​Родителям зачастую кажется, что их дети говорят неправильно: речь якобы упрощается, становится примитивной, а русский язык теряет великость и могучесть. Однако молодежный сленг — не болезнь современной речи, а изменчивая и закономерная часть языковой системы. Об этом рассказала известный популяризатор лингвистики, ведущий научный сотрудник Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН кандидат филологических наук Ирина Борисовна Левонтина.

Родителям зачастую кажется, что их дети говорят неправильно: речь якобы упрощается, становится примитивной, а русский язык теряет великость и могучесть. Однако молодежный сленг — не болезнь современной речи, а изменчивая и закономерная часть языковой системы.

 
Важная черта подросткового сленга — чрезвычайное непостоянство, поэтому было бы ошибкой считать, что можно выучить подобные обороты и знать понятный детям язык. В Интернете и в устной речи встречаются такие слова как лол — от английского laughing out loud (громко смеяться вслух) — и кек — звук смешка, который пришел из жаргона геймеров. Только вы успеете выучить лол, как все уже говорят кек, а затем их и вовсе сменяет рофл — rolling on the floor laughing: кататься по полу от смеха, или более привычное «ржу не могу». В молодежном сленге и в интернет-языке часто используются такого рода сокращения. Многие ругают эти слова из-за заимствования из иностранных языков, но они при этом моментально осваиваются и включаются в систему русского: так, от рофл появился глагол рофлить. 
 
Подобным жаргоном подростки создают свой мир, недоступный для посторонних: это будто пароль, который надо часто менять. Новые единицы в языке появляются по ряду причин: прежде всего, жизнь постоянно движется вперед, и потому нужно изобретать современные слова для описания этих явлений или же изменять значения старых. 
 
— Ко мне как-то подошла дочь и начала рассказывать, что у нескольких ее друзей дни рождения: соответственно, нужно много подарков, — делится Ирина Левонтина. — Она попросила «дать пятихатку», и я удивилась такой сумме, ведь предполагала, что в виду имеется 500 рублей. Оказалось, для подростков пятихатка обозначает 5 000. Подобная языковая инфляция совершенно нормальна: раньше «косарь» подразумевал 100 рублей, сейчас — 1 000. 
 
Перемены в жизни всегда отражаются в языке. В русском есть настоящее «репортажное» время — трансляция с места события, — которое раньше встречалось редко. Например, футбольный комментатор говорит, что прямо сейчас спортсмен обводит кого-то мячом, или журналист описывает в тексте события в настоящем времени, хотя они уже давно прошли. С изобретением мобильного телефона стало нормальным сказать «я вхожу в лифт».
 
Не менее важная вещь, влияющая на появление нового в языке, — со временем проходящая мода на слова, синтаксические конструкции, словообразовательные модели. Например, в наши дни активно используется падик — вместо «подъезда», варик — варианта, контик — ВКонтакте. Конечно, это не ново: давно известны лексемы телик, велик, но актуальным такое употребление стало именно сейчас. Другая модель — сокращение без уменьшительных суффиксов: сиги — сигареты, препод, преп — преподаватель, чел — человек.
 
— Часто я слышу, что это упрощение: подросткам якобы лень нормально разговаривать, — поясняет исследовательница. — Отчасти это верно, но в языке в целом длинное обычно сокращается, а короткое удлиняется. Так, есть выражение на корточках, а в сленге образуется «варик» на кортах. Чуть позднее появляется на кортанах: здесь уже не скажешь, что это изменение ради простоты. Просто первое успело приесться, поэтому и появилась другая вариация.

 
Скорость оборачиваемости новых явлений сильно увеличилась благодаря интернет-коммуникациям. В XIX веке Иван Сергеевич Тургенев придумал слово нигилист. Его роман о нигилистах на карете отвозили в какое-нибудь поместье к читателю, а тот отправлял письмо другу, рассказывая о новинке. В итоге, на ее освоение могло уйти десятилетие. Сейчас механизмы те же — меняется только скорость: человека в ту же секунду читают сотни тысяч людей, делают перепосты, и информация получает максимальное распространение. 
 
Некоторые лексемы особенно часто подвергаются сленговым изменениям: например, обозначающие оценку чего-либо — хорошего или плохого. Раньше в положительном смысле использовались классно, клёво, круто, а сейчас — огонь! Это явление было распространено и в другие времена: так, в фильме «Дорогой мой человек» молодые люди читают анкету Маркса и одна из героинь постоянно повторяет: «Колоссально»! Не так давно модными словами со схожим смыслом стали позитивное хайп и негативное зашквар. 
 
— Первое еще недавно означало шумиху, ажиотаж, а потом вдруг стало пониматься в более размытом значении — как что-то хорошее, модное, интересное, — поясняет Ирина Левонтина. — Может, вы видели рекламу телефонного тарифа с Дмитрием Нагиевым, где он показывает приятные вещи из своего времени: так, джинсы-варенки — это хайп, нечто годное. Собеседник в ответ демонстрирует ему спиннер и с надеждой спрашивает: а это хайп? Нет, отвечает Дмитрий, это — зашквар. На зашкваре, кстати, видно, как речевые единицы бытуют в языке. 
 
Зашквар имеет три области бытования и смысла: во-первых, это слово лагерного жаргона. Зашквариться — коснуться опущенного и тем самым себя скомпрометировать. Несколько лет назад лексема попала в общий язык и стала активно использоваться в интернет-коммуникации: как что-либо тебя компрометирующее. Не так давно оно стало популярно в подростковом жаргоне. Конечно, молодежь не вносит такое значение: для них это явление, раньше обозначавшееся словом отстой: выражением отрицательной оценки в сочетании с пренебрежением. Со временем отстой наскучил, потерял остроту и выразительность. Нужно было что-то новое, и тут подвернулся зашквар.
 
На этом примере видна динамика развития значения: конкретное, связанное с определенной лагерной ситуацией, оно расширяет смысл, после чего попадает в сленг, а в итоге вообще оставляет за собой только пренебрежительное отношение. Причем все эти варианты существуют и употребляются разными носителями одновременно. Мы часто думаем, что знаем русский язык, но на самом деле нам обычно известна только одна версия того, как говорят люди неподалеку, — в социальном и территориальном отношении.
 
В 1990-е источником новых речевых единиц была реклама: гламур, шопинг. Также оттуда вошли грамматические конструкции: в другом цвете, другом размере. Сейчас много слов приходит из компьютерного сленга и жаргона геймеров. Например, днище — резко негативная оценка — или затащить (олимпиаду, конкурс) — то есть победить. Зачастую жаргон остается жаргоном, потому что люди живут замкнуто. Только при смешении социальных групп начинается языковое движение.
 
Сленговое слово может оказаться однодневкой и быстро забудется или же войдет в общий язык, потеряв жаргонность. Пример такого — чувак: оно существует уже давно, пришло из речи джазистов к стилягам, рокерам и используется до сих пор. 
 
— Потом родители, услышав подобное от детей, ругаются: мы-то никогда такого не говорили! — добавляет Ирина Левонтина. — Однажды мне стало интересно, что произошло с такой мощной вещью, как системный сленг — язык хиппи. Я попросила свою дочь, которая тогда была в шестом классе, провести исследование среди 50 ровесников. Выяснилось, что некоторые лексемы совершенно утрачены: никто не понимал, что значит аск — выпрашивать деньги у прохожих («нааскать три рубля»). 
 
 
В то же время, всем были известны фенечка, постебать, почти всем — линять в значении «быстро уходить». Стебать означает высмеивание и имеет диалектное происхождение — тот же корень, что и в стегать — уязвлять. Слова драйв, ништяк, мажор знали больше половины опрошенных. При этом тинейджеры употребляют ништяк в оценочном ключе (ничего, хорошо), а вот старый смысл (остатки, объедки) оказался малознакомым носителям подросткового сленга. Хотя это значение продолжает активно употребляться среди походников — «собрать ништяки».
 
— Со сленгом нередко происходят метаморфозы, — рассказывает Ирина Левонтина. — Например, чувак употребляется до сих пор, а вот чувиха почти исчезла: современные школьники не опознают слово как «свое». Мужской род стал использоваться как унисекс — например, можно услышать «Чувак, ты мне звонила?» В современном языке много речевых единиц, которые применяются и по отношению к девочкам — например, бро: заимствование из афроамериканского жаргона от brother — брат. Одна приятельница как-то рассказала мне, что сын сказал ей: «Братюнь, чё за негатив?».
 
Большая часть сленга, употребляемого молодежью, утрачивается с возрастом — потому что на работе есть люди разных поколений и будет неуместно говорить при них подобные слова. Это не плохо или некрасиво — просто бывшим подросткам хочется влиться в коллектив, говорить с ним на одном языке, иначе они себя скомпрометируют. 
 
Многие лексемы продолжают существовать в речи следующих поколений школьников, что видно при изучении детского фольклора. Его трудно исследовать: ребята вырастают, и в том возрасте, когда их можно расспросить, уже не помнят, как разговаривали раньше. Поэтому такой фольклор как бы законсервирован, закрыт в своем мире и сохраняется десятилетиями, плохо просматриваясь из мира взрослых. Это касается не только слов, но и выражений, сказок. Существует всем известная детская дразнилка, которая начинается со слов «жадина-говядина». С помощью нее наверняка стоит ловить шпионов, потому что любой петербуржец скажет «жадина-говядина, пустая шоколадина». В Москве это будет «турецкий барабан», а на большей части территории России — «соленый огурец». 
 
Неясно, какие явления распространятся и приживутся в языке, а какие исчезнут. Иногда в обиход входят даже не слова, а грамматические конструкции. В последние десятилетия активно используется то, что: я не рассчитывал то, что; потому то, что… Другая, относительно новая конструкция, начинающаяся с достал или надоел: достал ныть, достали травить, достали писать.
 
— С точки зрения лингвистики это сильное расшатывание русского синтаксиса, — отмечает исследовательница. — По моим наблюдениям, то, что крайне редко переносится во взрослую речь. А вот вторая конструкция встречается как среди подростков, так и у старшего поколения.
 
Важно понять: с рождения человек осваивает мир вместе со своим родным языком и не может отделить его от жизни. Поэтому когда привычная речь как-то меняется, людям кажется, что мир рушится, тем более если собственный ребенок говорит незнакомые слова. Однако ученые утверждают: изменения присущи языку в принципе, и причин для трагического восприятия этой ситуации нет. 
 
Выступление Ирины Левонтиной прошло в рамках Красноярской ярмарки книжной культуры-2017.
 
Алёна Литвиненко

Похожие новости

  • 31/12/2017

    Топ-10 исследований российских ученых 2017 года по версии РНФ

    Около 35 тысяч российских ученых проводили и проводят фундаментальные исследования при поддержке Российского научного фонда (РНФ). Ежемесячно в российских и зарубежных СМИ выходят десятки новостей об их достижениях.
    1629
  • 07/05/2018

    В Красноярске пройдет международная научная конференция «110 лет Тунгусскому феномену»

    В Красноярске активно готовятся к проведению Международной научной конференции по изучению Тунгусского феномена, об этом сообщает красноярский журналист Владислав Власов. Она планируется в рамках мероприятий, утвержденных Правительством Красноярского края к 110-летию исторического события.
    455
  • 26/10/2017

    В Красноярске проходит Сибирский исторический форум

    ​25 октября Красноярске, в Конгресс-холле Сибирского федерального университета, состоялось торжественное открытие Сибирского исторического форума "Революция 1917 года: 100 лет спустя. Взгляд из Сибири".
    1207
  • 31/05/2016

    Академик Александр Чубарьян: наука, культура и образование сильнее всяких санкций

    ​Академик, научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян рассказал о том, как российские ученые разрушают новые и старые клише о России, с какими сложностями они сталкиваются и как складываются отношения с учеными тех стран, где русофобия достигает своего пика, а также о том, как идет реформа преподавания истории России.
    1548
  • 12/07/2018

    Академику Першукевичу Петру Михайловичу - 75 лет!

    ​Петр Михайлович Першукевич родился 11 июля 1943 года в д. Айлинка Знаменского района Омской области. В 1965 году окончил землеустроительный факультет Омского сельскохозяйственного института. Далее работал во Всесоюзном научно-исследовательском институте зернового хозяйства (ВНИИЗХ) инженером-землеустроителем, затем — после демобилизации из рядов Советской Армии — руководителем группы зональной агрохимической лаборатории, старшим научным сотрудником отдела экономики, заведующим лабораторией экономической эффективности использования техники.
    232
  • 18/04/2017

    Академик Вячеслав Молодин о проведении Всероссийского археологического съезда в АлтГУ

    ​Официальный сайт федерального государственного бюджетного учреждения науки "Институт археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук" (ИАЭТ СО РАН) опубликовал видео, в котором заместитель директора института по научной работе, доктор исторических наук, профессор, академик РАН Вячеслав Иванович Молодин рассказывает о проведении археологического съезда на Алтае.
    1165
  • 22/06/2018

    Академик Александр Чубарьян поддерживает введение обязательного ЕГЭ по истории

    ​ЕГЭ по истории должен быть обязательным, для реализации этой реформы потребуется полтора-два года. Об этом заявил ТАСС директор Института всеобщей истории РАН, академик Александр Чубарьян. "Я считаю, это хорошее дело.
    207
  • 27/06/2018

    Каменная летопись Алтая

    ​Так называется выставка, организованная Институтом археологии Российской академии наук. Это первая уникальная экспозиция работ, которая представляет результаты нового технологичного документирования плит Каракола, Озерного и Беш-Озека.
    235
  • 15/10/2015

    Академик РАН Вячеслав Молодин: Институт гуманитарных исследований - сокровищница Российской академии наук

    Ведущие российские специалисты-историки поздравили Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН с 80 - летним юбилеем. К юбилею института 15 октября прошло пленарное заседание научной сессии "Гуманитарные исследования в Якутии: традиции и перспективы".
    2284
  • 28/11/2017

    Поэты Академгородка и Бердска примут участие в семинаре «Третья столица»

    ​27 ноября определились участники литературного семинара "Третья столица", который пройдет 8-9 декабря в ГПНТБ СО РАН. Руководителями секции поэзии станут члены Союза писателей России Вероника Шелленберг (Омск), Ирина Тюнина (Кемерово) и Юрий Татаренко (Новосибирск).
    763