В последние годы мы все чаще слышим об ученых, успешно работавших за рубежом и вернувшихся в Россию. Что в прежние времена заставляло их уезжать и почему сегодня они возвращаются?

«Утечка мозгов» из России, начавшаяся в годы перестройки и усилившаяся в 1990-х вследствие глубочайшего политического и социально-экономического кризиса, который сопутствовал распаду СССР, в 2010-х замедлилась благодаря тому, что государство стало уделять существенно больше внимания развитию науки, высшего образования и высокотехнологичных отраслей промышленности.

До середины 2000-х Россия пережила несколько волн эмиграции. Многие из тех, кто перебрался на постоянное жительство за рубеж, имели высокий уровень образования, а то и ученые степени. Значительная часть уехавших обосновались в США, остальные – в Швейцарии, Франции, Германии, Канаде и некоторых других странах.

Сегодня отток человеческого капитала из России хотя и не прекратился, но существенно ослабел, что во многом обусловлено мерами правительства по поддержке науки и высшего образования.

Согласно федеральному закону «О федеральном бюджете на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов», в рамках государственной программы «Научно-технологическое развитие Российской Федерации» расходы на научные исследования и разработки в 2019-2021 годах составят более 2,2 трлн руб. Одновременно реализуется национальный проект «Наука», на который в 2019-2024 годах будет выделено свыше 635 млрд руб., включая 404 млрд руб. бюджетных средств. Эксперты отмечают уверенный рост финансирования гражданской науки – как фундаментальной, так и прикладной. В частности, по данным Высшей школы экономики (ВШЭ), объем ассигнований из федерального бюджета на гражданскую науку с 2000 года по 2017 год увеличился в 3,3 раза. Между фундаментальными и прикладными исследованиями эти средства в 2017 году распределялись в соотношении 31:69.

Увеличение объема финансирования науки и стало одной из предпосылок для возвращения российских ученых из-за рубежа. Среди вернувшихся – Павел Волчков, работавший в Гарварде, а сегодня занимающий должность руководителя Лаборатории геномной инженерии МФТИ. Впрочем, сам он отъезд молодых исследователей, даже самых перспективных, трагедией не считает, замечая:
«Желание ученых уехать на стажировку в другую страну, попробовать себя в новой области, завязать новые контакты весьма понятно и должно приветствоваться. Тут Россия не является исключением. Например, во Франции и других странах Европы есть общая тенденция: поехать поучиться за рубеж, чтобы вернуться с новым опытом и знаниями. В этом случае помимо культурного обмена происходит и научно-технологический, что не дает национальному научному сообществу застаиваться». 
Вместе с тем, чтобы привлечь в Россию наиболее талантливых исследователей, одного увеличения финансовой поддержки науки недостаточно. Необходима трансформация системы высшего образования, интеграция университетов в актуальную научную повестку и развитие связей с бизнесом.
«Даже университетам, по природе стабильным и консервативным, приходится меняться. Усиление конкуренции, изменение научной политики, внедрение ЕГЭ и усиление дифференциации регионов способствовали и дифференциации внутри группы классических университетов, часть из которых смогла преодолеть сложный период трансформации за счет активной поддержки исследовательской идентичности, специальной работы с сильными студентами, привлечения кадров из индустрии», – поясняет изданию «Вместе» научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин
Государство содействовало возрождению в ведущих университетах страны научных школ, формированию полидисциплинарных команд, созданию инновационных центров. Этим вузам удалось повысить качество абитуриентов, остановить старение коллективов и увеличить научную продуктивность. Следующий шаг – формирование устойчивого типа большого, многопрофильного исследовательского университета, который будет не только участвовать в решении задач регионального развития, но и успешно конкурировать в области исследований и разработок на мировой арене. 

В создание университета нового типа важный вклад вносит Проект 5-100, в рамках которого 21 вуз получает поддержку, направленную на повышение их международной конкурентоспособности, а говоря шире – позволяющую им перейти к ускоренной модернизации, опережающему развитию и трансформации.
«Те классические университеты, которые попали в этот проект, фактически вышли на модель глобального классического университета, задавая образец для всей группы классических университетов, которая „растянулась“ по качеству», – считает Исак Фрумин.
По его мнению, университеты, которые справятся с трансформацией наиболее успешно, в дальнейшем сосредоточатся на развитии науки и ее интеграции с образованием, тогда как наименее удачливые ограничатся обеспечением массовости высшего образования.
«Чтобы полностью использовать потенциал классических университетов, им необходимо трансформироваться в крупные многопрофильные университеты, реализующие сразу несколько миссий. Такие университеты в современной литературе называются флагманскими», – говорит Исак Фрумин.
Подобное преобразование невозможно без привлечения в университетские лаборатории исследователей с международным стажем. Эту задачу призван решить, в частности, конкурс постдоков – программа кадровой поддержки научной деятельности вузов. Программа уже способствовала возвращению в Россию десятков ученых из ведущих мировых университетов, таких как Оксфорд, Массачусетский технологический институт и др.

Конкурсы постдоков проводятся и в ряде университетов Проекта 5-100: ДВФУ, ИТМО, КФУ, МФТИ, СФУ, УРФУ и ЮУрГУ. Рассказывая о своем возвращении в Россию, Сергей Новиков, научный сотрудник лаборатории нанооптики и плазмоники МФТИ, замечает: «В России сейчас открывается гораздо больше возможностей по сравнению с Европой – это одна из причин, почему меня заинтересовало предложение переехать. В Европе получить постоянную позицию, а потом выигрывать проекты и как-то развивать группу стало довольно тяжело.

В России ученые могут, во-первых, работать над проектами, которые им интересны, во-вторых, подавать заявки на получение финансовой поддержки в различные фонды». Возможность получать гранты для работы над фундаментальными и коммерческими проектами не единственное, что привлекает в российские университеты ученых, добившихся успеха на Западе. 

Большую роль играет и другое направление господдержки – финансирование мероприятий по обновлению приборной базы ведущих университетов и оборудованию в них лабораторий и экспериментальных площадок мирового класса.
Сергей Новиков говорит: «Я не почувствовал сильной разницы между Данией и Россией. Условия в корпусе „ФизтехБио“ МФТИ, где находится моя лаборатория, мало чем отличаются от тех, в которых я привык работать за рубежом. Далеко не все европейские научные группы могут похвастаться таким обилием технического оснащения. Кроме того, я сохранил контакты, которые наработал за рубежом, постепенно перевожу их сюда, в Россию. У нас международная лаборатория, мы активно заключаем договоры о сотрудничестве с коллегами, друзьями, молодыми профессорами. Это позволяет обмениваться студентами и вести интересные совместные работы с Данией, Испанией, Мексикой, Израилем и другими странами».
 Высокий уровень технической оснащенности российских вузов отмечает и научный сотрудник лаборатории нанобиотехнологий МФТИ Евгений Колычев. Сделав успешную карьеру в Оксфорде, он несколько лет назад присоединился к исследовательской команде Физтеха. 
«За время работы здесь меня приятно удивил уровень науки, технического оснащения, а также образования и опыта сотрудников. Наблюдаю я и отличия от немецких и английских ученых и студентов. Так, в Германии основная масса студентов была нацелена на то, чтобы просто получить образование и потом найти себе работу в областях, далеких от науки. В Англии я встречал много людей, которые не мотивированы сделать что-нибудь интересное: есть такое понятие, как „сделать карьеру в науке“, для этого нужно публиковать как можно больше статей, чтобы в конце получить независимую позицию. Ты не будешь тратить год на одну статью, потому что дальше тебя уже никто не возьмет из-за небольшого количества публикаций», – делится опытом Сергей Новиков.
Таким образом, при сохранении государственной поддержки научно-исследовательской деятельности вузов и их успешной трансформации в многопрофильные научно-образовательные центры можно ожидать, что «приток мозгов» в российскую науку продолжится.

Подробнее на сайте Проекта 5-100:
https://5top100.ru/news/99961/

Похожие новости