Нацпроекты 2018–2024 годов, над которыми будет работать новое правительство Дмитрия Медведева, очень похожи на нацпроекты времен его президентства в 2008–2012 годах. В «двадцатипятитриллионном плане» Белого дома, с которым ознакомился "Ъ", — 13 проектов, развивающих уже существующие. Наиболее крупные его расходы — онкологическая программа, обеспечение госсектора и школ цифровыми каналами связи, ремонт дорог в нестоличных мегаполисах и инвестиции в российское программное обеспечение для «цифрового государства». В год они будут стоить дополнительно 150–200 млрд руб. каждый. Самый логичный способ покрыть эти расходы — экономия бюджета при повышении пенсионного возраста.

В распоряжении "Ъ" оказались рабочие материалы правительства, готовившиеся Минфином и Минэкономики в качестве обеспечения программы, частично озвученной премьер-министром Дмитрием Медведевым при его назначении и отчасти описанной президентом Владимиром Путиным в единственном «майском указе» 7 мая 2018 года о национальных целях развития. Сумма расходов по всем нацпроектам (сейчас их 13) составляет 25,01 трлн руб., действовать они должны с 2019 по 2024 год, в бюджетной конструкции уже предусмотрены 17,06 трлн руб. (в среднем 2,8 трлн руб. в год), перераспределить надо недостающие 7,99 трлн руб., или порядка 1,3 трлн руб. в год.

Магия больших цифр не должна обманывать: ожидается крупное, но нерадикальное перераспределение расходов бюджета, около 7,8% федеральных расходов (траты на нацпроекты предполагают в основном федеральное финансирование) или около 4% консолидированных бюджетных расходов. Это более масштабный план для бюджетной системы, чем нацпроекты 2008–2012 годов, поскольку они производятся в рамках «бюджетного правила».

Если в 2015–2018 годах бюджет сокращал расходы на национальную экономику и оборону, то в 2019–2024 годах сокращение затронет те же сферы плюс, видимо, средства, сэкономленные федеральным бюджетом в результате повышения пенсионного возраста.

Это смягчило бы военным и госэкономике тяжесть новых сокращений, при повышении пенсионного возраста на пять лет с 2019 года в жесткой версии большая часть нацпроектов будет оплачена этой экономией.

Экономические ведомства уже сверстали базовые параметры новых нацпроектов в деньгах (управлять ими будет довольно сложно), «переупаковав» в них имеющиеся госпрограммы. Среди 13 проектов — крупнейшие: автодорожный (8,42 трлн руб. до 2024 года), демографический (3,55 трлн руб.), инфраструктурный (1,79 трлн руб.) и проект «цифровой экономики» (1,31 трлн руб.). В абсолютных цифрах больше всего новых средств уйдет в медицину (1,33 трлн руб. до 2024 года), дороги (1,24 трлн руб.) и «цифровую экономику» (1,01 трлн руб.).

Практически вся идеология новых нацпроектов — в повторении старых: в основном это закупки оборудования, капвложения и госзаказы. Исключение — новый нацпроект по здравоохранению. Масштабов предполагаемых процессов цифры Минфина не дают, поскольку здравоохранение в основном финансируется системой ОМС вне федерального бюджета. В 2019 году медицина должна получить 208,7 млрд руб. сверх плановых в нацпроекте 48,4 млрд руб., пик допрасходов, 305,7 млрд руб., придется на 2020 год, после чего они снизятся в сумме до 225–250 млрд руб. в год. Главная статья новых расходов — борьба с онкозаболеваниями (117,4 млрд руб. в 2019 году, с 2020 года расходы по программе начнут расти до пика в 2021-м — 193,4 млрд руб., затем стабилизируются до 162 млрд руб. в год).

Около 30 млрд руб. добавят борьбе с сердечно-сосудистыми заболеваниями, еще одна крупная статья расходов — цифровизация здравоохранения.

Тем не менее реальным ожидаемым эффектом предполагается именно снижение смертности от онкологических заболеваний за счет введения в практику стандартных протоколов лечения.

Нацпроект по образованию существенно меньше, 140–150 млрд руб. в год до 2021 года (сейчас те же расходы — 80 млрд руб. в год), и самые крупные расходы в нем — достройка новых школ и общежитий и «Цифровая школа» — цифровизация учебников и учебных курсов. Основные допрасходы по демографическому нацпроекту — строительство яслей для детей в возрасте до трех лет, в 2019–2020 годах эти расходы утроятся, видимо, с расчетом закрыть дефицит мест полностью. В нацпроекте «Жилье и городская среда» новые траты — это вложения в технологии стандартизированного жилья и удвоение (с 30 млрд до 60 млрд руб. в год) расходов на «комфортную городскую среду» — этим, видимо, будет покрыт социальный запрос на «немосковскую урбанистику». Проблема этого нацпроекта — отсутствие средств на расселение аварийного жилья: 50,6 млрд руб. в год на это пока под вопросом.

Программа «Международная кооперация и экспорт» предполагает постоянное выделение средств на деятельность Российского экспортного центра и рост трат на стимулирование экспорта — с 81 млрд руб. до 150 млрд руб. уже в 2019 году. Здесь ключевая проблема — запросы агрокомплекса на новые субсидии до 27 млрд руб. в год, в которых Белый дом, видимо, намерен Минсельхозу отказать. Программа поддержки производительности труда в 2019 году должна увеличить бюджет почти в десять раз и остаться практически невидимой на фоне других — это 11,1 млрд руб. в год, предусматривающих небольшие новые субсидии через Фонд развития промышленности и подготовку кадров. Программа развития малого и среднего предпринимательства также компактна — 111,8 млрд руб. в 2019 году, половину допрасходов запрашивают сами институты развития — «Корпорация МСП», МСП-банк и др. Важный момент в этой программе — почти удвоение господдержки фермерства, до 39 млрд руб. в год.

Нацпроект по дорогам, сам по себе огромный, прирастает в основном 133 млрд руб. в год с 2019 года на ремонт трасс в мегаполисах, кроме Москвы и Санкт-Петербурга (68 городов). Крупнейшие расходы проекта по экологии — спешное решение мусорной проблемы (рост расходов почти в четыре раза до, впрочем, нефантастической суммы 20–25 млрд руб. в год), срочное улучшение экоситуации в 12 центрах металлургии и нефтепереработки (там расходы увеличены в 20 раз и сопоставимы с мусорными) и решение проблем с питьевой водой в стране с 2020 года.

Почти все расходы «цифрового» нацпроекта, и без того большого,— это очень быстрые вложения в цифровую широкополосную связь для госсектора, школ и больниц, а также софт для госструктур: туда в 2019 году уйдет большинство допрасходов в 158 млрд руб., видимо, это — траты на будущее «цифровое государство». В нацпроекте по науке, скромном по размеру, основные расходы — обновление приборной базы, на что в 2019–2022 годах будут выделять по 15–20 млрд руб. в год, а в 2023–2024 годах — 25–30 млрд руб., и это, очевидно, не решит даже части проблем НИИ и системы РАН. Главные новые траты «инфраструктурного» проекта — госфинансирование скоростных контейнерных перевозок по РФ. Проблема программы на сегодня — отсутствие денег на развитие скоростных железных дорог и внутренних водных путей.

Наконец, очень прост культурный нацпроект — это дополнительные деньги на ремонт музеев, концертных залов, театров и выставочных центров примерно на 10 млрд руб. в год, удвоение трат на ремонт муниципальных библиотек и сельских клубов (с 2,9 млрд до 4,9 млрд руб. с 2019 года) и утроение (до 3,1 млрд руб.) — на «укрепление российской гражданской идентичности на основе духовно-нравственных и культурных ценностей народов РФ»: такого рода коррупционногенных мест в новых нацпроектах на вид почти так же много, как и в нацпроектах 2008–2012 годов. Нацпроекты 2019–2024 годов масштабнее — но вряд ли будут иметь схожий по масштабу имиджевый эффект, если не будут сопровождаться политическими и институциональными реформами — особенно если их ценой станет пенсионный возраст. Среди нацпроектов прошлого раунда, напомним, наиболее успешны были медицинский и аграрный, причем сильный эффект от последнего был явно отложенным.

Дмитрий Бутрин, Денис Скоробогатько

Похожие новости

  • 09/12/2016

    Что ждет российскую науку?

    1 декабря 2016 года президент РФ Владимир Путин подписал указ «О стратегии научно-технологического развития Российской Федерации». Об этом глава государства сообщил в ежегодном послании Федеральному собранию, в котором также обозначил некоторые основные тезисы, касающиеся развития российской науки.
    1022
  • 28/06/2016

    Денег нет, но вы держитесь

    ​Ситуация в научных организациях близка к критической и продолжает ухудшаться. Бюджетное финансирование науки сокращается, зарплатный фонд институтов сжимается, начались ползучие сокращения, нет денег на коммунальные услуги, возникает реальная угроза отключения электричества, не хватает денег на оплату налогов на имущество… Кризис коснулся большинства сфер жизни, однако фундаментальная наука пострадала особенно сильно: из-за падения курса рубля основная часть современного (в первую очередь — дорогостоящего) оборудования и значительная часть необходимых реактивов и расходных материалов, которые производятся за рубежом, подорожали в два раза.
    1055
  • 12/10/2017

    Бюджет-2016: работа над ошибками?

    10 октября в Совете Федерации приняли федеральный законопроект об исполнении бюджета за 2016 год. Ранее законопроект рассмотрела и одобрила Госдума.  В чём Минфин видит особенности 2016 года? Какие серьёзные проблемы обнаружила при анализе исполнения бюджета Счётная палата? Как можно использовать полученные выводы при планировании бюджета на 2018-2020 годы? О том, как депутаты Госдумы обсуждали законопроект, пожертвовав перерывом, и что принципиально нового планируется в бюджете на 2018-2020 годы, рассказывает портал profiok.
    356
  • 05/03/2018

    Андрей Травников надеется, что президент поможет региону решить проблемы

    Временно исполняющий обязанности губернатора Новосибирской области Андрей Травников отметил, "очень приятно", что Новосибирск и регион были упомянуты в послании президента России Владимира Путина Федеральному Собранию РФ "не в общем, а в связи с конкретными решениями".
    202
  • 07/11/2017

    По мнению властей, бюджет Новосибирска в очень тяжелом состоянии

    Мэрия Новосибирска опубликовала проект многомиллиардного городского бюджета на 2018 год. В нём выше доходы, выше расходы и больше дефицит, который перевалил за один миллиард рублей. Проект бюджета ещё ждёт публичного обсуждения и может немного измениться, хотя и вызывает у экспертов опасения.
    680
  • 16/11/2016

    Новая жизнь библиотек XXI века

    ​На заседании правительства 9 ноября обсудили судьбу российских библиотек. Хорошая новость: у библиотек есть будущее. Новость менее радостная: чтобы это будущее стало реальностью, нужно серьезно поработать, причем очень многим ведомствам и структурам.
    1004
  • 30/11/2016

    Роберт Нигматулин: в упреках Владимира Путина, адресованных Фортову, отчасти виновато и все научное сообщество

    ​29 ноября на заседании президиума РАН Роберт Нигматулин, директор Института океанологии им. П.П. Ширшова Российской академии наук, академик РАН, заявил, что в упреках Владимира Путина в адрес президента РАН частичная ответственность лежит и на самих академиках.
    1162
  • 17/01/2017

    Сергей Бирюков: создание Агентства развития Сибири - несколько запоздалое решение

    ​Создание Агентства развития Сибири в современных условиях представляется обоснованным, хотя и несколько запоздалым решением, считает новосибирский политолог Сергей Бирюков. «Поскольку социально-экономический кризис в большинстве регионов Сибирского федерального округа продолжается и углубляется, то необходима структура, связанная с руководством федерального округа и координирующая политику федеральных властей в отношении сибирского макрорегиона.
    536
  • 13/01/2016

    Александр Асеев: Сибирское отделение госзадание выполнило

    На первом в 2016 году заседании Президиума Российской Академии наук председатель Сибирского отделения академик Александр Асеев сообщил о выполнении силами СО РАН государственного задания на 2015 год. Среди важнейших работ, которые Сибирское отделение РАН проделало от своего лица - аналитика и предложения по проблеме озера Байкал, программе комплексных научных исследований в Республике Саха (Якутия) и развитию новосибирского Академгородка.
    910
  • 08/12/2016

    Совместимы ли занятия наукой с государственной службой?

    ​27 июня 1997 года на заседании диссертационного совета при Горном институте в Санкт-Петербурге состоялась защита диссертации по экономике. Ничего необычного в защите не было, кроме разве что статуса защищающегося.
    1286