кому какая аналогия ближе – учебника-скелета, на который совместным трудом ученика и учителя «наращиваются мышцы» – сведения из других источников, опыт практических занятий и так далее.

Понятно, что времена изменились. Учебник перестал быть в прямом смысле источником знаний: современные школьники черпают информацию отовсюду. Многие считают, что «школа будущего» именно так и выглядит: ребёнок под наблюдением наставника самостоятельно находит и осваивает целые пласты необходимой в данный момент информации. Всё здорово, только для этого дети должны, во-первых, хотеть учиться, а во-вторых, уметь это делать. И здесь многократно возрастает роль учителя. «Детям нужно не множество учебников, а умные, опытные и мотивированные учителя!» – убеждена Ольга Васильева.

Выходит, сокращение количества линеек учебников в школах имеет мало общего с советским периодом – хотя бы потому, что существенно изменился контекст. Если школа считает своей миссией «воспитание юного человека в отечественной культуре», то единство образовательного пространства сложится само собой. Если ученик и учитель активно участвуют в образовательном процессе, творчески общаются, а результатом их сотрудничества оказывается сложившееся у ученика понимание мироустройства, то разве не хватит в качестве инструмента «двух-трёх сквозных линеек» учебников по каждому предмету? «Или вы по-прежнему настаиваете, что вам и здесь нужна библиотека вариативных учебников?» – обращается Ольга Васильева к своим оппонентам и тут же отвечает на собственный вопрос: «По-моему — только умный учитель и открытое образовательное пространство».

Кстати, у предлагаемой Минобрнауки концепции есть и финансовая сторона. По мере сокращения количества учебников значительно сократятся расходы государства на книгоиздание. Правда, придётся потратиться на повышение квалификации учителей, но, как утверждает Ольга Васильева, «новое качество образования того стоит».

Разумеется, необходима качественная экспертиза базовых учебников и постоянное их обновление. Но это – предмет для отдельного разговора.

История: минус 38

Самым «проблемным» предметом с точки зрения трактовки различных тем и подходов к преподаванию является, по всей видимости, история. С одной стороны, специалисты отмечают, что интерес к отечественной истории в нашем обществе постоянно растёт. С другой – появляется всё больше источников, искажающих исторические события, дающих им неверную оценку. Немало провокаций возникает на постсоветском пространстве и в странах бывшего социалистического лагеря. Свежий пример – недавнее решение властей Польши о сносе памятников советским воинам. Поэтому важность корректного изложения событий в школьном курсе истории ни у кого не вызывает сомнений.

В 2013 году президент России Владимир Путин подчеркнул, что нужны единые школьные учебники по истории России, которые были бы лишены «внутренних противоречий». Концепция преподавания истории России в школе была разработана под эгидой Российского исторического общества (РИО). После этого группой учёных было подготовлено три линейки учебников, соответствующих принятой концепции. В ряде школ ребята уже учатся по этим пособиям, а в новом учебном году на новые учебники истории перейдут почти все российские школы.

Как сообщила Ольга Васильева на общем собрании РИО, недавно завершилась огромная работа: все учебники по истории России, входившие в федеральный перечень учебников, были проверены на соответствие концепции историко-культурного стандарта. По результатам экспертизы 38 учебников, которые не соответствовали концепции, были исключены из перечня. Это означает, что учить по ним в российских школах больше не будут. Новый учебный год наши школьники начнут с четырнадцатью новыми учебниками, входящими в три утверждённые линейки.

Впрочем, в российских школах до сих пор используется столько различных учебных пособий, что говорить об окончании экспертизы, по всей видимости, преждевременно. К примеру, недавно в СМИ появилось открытое письмо министру образования РФ, которое подписали представители калининградской политической общественности. Речь идёт об учебниках «История западной России» для 6-11 классов, посредством которых детям насаждается «прогерманская идеология». При подготовке учебника, который должен давать школьникам знания по истории Калининградской области, были использованы в основном​​ немецкие источники, сообщают активисты. В результате история России оказалась подменена историей германской Восточной Пруссии, а Великая Отечественная война рассматривается как событие, которое «привело к разрушению экономики и смене населения края».

По словам главы РИО Сергея Нарышкина, отечественную историю многие «знают неважно». Учитывая, что информацию люди черпают не только из школьных учебников, но и из книг, фильмов, публикаций в интернете, важно наполнять информационное поле достоверной и доступной информацией (теми самыми «мышцами», которые, согласно статье Ольги Васильевой, должны наращиваться на скелет, созданный учебником – profiok.com). Эксперты РИО считают, что историкам следует приблизиться к уровню, на котором аудитория хорошо воспринимает информацию, но в то же время не растерять научную достоверность.

Комментарий profiok.com

«Прежде всего хочу сказать, что в части достоверного изложения истории России, дополняющего школьные учебники, делается очень много, – комментирует директор Центра экономического развития и сертификации (ЦЭРС ИНЭС) Роланд Шарифов. – Это федеральный портал История.РФ, где собраны статьи, лекции и видеоролики, подготовленные профессиональными историками. Это выпущенный Российским военно-историческим обществом и издательством «Просвещение» учебник «Военная история России», рассказывающий о важных датах и героях военной истории нашей страны. Это подвижническая просветительская деятельность нашего доброго партнёра – публициста Армена Гаспаряна, всё время что-то методично разбирающего, объясняющего, вникающего в детали исторических событий XX века. Это наш совместный проект с РВИО – книга об участниках Великой Отечественной войны и тружениках тыла «История, рассказанная народом», которая издаётся буквально всем миром. Но всё это, конечно же, должно ложиться на основу, которую детям дадут в школе.

Что касается единых учебников, то уверен, что после выхода подробной статьи Ольги Васильевой в «Коммерсанте» разговоры об ограничении свободы учителя и необходимости вариативных учебников попросту утратили актуальность. Единый учебник – не смирительная рубашка, это просто некий базис, системная основа, стержень, на который нанизывается всё остальное. Вот это «всё остальное» и оставляет учителю бескрайний простор для творчества.

​​В стратегическом управлении, да и в любом управлении, самое главное – определить цель. Какую задачу должна решать школа? Какую задачу для достижения этой цели должны решать учебники? Сколько их нужно для решения этой задачи, какими они должны быть? Полагаю, на все эти вопросы у Минобрнауки и у профессионального сообщества уже есть чёткие ответы. Школа должна давать ребёнку целостное понимание устройства мира, основанное на фундаментальных знаниях. Очень не хочется через пару десятилетий оказаться в стране, где поколение, которое руководит, лечит, учит, принимает стратегические решения, не разделяло бы наших ценностей. Поэтому, а не только для удобства в обучении, образовательное пространство должно быть единым».

Источники

Учебник – не просто книга
ЦЭРС ИНЭС (profiok.com), 14/07/2017

Похожие новости

  • 18/07/2017

    Вернут ли аспирантов в науку?

    ​Сегодняшним российским аспирантам некогда заниматься наукой и писать диссертации: вместо этого они осваивают учебные программы и по итогам сдают бесконечные экзамены. Что делать с этим очевидным результатом реформы, "спустившей" аспирантуру с уровня науки в систему образования, решало совместное заседание Совета Российского союза ректоров (РСР) и президиума РАН с участием главы Минобрнауки Ольги Васильевой.
    297
  • 25/04/2017

    Количество аспирантов сокращается и без вмешательства чиновников

    Насколько сократилась численность аспирантов, почему диссертацию защищает только каждый пятый и что объединяет политологов, психологов и искусствоведов. Об этом Indicator.Ru рассказала заведующая отделом исследований человеческого капитала Института статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ, кандидат философских наук Наталья Шматко.
    760
  • 25/07/2016

    Академики раскритиковали Стратегию научного развития России

    ​Минобрнауки подготовило проект Стратегии научно-технологического развития России на долгосрочный период, которая богато сдобрена иностранными терминами. Что же касается смысла и четких посылов, которые должна иметь такая Стратегия, их, увы, большинство представителей научного мира так и не увидели.
    1029
  • 20/07/2017

    В рейтинге мониторинга эффективности вузов России АлтГУ показал высокие результаты

    ​Национальный фонд поддержки инноваций в сфере образования составил под руководством директора Нацаккредцентра, д.т.н., профессора В.Г. ​Наводнова рейтинг мониторинга эффективности вузов 2016 года, осуществив по каждому из 7 основных показателей эффективности вузов ранжирование 1478 вузов России, включая филиалы, и выделив 4 области оценок (A, B, C, D).
    300
  • 06/02/2017

    Владимир Иванов: Академия дорожит единым научным пространством

    ​На Общем собрании Российской академии наук, которое состоится в марте текущего года, будут подведены итоги трехлетнего периода реформирования академического сектора науки и намечены дальнейшие шаги по развитию академии.
    584
  • 28/09/2016

    Академик Владимир Мельников считает создание национальной системы оценки научных публикаций стратегическим вопросом

    ​Создание национальной оценки научных публикаций является стратегическим вопросом для российской науки. В частности, оно может повысить престиж российских научных журналов, сообщил в беседе с корреспондентом ТАСС председатель президиума тюменского научного сообщества СО РАН академик Владимир Мельников.
    714
  • 23/10/2017

    Академик Валентин Пармон: новосибирский Академгородок должен развиваться

    ​Новый председатель СО РАН академик Валентин Николаевич Пармон рассказал жителям научного центра о вероятных переменах.Встреча с общественностью избранного в сентябре 2017 года главы Сибирского отделения РАН проходила в рамках Дня открытых дверей "Выходной для всей семьи" Дома ученых СО РАН.
    241
  • 28/12/2015

    Кампус Новосибирского госуниверситета: этапы развития

    ​2015 год стал знаковым в истории развития НГУ. Университет получил новое современное здание учебного корпуса и почти в два раза увеличил свои площади. Историю развития университетского кампуса вспоминаем в этом материале.
    699
  • 06/04/2017

    Об академической мобильности российских ученых

    В России сохраняется крайне низкий уровень участия в международном обмене исследователями, выяснили ученые из Высшей школы экономики. Доля организаций сектора исследований и разработок, участвующих в международном обмене сотрудниками по срочным контрактам, составляет менее 3%.
    651
  • 07/09/2016

    АлтГУ подтвердил показатель эффективности деятельности

    ​По итогам мониторинга Министерства образования и науки РФ, результаты которого были обнародованы в конце августа, Алтайский государственный университет выполнил один из важных целевых показателей эффективности деятельности вуза.
    734