Сто лет назад, вскоре после Октябрьской революции, «Нескучный дворец» был передан Академии наук. С тех пор здесь работают её президент и вице-президенты, здесь встречают зарубежных гостей, вручают премии. Интерьеры дворца располагают к беседам неторопливым, обстоятельным. В былые времена здесь частенько распивали чаи члены царской семьи, а потом и великие учёные страны.

Встреча, которая не состоялась

Встретиться с Александром Сергеевым, нынешним главой РАН, я хотел в том самом кабинете, где на стенах висят портреты его предыдущих хозяев — президентов Академии наук СССР. Я хотел спросить Александра Михайловича: на кого из предшественников ему хотелось бы равняться? Не сомневаюсь, что он назвал бы Мстислава Келдыша — великого учёного и великого реформатора Академии наук. Именно при нём она приобрела тот авторитет в обществе, который, невзирая на многочисленные нападки и унижения академической науки, всё же ещё держится.

Но наша встреча не состоялась. Причин тому несколько. Главное: о чём говорить, если ещё вчера ясная ситуация вдруг коренным образом изменилась и вновь стало абсолютно неясно, где в нашей современности находится Академия наук? Пожалуй, не только президент РАН, но и министры, премьер и даже сам президент страны, на мой взгляд, убедительно не могут ответить на этот вопрос. Теперь уже можно прямо сказать: дореформировались.

Непослушные академики

Это было время оптимистов, хотя у большинства учёных настроение было пессимистическое. Никто не понимал, почему академик В. Фортов (он возглавлял РАН до весны 2017 г. — Ред.) так не нравился чиновникам. Из-за своего упорства, независимости ли, отстаивания своей точки зрения? В общем, «верхам» хотелось встряхнуть академию, убрать её свободы, прописанные ещё в екатерининские времена, поставить во главе её своего человека. Но с академией такое не прошло — уж слишком «непослушны» эти академики.

Стоял с 1991 по 2013 г. во главе РАН академик Ю. Осипов — не позволил «приватизировать» академию. На всякий случай обвинили его во всех смертных грехах — чуть ли не лично квартиры продавал! И он вынужден был уйти. Пришёл ему на смену академик Фортов. Но оказалось, и он прежде всего думает о судьбе академии, борется за её будущее, и чиновничье многолюдье никак не может подмять его под себя. Благодаря хитроумным интригам удалось и Владимира Евгеньевича убрать с поста президента РАН. Может быть, новый президент станет более послушным?!

Всё-таки плохо чиновники разбираются в академических душах! Во-первых, общее собрание никогда не избрало бы своим руководителем недостойного учёного и человека, а во-вторых, среди учёных очень немногие «способны продать чёрту душу».

Сергеев чётко обозначил ситуацию с РАН, сказав в беседе со мной, что академия находится в «Долине смерти». А потом добавил: «Если мы хотим найти выход из „Долины смерти“, если хотим раскрутить наукоёмкую экономику, если хотим, чтобы наука давала новые идеи и технологии, то надо налог на науку брать с наших сырьевых госкорпораций. Думаю, государство это может сделать».

Кому это выгодно?

Я внимательно следил все эти месяцы за работой нового президента РАН. Нужно отдать должное Александру Михайловичу: он сделал немало и по восстановлению связей с другими академиями, и по контактам с научными центрами, отечественными и зарубежными, и по определению путей развития Академии наук. Его активная деятельность не осталась незамеченной. Начали поговаривать о возрождении Академии наук, начали с уважением относиться к её президенту. Всё это вселяло определённую надежду на выход из «Долины смерти».

К сожалению, главные надежды президента о налоге с сырьевых корпораций в пользу науки и об объединении усилий власти и учёных не оправдались. Более того, над наукой разразилась новая гроза — появилась информация о создании Министерства науки и высшего образования. Кому же выгодны очередные реформы?

Чтобы понять, кто и почему так не любит (мягко выражаясь) Академию наук, надо вернуться в начало 90-х. Либералы, пришедшие во власть, столкнулись тогда с противодействием учёных, которые не могли принять экономические постулаты, пришедшие из США и Западной Европы. Американские эксперты, заполонившие кабинеты в правительственных зданиях, прекрасно понимали, кто им противостоит. И на академию обрушился град упрёков: мол, консерваторы, наследники советской системы и т. д. Была сделана попытка подорвать академию изнутри. Не получилось. «Прорвался» один Борис Березовский. Математики тогда плохо представляли, кто влился в их ряды. А все остальные либералы во главе с самим Гайдаром провалились — никто из них не смог даже стать членом-корреспондентом, хотя некоторые метили сразу в академики.

Тогда и возникла идея создать «параллельную научную структуру». Зарубежные советники порекомендовали «Гарвард в Москве»: мол, он сможет обеспечивать не только научную экономическую элиту, но и политическую тоже. А финансировать «наш Гарвард» надо напрямую из бюджета. Так появилась «Вышка» — Высшая школа экономики. Многие учёные считают, что именно ВШЭ инициировала «реформу РАН», а точнее — её ликвидацию, чтобы самой царствовать в мире отечественной науки.

«Отдельная строка в бюджете» — мечта руководителя любого учреждения. Это гарантия денежного потока, выживаемости в любых условиях. К примеру, финансирование программ Президиума РАН сократилось в этом году втрое, хотя, напоминаю, только академия выполнила свои обязательства по госпрограммам. Однако секвестр не коснулся тех, кто стоит за «отдельной строкой», — той же ВШЭ, «Сколково», Курчатовского института.

Кому достанутся мозги?

Пять лет назад в Академии наук возникло движение под названием «Клуб 1 июля». Член-корреспондент РАН Алексанр Иванчик так комментирует его появление: «Ряд членов академии заявил о своём неприятии правительственного законопроекта, они отказались вступать в новую академию, если существующая будет распущена. Подписали это заявление люди разного возраста, с разными политическими взглядами, с разным пониманием задач развития науки. Объединяло их одно — ощущение того, что в ситуации открытого насилия над российской наукой вообще и над академией в частности невозможно промолчать, а писать заявление о вступлении в новую, созданную насильниками, академию — значит пойти на невозможное унижение и отказаться от самих себя».

«Клуб 1 июля» работает и сегодня. С двумя яркими его представителями мне довелось пообщаться. Пять лет назад академик Валерий Рубаков утверждал: «Основная проблема — это передача институтов и организаций Академии наук, коллективов со всеми их мозгами и учёными, в ведение специального агентства. То, что в реформе написано про проведение Академией наук научных исследований, — это смех. Если у академии нет институтов, то как и кто будет эти исследования проводить? Если раньше РАН вела научные исследования и отвечала за них, то теперь она ни за что отвечать не будет. Агентство будет управлять институтами и финансово, и организационно. Имущество — это, в конце концов, дело наживное, а люди — дело необратимое».

А вот мнение академика Владимира Захарова по поводу реформы РАН: «Во-первых, стало ясно, что страна может совершенно потерять свой научный потенциал, и так очень сильно пострадавший из-за политики правительства, начавшейся в 1991 г. Тогда было фактически заявлено, что наука России не нужна. Потом этот тезис смягчился, но пренебрежительное и сугубо утилитарное отношение к науке осталось. Новая инициатива правительства грозила науке новыми невыполнимыми задачами.

Во-вторых, эта инициатива представляла собой сильнейший удар по тому хрупкому гражданскому обществу, которое в России всё-таки существует. Потому что тотальная бюрократизация науки означает подавление академических свобод».

Я спросил у академиков Рубакова и Захарова о том, как они оценивают нынешнюю ситуацию. Оба ответили, что, по сути, идёт возврат к началу тех реформ: мол, сегодня чиновники делают то, что не смогли тогда, — то есть уничтожают Академию наук.

Так когда же «похороны»? Мне кажется, ждать осталось недолго. Случится это в 2024 г., когда исполнится 300 лет со дня образования Российской академии наук. Сначала торжественно отметим юбилейную дату, поблагодарим учёных за верную службу Родине, а потом будет накрыт щедрый стол для всех членов «Клуба академиков».

Кстати, в том же году истекает срок президентства В. Путина. Интересно, бывают ли случайные совпадения?!

Владимир Губарев, писатель, драматург, лауреат Госпремии СССР

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Похожие новости

  • 16/10/2017

    Академик Валерий Черешнев: куда же мы идем?

    ​Встречи с кандидатами в президенты РАН дали мне возможность не только представить, насколько масштабна и неповторима отечественная наука, но и увидеть ее особенности, болевые точки и  даже некоторую ее отдаленность от событий, происходящих в современном мире.
    735
  • 16/10/2018

    Академик Борис Патон: Эверест в науке. Часть 2

    ​"Чаепития в Академии" — постоянная рубрика Pravda.Ru. Писатель Владимир Степанович Губарев беседует с выдающимися учеными. Сегодняшним гостем проекта "Чаепития в Академии" можно назвать и великого русского ученого академика АН СССР и РАН, президента Академии наук Украины Бориса Евгеньевича Патона.
    157
  • 03/10/2018

    Академгородок. Перезагрузка

    ​Новосибирск как центр развития науки будет перезапущен. В нем будет реализовано три мощнейших проекта и еще 22 «обыкновенных». Планируемая общая стоимость — примерно полтриллиона рублей. За настоящий прорыв.
    475
  • 13/02/2018

    Академик Владимир Фортов: траектория в науке и в жизни

    В последнее время имя академика Владимира Фортова было на слуху в основном как президента Российской академии наук, которую он возглавлял с 2013 по 2017 год, в самый непростой и драматичный период её реорганизации.
    298
  • 28/03/2018

    Из жизни академических экосистем

    ​Систему институтов и организаций РАН можно представить себе в виде сложной структуры со множеством горизонтальных и вертикальных внутренних и внешних связей, испытывающих воздействие внешних стимулов.
    386
  • 10/06/2016

    Абстрактный менеджмент и наука: философ Александр Рубцов о внешнем управлении учеными

    Формализация оценки результативности – один из спорных моментов в администрировании знания. Недавняя конференция, организованная философским и историческим факультетами МГУ и Институтом философии РАН, вновь подтвердила: сколь угодно резкие заявления ученых по этому поводу если и дают эффект, то минимальный.
    1748
  • 31/07/2017

    Академик Абел Аганбегян: «Сокращение затрат на человеческий капитал снижает экономический рост»

    Академик РАН Абел Аганбегян считает, что внутренние ресурсы России позволяют перейти к социально-экономическому росту до 4-6 процентов в год, то есть расти в полтора раза быстрее общемирового тренда.  В таком случае Россия к 2030-м годам сможет выйти на лидирующие позиции в мире.
    1122
  • 20/04/2017

    Из списка РИНЦ исключены более 300 «мусорных» журналов

    ​344 «мусорных» научных журнала исключены из списка РИНЦ. «Газета.Ru» публикует список изданий, «научные» статьи в которых теперь нельзя учитывать в отчетах и для накручивания цитируемости. Более трехсот российских научных журналов с этого дня значительно потеряют в статусе, будучи исключенными из РИНЦ — Российского индекса научного цитирования.
    11336
  • 20/11/2017

    Александр Сергеев: отечественной науке практически нечего предложить военным

    ​Военные расходы крупных стран, прежде всего США, Китая и России, продолжают расти. Немало бюджетных средств поступает на разработку новейших типов вооружений. Недавно Соединенный Штаты в открытую заявили, что рассматривают космос в качестве пространства для ведения войны.
    790
  • 02/11/2017

    Академик Геннадий Месяц: «новинкам» российской оборонки 20-30 лет

    ​Недавно избранный президент Российской академии наук Александр Сергеев заявил, что в РФ на сегодняшний день уже исчерпан "научно-технический задел по военному направлению", поэтому "жизненно важно развивать фундаментальную науку".
    800