​В ближайшее время в крупных государственных корпорациях могут появиться новые топ-менеджеры – руководители по цифровой трансформации. Предложения об обязательном введении этой должности зародились в структурах, ответственных за реализацию программы «Цифровая экономика». 

Кто такой Chief Digital Officer (CDO), он же руководитель по цифровой трансформации (РЦТ) и для чего он нужен? Чем он отличается от ИТ-директора? Может ли занять эту должность кто-то из действующих сотрудников корпорации или придётся искать специалиста на стороне? На эти вопросы отвечает портал profiok.com.

С точки зрения государства…

На сайте Минэкономразвития на прошлой неделе были опубликованы два документа: проект плана формирования в госкорпорациях и компаниях с госучастием структурных подразделений по цифровой трансформации и организации их работы на 2018-2019 годы, а также рекомендации по поводу функций и полномочий руководителей компаний по цифровой трансформации.

Эти документы разрабатывались Минэкономразвития в рамках плана мероприятий по направлению «Формирование исследовательских компетенций и технологических заделов» программы «Цифровая экономика РФ». 

Эксперты Минэкономразвития привлекали к работе над рекомендациями аналитиков ГК «Ростех» и ГК «Росатом», АСИ, ЦСР, РЖД, МТС, АНО «Цифровая экономика» и других представителей научных сообществ и бизнес-структур.

В соответствии с текстом рекомендаций, руководители по цифровой трансформации будут заниматься разработкой стратегии цифровой трансформации компании и реализацией этой стратегии в проектном режиме. Кроме того, РЦТ будут отвечать за создание в корпорациях центров компетенций по цифровым технологиям.

Согласно представленному плану (не стоит забывать, что это ещё проект – profiok.com), пилотные компании для внедрения рекомендаций будут определены к маю текущего года. После утверждения правительством директив о формировании в этих пилотных корпорациях структурных подразделений по цифровой трансформации начнётся процесс создания этих подразделений. В течение июля-августа 2018 года будут разработаны штатные расписания, определены требования к должностям и так далее. С сентября текущего года в эти подразделения будут назначены руководители, после чего, видимо, в компаниях начнётся процесс цифровой трансформации. В марте 2019 года, будут проанализированы предварительные итоги пилотного проекта. Затем в течение месяца предполагается доработать рекомендации и с апреля 2019 года начать их внедрение – возможно, обязательное – в остальных государственных компаниях.

По информации портала profiok.com, разработка документов по программе «Цифровая экономика» в недрах Минэкономразвития продолжается. Сейчас готовятся рекомендации по подготовке и разработке стратегии цифровой трансформации. Причём адресованы они будут не только госкорпорациям, но и органам исполнительной власти.

Кто такой Chief Digital Officer (CDO) или руководитель по цифровой трансформации?

В ряде документов, связанных с началом обсуждения рекомендаций Минэкономразвития, аббревиатура CDO расшифровывалась как Chief Data Officer, то есть руководитель, отвечающий за работу компании с данными, за потоки этих данных, за управление компанией и процессами на основе данных (data-driven decision management).

Руководитель по цифровой трансформации в понимании Минэкономразвития – это Chief Digital Officer, то есть топ-менеджер, отвечающий за деятельность компании в условиях цифровой экономики. Здесь спектр шире: в сферу ответственности попадают не только данные и механизмы работы с ними, но и разработка и реализация стратегии цифровой трансформации, обучение сотрудников, накопление компетенций, создание системы управления знаниями, «оцифровка» продуктов и услуг компании, формирование пакета новых – «цифровых» – продуктов и услуг, трансформация бизнес-процессов компании, а по сути – перевод компании на новую бизнес-модель.

Авторы рекомендаций предполагают, что руководитель по цифровой трансформации (РЦТ) будет заниматься цифровой трансформацией всех подразделений компании от производства и научных разработок до маркетинга и HR. Значит, должен обладать соответствующими полномочиями. Поэтому рекомендуется сделать РЦТ членом правления компании, наблюдательного совета или совета директоров и подчинить напрямую директору компании. Все стратегические документы компании должны будут проходить согласование у РЦТ.

Важно, чтобы цифровая трансформация компании была направлена на внедрение «сквозных» технологий, предусмотренных программой «Цифровая экономика»: промышленного интернета вещей, квантовых вычислений, технологий обработки и анализа больших данных, систем моделирования полного жизненного цикла продукта, нейронных сетей, искусственного интеллекта, технологий виртуальной и дополненной реальности, облачных вычислений и так далее.

Чем руководитель по цифровой трансформации отличается от ИТ-директора?

Задачи традиционного ИТ-директора, в основном, сводятся к поддержке существующих бизнес-процессов с помощью готовых решений. Здесь можно говорить и об эффективности, и о безопасности, и об отказоустойчивости, и о постоянной модернизации ИТ-структуры в соответствии с требованиями времени. Но всё это относится в большей степени к поддержке существующей бизнес-модели, чем о переходе к новой.

Руководитель по цифровой трансформации, как следует из названия должности, своей задачей видит преобразование компании, её продуктов, бизнес-процессов, клиентских сервисов и так далее. Он должен не только видеть пути развития компании, но и понимать, как именно нужно развиваться, чтобы достичь определённых целей.

«Мы часто слышим о появлении новых профессий, Chief Digital Officer – одна из них, – объяснил порталу profiok.com директор Центра экономического развития и сертификации (ЦЭРС ИНЭС) Роланд Шарифов. – Помните, когда появился интернет, многие компании думали, что создание сайта и работа с ним – задача сисадмина? В итоге вперёд вырвались те, кто сообразил, что сайт – это не просто «визитка» компании в интернете, а средство коммуникации, причём не только с покупателем, но и с партнёрами, инструмент продаж и так далее. То же самое будет происходить с цифровой трансформацией: ни в коем случае нельзя валить всё на айтишников! Человек, отвечающий за переход компании в новое качество, должен хорошо разбираться не только в цифровых технологиях, но и уметь глобально мыслить, обладать глубокими познаниями в сфере финансов, маркетинга, иметь широкий управленческий кругозор и опыт.

Наконец, есть ещё одно существенное различие между CDO и ИТ-директором. Руководитель по цифровой трансформации должен работать на опережение, то есть уметь управлять изменениями и делать это быстро».

Руководитель по цифровой трансформации – временная должность?

Может показаться, что специальное подразделение, отвечающее за цифровую трансформацию корпорации, создаётся не навсегда, а лишь на время, которое займёт переход компании из одного состояния в другое. Это ошибка. Стоит понимать, что трансформация, если она началась, будет представлять собой бесконечный процесс. Меняются технологии, появляются новые решения, происходят изменения на рынке – всё это происходит непрерывно и с достаточно большой скоростью. Компания, соответствующая реалиям цифровой экономики, должна постоянно реагировать на эти изменения, а ещё лучше – предвидеть их и действовать упреждающе.

В рекомендациях Минэкономразвития говорится, что руководитель по цифровой трансформации должен сформировать «цифровую культуру» компании и создать систему мотивации сотрудников к осуществлению цифровой трансформации, а далее регулярно обновлять пул проектов по совершенствованию деятельности компании за счёт внедрения тех или иных цифровых технологий. Слово «регулярно», по всей видимости, употреблено не случайно: цифровая трансформация – это не путь из точки А в точку Б, а постоянные изменения.

Откуда возьмутся необходимые компетенции?

Согласно рекомендациям Минэкономразвития, при необходимости компания может привлекать к процессам цифровой трансформации внешних экспертов и консалтинговые организации. Кроме того, на базе одного из структурных подразделений компании или корпоративного университета предполагается создание центра компетенций.

Помимо этого, руководителю по цифровой трансформации и специалистам возглавляемого им структурного подразделения рекомендовано не реже раза в год проходить обучение цифровым технологиям в рамках дополнительного образования.

Перед разработкой стратегии цифровой трансформации компании рекомендовано также организовать ускоренное обучение сотрудников структурных подразделений корпорации, чтобы можно было максимально вовлечь их в подготовку, а затем и в реализацию этого документа стратегического планирования.

Что касается самого руководителя по цифровой трансформации, то его вовсе не обязательно придётся искать на стороне. Эксперты Минэкономразвития считают, что если в компании уже есть руководитель, отвечающий за ИТ, инновационное или стратегическое развитие, который обладает всеми необходимыми навыками и компетенциями, то он может быть назначен на должность РТЦ. Под необходимыми навыками и компетенциями здесь понимается соответствие рекомендациям МЭР и требованиям руководства компании.

«Хочется предостеречь компании от избыточных ожиданий, – говорит Роланд Шарифов. – CDO или РТЦ, какими бы компетенциями он ни обладал, отнюдь не чародей с волшебной палочкой. Чудес от него ждать не стоит: компания не преобразится волшебным образом. Трансформация – это долгий и непростой процесс, который может растянуться на годы и потребовать значительных ресурсов и трудозатрат. И на всём этом пути в процесс должны быть вовлечены все сотрудники компании.

Известный пример: технологический рывок на концерне Toyota был совершён тогда, когда каждый сотрудник получил право остановить конвейер, заметив дефект, или максимально быстро внедрить рацпредложение. В процессе цифровой трансформации в процесс переосмысления своих функций и задач, как и задач компании, должен быть вовлечён каждый сотрудник. Отчасти в рекомендациях МЭР этот момент прослеживается. Если перевести с канцелярского, то регулярное обновление пула проектов по совершенствованию деятельности за счёт внедрения цифры – это управленческая философия Agile, то есть постоянное инновационное переосмысление происходящего в компании каждым сотрудником.

Под руководством Института экономических стратегий (ИНЭС) недавно проводилось исследование адаптивности высокотехнологичного комплекса России к реалиям цифровой экономики. Результаты неутешительные: компании за редким исключением не имеют ни малейшего понятия о своём будущем цифровом облике, а специалистов, способных быстро и эффективно проработать соответствующие темы, у них нет. Участники форума «Цифровая экономика и ОПК», который проходил недавно в Москве, предложили начать с «оцифровки» директоров предприятий и компаний, чтобы те обрели новые компетенции и философию и затем распространяли их дальше. По мнению экспертов форума, на первых порах «костяка» из двухсот «оцифрованных» руководителей предприятий ОПК для отрасли должно быть достаточно».

P.S. Что такое цифровая экономика?

Как показывает практика, на этот вопрос нет единого ответа даже у экспертов высокой квалификации. Кто-то делает упор на использование новых технологий и, как результат, на многократный рост эффективности работы. Другие считают, что цифра даёт качественно новые возможности – за счёт анализа больших данных, мониторинга, прогнозирования и так далее. Можно корректировать движение ежесекундно и выбирать оптимальную траекторию не дожидаясь контрольных точек и плановых отметок, получая тем самым конкурентное преимущество. Третьи уповают на появление принципиально новых продуктов – а значит, новых рынков. Всё это верные, но очень разные подходы. И пока в экспертной среде не будет общего понимания, попытки трансформации в отдельно взятых компаниях будут напоминать броуновское движение. Такая же история с пониманием на местах: как ни старайся руководитель по цифровой трансформации, ничего не получится, пока не поймут суть преобразований и не захотят меняться все сотрудники поголовно. Похоже, основным вызовом на пути к цифровой экономике становится именно мотивация, причём на всех уровнях – от руководителя компании до обычного линейного менеджера.

Похожие новости