Около 18% патентных заявок в Европе и США подаются выходцами из России, которые нашли профессиональное применение не на родине, а на Западе. Эта цифра показывает масштаб утечки мозгов, в которых РФ не нуждается. Взамен выбывших ученых и специалистов в Россию втекает редеющий поток мигрантов, из которых в среднем лишь каждый пятый имеет высшее образование. Таким образом, в нашей стране можно наблюдать комбинации оттока мозгов и притока малограмотного населения из соседних стран.

Согласно данным исследования, проведенного компанией PitchMe, за последние годы в Европе и США около 18% патентных заявок было подано выходцами из РФ. «Это явное свидетельство утечки мозгов из России», – считает доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты РФ «Развитие человеческого капитала» Вадим Квачев. Также он приводит в аналитическом обзоре данные о невысокой доле высококвалифицированных специалистов среди трудовых мигрантов, приезжающих в Россию: всего 18% из них имеют высшее образование.

«Ситуация с притоком приезжих является катастрофической, и делать вид, что ничего особенного не происходит, уже невозможно. Россия одновременно является источником мозгов для западных стран и точкой притяжения для мигрантов из постсоветского пространства», – пишет аналитик.

Под таким выводом может подписаться любой россиянин, кто жизнь видит не из окна казенного лимузина. Количество мигрантов в городах по ощущениям растет в какой-то угрожающей прогрессии, хотя, как писала наша газета, в смысле зарплат Россия и перестала быть такой привлекательной, как была в тучные докризисные годы (см. «НГ» 09.01.19).

Чиновники упирают на необходимость привлечения мигрантов исходя из того, что рождаемость в стране стала падать, а для реализации национальных проектов нужны рабочие руки. Минтруд определил, что в 2019 году может потребоваться привлечь в Россию более 144 тыс. иностранных рабочих. Однако вице-премьер Ольга Голодец рассказывала, что в РФ находятся почти 6 млн трудовых мигрантов. Дешевая рабочая сила из Средней Азии могла бы стать благом для нашей страны, но сейчас она приносит основную прибыль российским коррупционерам и недобросовестным бизнесменам: по оценке специалистов, поборы с нелегальных мигрантов в России составляют более 500 млрд руб. ежегодно (см. «НГ» от 28.11.18).

Количество подаваемых в США заявок на патенты от ученых и изобретателей из России значительно выросло за последние годы, сообщала Надежда Рейнганд, президент компании Patent Hatchery, занимающейся регистрацией патентов и торговых марок в США и ЕС. Если в 2009 году российские авторы подали в США около 300 патентных заявок, то теперь их насчитывается около 900 ежегодно. Причем Рейнганд отмечала, что это очень качественные заявки: если обычно в США до стадии непосредственной регистрации патента доходит треть заявок, то российские получают одобрение в половине случаев.

Власти осознают проблемы с уровнем науки в стране и пытаются переломить тенденцию. На заседании Совета по науке и образованию в ноябре 2018 года президент Владимир Путин отмечал, что на реализацию нацпроекта «Наука» до 2024 года будет направлено 635 млрд руб. И выразил надежду, что деньги  будут расходоваться более эффективно. 

Президент рассказывал о вопиющих случаях, когда тематика фундаментальных и поисковых исследований научных учреждений не меняется десятилетиями, а в академических институтах по 40% тем не представлено ни одной научной работы, учтенной хотя бы в какой-либо из баз цитирования. Именно поэтому, по его мнению, молодые перспективные специалисты не задерживаются в таких командах.

Очевидно, что и утечку мозгов подобные обстоятельства также только стимулируют. При этом происходит процесс «замены населения»: все больше ученых предпочитают жить, работать и фиксировать результаты своего труда за рубежом, но им на смену в Россию не приезжает подготовленная научная смена, азиатские интеллектуалы. По крайней мере пока результаты их научных разработок в СМИ не гремят, а вот уровень ксенофобии в обществе в ответ на неспособность чиновников организовать быструю и максимальную интеграцию приезжих – растет. 

«Проблема миграции научных кадров всегда существовала в странах, зарекомендовавших себя своим кадровым и интеллектуальным потенциалом», – сказала «НГ» директор Института управления и социально-экономического проектирования РЭУ Надежда Сурова. По словам эксперта, с 2010 года, когда на науку начали выделять довольно большие средства, едут не только из России, но и в Россию, что приостановило тренд утечки мозгов.

Сурова отмечает, что из соображений конкуренции страны могут заниматься не только привлечением ценных научных кадров, но и препятствовать распространению идей. «Недавно Министерство энергетики США запретило сотрудникам работать в совместных проектах с коллегами из других стран, в частности из Китая и России, стараясь предотвратить возможность засветить использование американских технологий, – говорит эксперт. – Российским ученым, которые находятся в условиях внешнего ограничения, как и китайские коллеги,  необходимо обеспечить «самовоспроизводящиеся», органичные инструменты кооперации. Пока такой аналогией китайского способа аккумуляции научного потенциала является концепция первого межотраслевого инновационного кластера, который учитывает и корейский опыт (i-cluster). Он станет этаким зонтичным брендом российских научных разработок, при этом главная его функция – это почти соцсеть, которая обеспечит ту самую коммуникацию как внутри научного сообщества, так и с бизнесом. Это должно дать более точный взгляд на то, какие разработки более востребованы, а финансирование – оправдано». 

Анатолий Комраков

Похожие новости