​В начале было слово. И слово было у человека. И слово было: «Почему?». Из этого «почему?» выросло всё: космос, авиация, ядерная энергия и «ядрёная бомба», сотовые телефоны, Интернет и даже пульты для телевизора. Выросли высшая математика и физика полупроводников, философия и искусствоведение, полотна Микеланджело Буонарроти и душевные муки Достоевского.

Исследования генома и пересадка внутренних органов. Из «почему?» худо-бедно и вырос современный человек. 
Сегодня это по-умному называется научным поиском. Так называемые цивилизованные, или экономически развитые, страны всячески приветствуют его. Тратят колоссальные бюджетные деньги на исследования, которые зачастую впрямую не окупаются. Но в конечном итоге приводят к новому витку экономического развития.

 
В нашу «светлую эпоху» неоколониализма не просто выжить, а стать первым среди равных по-другому не получится. Те страны, которые любовно «выращивают» науку и пестуют экономику, становятся метрополиями. Остальной мир – отсталыми колониями. Россию её же слуги, чиновники, в частности, министр науки Котюков, практически загнали в это гетто. Рядом с Йеменом и Сомали…

Предательство или комплексы

27 сентября стукнуло шесть лет вынесению смертельного приговора российской фундаментальной науке. Президент Путин подписал Федеральный закон №253‑ФЗ «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Пал, наверное, последний бастион советского наследия, когда огромной страной перед своими подданными ставились и решались грандиозные задачи. Пришла пора менял и ростовщиков, «тёмные века», как это было после распада Римской империи. Интересно, хотя бы кто-нибудь напомнил президенту об императоре Византии Юстиниане Первом Великолепном, который вошёл в историю, закрыв в 529 году Платоновскую академию наук в Афинах?!

Переживать за хороших учёных, наверное, не стоит. Самые талантливые либо уже уехали, либо могут уехать в любой момент. Почта любого перспективного научного работника забита предложениями о сотрудничестве. По данным почти почившей в бозе РАН, из России в США, ЕС, Китай (далее по списку) поднимать чужую науку только в 2016 г. отправилось более 40 тыс. специалистов. Всего же с начала 90-х годов уехало из страны больше миллиона человек, имеющих высшее образование. Только за последние годы число учёных в научных институтах сократилось с 70 до примерно 66 тысяч. Даже грустная шутка появилась: «Американские университеты – это то место, где российские профессора учат китайских студентов».

И эта полноводная река фактической научной эмиграции (возвращаются единицы) будет только расти. И дело не только в беззастенчивом уничтожении Академии наук, дело в том, что остаткам российской экономики фундаментальная наука просто-напросто не нужна. А учёный – как собака – чувствует свою ненужность. Или как дорогой прибор, который купили и забросили в пыльной кладовой.

– В СССР была создана государственная система, когда необходимость развития старых и создания новых технологий в промышленности и военном деле формировала круг задач, которые Академия наук СССР решала, распределяя задачи по подведомственным ей институтам. Из этого представления о роли АН как инструмента в руках правительства следует, что цель существования АН состояла в наиболее точном и полном решении поставленных перед нею задач. В СССР эти задачи определялись правительством и органами, специально ответственными за планирование развития страны. В России нет официально объявленного государственного планирующего органа, который бы отвечал за развитие отдельных отраслей промышленности или страны в целом, решения которого были бы обязательны к исполнению в РФ на законодательном уровне, – считает заведующий лабораторией Института общей физики им. А.М. Прохорова РАН (ИОФ РАН), доктор физико-математических наук, профессор Николай Ильичёв.

Позвольте, скажет читатель, есть же похожий на провинциального парикмахера мусьё Орешкин, который возглавляет целый народный комиссариат «экономического развития»! Вот так: Орешкин есть, «Минэкономраз- врата» есть, а развития нет. Этакий суслик, но наоборот: ты его видишь, но его нет. В имитационной экономике такие суслики в порядке вещей. Но вот чему в ней категорически нет места?

– Нет места фундаментальной науке, унаследованной Россией от СССР, которая была государственным инструментом «придумывания нового» для обеспечения промышленного лидерства в стране и в гражданском, и в оборонном секторах. После 1991 года в основу экономики России положен принцип использования всего самого лучшего, что уже «придумано» и производится в мире. Эта экономика не нацелена даже на промышленное производство, поэтому не требуется и «придумывание нового», и соответственно фундаментальная наука, – конкретизирует академик Владимир Бетелин.

Каюсь, когда ежедневно видишь всю эту цепочку предательских действий нашей власти против родной страны, в голову лезут мысли о государственной измене. Развал Советского Союза с его мощнейшим промышленным, образовательным, научным (15 республиканских академий наук, совместно решающих государственные задачи!) потенциалом. Под предлогом неэффективности убили промышленность, оставив сырьевые куски «своим людям». С подачи загадочного Германа Грефа привели системное классическое советское образование в «болонский вид». Добрались до РАН, которая худо-бедно, но могла сказать на экономические потуги власти: «Идиоты!» Стройная такая конспирологическая версия вырисовывается.

Но академики считают, что всё проще, прозаичнее и оттого страшнее. Наши начальники – американские «зомби».

– В соответствии с Конституцией Россия должна следовать общепризнанным принципам и нормам, в том числе и в области фундаментальной науки. И, по мнению правительства, прежде всего американским нормам. В США же фундаментальные исследования сосредоточены в основном в университетах, поэтому и в России должно быть точно так же. То есть фундаментальная наука должна быть сосредоточена в российских вузах, но не в РАН и её институтах. Именно это и является одной из основных целей реформирования науки в России, – считает Бетелин.

Зачем? Почему? Какова цель? Нет ответа! Главное – внедрить, впихнуть, впендюрить, чтобы всё, как у них. В человеке всё должно быть иностранным: и костюмы, и гражданство, и школы для детей, ну и мысли, конечно…

Всё остальное, особенно советское, должно кануть в историю, немеркантильный Карфаген должен быть разрушен! Очень напоминает образ мышления большевиков, которые сто лет назад «котов душили, душили». Только с противоположным знаком: там – бедный пролетариат, объединяйся, чтобы выжить, здесь и сейчас – миллиардеры всей страны, в одну кучу гоп! Те, у кого нет миллиарда, пусть идут лесом. Это пароль, это дресс-код нынешней российской «элиты». Она не продалась потенциальному противнику, она его возлюбила и с наслаждением отдалась посреди главного проспекта. Так же сотворила кумира и российская высшечиновная рать: сама стала для России не потенциальным противником, а открытым врагом.

Откуда у сегодняшней российской власти такая антисоветская ненависть? Всё просто, всё по Фрейду. Детские комплексы всего-то. Недавно проговорился сам банкир-футляр – загадочный Греф. На сессии Сбербанка на Восточном экономическом форуме в сентябре этого года он буквально выдохнул: «Вот эта пауза в классе, моя фамилия когда-то начиналась на букву «г». И вот это когда «сегодня будет отвечать», и рука учителя начинает... И у меня сердце сжимается. Потом я считаю, применяя все свои математические способности, чтобы подсчитать, с какой скоростью движется палец и в какой части располагается моя фамилия на букву «г». Потом я понимаю, что он её перевалил, я выдыхаю, и тут палец возвращается обратно».

Оставим на совести спикера фразу: «когда-то начиналась на букву «г»», сейчас фамилия Грефа, видимо, уже на другую букву начинается, и вдумаемся в смысл. Мальчик до истерики боялся простого вызова к доске! Все мы его не любили, но спустя почти полвека переживать такие эмоции? Мальчик вырос. Волей злой судьбы стал приближённым к нашему Юстиниану Великолепному и разрушил то образование, которое до сих пор вызывает у него страх. Разрушил, вопреки тому, что оно было лучшим в мире, вопреки протестам, вопреки логике…

Аргумент академика Бетелина

– ПОСЛЕ 1991 года принцип использования всего самого лучшего, что уже придумано и производится в мире, стал и остаётся основополагающим и для промышленности, и для науки, и для образования. Науке не надо ничего «придумывать нового» для промышленности, которая использует только уже имеющиеся на рынке технологии. Образованию надо готовить специалистов только по использованию того, что уже придумано, но не специалистов по «придумыванию нового». То есть в новой России не нужны ни промышленность, ни наука, ни образование, унаследованные от СССР. Так же как и промышленные, научные и педагогические кадры, исповедующие идеологию «придумывания нового». По сути дела, целью реформ науки и образования и является избавление от всего этого ненужного. Например, от руководителей академических институтов и вузов, унаследованных от СССР. Их замена на представителей нового поколения, которое «ничего не придумывает, а использует то, что уже придумано». Или, например, отмена экзаменов и системы оценивания, которые являются основой любого образования. Слепое и бездумное следование этому принципу уже привело к необходимости решать проблемы вывода экономики страны из «серьёзной застойной ямы» и победы над бедностью.

Жену отдай дяде. Из GOOGLE

Но даже америкафилия у этих господ какая-то странная. Заимствовать лучшее, терпеливо и аккуратно районировать «это» на нашей грядке – нормально. Нет, берут самые людоедские образцы и как саморез вворачивают в неподатную Россию. При этом в выигрыше от нововведений неизменно оказывается большой транснациональный брат. Да не один...

– По утверждению Грефа на экономическом форуме в Давосе, создание цифровой экономики крайне необходимо для нашей страны, поскольку это мировой тренд. Но его суть – заменить сотрудников дешёвыми цифровыми технологиями и тем самым дать старт стремительному уничтожению рабочих мест. Лидерами этого мирового тренда являются компании FACEBOOK, GOOGLE, AMAZON и APPLE, а главными выгодоприобретателями – акционеры этой четвёрки. Они создают существенно меньше рабочих мест, чем уничтожают. В чёрных ретортах Сбербанка уже создаётся аналогичная компания. За счёт перевода услуг банка в цифровую сферу планируется сокращение половины из 330 тыс. сотрудников к 2025 году. Выгодоприобретателями этого сокращения будут только акционеры Сбербанка, в числе которых 45% иностранцы, – констатирует Бетелин. Сбер под управлением Германа Оскаровича – давно не российское достояние.

Эта «четвёрка дьявола», как пишет в своей одноимённой книге Скотт Галлоуэй, стала настолько богата и могущественна, что «имеет всю Америку», уничтожая рабочие места, безнаказанно не платя налогов, диктуя свою волю высшим политическим фигурам. Им уже мало Америки – им нужен весь мир. И вот чиновники принимают программу «Цифровая Россия», которая сказочно обогатит Intel. Вкладывают триллионы в искусственный интеллект и обработку Big Data, которые необходимы FACEBOOK и GOOGLE (а мы затем закупаем у них эти технологии). Почему-то последние 30 лет все наши дорожные карты, национальные проекты, федеральные программы, на словах призванные улучшить жизнь наших людей, приносят колоссальные финансовые прибытки отнюдь не отечественным компаниям и акционерам.

Назначить протранснациональных «грифов», которые боялись быть вызванным и к школьной доске, отвечать за всю российскую науку, фактически означает «кормить чужую армию». Уже сегодня, по мнению многих наших учёных, вся система научной работы сознательно или неосознанно выстроена таким образом, что она работает на кого угодно, кроме России. Это и обязательные публикации в западных журналах, и оценка деятельности по всяческим Хиршам, это практически полное отсутствие чётко сформулированной государством стратегической задачи. Это и «Сколково», в котором, как крокодилы, плавают ребята из Массачусетского технического. И живьём глотают мелкую российскую научную рыбку. Чтобы не выросла.

Какой-то кафкинианский бред царит в важнейшей отрасли новейших технологий в здравоохранении и фармацевтики. Как рассказывал нам знаменитый биолог академик Михаил Угрюмов, «в стране есть деньги на разработку новейших препаратов, но строго до стадии клинических испытаний. На клинические уже нужны суммы от 250 миллионов рублей. Таких денег в стране уже нет».

Понятно, что прошедший долгий и тернистый путь учёный пойдёт с протянутой рукой и с практически готовой разработкой нового препарата к тем, кто даст эти деньги. К американцам или китайцам. А у них – несколько лет клинических испытаний – и лекарство на рынке! Приносит триллионы.

Китайцы вообще проводят общемировой скрининг всех лекарственных препаратов, дошедших до клинических испытаний. И делают их авторам предложения, от которых трудно отказаться. Нам такой скрининг ни к чему – своё не внедряем. То же самое и с технологиями. Как говорят в медицинском отделении РАН, «за последние тридцать – сорок лет не внедрено ни одной отечественной прорывной технологии в здравоохранении. В лучшем случае грамотно используются и немного модернизируются западные. В худшем нет и этого».

– Все всё прекрасно понимают: «науки у нас уже нет. И больше никогда не будет». Первые лица уже сказали: «углеводородов нам хватит, как минимум, лет на 50». Это прямое указание, что всё остальное второстепенно, но если вы так хотите заниматься наукой, здравоохранением и, возможно, культурой (в прямом понимании этого слова), то, пожалуйста, мы не можем вам этого запретить. Но и денег не дадим. У нас уже нет технологий, у нас нет материалов, у нас нет машин и оборудования, но главное, как сказал кот Матроскин, «у нас ума нет». Никто и никогда не даст нам подняться до уровня конкурентов, если только «ум не появится» и мы не начнём «вливать все деньги в науку, а «кухарка» будет понимать, что без этого её детям не жить. Пора прекратить пыжиться насчёт великого государства. Всё! Проехали! С этим либо надо смириться, либо убедить общество, что нужно всё радикально менять. Нужно наконец встать с головы на ноги. Но в феодальном обществе это невозможно, а до другого мы ещё не доросли», – прокомментировал «АН» ситуацию в российской науке известный физик, попросивший не называть его имени.

Аргумент профессора Ильичёва

– НАСТОЯЩЕЕ время положение науки в РФ можно определить как наука колониальной страны. Основным признаком современной страны-колонии является безвозмездный массированный вывоз из неё капитала, когда и товар, который страна производит и продаёт, и деньги, которые за этот товар получены, в конечном счёте оказываются в одном месте – метрополии. При этом не имеет значения, вкладывает ли государство полученные деньги в ценные бумаги метрополии или житель страны-колонии покупает, например, недвижимость там. Вывоз капитала и высокий процент выдачи кредитов в РФ препятствуют развитию производительной части экономики страны, так как в промышленности нет финансовой возможности обеспечить переход на новые технологии. А это приводит к тому, что результаты научной деятельности внутри страны в настоящее время не востребованы.

Если сравнить состояние науки в СССР и РФ, то наиболее точным выражением будет: полный разгром. В истории имеется пример подобного уничтожения научного потенциала экономически развитой страны, это – Германия 30–40-х годов ХХ столетия, где этот процесс прошёл в несколько этапов. Вскоре после прихода нацистов к власти в Германии часть учёных эмигрировала из страны. Затем были прекращены все перспективные научные разработки, которые не давали выхода в течение ближайшего года. И наконец, после поражения Германии во Второй мировой войне в 1945 году многие учёные были принудительно вывезены из страны. В результате старшее поколение немецких учёных не смогло передать младшему свои знания и умения, и знаменитые научные школы Германии перестали существовать.

Интересно отметить, что в 90‑е годы по территории РФ ездили трофейные команды, состоявшие из учёных министерства обороны США, которые подбирали за малую денежку интересовавшие их результаты работы учёных бывшего СССР, да и самих учёных тоже.

Прорыв назад

Владимир Путин чётко сформулировал одну из задач своего нынешнего срока. Россия должна ворваться в пятёрку самых наукопродвинутых стран мира. Вливаются деньги, строятся синхрофазотроны, министры вещают, бегают десятки тысяч курьеров с озабоченным видом. Все при деле. Но реальных результатов нет. И, скорее всего, не будет. Ну разве только в отчётах на бумаге, которая всё стерпит. Проблема в том, что телегу, то есть науку, поставили впереди лошади – экономики! И с умным видом рассуждают: «почему она не едет?» и бьют кнутом по «кротким глазам»…

– Перепутаны причина и следствие: не наука движет экономику страны, наоборот, – требования развивающейся экономики заставляют руководителей промышленных предприятий обращаться к учёным для решения возникающих технологических, материаловедческих или иных проблем. Поэтому если к науке предъявляются претензии о недостаточно активном внедрении её достижений в практику, то это верный признак того, что производящая часть экономики страны испытывает проблемы, – констатирует профессор Николай Ильичёв в своей статье «О науке российской, её роли в обществе и положении учёных», написанной специально для нашего издания (см. на сайте «АН»).

Реальность же в том, что наша с вами страна при всём огромном и мощном потенциале погружается в пучину уже даже не третьего мира, а каких-то африканских стран.

По официальным данным ФТС, основой российского экспорта традиционно являлись «топливно-энергетические товары, удельный вес которых в товарной структуре экспорта составил 64, 7%». А «доля экспорта машин и оборудования – 5, 7%». Зато в импорте всё наоборот: «наибольший удельный вес приходился на машины и оборудование – 45, 9%». Вывозим нефть и газ, пшеницу, научные открытия, изобретения, мозги... Взамен закупаем простейшую технику. Например, элементарные китайские приставки для тотального перехода на цифровое телевидение. Не стыдно?

Можно сколько угодно твердить по телевизору о своём величии, о многополярном мире, об огромной роли нашей страны в мировой геополитике. В некоторых областях, куда не смогли дотянуться потные ручки грефов-орешкиных, например в ВПК, мы действительно пока катимся вровень с мировыми грантами. Но все эти «Посейдоны», «Кинжалы» и прочее – родом из советской науки. Задел вот-вот закончится. И «грозить шведу» будет просто нечем. Хотя, возможно, точку невозврата мы уже пролетели…

Александр ЧУЙКОВ

Источники

Россия: отстать навсегда? Вместо науки пришла "труба"
Аргументы неделi (argumenti.ru), 22/10/2019

Похожие новости

  • 14/01/2019

    О месте РАН в новом научном ландшафте страны

    ​С трудом, в противоречиях, возможно – в муках и фантомных болях от ампутированного былого величия, Российская академия наук нащупывает свое новое место в кардинально измененном научном пространстве страны.
    809
  • 02/11/2017

    Академик Геннадий Месяц: «новинкам» российской оборонки 20-30 лет

    ​Недавно избранный президент Российской академии наук Александр Сергеев заявил, что в РФ на сегодняшний день уже исчерпан "научно-технический задел по военному направлению", поэтому "жизненно важно развивать фундаментальную науку".
    1450
  • 10/06/2016

    Абстрактный менеджмент и наука: философ Александр Рубцов о внешнем управлении учеными

    Формализация оценки результативности – один из спорных моментов в администрировании знания. Недавняя конференция, организованная философским и историческим факультетами МГУ и Институтом философии РАН, вновь подтвердила: сколь угодно резкие заявления ученых по этому поводу если и дают эффект, то минимальный.
    2463
  • 28/03/2018

    Из жизни академических экосистем

    ​Систему институтов и организаций РАН можно представить себе в виде сложной структуры со множеством горизонтальных и вертикальных внутренних и внешних связей, испытывающих воздействие внешних стимулов.
    906
  • 15/04/2019

    Административные излишества: философ Александр Рубцов о монументах бессмысленности системы

    ​Избыточная бюрократия существует под знаком самодостаточности и симуляции. Она преследует в первую очередь собственные групповые интересы и склонна разрастаться независимо от реальных потребностей в администрировании.
    357
  • 20/11/2017

    Александр Сергеев: отечественной науке практически нечего предложить военным

    ​Военные расходы крупных стран, прежде всего США, Китая и России, продолжают расти. Немало бюджетных средств поступает на разработку новейших типов вооружений. Недавно Соединенный Штаты в открытую заявили, что рассматривают космос в качестве пространства для ведения войны.
    1455
  • 08/06/2019

    «А зачем российскому бизнесу инновации?»: как объединить науку, образование и бизнес

    ​На ПМЭФ поставили двойку смычкам ученых и работодателей. На сколько эксперты оценивают степень интеграции науки и бизнеса, владеют ли 11-классники soft skills и чем является онлайн-образование — в репортаже Indicator.
    559
  • 20/04/2017

    Из списка РИНЦ исключены более 300 «мусорных» журналов

    ​344 «мусорных» научных журнала исключены из списка РИНЦ. «Газета.Ru» публикует список изданий, «научные» статьи в которых теперь нельзя учитывать в отчетах и для накручивания цитируемости. Более трехсот российских научных журналов с этого дня значительно потеряют в статусе, будучи исключенными из РИНЦ — Российского индекса научного цитирования.
    20461
  • 31/07/2017

    Академик Абел Аганбегян: «Сокращение затрат на человеческий капитал снижает экономический рост»

    Академик РАН Абел Аганбегян считает, что внутренние ресурсы России позволяют перейти к социально-экономическому росту до 4-6 процентов в год, то есть расти в полтора раза быстрее общемирового тренда.  В таком случае Россия к 2030-м годам сможет выйти на лидирующие позиции в мире.
    1636
  • 03/10/2018

    Академгородок. Перезагрузка

    ​Новосибирск как центр развития науки будет перезапущен. В нем будет реализовано три мощнейших проекта и еще 22 «обыкновенных». Планируемая общая стоимость — примерно полтриллиона рублей. За настоящий прорыв.
    1684