Россия прекратила техническое проектирование сверхтяжелой ракеты для полетов на Луну. Об этом сообщил генеральный директор Самарского Ракетно-космического центра (РКЦ) «Прогресс» Дмитрий Баранов. Ранее предполагалось, что этап технического проектирования должен был завершиться в октябре 2021 года. Впрочем, Баранов не исключил, что работы могут возобновить после уточнения параметров программы и если такое решение примет Роскосмос.

Предполагалось, что РКЦ «Прогресс» по заказу Роскосмоса разработает ключевые элементы и технологии создания космического ракетного комплекса сверхтяжелого класса (СТК). Ракета-носитель должна была собираться на основе разрабатываемых РКЦ «Прогресс» ракет «Союз-5» и «Союз-6» с кислородно-керосиновыми двигателями РД171МВ и РД-180МВ. Агентство РИА Новости приводит слова Дмитрия Баранова: «В РКЦ «Прогресс» действительно прекращены работы по (программе. – «НГ») «Элементы СТК». Сейчас предприятие ведет работу по уточнению программы создания космического ракетного комплекса ракеты-носителя сверхтяжелого класса».

Глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин также подтвердил, что работа по созданию лунной ракеты сверхтяжелого класса «Енисей», о приостановке которой сообщили СМИ, никогда не прекращалась. Просто с начала этого года идут работы по изменению ее облика. По словам Рогозина, разрабатываемые сейчас для сверхтяжелой лунной ракеты двигатели будут рассчитаны на использование в качестве топлива метана. «Мы надеемся их получить к 2024–2025 году. Метановый двигатель даст нам возможность многократно использовать ступени этой ракеты сверхтяжелого класса... Если мы хотим создать эту систему, то она должна быть многоразовой», – приводит Интерфакс слова Рогозина.

Экс-космонавт-испытатель, профессор, главный научный сотрудник Института истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН Сергей Кричевский также отметил в комментарии для «НГ», что «есть решение властей о создании сверхтяжа, оно не отменено, но проект могут изменить – на какой ракете, с каким топливом: кроме метана, есть и еще варианты».

В мае этого года исполнительный директор Роскосмоса по науке Александр Блошенко сообщал, что для реализации лунной программы со сверхтяжелой ракетой «Енисей» потребуется около 1,7 трлн руб., при этом 900 млрд пойдут на создание полезной нагрузки и самих пилотируемых средств. Заметим, что это больше, чем все бюджетные средства, которые правительство запланировало выделить на науку в России, – несколько более 1,5 трлн руб. на ближайшие три года.

Естественный спутник Земли – Луна всегда была в сознании наших сограждан. Она и ощущалась как наша исконная территория – как Аляска, скажем. Вообще между Аляской и Луной в мироощущении россиян много общего. И ту и другую застолбили отечественные первопроходцы; и ту и другую в итоге пришлось за бесценок уступить прагматичным американцам; по поводу и той и другой до сих пор в российском обществе слагаются техногенные мифологии. Впрочем, сегодня в освоение Луны активно включились не менее прагматичные китайцы… А Россия, похоже, отключилась от этой лунной гонки. Вопрос – надо ли об этом сожалеть?

Кандидат технических наук, член-корреспондент Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского, участник Московского космического клуба Андрей Ионин, комментируя для «НГ» решение Роскосмоса о приостановке разработки лунной ракеты, отметил: «Проект создания российской сверхтяжелой ракеты «Енисей» (и далее «Дон») де-факто остановлен. Теперь это признано публично.

Но тихо, тихо, тихо. И устами руководителя головного предприятия. Совсем не так громко, как постоянно и лично трубил об этом руководитель всего Роскосмоса два последних года. Я всегда и нескрываемо был против этого проекта».

Аргументы эксперта «НГ» сводятся к следующему.

Проект сверхтяжелой ракеты-носителя «Енисей» (и даже «Дон») – это проект масштабирования уже имеющихся научных и технических решений, а не проект технологического развития. Огромные бюджетные расходы (триллион рублей только до момента первого пуска) привели бы к мизерному эффекту в развитии отрасли, науки, технологий страны. «А у России сейчас не так много денег, чтобы реализовывать проекты со столь низким технологическим выхлопом. Тем более когда даже в копилке Роскосмоса есть проекты с потенциально более мощным выхлопом – ядерный буксир и «космический интернет» в виде понятного проекта глобальной спутниковой группировки «Эфир», – поясняет Андрей Ионин.

Не менее важно, что для сверхтяжелой ракеты не придумано иных задач, кроме как пилотируемые полеты к Луне. Причем это проблема не только отечественной лунной программы, но и лунных амбиций США. «Если нет своего сверхтяжа, то и нет самостоятельной лунной программы – и бог бы с ней. Я сторонник только международных программ и пилотируемых, и тем более в освоении дальнего космоса. Но освоение (человечеству) необходимо, и России необходимо в этих проектах участвовать. И хотелось бы на равных. И главное, такой проект у России в копилке есть – ядерный буксир. Без него невозможно освоение Луны и далее. Этот проект невероятно прорывной, с невероятным потенциалом для бизнеса и обороноспособности страны. Осталось не говорить, а делать. Для чего первое – политическая воля и собрать все силы в кулак».

История повторяется. Вернее, в России она, история, как будто застыла в своем развитии. Еще 10 лет назад, в 2011 году, тогдашний генеральный директор ЦНИИмаш (Центральный научно-исследовательский институт машиностроения – головной институт Федерального космического агентства) Геннадий Райкунов заявил: «Луна уже фактически седьмой континент, и, конечно, нам нужна постоянно действующая лунная база для исследования и использования ресурсов Луны уже на постоянной основе». Подумал и добавил: «На сегодня у страны нет детального плана освоения земного спутника». Мол, все существующие проекты находятся на стадии исследований. В их число входит разработка концептов лунных станций, стратегий однократных миссий на спутник Земли и варианты установки на Луне астрофизических приборов и другого оборудования.

Ежегодные расходы на лунную программу с 2014 по 2025 год оценивались в сумму до 320 млрд руб. «...Суммарные затраты составят около 2 трлн руб.», – отмечалось в проекте долгосрочной программы освоения дальнего космоса, направленной на утверждение в правительство России в декабре 2014 года.

В итоге можно констатировать, что Роскосмос забросил широкий невод проектов в футурологическом стиле. Сегодня пришло время посмотреть, что в этом неводе задержалось, а что проскочило насквозь. В принципе это нормальная ситуация. Надо только учитывать, что эксперименты с космической политикой – в том числе эксперименты и в кадровом плане – чрезвычайно ресурсоемкие. Что и показала нынешняя история с приостановкой разработки технического проектирования сверхтяжелой ракеты для полетов на Луну.

«Сверхтяж за триллион закрыли. Нет сверхтяжа – нет российской лунной программы, а это несчитаные триллионы, – подчеркивает Андрей Ионин. – США в силу своих внутренних причин решили продлить функционирование на орбите Международной космической станции до 2030 года. Роскосмос, конечно, согласится. А значит, планы создания Российской орбитальной служебной станции (РОСС) сразу уходят туда же – за горизонт. Ядерный буксир – лишь на словах, так как нет концентрации воли и ресурсов. Что остается у Роскосмоса? Два проекта. И оба – строительные: космодром Восточный и Космический центр в Филях. Да, и еще космическое кино. «Вызов» с готовой на все актрисой Пересильд. Такая теперь у нас космонавтика. Не ракеты и корабли, а стройка и кино».

Остается только добавить, что создание национального пилотируемого космического комплекса на низкой околоземной орбите, РОСС, может обойтись в 5–6 млрд долл. до 2030 года. 10-дневный «выезд на натуру» – для съемок нескольких эпизодов на Международной космической станции – актрисы Юлии Пересильд и режиссера Клима Шипенко обойдется Роскосмосу в 2 млрд руб. Строящийся Национальный космический центр в Филях займет территорию 250 тыс. кв. м и будет представлять собой небоскреб 248 м высотой, своими очертаниями несколько напоминающий ракету. В нем разместятся 20 тыс. человек. Глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин обещал закончить стройку уже в 2022 году.

И тут, конечно, невозможно не вспомнить, что последняя отечественная (советская) лунная миссия «Луна-24» была в 1976 году. С тех пор – ни одного запуска космического аппарата в сторону Луны или планет Солнечной системы. Были, правда, две попытки марсианских миссий: «Марс-96» (1996) и «Фобос-Грунт» (2011) – обе неудачные, аппараты погибли на начальных фазах полета.

Андрей Ваганов
Ответственный редактор приложения "НГ-Наука"

Источники

Роскосмос с Луны свалился
Независимая газета (ng.ru), 15/09/2021

Похожие новости

  • 12/01/2018

    Цитируемые ученые ТПУ: самые медийные научные статьи 2017 года

    Всего, по данным отдела развития публикационной активности ТПУ, на конец 2017 года политехниками опубликовано 500 научных статей в журналах с импакт-фактором более 1, из них 421 — в журналах первого и второго квартилей (данные актуальны на 13 декабря 2017 года).
    1992
  • 24/06/2019

    Что ждет нефтедобывающую отрасль?

    ​Нефтедобывающую отрасль некоторые представляют этаким богатым неучем, который без трудов получает баснословные доходы от работающих на него скважин. Хотя на самом деле она одна из самых наукоемких в России, а цифровизацией производства нефтяники занялись, когда такого термина не было в помине.
    644
  • 07/06/2017

    Об энергетике, «устойчивой» к терроризму

    ​Террористические атаки стали печальным обстоятельством нынешнего времени. Как ни чудовищно это звучит, но россияне уже привыкли к тому, что в наших городах время от времени происходят взрывы в общественных местах.
    825
  • 29/01/2021

    Cвоя наука ближе к делу

    ​​​Надымские газодобытчики первыми столкнулись с необходимостью комплексного решения вопросов освоения месторождений в арктических широтах. История компании – это история привлечения в производство новейших научных знаний и технологий.
    788
  • 30/10/2019

    Очистку Арктики начнут с Заполярья

    ​В Мурманской области запустят пилотный проект по очистке территории региона от стойких органических загрязнителей (СОЗ), разработанный учеными новосибирского Института органической химии Сибирского отделения РАН.
    1053
  • 30/04/2020

    «Дом природы» с окнами в будущее

    ​«Нас здесь не понимали потому, что наши идеи были обращены к Шестому технологическому укладу», - эту фразу я неоднократно слышал от руководителя проекта «Экодом», сотрудника Института теплофизики СО РАН Игоря Огородникова.
    1248
  • 08/01/2019

    Гонка квантовых компьютеров и лечение рака: ведущие российские ученые выделили главные исследования года

    ​​Сжатие информации, гонка квантовых компьютеров, борьба с раком и постижение Арктики - российские академики по нашей просьбе выделили наиболее, на их взгляд, прорывные научные результаты 2018 года. Квантовые компьютеры Академик РАН, экс-председатель Сибирского отделения РАН, физик Александр Асеев: - Я бы выделил три направления, которые «выстрелили» в этом году в области электроники.
    2586
  • 19/04/2021

    Иркутские энергетики определили приоритеты развития ТЭК в Сибири и на Дальнем Востоке в первой половине 21 века

     В Сибири и на Дальнем Востоке необходимо создать логистические хабы, которые будут служить основой для рыночного ценообразования на газ при поставке на экспорт. К такому выводу пришли учёные иркутского института систем энергетики имени Мелентьева СО РАН (ИСЭМ СО РАН), сообщает пресс-служба ИНЦ СО РАН.
    356
  • 18/09/2018

    Олег Бударгин: премия «Глобальная энергия» выходит на новый этап

    ​Ассоциация "Глобальная энергия" организовала на Восточном экономическом форуме сессию, посвященную сотрудничеству России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. О том, какие проблемы в энергетике стоят перед странами-партнерами и как изменится знаменитая международная энергетическая премия "Глобальная энергия", ТАСС рассказал член Наблюдательного совета ассоциации "Глобальная энергия", вице-председатель по региональному развитию Мирового энергетического совета (МИРЭС) Олег Бударгин.
    1317
  • 19/06/2021

    «Пощупать будущее» и «влюбить в Арктику»

    Как будут работать новые полярные станции «Снежинки», а также как исследования Арктики пересекаются с экологией, какие новые технологии будут опробованы в Арктике, как решить проблемы энергоснабжения в труднодоступных арктических поселках и где появится полярный аналог «Сириуса», читайте в репортаже с конференции НТИ.
    381