​О том, какими бывают стартапы, зачем фармацевтическим компаниям вкладываться в стартапы и как работают акселераторы, редакции Вести.Медицина рассказала Ирина Панарина, генеральный директор «АстраЗенека», Россия и Евразия.

Какие бывают стартапы? Почему одни из них оказываются успешными, а другие нет?

Если бы я точно знала, какой стартап окажется на 100% успешен, то я бы только и делала, что инвестировала. Эта область развивается все интенсивнее и интенсивнее, если оглянуться на 20-30 лет назад, то сложно сказать, оказывали ли какое-то влияние стартапы на развитие науки или нет. Зато сейчас, не только медицина, но и все другие отрасли производят что-то новое, благодаря стартапам.

Раньше крупные фармацевтические компании всё изобретали сами – используя внутренние ресурсы. На данный момент, они занимаются поиском стартапов, внимательно изучают их разработки, и уже принимают решение, с кем из них стоит работать.

На это выделяются огромные деньги: мы недавно получили данные, что в США в медицинские стартапы вложили около 9,5 миллиардов долларов за 2018 года, в России за аналогичный период эта сумма намного ниже, 1069,3 миллиона рублей. Сейчас никто не хочет ограничиваться собственной командой ученых, спонсировать их попытки что-то делать, стартапы в этом плане крайне перспективны для поиска прорывных идей.

Инвестиции, которые были вложены, можно потерять безвозвратно, так как это очень большой риск, но, если проект «выстреливает», окупаются в десятикратном, а иногда и в большем размере. Мы в фармацевтике стараемся искать стартапы с проектом, который на какую-то долю уже реализован, и нам просто нужно помочь его «довести», но у нас есть критерии, по которым мы принимаем решение, стоит ли идти дальше или нет.

Что вообще подразумевает под собой стартап? Это абсолютно любое начинание или есть четкое определение?

Нет, в любом случае это зарегистрированный бизнес, в который n-ное количество людей вкладывает деньги. Группа людей, объединенная общей идеей или общим проектом с неким планом. Скорее всего это новаторы, которые имеют определенный риск, разработки которых находятся на ранней стадии формирования. Весь потенциал проекта заключен в идее и финансах, которые вложены на данный момент. Впоследствии эти стартапы могут вырасти в самостоятельный бизнес, а могут быть поглощены более крупными компаниями.

Число медицинских стартапов увеличивается и в России, и в мире. Какие сферы они затрагивают в большей мере?

В мире, если мы берем медицинскую отрасль, все больше и больше стартапов в таких областях, как геномика, новые технологии. Есть стартапы, которые занимаются доведением таких технологий до автоматических процессов. В онкологии много, конечно же, у этой области большой потенциал. Все, что персонализировано, имеет большее количество возможностей, нежели технологии массового потребления.

Много стартапов в самих медицинских технологиях и в девайсах, это связано с ростом цифровизации, и с теми возможностями, которые цифровизация предлагает для лечения пациентов. Это могут быть различные предложения по мониторингу лечения или состояния здоровья, могут быть девайсы, которые пациенты будут носить на теле, которые, опять же, улучшают контроль над различными заболеваниями, такими, как проблемы с артериальным давлением, контроль над сердечным пульсом.

Следующий пул стартапов: изобретение конкретных систем для более эффективного поиска потенциальных молекул. Это некая скрининговая база данных, система. Представим, что это робот, который с помощью big data анализирует схожие комбинации и предсказывает, какие из этих комбинаций будут потенциально успешными.

И тогда мы будем понимать, куда нам следует инвестировать, и наш уровень успеха от 10% сможет подняться до 20%, что в конечном счете, будет означать увеличение верных персонализированных решений. Мы сможем наблюдать за мутациями в ДНК, соматическим состоянием пациента, прогрессивным или регрессивным ростом опухоли, и многими другими факторами, позволяющими более точно диагностировать и назначить лечение.

Например, компании «АстраЗенека» и BenevolentAI запустили долгосрочный совместный проект, который подразумевает использование технологий машинного обучения и искусственного интеллекта (ИИ) с целью поиска и разработки новых препаратов для лечения хронической болезни почек  и идиопатического легочного фиброза.

При помощи технологий машинного обучения проводится постоянный анализ данных с целью выявления взаимосвязи между отдельными фактами, а основанные на использовании технологий ИИ логические построения применяются для изучения ранее неизвестных взаимосвязей. Совместная интерпретация результатов позволит понять механизмы развития этих сложных заболеваний и сократить время, необходимое для поиска новых возможных мишеней терапии.

Таргетные препараты стоят так дорого, потому что деньги, которые можно потратить на одно крупное исследование, способное решить проблему, тратятся на много мелких, касающихся каждого конкретного случая. С помощью фильтрации потенциально успешных вариантов сократится время на получение единственно верного.

Возвращаясь к теме, как определить успех стартапа на начальном уровне, я могу дать такой совет: обращайтесь к экспертам. Они проанализируют идею во время презентации проекта, отберут самые перспективные. Для того, чтобы из идеи сделать успешный проект, ее нужно развить.

То, что отличает российские стартапы, это совершенно грандиозные идеи. Но умение объяснить смысл идеи за 5 минут во время презентации, раскрыть перед экспертами свой проект остается зоной для развития.

Я думаю, что менторство со стороны экспертов – ученых, людей, которые работают в этом всю свою жизнь, является бесценным для развития потенциально успешных идей. Именно от презентации в эти короткие 5 минут, зачастую, зависит будущее проекта. Мы имеем такой опыт: запуск акселератора совместно со Сколково, где мы поддерживаем стартапы, развиваем их. В декабре прошлого года мы возили их в Кембридж, там выступали представители разных стартапов со всего мира, мы дали возможность оценить уровень, которые они продемонстрировали. Я могу с полной уверенностью заявить, что наши идеи не уступают в уникальности, а даже превосходят в некоторых моментах другие, но над методикой донесения материала нужно еще работать.

Сам рынок стартапов еще до конца не сформировался в России, у нас мало биотехнологических кластеров, они только в состоянии разработки. Происходит утечка идей на Запад, потому что из-за невозможности в полной мере реализовать проект у нас многие уходят.

Очень важно сотрудничество крупных игроков рынка и маленьких идей (стартапов). Не только финансовая составляющая играет большую роль, но и менторство, бесценная экспертиза со стороны ученых, которые приезжают, слушают, наставляют.

Важно сотрудничество между проектами. У «АстраЗенека» в Швеции есть большой биофармацевтический кластер. Это площадка для развития новых стартапов. «АстраЗенека» приглашает их поработать у нас совершенно бесплатно, предоставляет им собственные лаборатории. Зачем «АстраЗенека» это делает? Для того, чтобы они, общаясь между собой, генерировали новые идеи. Эти стартапы не принадлежат  «АстраЗенека», на начальном этапе уж точно, некоторые технологии потом могут перейти в компанию, если создатели будут в этом заинтересованы.

В России проблема с коммуникацией, каждый предпочитает делать все сам, не пытаясь взаимодействовать с другими, хотя это выгодно обеим сторонам.

Эта сфера очень молодая, и мы не привыкли к открытому диалогу, не понимаем технологию ведения совместных разработок. К тому же люди боятся, что информация будет заимствована, и патентная защита окажется недостаточно сильной в этом вопросе. Но я думаю, что по мере «взросления» сферы стартапов в стране, мы постепенно придем к тому, что сотрудничество будет постоянным. Сколково уже пытается вести политику объединения: много стартапов развиваются в одном помещении, в одной лаборатории.

Если сосредоточиться на акселераторе, то что это вообще такое?

Акселератор — от английского слова accelerate – «ускорение». Ускоритель стартапов. Стартап можно ускорить экспертизой и деньгами. Как это сделать? Создается платформа, на базе которой происходит отбор поступивших на конкурс заявок.

У нас первая фаза акселератора началась в 2018 году, был объявлен конкурс, мы получили 140 заявок. Было создано жюри, которое состояло из различных экспертов — эксперты «АстраЗенека», Сколково, научные партнеры  — Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ» и Сибирский государственный медицинский университет, а также венчурный фонд  Primer Capital, который выступил в качестве инвестиционного консультанта и еще несколько партнеров из крупнейших научных учреждений страны.

Была проделана огромная работа, мы и наши глобальные коллеги оценивали эти заявки, чтобы от 140 прийти к 30 заявкам. Эти 30 участников приходили на очный конкурс — собиралась комиссия и 30 стартапов пришли и презентовали свои идеи в различных областях, не только в фарме – это и девайсы, и новые технологии, и большие данные, и предиктивная аналитика – все это, конечно, имеет медицинскую направленность, но в целом были разносторонние идеи. Идеи были презентованы, из 30 «АстраЗенека» отобрала 6, и с этими 6 командами «АстраЗенека» сейчас работает. Они могут получить мини-грант от Сколково на 5 миллионов, они получили полугодовой доступ в лабораторию SkBioLab в Технопарке «Сколково», а также прошли интенсивный курс по развитию бизнес-компетенций, получают нашу менторскую поддержку, мы их развиваем и направляем, мы свозили их в научный парк Кембриджа на  международный форум «Медицина будущего» (International Future Healthcare Forum) для представления экспертному жюри своих научно-исследовательских проектов в сфере биомедицинских технологий наряду с другими международными стартапами. Сейчас мы уже смотрим, кто из них может быть интересен для нас. Здесь можно говорить о каких-то конкретных вложениях в эти технологии.

А у нас сейчас идет вторая волна акселератора, я думаю, это будет ежегодный проект, потому что есть идеи настолько перспективные, что я уверена, они войдут в глобальный портфель компании.

Получается, что от стартапов требуется не только быть стартапом с хорошей идеей. Даже после того, как стартап выбран, это еще может быть только началом работы, даже на этом этапе он может «проиграть»?

Конечно, если ими заинтересовались на начальном этапе, команды должны активно работать с экспертами, чтобы выбрать потенциальную траекторию развития. Каждый  этап – это как дерево решений. Если технология новая – нужно решить, где и в какой области ее исследовать, чем ограничиться. Нужно уметь расставлять приоритеты. Определиться с приоритетами помогают эксперты.

От стартапа тоже зависит очень многое. Стартап всегда должен уметь продавать свою технологию, раскрывать ее потенциал и учитывать общие приоритеты, потому что у каждого фонда и у каждой компании есть свои приоритеты — куда они будут вкладывать, а куда нет.

Если говорить о владельцах стартапов – есть ли какой-то их портрет?

Я видела совершенно разных – от очень молодых людей, которые, я так понимаю, во время учебы сходятся на некой идее и продолжают ее развивать, до кандидатов наук, которые всю жизнь занимались изучением некой области и у них за долгие годы родилась технология, и на базе своего научного учреждения они стремятся ее развивать. Конечно, стартапы ассоциируются с молодыми людьми, поколением Х, но те , кто был у нас в Сколково — это люди разных возрастных категорий.

Многие стартапы, я видела, находят специально обученных людей с навыками публичного выступления, которые презентуют их идеи, так как понимают, что их увлеченность будет мешать передать основное сообщение.

140 заявок, которые вы получили в первом акселераторе, это много или мало?

Я считаю, это беспрецедентно, мы даже не рассчитывали и запланировали внутренние ресурсы для оценки, скажем, 50 заявок. Большое количество идей и огромный интерес нас вдохновил, и мы решили делать вторую волну. Мы до сих пор просматриваем некоторые идеи.

Что дает участие в таком отборе?

Обязательно нужно участвовать, потому что вырабатывается дисциплина, команды учатся презентовать свои идеи, а это самое важное — продавать идею. О каждой технологии можно говорить часами, а как сделать это за 5 минут? Как сделать такую презентацию на высоком уровне и не оставить жюри равнодушным?

У других компаний тоже есть подобные проекты и очень здорово, что международные компании стремятся развивать и финансировать российскую науку и инновационную среду. И дело совсем не в деньгах, которые международные компании им дают, ведь количество людей с нашей стороны, которые участвуют в этом проекте — и российские, и международные эксперты — это огромные затраты для компании.  Их время и усилия инвестируются в то, чтобы посмотреть, помочь, направить, посоветовать. Поэтому мы будем продолжать.

Источники

Как это работает: акселератор для медицинских стартапов
Новости России и Мира (novostidny.ru), 02/08/2019
Как это работает: акселератор для медицинских стартапов
Вести.Медицина (med.vesti.ru), 02/08/2019

Похожие новости

  • 30/05/2019

    Чиновники не понимают, насколько дорогим удовольствием является современная биомедицина

    Профессор РАН и руководитель лаборатории регуляции клеточной сигнализации МФТИ Николай Барлев рассказал в своей колонке для Indicator.Ru о том, что необходимо для запуска работы лаборатории и как создавать в России научные школы.
    333
  • 22/02/2019

    Что происходит на фармацевтическом рынке России?

    ​Учредитель ГК «SFM», экс-банкир Андрей Бекарев анализирует ситуацию на фармацевтическом рынке, а также уровень поддержки государством и чиновниками местного производителя. — Андрей Александрович, по вашим оценкам, созданы ли сегодня в России благоприятные условия для развития отечественных производителей?— Российская экономика выстроена странно — реального спроса на продукцию российского производства я сегодня не вижу.
    535
  • 20/06/2018

    От стресса до аутизма - один шаг?

    В секторе нейрогенетики социального поведения ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН» под руководством д.б.н. Наталии Кудрявцевой разработали уникальную методику, позволяющую моделировать механизмы формирования неврологических расстройств.
    755
  • 18/08/2017

    Как разрабатывают российский препарат против ВИЧ

    Ведущие лаборатории во всем мире работают над созданием препаратов, которые позволят полностью излечить ВИЧ. Российские ученые создают геннотерапевтический препарат, который уже доказал безопасность и эффективность на клеточных моделях.
    1574
  • 27/02/2017

    Иван Звягин: персональная медицина будет слишком дорогой для людей

    ​Научный сотрудник Института биоорганической химии РАН Иван Звягин рассказал о том, какие проблемы стоят на пути "наук о жизни" в России и коммерциализации их результатов, почему персональная медицина пока остается мечтой и о том, почему медицинские стартапы нередко проваливаются.
    1717
  • 25/08/2016

    Новосибирские генетики создали маркер для обнаружения раковых клеток

    ​В Новосибирске научились определять среди клеток рака "ключевых убийц", виновных в возникновении опухолей. Однако без господдержки маркер не сможет послужить людям.Ученые всего мира ищут способ победить рак, пытаясь создать препарат, с помощью которого можно отслеживать и помечать опасные клетки.
    2146
  • 02/07/2019

    «Фантастика учит любви к науке». Интервью с Александром Панчиным

    ​Александр Панчин — биолог и популяризатор науки, автор книг «Сумма биотехнологии», «Защита от тёмных искусств» и «Апофения», посвящённых человеческим заблуждениям и объяснению того, откуда они берутся.
    169
  • 13/02/2018

    Академик Ольга Донцова: неэтично изменять геном эмбриона человека

    ​Выступая на Совете по науке и образованию, в котором принял участие глава государства Владимир Путин, академик Ольга Донцова рассказала о "природоподобной" технологии изменения генома CRISPR.
    1237
  • 02/05/2017

    Академик РАН Владимир Коненков о новых подходах к лечению сахарного диабета

    19 – 20 апреля в Новосибирске прошла II Российская мультидисциплинарная конференция с международным участием «Сахарный диабет – 2017: от мониторинга к управлению». В кулуарах мы обсудили современные подходы к лечению сахарного диабета с Председателем научного оргкомитета конференции, научным руководителем Научно-исследовательского института клинической и экспериментальной лимфологии, академиком РАН Владимиром Коненковым.
    1877
  • 15/12/2017

    Академик Андрей Дегерменджи: жизнь в астероиде позволит снять целый комплекс проблем

    ​Андрей Георгиевич Дегерменджи - советский и российский ученый-биофизик, академик РАН (2011). Директор Института биофизики СО РАН с 1996 года - об исследованиях красноярских ученых  и системе жизнеобеспечения в экстремальных условиях .
    1080