Грантовая система является важным движущим механизмом развития науки. Дополняя базовое финансирование научных организаций, гранты от различных фондов призваны обеспечивать поддержку наиболее талантливых и результативных ученых, способных осуществлять реальные прорывы в отдельных направлениях науки. Эффективность грантовой поддержки определяется не столько объемом выделенных средств, сколько адекватностью проведения конкурсных процедур и функциональностью механизмов освоения средств, учитывающих специфику научной деятельности. В этом смысле удачным примером был недавно уничтоженный Российский фонд фундаментальных исследований, в котором, благодаря активному участию научного сообщества, удалось создать грамотную систему поддержки науки, где за относительно скромные средства обеспечивалось рекордное количество ярких результатов и публикаций. 

В настоящее время одним из крупнейших распорядителей научных грантов в России является Министерство науки и высшего образования РФ. К сожалению, из-за высокой степени забюрократизированности и неэффективности программы Министерства существенно проигрывают таким фондам, как РНФ и РФФИ. Последним примером, демонстрирующим крайне низкий профессионализм ответственных за организацию поддержки науки служб, является новая серия программ Министерства науки и высшего образования РФ («грантовой поддержки проведения российскими научными организациями и (или) образовательными организациями высшего образования совместно с иностранными организациями научных исследований в рамках обеспечения реализации программы двух- и многостороннего научно-технологического взаимодействия» [1]). 

В этой серии приведены десять программ, написанных практически идентичным образом, касающихся сотрудничества с научными организациями из различных государств или групп стран с весьма широкой географией. При прочтении конкурсной документации по этим программам создается впечатление, что во главу угла там ставится не научный результат, не поддержка приоритетных исследований, не развитие технологий, не плодотворное сотрудничество с учеными из других стран, а лишь освоение денежных средств, оставшихся по какой-то причине у Министерства в 2021 году. Существует несколько пунктов, которые достаточно убедительно указывают на это. 

1. Прежде всего следует отметить, что никаких публичных объявлений об этих конкурсах на главной странице Министерства нет. Не зная точного названия программ, обнаружить конкурсную документацию путем поиска на веб-странице Министерства невозможно. В реальности получается так, что ученые получают информацию об этой программе друг от друга по принципу «сарафанного радио». Из этого можно сделать вывод, что организаторы конкурсов не заинтересованы в их широкой огласке, что можно объяснить нежеланием создавать реальную конкуренцию.
2. В шести программах из десяти конкурс объявлен на один год — на 2021 год. Зная темпы выделения финансирования, которые практикуются в случае министерских программ, можно ожидать, что средства по проектам придут только в последние месяцы года. В этом случае, разумеется, потратить эти деньги на что-то другое, кроме зарплаты, будет нереально. Что касается научной части, очевидно, что за такое время никакую конструктивную исследовательскую работу выполнить будет невозможно — и это превращает данные программы в фикцию. Почему нельзя организовать конкурс заранее и начать полноценное финансирование с начала 2022 года (как, например, в случае проектов с Францией и Словакией в этой же серии), чтобы дать возможность спокойно провести все работы и наиболее эффективно потратить выделенные средства?
3. Конкурс объявлен 30 июня, а время завершения приема заявок определяется в первых числах августа. Это означает, что в течение одного месяца предлагается согласовать с зарубежными коллегами научную программу, написать заявку с подробным описанием исследований, заполнить огромное количество бумаг, которое традиционно требуется по министерским конкурсам и пр. Очевидно, что провести такой объем работ за такой срок физически невозможно, тем более в сезон отпусков. Качественные заявки на реальные научные исследования требуют гораздо большего времени для подготовки.
4. По большинству программ в конкурсной документации нет ссылки на встречные конкурсы у зарубежных партнеров, не указаны никакие контакты в других странах, где можно было бы получить какую-либо информацию. Попытки многих наших коллег из разных стран обнаружить следы аналогичных программ не увенчались успехом. По нескольким программам удалось выяснить (хотя это и не было прописано в документации), что встречные конкурсы в зарубежных организациях хоть и проводились, но по срокам существенно раньше российских. В этих случаях, если российский ученый получил информацию о таком конкурсе только в июле, у него нет никаких шансов привлечь зарубежных партнеров из стран, где конкурсы уже прошли. Справедливости ради, следует отметить, что есть только две программы с Францией и Италией, где конкурсы проводятся синхронно с российскими.
5. Ну и, конечно, «вишенка на торте» — отчетные материалы, которые нужно предоставить по результатам проекта. Например, для программы сотрудничества со странами Южной и Юго-Восточной Азии и стран Ближнего и Среднего Востока [2] за грант в размере 10 млн рублей требуется предоставить 0 (ноль) статей и 0 (ноль) результатов интеллектуальной деятельности. Нулевые показатели также указаны в проекте с Казахстаном (20 млн рублей в год). В большинстве других программ фигурирует только одна статья, что также не соразмерно объему полученной финансовой поддержки. Лишь в проекте со странами Африки за 50 млн рублей требуется предоставить две статьи. 

Все приведенные выше пункты могут указывать, как минимум, на некомпетентность работников Министерства, которые организуют программы финансирования науки халатно и неэффективно. Такого рода конкурсы приводят к деградации системы грантовой поддержки и не способствуют развитию науки в России.  Очевидно, что достаточно крупные средства, выделяемые на эти программы, можно было бы потратить на науку с гораздо большей пользой, если, во-первых, проводить конкурс вовремя, как минимум за год до начала финансирования, а во-вторых, следуя удачным практикам проведения научных конкурсов (например, закрытого в этом году РФФИ). Эти и другие примеры неэффективного расходования средств на науку по программам Министерства наглядно показывают, что без привлечения ученых организовать работоспособную систему поддержки научных исследований невозможно. 

Мы настаиваем на тщательном независимом мониторинге результатов проведения конкурсов по этим программам и оценке эффективности расходования средств на основе сопоставления полученных показателей с результатами выполнения грантов по другим фондам поддержки науки (например, РНФ, РФФИ). 

Заявление подписали 53 человека.
Клуб «1 июля»

  1. www.minobrnauki.gov.ru/documents/?ELEMENT_ID=35986
  2. www.minobrnauki.gov.ru/upload/2021/06/%D0%9E%D0%B1%D1%8A%D1%8F%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%20%D0%AE%D0%B6%D0%BD%D0%BE%D0%B9%20%D0%B8%20%D0%AE%D0%B3%D0%BE-%D0%92%D0%BE%D1%81%D1%82%20%D0%90%D0%B7%D0%B8%D0%B8%20%D0%B8%20%D0%91%D0%BB%D0%B8%D0%B6%D0%BD%D0%B5%D0%B3%D0%BE%20%D0%B8%20%D0%A1%D1%80%D0%B5%D0%B4%20%D0%92%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BA%D0%B0.pdf
Источник: www.trv-science.ru

Источники

О деградации грантовой системы в российской науке
Троицкий вариант (trv-science.ru), 19/07/2021

Похожие новости

  • 20/07/2020

    Чего хочет РАН? По следам встречи академиков с министром

    Будет ли закрыт РФФИ? Упразднят ли наукометрию? Смогут ли технические работники участвовать в выборах руководителей научных институтов? Подробности разговора Валерия Фалькова с академиками РАН – в материале profiok.
    958
  • 24/02/2021

    Координационное совещание по работе Западно-Сибирского межрегионального НОЦ прошло в Тюмени

    ​Замминистра науки и высшего образования РФ Алексей Медведев и директор департамента стратегического развития Минобрнауки Юрий Казаков 20 февраля провели совещание с участниками Западно-Сибирского межрегионального научно-образовательного центра (НОЦ) Тюменской области, ХМАО-Югры и ЯНАО, на котором обсудили итоги работы Центра в 2020 году, наметили планы на будущее.
    451
  • 05/10/2015

    Независимые научные фонды могут попасть под контроль Минобрнауки РФ

     Министерство образования и науки может получить полный контроль над Российским фондом фундаментальных исследований (РФФИ) и Российским гуманитарным научным фондом (РГНФ).Сейчас функции учредителя научных фондов от имени государства осуществляет Правительство РФ.
    3455
  • 07/12/2017

    По итогам собрания профессоров РАН

    Собрание профессоров РАН, состоявшееся в московском Доме ученых 30 ноября 2017 года, сюрпризов не предвещало. В самом начале перед собравшимися выступил президент РАН Александр Сергеев. Он сообщил, что на Общем собрании РАН, которое состоится 29–30 марта 2018 года, помимо прочих важных дел пройдут довыборы профессоров РАН.
    2375
  • 04/03/2021

    О деятельности АлтГТУ

    Ректор Алтайского государственного технического университета Андрей Марков выступил с докладом о работе за 2020 год на расширенном заседании Ученого совета. В актовом зале вуза собрались сотрудники, профессорско-преподавательский коллектив, учащиеся вуза.
    418
  • 12/02/2021

    Об управлении наукой

    ​В День российской науки – 8 февраля – Владимир Путин провёл заседание Совета по науке и образованию, на котором предполагалось обсудить создание условий для решения сложнейших исследовательских задач.
    618
  • 21/12/2020

    «Что, мы не работаем?»: профессора РАН задумались о своем числе, задачах и законах

    ​​На ежегодном общем собрании профессоров Российской академии наук спорили, сколько ученых должны носить такой статус и когда он появится в законе о РАН, дискутировали с главой Минобрнауки о РФФИ и ПСАЛ, а также обсуждали пандемию коронавируса и свои достижения.
    766
  • 11/01/2016

    Академик Георгий Георгиев: Что губит российскую науку и как с этим бороться. Часть II

    ​Представлено окончание статьи академика РАН Георгия Павловича Георгиева, одного из создателей молекулярной биологии и молекулярной генетики высших организмов, основателя и научного руководителя Института биологии гена РАН, лауреата Госпремий СССР и РФ.
    1736
  • 09/03/2021

    Год науки без грантов

    Первого марта на сайте Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) появился лаконичный текст: «В соответствии с решением Правительства РФ от 12 февраля 2021 года конкурс проектов фундаментальных научных исследований (“а”) отменен.
    503
  • 22/12/2020

    Академик Алексей Хохлов: «Необходимо поддерживать сильных ученых, а не заниматься организационными перетасовками»

    ​Вице-президент Российской академии наук Алексей Хохлов в интервью «Новому проспекту» поведал о том, какой пример российская наука может взять с Китая, объяснил, почему учёным не симпатична грядущая реорганизация грантовых фондов, рассказал о проблемах финансирования научной деятельности и том, почему международные научные базы не могут угрожать нацбезопасности.
    944