29 марта на радио «Городская волна» прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывала сотрудница музея города Новосибирска, автор экскурсионных маршрутов Елена Воротникова. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Взгляд назад. Исторический календарь

25 марта 1898 года для посёлка Ново-Николаевский утвердили полицейские штаты. Первым полицейским приставом назначили коллежского советника Ивана Копейкина.

25 марта 1993 года была создана сибирская обувная компания «Вестфалика». Её основал офицер запаса Титов как фирму, торгующую обувью из европейских стран. В 1995 году предприятие стало разрабатывать и производить женскую обувь эконом-класса. С 2003 года «Вестфалика» вышла на рекордный объём в 1 млн пар в год. Создано собственное кожевенное производство, фабрика меховых изделий, овчинно-меховой завод. В 2006 году «Вестфалика» вошла в группу компаний «Обувь России».

28 марта 1958 года состоялись первые выборы академиков и членов-корреспондентов Академии наук Советского Союза по Сибирскому отделению. Среди них были в числе прочих Векуа, Мальцев, Трофимук, Будкер, Чинакал.

29 марта 1952 года приказом Министерства местной промышленности №539 образован Новосибирский индустриальный техникум. В 61-м его объединили с лесотехническим, он и получил название Новосибирский механико-технологический техникум. В нём готовили специалистов по холодной обработке металлов резанием, по столярно-мебельному и керамзитному производству. В 1966 году учебное заведение преобразовали в Новосибирский автотранспортный техникум.

30 марта 1906 года открылась 1-я городская больница с главным врачом Иволиным.

30 марта 1951 года при новосибирском городском отделе архитектуры создан институт «Горпроект», который позже переименовали в «Новосибирскпроект», а затем на его базе организовали институт «Новосибгражданпроект».

Однажды в Новосибирске. Фельдшер, просветитель, летописец

30 марта 1906 года в Ново-Николаевске вышла первая газета под крылом общественника и предпринимателя Литвинова. Читатели приняли издание на ура: 35-тысячный город теперь мог быть в курсе всех важнейших новостей города, региона и страны. С тех пор горожане уже не мыслили своей жизни без средств массовой информации.

Газета получила амбициозное название — «Народная летопись». За её издательство взялись Николай Литвинов и Михаил Курский.

Литвинов приехал в будущий посёлок ещё с первым обозом строителей железнодорожного моста в 1893 году. Сын каменщика и прачки из Пензы, он окончил фельдшерскую школу и в Сибирь прибыл уже с хорошим стажем. Здесь он развернул первую в посёлке больницу, но увлёкся общественной и просветительской деятельностью. Он открыл первый книжный магазин, организовал читальную комнату и справочную контору, а потом типографию — и, наконец, стал летописцем нашего города.

Соредактором Литвинова стал народный учитель — Михаил Курский. В первом же выпуске «Народной летописи» они опубликовали программную статью. А в ней заявили, что газета собирается посильно способствовать скорейшему восстановлению народных сил Родины, а также правдиво и всесторонне освещать общественную жизнь.

Поначалу «Народной летопись» на четырёх полосах формата А3 выходила раз в неделю. Потом она стала выходить уже три раза в неделю — в среду, пятницу и воскресенье. На газету подписывались и в Красноярске, и в Томске, и в Бийске. В зависимости от региона подписная цена на газету варьировалась от 50-ти до 60-ти копеек в месяц или от четырёх до пяти рублей в год.

В газете было пять постоянных рубрик — «Телеграммы», «Новости Сибири», «Городская хроника», «Русские известия» и, конечно же, реклама и анонсы. В первом же номере ими пестрели две из четырёх полос — первая и последняя. Вот что рассказал о газете «Народная летопись» сотрудник Музея Новосибирска, краевед Константин Голодяев.

Константин Голодяев: На первой же странице самого первого номера было такое объявление: «Вновь построенная по новейшим системам паровая крупчатая мельница алтайской фабричной и промышленной компании открыла свои действия» — вот такой витиеватый слог. Каменный магазин Маштакова. Для весеннего сезона получено в большом выборе дамские весенние шляпы, духи заграничные «Виоло», Роже, Галле и Аткинсона.

Или вот цитата о жизни в городе: «Когда же будет конец безобразиям: „В общественном собрании 26 марта при расчёте после игры в преферанс некто господин Щ. поднял страшный крик и шум. Когда старшина сделал ему замечание, то господин Щ. обрушился на него и гостей отборной бранью и был удалён из собрания. Каково же было удивление и ужас публики, когда он вновь появился, на этот раз вооружённый револьвером, угрожая открыть пальбу“». Такие были интересные заметки из городской жизни 1906 года. Или был фельетон на такую знакомую нам тему коррупции. 

Кстати, считается, что именно с тех пор, с 1906 года, в сознании горожан из названия города стал выпадать знак дефиса. Ранее Ново-Николаевск писали через дефис, и путаницу эту внесли именно газетчики. Уже в самом первом номере самой первой газеты Литвинов допускает и правильное написание Ново-Николаевск, и слитное — Новониколаевск. В одном и том же номере два разных названия, как будто это два разных города.

Располагались первая типография, в которой печаталась эта газета, на углу улиц Кабинетской и Воронцовской, ныне это Советская и Свердлова. Это был небольшой деревянный дом. Как полагается, он сгорел. Литвинов получает страховку и вкладывает деньги в новый дом, на этот раз каменный, двухэтажный. Жизнь первой городской газеты была недолгой, вышло всего 52 номера. 14 июля 1906 года её закрыли под предлогом того, что представители обской группы РСДРП воровали из типографии бумагу и шрифты, а потом с их помощью набирают листовки и прокламации, которые были направлены против царской власти.

Позже Литвинов начал издавать другие газеты. А в 1912 году из типографии вышел первый справочник по городу Ново-Николаевску, а потом фотоальбом «Виды города Ново-Николаевска периода 1895 — 1913 годов». Эта типография была крупнейшим печатным предприятием города. На ней в начале 1910-х годов работали около 100 человек, а печатные машины приводились в движение импортным керосиновым двигателем в 12 лошадиных сил. Типография переезжала с места на место, здание перестраивалось, долгое время в нём размещалась типография издательства «Советская Сибирь». Ну, а сейчас в этом здании — Областная научная библиотека.

Структура момента

Дом учёных СО РАН отмечает юбилей — 55 лет. В легендарном здании проводили выставки художников-авангардистов, выступал поэт-диссидент Александр Галич, бывал президент Франции Шарль де Голль, глава Северной Кореи Ким Ир Сен, российские президенты Владимир Путин и Дмитрий Медведев и нобелевский лауреат Жорес Алфёров. Самому большому дереву в зимнем саду Дома учёных — 46 лет, в библиотеке — целые стопки книг с автографами авторов. В искусственном пруду плещутся японские карпы, которых вывели две тысячи лет назад.

Дом учёных возник в Новосибирском научном центре в 1964 году. Проект разработала группа ленинградских архитекторов. Особенность архитектурного решения в том, что Дом учёных — не монолитное здание, а комплекс блоков различного назначения

В левом крыле — малый конференц-зал, библиотека, зимний сад, спортзал и ресторан. В правом — балетный и большой конференц-зал, его используют и как концертно-театральный. Два крыла соединяет переход. На его первом этаже — выставочный зал, а на втором — музыкальный салон и несколько гостиных для клубных встреч.

Проект Дома учёных признан уникальным. Официальный статус здания — памятник архитектуры XX столетия, он охраняется государством.

Сегодня двери Дома учёных отрыты всем и каждому, но так было не всегда. Вспоминает председатель Сибирского отделения Российской академии наук Валентин Пармон, который впервые оказался в Доме учёных в 1977 году.

Валентин Пармон: В тот момент Дом учёных был достаточно закрытым клубом, куда можно было попасть далеко не всем. Надо было получить сначала рекомендацию от крупных учёных. Я в тот момент был совсем молодым, но попал. А дальше события развивались стремительно, потому что оказалось, что Дом учёных — это приют не только для докторов наук, не только для специалистов, но и для всех тех, кто работает в Сибирском отделении академии наук в Академгородке и объединяется самыми разными хобби. Это может быть и литература, и язык, и изобразительное искусство. Что касается меня самого — это объединение на поприще спорта. Я и мои приятели из клуба аквалангистов «Нептун» чувствовали себя здесь, как во втором доме.

Академгородок — это уникальное место, потому что здесь очень большая концентрация интеллектуальной публики, наиболее интеллектуальной части населения, которой не очень просто найти совместные интересы — но эти интересы всегда находились, в том числе очень часто благодаря этому зданию.

Я приехал сюда из Москвы. Когда я уезжал, мне крутили пальцем у виска: зачем я уезжаю из Москвы, где есть и театры, и музеи, куда-то в Сибирь. Оказалось, что Дом учёных — это пристанище для культуры, где регулярно можно встретить самых известных певцов, поэтов, предстателей других жанров творчества. То есть это действительно культурный центр не только Академгородка, но, я полагаю, и Сибири.

Было — не было. Обь покорённая

Гость в студии — сотрудница музея города Новосибирска, автор экскурсионных маршрутов Елена Воротникова.

Евгений Ларин: 60 лет назад, 31 марта 1959 года, на полную мощность запустили Новосибирскую ГЭС. Она стала первой гидроэлектростанцией, построенной в Сибири, правда, не самой большой. Скажем, Братская или Красноярская ГЭС значительно больше. Но главное не в этом, а в том, что Новосибирск в этом, как и во многом другом, стал пионером. Но давайте начнём сначала. Когда и как появилась идея строительства на Оби ГЭС?

Елена Воротникова: Идея строительства гидроэлектростанции возникла ещё в довоенное время. К нам приезжали даже геологи из Ленинграда и прошли русло Оби на протяжении 40 километров, выбрали 11 вариантов створа. Одним из них был чемской створ. Но планам помешала война. А во время войны в наш город было эвакуировано 50 заводов; если считать с областью, то 150 заводов и предприятий. Когда война закончилась, они все остались на нашей территории, и, конечно, заводам катастрофически не хватало электричества.

Евгений Ларин: То есть ТЭЦ и электростанции, которые уже существовали к тому времени, не справлялись с задачей?

Елена Воротникова: Нет, они не справлялись, и поэтому в 1950 году вышел указ Сталина о строительстве ГЭС в пределах города Новосибирска на Оби.

Евгений Ларин: 11 вариантов створа ГЭС — это очень много! Какие из них были наиболее любопытными?

Елена Воротникова: Наверное, самый любопытный — это бугринский створ. Сейчас он нам знаком, потому что там построили Бугринский мост. Если бы тогда построили гидроэлектростанцию на месте Бугринского моста, то мы сейчас бы имели Обское море почти в центре города, у нас была бы курортная зона. На самом деле место было очень удобным, потому что там на берегах наблюдались выходы пород, гранита, и русло Оби там было узкое — всего два километра. Но тогда, конечно, пришлось бы затопить стратегически важные объекты: алтайскую ветку железной дороги, станцию Инскую, Комсомольский железнодорожный мост, не говоря уже о деревне Бугры.

Евгений Ларин: Слишком большие жертвы!

Елена Воротникова: Были ещё ельцовский, заельцовский, кривощёковский створ. Оптимальными были бугринский и нижнечемской.

Евгений Ларин: Я читал, что ещё раньше рассматривали вариант строительства ГЭС на Ине.

Елена Воротникова: Да, это было ещё в Ново-Николаевске. У нас жил активный гражданин Иван Семёнов, в архивах была найдена его переписка с властями, где он предлагал построить гидроэлектростанцию на реке Ине. Ещё рассматривался вариант с Каменкой. Ново-Николаевск был городом быстрорастущим, и он также испытывал проблему электроосвещения. Было несколько электростанций, которые работали от турбомашин. Одну из них, самую первую, ещё называли «купеческой коптилкой». Она находилась на месте современной мэрии.

Но она работала с перебоями и извергала большое количество копоти и дыма, поэтому её так и прозвали, и свет был прерывистый, и всего 540 абонентов к ней могли подключиться. В здании современного Краеведческого музея, ранее — Городской управы и думы, тоже была своя электростанция, часть домов были к ней подключены. Также электростанция была в районе стации Обь.

Евгений Ларин: Вы упомянули Семёнова. Что это был за человек?

Елена Воротникова: История его личности ещё глубоко не изучена, но он очень красиво переписывался с властями, писал прошения в очень лиричном стиле про такие серьёзные вещи, как строительство гидроэлектростанции.

Евгений Ларин: Он был индустриальным поэтом!

Елена Воротникова: Да, писал он примерно так: «Глядя на воды реки Каменки и реки Ини, я думал, зачем без толку и без умолку шумят эти реки? Вот если бы заставить этих неумолкаемых говорунов послужить на пользу людям, ведь они от этого хуже не были бы, зато какую бы великую услугу оказали!» Вот так раньше переписывались с властями. И они откликнулись на призыв Семёнова, и даже написали запрос специалистам из Петербурга и Риги. Те должны были приехать и посмотреть на наши реки, пройти и измерить русла, но Первая мировая война помешала этим планам. Идею строительства ГЭС отложили.

Евгений Ларин: То есть строительство ГЭС всю первую половину века отодвигало суровое время войн и революций. Но когда пришло время, то остановились на нижнечемском варианте. Но ведь окрестности Нижних Чем были довольно густо заселены. Там же тоже пришлось жертвовать и жильём, и другими объектами, и людей потребовалось переселять. Почему этот вариант оказался настолько выигрышным?

Елена Воротникова: Во-первых, тем, что он в отдалении от города. 

Это же было экспериментальное строительство, пока не знали, как плотина себя поведёт. 

Во-вторых, там тоже русло Оби было достаточно узким — два с небольшим километра, это тоже было очень важно для строительства. Ну и в ту эпоху между старой деревней и новым индустриальным строительством выбирали второе.

Евгений Ларин: Как и куда переселяли жителей старого Бердска и деревень, которые попадали в зону затопления?

Елена Воротникова: Когда вышел указ и начали строить гидроэлектростанцию, то, конечно, сначала нужно было подготовить площадку под строительство. При строительстве ГЭС всегда образуется водохранилище, и нужно было расчистить ложе для водохранилища.

Евгений Ларин: И довольно обширную территорию.

Елена Воротникова: По разным сведениям, там было 10 тысяч дворов, примерно 300 старинных деревень и сёл.

Евгений Ларин: Невероятно!

Елена Воротникова: В том числе знаменитый старый Бердск. Жителям предписывалось разобрать свои дома по брёвнышкам, вырубить лес в окрестностях. Выделялись участки под строительство по берегам уже нового Обского моря, а тот самый лес, который люди вырубали своими силами, давался на строительство. И также давались субсидии. А те здания, которые невозможно было таким образом разрушить (например, в Бердске была каменная церковь), разрушали специальные машины.

Евгений Ларин: Говорят, что после затопления территории по акватории Обского моря ещё несколько лет плавали гробы. И вообще часто можно услышать выражение «тайны Обского моря». Что имеют в ввиду, когда так говорят?

Елена Воротникова: Ещё говорят «сибирская Атлантида». Действительно, кладбища размывались, такие ситуации случались.

Евгений Ларин: Их не рекультивировали, не переносили?

Елена Воротникова: Какие-то частично рекультивировали, но так как всё делалось в спешке, не все кладбища успели перенести. И старожилы, строители ГЭС, подтверждают эти страшные сюжеты, это действительно имело место быть. Анатолий Коновалов, который был одним из первостроителей ГЭС, водолазом, капитаном, рассказывал мне, что когда Обское море затапливали, он ездил на своём судне и через прозрачную воду наблюдал фантасмагорические картины. 

Лес был не везде вырублен, и деревья мотали ветвями под водой, между этих ветвей сновали рыбы. Стояли разрушенные храмы, под водой можно было рассмотреть фрески, все сюжеты как будто шевелились.

Евгений Ларин: Прямо царство Посейдона! Когда и с чего начались собственно строительные работы по сооружению плотины ГЭС?

Елена Воротникова: Самое первое, что нужно было сделать, это, конечно подготовить площадку. Были поставлены бетонные заводы, проложены железные и шоссейные дороги. Железная дорога была проложена до современного посёлка Горный, там добывали породы для строительства, а также было организовано обучение. Строительство ГЭС — это была ударная комсомольская стройка. На территории центральной России гидроэлектростанции начали строить в 1930-е годы, но там использовалась подневольные силы, машина ГУЛАГа как раз заработала на всю мощь.

У нас же несколько другая история. Сюда приезжали молодые юноши, девушки, а также фронтовики, ветераны. Чем мотивировали людей, которые приезжали сюда на строительство? Они могли получить здесь хорошую специальность. Обучали на машинистов, прорабов, водолазов — это тоже было мотивацией. Затем нужно было осушить болото, потому что местность для строительства ГЭС была не очень подходящая.

Евгений Ларин: Отчего не выбрали место посуше?

Елена Воротникова: Выбрали то, что выбрали. Инженер Юрий Абраменко, который руководил строительством Новосибирской ГЭС, а до этого участвовал в строительстве других российских электростанций, говорил, что строить новосибирскую ГЭС часто не помогали никакие технические знания. Нужно было применять смекалку, искать неординарные решения и иногда рисковать жизнью.

Евгений Ларин: Но как удалось осушить болото?

Елена Воротникова: На месте будущей водосливной плотины раскинулось огромное торфяное болото. Его стали вычерпывать землеснарядами. В болоте рос лесок, деревья вырубили, а пни и корни остались, и землеснаряды очень быстро забились корнями. То есть метод не сработал. Что делать? Дождались суровой сибирской зимы, торф замёрз, и его просто взорвали.

Огромное количество кубометров торфа было разбросано по берегам Оби. А потом, кстати, когда построили ГЭС, то природа человеку отомстила. Этот торф оттаял, отошёл от берегов, начал подплывать к плотине и забивать рабочие отверстия. Была устроена охота на торф, и долгое время гидростроители на лодочках специальными крючками и тросами вылавливали торфяные пятна, оттаскивали их к берегу и крепко-накрепко прибивали колышками.

Евгений Ларин: Строительство новосибирской ГЭС часто называют трудовым подвигом, а совершают подвиг, соответственно, герои. Это советская мифологическая традиция, согласно которой труд героизируется или там действительно творилось что-то невероятное?

Елена Воротникова: Это на самом деле был героический трудовой подвиг, потому что зачастую приходилось работать на пределе сил. Например, чтобы перекрыть реку Обь. Без этого строительство ГЭС просто не состоялось бы. Перекрытие Оби было одним из главных этапов. 

До этого гидроэлектростанции не строили на таких мощных реках. Обычно строят на более узких реках, которые текут под уклон. А тут Обь, пятая по величине река в мире, равнинная река.

Придумали такой способ: навели два плавучих моста — ряжевый и понтонный. Ряжевый — это мост из срубов, похожих на избяные. С двух берегов самосвалы, гружённые камнями и грунтом, шли задним ходом и, доезжая до окончания моста, сбрасывали всё это в воду.

Евгений Ларин: Есть известные кадры кинохроники Западно-Сибирской студии, на которых самосвалы сбрасывают в реку огромные валуны, которые Обь тут же разбрасывает, а камни продолжают и продолжают падать в реку. Не очень похоже на передовую даже для тех лет. Или я ошибаюсь и это в самом деле было какое-то, как говорят, ноу-хау?

Елена Воротникова: Ноу-хау было немножко позже. В чём хитрость этой технологии? В том, что машины ехали нескончаемой вереницей, одна за другой, это происходило очень быстро. Обь покорилась людям не с первого раза.

Первое перекрытие состоялось в ночь на 25 октября 1956 года. Тогда строители начали решающий штурм реки с девизом «Мы покорим тебя, Обь!» Эти сюжеты сняты на киноплёнку, и можно посмотреть, насколько грандиозно выглядит это событие. С наведённых мостов самосвалы сбрасывали в воду грунт и камни, и уже к утру из реки стали показываться первые глыбы. Конечно, люди очень обрадовались, это был всеобщий энтузиазм. Но обрадовались рано, потому что уже 27 октября налетел шквальный ветер с дождём, и река показала напоследок свой крутой нрав.

Плотина была размыта. Тогда людям не дали долго отдыхать, назначили второй штурм. Это было 5 ноября 1956 года. Штурмовали реки таким же способом, но инженер Московченко придумал ещё одно ноу-хау. Это были каменные гирлянды. В огромные бетонные глыбы вбивали арматуру, затем такие «гирлянды» связывали между собой и с помощью самосвалов сбрасывали в реку. Это были очень мощные тяжёлые сооружения, они давали каменный массив, который река не смогла размыть. За счёт этих каменных гирлянд плотина всё-таки получилась, Обь была перекрыта.

Евгений Ларин: После этого приступили к сооружению корпуса?

Елена Воротникова: Да, строили здание, водосливную плотину. Но прежде всего построили генератор. Это произошло через год, в 1957 году: просто накрыли тканевым шатром, и он работал под открытым небом — настолько требовалось заводам электричество. Конечно, он давал ещё не много. Затем постепенно вводили последующие генераторы, их семь.

Евгений Ларин: В 1959 году ГЭС вступила во временную эксплуатацию, а в 1961 году — в постоянную. С момента запуска гидроэлектростанция не изменилась, по крайней мере, внешне? Мы видим её такой, какой и запускали?

Елена Воротникова: Да, внешне гидроэлектростанция практически не изменилась. В её состав входит здание ГЭС с семью генераторами и гидротурбинами, водосливная плотина и намывные земляные плотины, по которым мы едем с одного берега на другой. Их тоже намывали землеснарядами, это колоссальное количество грунта, говорят, что 18 тысяч вагонов, сложно даже представить такой огромный товарняк. Ещё есть однониточный трёхкамерный шлюз на правом берегу, который тоже входил в состав гидроэлектростанции. Что-то было построено к 1959 году, что-то достраивали до 1961 года. Здание не изменилось внешне, но внутри, конечно, изменения происходят. Сейчас там активно идёт модернизация, оборудование меняется на более современное, прежде всего, меняются турбины, — с четырёхлопастных на пятилопастные. ГЭС станет более мощной.

Евгений Ларин: Мы говорили о героях, а героев у нас принято изображать. Насколько я понимаю, такое изображение есть?

Елена Воротникова: Около гидроэлектростанции стоит цветное панно, которое изобразил художник Сокол, оно сооружено из мозаики. Панно посвящено покорителям Оби — так и называется. На нём иконописные строгие лики тех, кто участвовал в строительстве ГЭС, и даже тех, кто пожертвовал жизнью на стройке, были и такие.

Есть там водолаз Мартынов, который погиб при исполнении обязанностей. К сожалению, это было нарушение правил техники безопасности, работать водолазом — это очень серьёзное и ответственное дело, тем не менее, он погиб.

И есть там портрет монтажника Сердюкова, который пожертвовал своей жизнью для спасения товарищей. Случилась такая ситуация. Весной 1957 года, когда ГЭС уже заработала, уже была построена водосливная плотина, и на ней была устроена эстакада, по которой ходили рабочие. И вот 1 мая начался сильный паводок, были огромные льдины, которые просто колотились в опоры этой эстакады, и инженеры вдруг почувствовали, что эстакада начинает проседать. Юрий Абраменко увидел эту ситуацию, всех выгнал с эстакады, запретил все работы и повесил верёвку, за которую нельзя было заходить. Пока стали думать, что делать дальше, увидели, что с другой стороны эстакады на неё заходят трое человек, которые об этом происшествии не знали. 

И тут монтажник Андрей Сердюков бросился под эту верёвку и побежал по эстакаде, чтобы их предупредить. Он успел их предупредить, они побежали обратно, а Сердюков решил вернуться на свой край эстакады — и пока он бежал, эстакаду смяло льдом и унесло. Монтажник Андрей Сердюков погиб.

Евгений Ларин: Такое масштабное строительство, конечно, не могло пройти незамеченным. Наверное, местные жители очень сильно удивились. Я говорю о лесных обитателях тех краёв. Я встречал одну забавную историю.

Елена Воротникова: Там вдоль Оби растут ленточные леса, смешанный сосново-берёзовый лес — там действительно водилась разная фауна. Сейчас животных в меньшей степени можно встретить. Там были волки, лоси, зайчики — в эти леса ходили на охоту. Лесные жители не сразу сообразили, что это место занял человек. Была такая ситуация: на площадку плотины однажды забрался лось, потому что раньше лоси кормились в этих местах. Он жутко испугался, запаниковал, когда понял, куда попал, и бросился в воду. Но всё закончилась благополучно, за ним наблюдали работники ГЭС, лось выплыл, спокойно вышел на берег и скрылся в лесу.

Евгений Ларин: На Алтае есть легенды о духах места — белый марал, например. У нас такого лося в районе ГЭС не завелось.

Елена Воротникова: Может и завелось, в следующий раз спрошу на экскурсии у местных жителей.

Евгений Ларин: Новосибирская гидроэлектростанция, конечно, не могла не изменить жизнь города. Как в итоге она повлияла на жизнь такого мегаполиса, как Новосибирск?

Елена Воротникова: Во-первых, у нас есть Обское водохранилище. Это и запасы пресной воды, которая необходима Новосибирска, это и курортная зона со всей атрибутикой. Мы очень любим наше ОбскОе море

Евгений Ларин: Хотя правильно говорить Обское, но мы гордо сопротивляемся.

Елена Воротникова: Да, москвичи говорят Обское. Но ещё нужно говорить «водохранилище», а мы говорим «море». Гидроэлектростанция очень гармонично входит в энергосистему, которая даёт электричество городу и области. ГЭС и ТЭЦ заменяют друг друга, когда это необходимо. Зимой ТЭЦ работают на полною мощность, а летом — ГЭС. Так как наша гидроэлектростанция действительно модернизирована по последнему слову техники, то её турбины заводятся за две минуты. Если на ТЭЦ какой-то генератор или агрегат вышел из строя, то за счёт ресурсов ГЭС можно очень быстро завести турбину и будет всё в порядке, электричество будет ровно подаваться горожанам и на предприятия. А чтобы привести в действие генератор ТЭЦ, нужны почти сутки. Ну и ледоходы — раньше они были бурные на Оби, старожилы вспоминают, что это было любимым зрелищем новосибирцев.

Евгений Ларин: Надо сказать, что ледоходы в прежние времена были страшные. Есть свидетельство, как в начале века лёд попёр прямо на берег, разметал избы и погубил скот.

Елена Воротникова: Было и такое. Сейчас таких сюжетов нет, весь лёд остаётся в водохранилище.

Евгений Ларин: И сбросы можно контролировать.

Елена Воротникова: Конечно, сбросы воды контролируются. Всё оборудование ГЭС в электронных датчиках, всё очень чётко и точно контролируется. Сегодня наша гидроэлектростанция — это памятник индустриального наследия. Кстати, мы могли бы иметь другой облик гидроэлектростанции.

Вообще, здания ГЭС принято украшать мозаикой, и по первоначальному проекту наша ГЭС тоже должна была быть украшена мозаикой с соответствующими сюжетами, как на других российских гидроэлектростанциях. Но Никита Сергеевич Хрущёв, который курировал строительство ГЭС, сказал, что не нужно тратить деньга на такое баловство и что лучше расширить дорогу, которая идёт по плотине ГЭС. Но, в конце концов, как-то оказалось, что и здание плиточкой не отделали, и дорогу не расширили.

Евгений Ларин: Но в одном месте там всё-таки есть изображение, выложенное плиточкой.

Елена Воротникова: Да, в большом зале есть изображение Владимира Ильича Ленина с надписью «Коммунизм есть советская власть и электрификация всей страны». На самом деле, гидроэлектростанция строилась по тому самому плану ГОЭЛРО (Государственная комиссия по электрификации России — прим. автора), который инициировал Ленин, поэтому его изображение там весьма уместно.

Евгений Ларин: И как шутил покойный ныне сатирик Задорнов, если при коммунизме выключить свет, то это и будет советская власть.

Елена Воротникова: На нашу гидроэлектростанцию с удовольствием записываются на экскурсию, очень дружелюбный коллектив энергетиков всё рассказывает, показывает. Музей Новосибирска возит на ГЭС организованные экскурсии. Это очень интересно, очень масштабно, и когда мы всё это видим своими глазами, то мы действительно понимаем, что построить такую ГЭС на такой реке — это на самом деле трудовой подвиг. Мы очень благодарны строителям, нашим предкам.

Евгений Ларин​

Источники

Однажды в Новосибирске: штурм Оби, бетонные гирлянды и сибирская Атлантида
Официальный сайт г. Новосибирск (nsknews.info), 03/04/2019

Похожие новости

  • 03/10/2017

    Владислав Кокоулин: историк всегда найдет, чем заняться

    ​​​​​​​В канун столетия октябрьской революции вышла новая монография доктора исторических наук Владислава Кокоулина «Белая Сибирь: борьба политических партий и групп (ноябрь 1918 – декабрь 1920 гг.
    1862
  • 01/11/2018

    Названы победители международной олимпиады школьников России и Беларуси

    ​В Новосибирске наградили победителей и призеров международной олимпиады школьников "Россия и Беларусь: историческая и духовная общность". В соревнованиях приняли участие 186 старшеклассников из 31 региона России и Беларуси, итоги подводились в личном и командном зачетах.
    422
  • 17/02/2017

    Владимир Городецкий вручил первые юбилейные медали «80 лет Новосибирской области»

    Губернатор Владимир Городецкий принял участие в первой церемонии вручения юбилейной медали «80 лет Новосибирской области». Церемония открывает целую серию мероприятий, посвященных юбилею Новосибирской области.
    3093
  • 18/04/2019

    «Академгородок 2.0» перешел на стадию поиска финансирования проектов

    ​В настоящий момент ведется подготовка документации для того, чтобы заявить проекты развития научной и научно-образовательной инфраструктуры в федеральную адресную инвестиционную программу. По словам председателя СО РАН академика Валентина Николаевича Пармона, первые 17 объектов уже рассмотрены и находятся в стадии подачи в Министерство экономического развития РФ.
    582
  • 11/09/2017

    В Новосибирске открылась выставка, посвященная 100-летию Российской книжной палаты

    ​Выставка, посвященная 100-летию Российской книжной палаты, открылась в Областной детской библиотеке им. А. М. Горького. Выставка, организованная ГПНТБ СО РАН и Областной детской библиотекой им. Горького, представляет уникальные издания учебников прошлых столетий из фонда редких книг и рукописей ГПНТБ, а также детские научно-популярные справочные издания, получаемые библиотекой из Российской книжной палаты в качестве обязательного бесплатного экземпляра.
    1036
  • 17/10/2019

    НГУ – 60 лет: все только начинается

    ​Новосибирскому государственному университету исполнилось 60 лет. Новосибирский государственный университет ориентирован на подготовку кадров для науки, образования и высокотехнологических отраслей промышленности, новейших междисциплинарных направлений науки.
    287
  • 15/03/2018

    «Академгородок 2.0»: красивая метафора или проект-тест?

    ​Проект "Академгородок 2.0", реализацию которого поддержал президент РФ Владимир Путин, может стать драйвером развития не только Новосибирска и Сибири, но и мировой науки, либо превратиться в очередной научный проект, коих множество.
    1107
  • 02/02/2017

    V Международная конференция Тотального диктанта в Новосибирске

    Более 200 организаторов и экспертов Тотального диктанта из 91 города и 12 стран соберутся 2–4 февраля в Новосибирске на V Международной конференции Тотального диктанта, чтобы обсудить дальнейшее развитие и научные итоги проекта.
    1894
  • 11/09/2019

    11 сентября 2019 года в Новосибирске проходят заседания Объединенных ученых советов СО РАН по направлениям наук

    ​Повестки заседаний Объединенных ученых советов СО РАН 11 сентября 2019 года: По биологическим наукам второй день заседания состоится в 9:00 в конференц-зале Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН.
    321
  • 24/10/2018

    34 тома серии «Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока» выложены онлайн

    На сайте Новосибирской государственной областной научной библиотеки выложены в открытом доступе электронные версии 34 томов серии "Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока". В коллекции представлено научное издание избранных произведений более чем на 30 языках, представляющих вершинные достижения устно-поэтического творчества народов сибирско-дальневосточного региона (в том числе славянских переселенцев: русских, украинцев, белорусов).
    665