Великий физик Фарадей как-то весьма категорично заявил: «Популярные книги никогда научить не могут». Впрочем, его точку зрения разделяли далеко не все. В числе популяризаторов науки и ее достижений хватает не только журналистов и писателей, но и известных ученых, таких как Капица и Хокинг. И сам жанр «научпопа» может гордиться многовековой историей.

В России первые опыты на этом поприще предпринимались Академией наук почти сразу после ее образования. 22 января 1724 года Пётр I именным указом учреждает Петербургскую Академию наук и художеств. А уже через три года Академия выпускает первый номер «Месячных исторических, генеалогических и географических примечаний в ведомостях». Несмотря на  название журнала, в нем печатались и вполне научно-популярные статьи: «О металлургии или рудокопной науке», «О нефти», «О зрительных трубах», «О барометре», «О манометре»…

Через пару десятилетий журнал закрылся, но вскоре ему на смену пришел новый проект Академии, рассчитанный на более широкую публику - «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие» (1755-1764 гг.). Девиз журнала на заставке титульного листа был краток и однозначен: «Для всех». А редакционная статья первого номера, подписанная академиком Георгом-Фридрихом Миллером, уведомляла:

«Предлагаемы будут здесь всякие сочинения, какие только обществу полезны быть могут, а именно: не одни только рассуждения о собственно так называемых Науках, но и такие, которые в экономии, в купечестве, в рудокопных делах, в мануфактуре, в механических рукоделиях, в архитектуре… и в прочих, какое ни есть новое изобретение показывают, или к поправлению чего-нибудь повод подать могут».

Тираж журнала был по тем временам весьма солидным – от 1000 до 2000 экземпляров, он пользовался большой популярностью, но затем почему-то был закрыт.

Третьей попыткой Академии на ниве научно-популярной периодики стали «Академические известия» (1779-1781 гг.). Предполагалось, что в них будут публиковаться ««показания самых новейших трудов разных обществ и академий». По факту, большая часть материалов была посвящена темам, связанным с развитием тяжелой промышленности. Издание просуществовало недолго. Позже академики предпринимали еще несколько попыток, которые также сложно отнести к удачам или провалам – журналы находили своего читателя… и через несколько лет закрывались. Можно объяснять это разными причинами, но факт остается фактом: главное сообщество ученых страны справлялось с задачей выпуска научных журналов, а вот с «научпопом» дела не шли.

С началом XIX века на помощь академикам в этой области пришли популяризаторы-компиляторы. Авторы брали готовый материал из иностранных журналов и научных обзоров, переводили его на русский, адаптировали для отечественной публики и выпускали в виде брошюры. Обратной стороной этого явления было то, что достижения российских ученых, изобретателей, инженеров и т.п. оставались «за кадром».

И только в последней четверти XIX века мы можем говорить о формировании в Российской империи научно-популярной литературы как самостоятельного жанра. В этом заслуга в равной доле как авторов, так и книгоиздателей, прежде всего, известного Петра Петровича Сойкина. Ведь именно ему вместе с будущим светилом медицины Викторином Груздевым пришла в голову идея издания книга «популярно-научного» журнала «Природа и люди». А в качестве приложений к нему – серий научно-популярных книг. Это вообще был характерный ход для Сойкина – выпуск книжных серий – сделавший его одним из королей отечественного книгоиздательства.

В числе приложений журнала были такие серии как «Полезная библиотека» (35 книг), «Народный университет» (12 книг), «Библиотека для самообразования» (8 книг), «Народная библиотека» (21 книга) и т.д. Издания выходили большими тиражами и расходились по подписчикам со всей страны.

Сойкин был в числе лидеров, но единственным. В 1885 году в Москве началось издание «Научно-популярная библиотеки», первым томом которой стала книга Николая Николаевича Маракуева «Ньютон, его жизнь и труды». К слову, Маракуев считается автором лучшего дореволюционного курса алгебры, изданного впервые в 1896 году в двух томах. Да и его книга, посвященная Ньютону, до сих пор читается с интересом.

А десять лет спустя, в 1895 году в Санкт-Петербурге началось издание «Научно-популярной библиотеки для народа» в 40 томах, которая тоже пользовалась популярностью и выдержала впоследствии несколько переизданий, в том числе и в советское время.

В те же годы появляется и еще несколько журналов научного характера, но для широкого круга читателей (что можно считать одним из главных признаков «научпопа»). В их числе, журналы «Знание» (основан в 1870 г.) и «Техник» (1881 г.). С августа 1886 года начинает выходить «Вестник опытной физики и элементарной математики» – фактически первый в России физико-математический научно-популярный журнал, предшественник знаменитого советского журнала «Квант». А в 1890 году вышел первый номер известнейшего журнала «Наука и жизнь», который издается до сих пор, благополучно пережив как революционные годы начала ХХ века, так и распад СССР вместе с «черными девяностыми». И этими изданиями список не исчерпывается.

В целом мы можем говорить об оформлении отдельного жанра научно-популярной литературы. А вместе с этим начались и первые дискуссии об его стандартах. Незадолго до революции, известный уже популяризатор науки Яков Перельман (о котором мы уже рассказывали) обрушился с критикой на своего коллегу Николая Рубакина, автора нескольких десятков научно-популярных книг и биографий: «Некоторые авторы, сами плохо владея предметом, стремятся дать читателю лишь поверхностные обрывки знаний, выдавая их за «последние слова» науки. Таковы на три четверти произведения Рубакина».

У Рубакина нашлись заступники, которые обратили внимание, что он пишет для менее образованной публики, которой язык книг Перельмана (при всей его легкости) будет сложен. Сам Рубакин был уверен:

«Нет самой сложной научной истины, которую нельзя было бы объяснить, сделать понятной для самого малограмотного, самого неподготовленного читателя».

Надо признать, что этот спор о приоритете популярного и научного начал внутри жанра не окончен до сих пор и вряд ли может быть завершен. Все зависит от того, к какой аудитории адресована та или иная книга, брошюра, статья. Главное, чтобы она была интересной, легко читалась и популяризировала достижения настоящей науки, а не «получение золота из свинца» или «энергии из камня».

Наталья Тимакова

Источники

«Сочинения, к пользе и увеселению служащие»
Академгородок (academcity.org), 29/06/2018

Похожие новости