​В Москве  наградили лауреатов II Всероссийской премии "За верность науке", вручаемой по инициативе Минобрнауки России.

По словам ведущих церемонии, главная цель новой премии - "поощрение лучших журналистов, ученых и общественных деятелей, внесших наиболее заметный вклад в популяризацию российской науки и выстраивание диалога между государством, широкой общественностью и научной средой". Все лауреаты (кроме обладателя "Антипремии") получили почетные призы и денежные сертификаты номиналом 100 тыс. руб. для дальнейшей реализации своих проектов.

В число лауреатов вошли:

1. Лучшая телевизионная программа о науке:

"Вопрос науки" (программа телеканалов "Наука 2.0", "Россия 24")

2. Лучший детский проект о науке:

"Ученые - детям" (лекторий музея "Экспериментаниум")

3. Лучший онлайн проект о науке:

Научно-популярный портал N+1,

4. Специальная премия "За верность науке"

Сергей Попов, астрофизик, доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Государственного астрономического института им. П. К. Штернберга

5. Лучшее периодическое печатное издание о науке

Журнал "Кот Шредингера"

6. Лучший научно-популярный проект года

Проект "Science Slam Россия"

7. Лучшая фоторабота о науке

Фотопроект экспедиции "Акватилис"

8. Антипремия

ООО Научная корпорация "Российская академия психологии"

Спецкор "Троицкого варианта - Наука" Алексей Огнев побеседовал с научным журналистом Ольгой Орловой, которая входила в оргкомитет премии.

Ольга Орлова - автор и ведущая программы "Гамбургский счет", креативный продюсер программ о науке и технологиях Общественного телевидения России. Член Комиссии общественного контроля за реформой науки. Работала научным обозревателем "Полит.ру", "Радио Свобода", а также шеф-редактором телевизионной программы "Технопарк" ("Россия-24"). Окончила филологический факультет МГУ. Кандидат филологических наук. Специализировалась на прозе Русского Зарубежья.

Ольга Орлова – автор и ведущая программы «Гамбургский счет», креативный продюсер программ о науке и технологиях Общественного телевидения России. Член Комиссии общественного контроля за реформой науки. Работала научным обозревателем «Полит.ру», «Радио Свобода», а также шеф-редактором телевизионной программы «Технопарк» («Россия-24»). Окончила филологический факультет МГУ. Кандидат филологических наук. Специализировалась на прозе Русского Зарубежья.

- Ольга, что Вы думаете о научной популяризации в России в целом?

- Ситуация в области научпопа сейчас удивительная. Я констатирую расцвет. Несмотря на закрытие Фонда "Династия". Несмотря на большое вливание государственных денег. Ведь госденьги - это, как известно, "плохие" деньги, в том смысле, что они плохо стимулируют развитие. Но в нашей сфере это совсем не так, потому что качество научно-популярных проектов не зависит от того, на коммерческие или бюджетные деньги они запускаются. Возьмите портал ТАСС "Чердак" и "N+1". Два отличных проекта со своим лицом. И за последние десять лет я таких примеров могу привести очень много.

Я думаю о том, почему научный контент стал более востребован как разными целевыми аудиториями, так и разными типами СМИ, руководителями организаций и т.д. У меня только одна версия. За наукой теперь можно отсидеться. Эта такая территория безусловного добра, которую почти никто не решается отрицать и куда можно сбежать от противоречий, раздирающих наше общество. Поэтому руководители каналов стали чаще пускать в эфир программы о науке (безопасно же, мы же против всего плохого, за все хорошее), родители чаще стали водить детей в научные музеи, потому что тут что-то уже безусловно полезное, молодежь чаще стала ходить на научно-популярные лекции и т.д. Рынок развивается, молодые ученые видят, что здесь можно быстрее заработать денег, и уходят в популяризацию. Очевидно, что большая часть научных журналистов - это бывшие, несостоявшиеся или действующие ученые.

- Расскажите, пожалуйста: в чем заключалась Ваша роль в оргкомитете премии? Как в принципе был сформирован оргкомитет и экспертный совет?

- В организационный комитет премии традиционно вошли представители Министерства образования и науки, представители компании- организатора премии и представители профильного сообщества научных журналистов. Как в прошлом году, в него входили Анна Усачева и Сергей Салихов - руководители департаментов Минобрнауки, отвечающих за проведение и организацию премии. Вторая группа - представители коммуникационного агентства АГТ, которое выиграло конкурс на проведение премии. АГТ уже давно работает на рынке образовательных мероприятий, это не первый их проект с Минобрнауки. Надежда Малкина, директор по социальным коммуникациям агентства, и ее коллеги, собственно, отвечали за всю организацию премии в целом - от работы экспертов до постановки церемонии и согласования всех процедур с учредителем. Агентство пригласило в оргкомитет также научных журналистов - меня, Александра Сергеева и Александру Борисову, чтобы создать группу, отвечающую за отбор номинантов, проведение голосования, общение с экспертами и вообще координацию связи с научным сообществом. Костяк экспертного совета сохранился с прошлого года.

- А как его сформировали в прошлом году?

- Мы предложили составить экспертный совет из трех частей - научных журналистов плюс представителей пресс-служб, ученых и представителей Минобрнауки. Министерство согласилось, но со своей стороны отправило это предложение на рассмотрение Совета по науке при Минобрнауки. Из Совета получили предложения по кандидатурам в экспертный совет со стороны ученых. Это были очень ценные рекомендации. Дальше уже работали индивидуально. Не все захотели войти в экспертный совет, все-таки это утомительная бесплатная работа, а многие ученые и так сильно загружены. Но некоторые ответили согласием.

- Как изменился состав по сравнению с предыдущим годом?

- В этом году кто-то покинул совет, ссылаясь на перегрузку. А кто- то с удовольствием в него вошел. В экспертный совет были приглашены прошлогодние победители. Также мы постарались расширить список экспертов за счет региональных коллег. Так появился, например, Егор Задереев из Красноярска, известный ученый и популяризатор. Присоединился к экспертам и Дмитрий Мальков, руководитель отдела по научным коммуникациям Университета ИТМО из Санкт-Петербурга, который очень активно занимается научно-популярным контентом.

- Сколько заявок всего поступило в самом начале? Как проходил первый и второй отборочный туры? Какими критериями руководствовались выборщики?

- Поступило около 170 заявок. Люди и организации могли подать заявку на премию сами, а могли быть приглашены к участию оргкомитетом, ведь представить все качественные проекты - это часть нашей работы. Некоторые заявки не удовлетворяли тематике премии, например, были проекты образовательные, корпоративные или направленные на популяризацию бизнес-знаний. Были, конечно, и лженаучные проекты. И первой задачей нашей группы стало формирование вменяемого лонг-листа, чтобы эксперты не говорили: "Что это вы нам прислали? Здесь какой-то сумасшедший свой проект продвигает или маркетинговое агентство решает свои внутрикорпоративные задачи. Мы тут при чем? Зачем вы наше время тратите?"

Кроме того, мы отсекли несколько проектов из-за аффилированности с учредителем и с членами оргкомитета. Например, ни одна программа от канала "Общественное телевидение России", на котором я работаю, даже если я не имела к ней прямого отношения, не попала в лонг-лист. Научно- популярный портал ТАСС "Чердак" не попал из-за того, что это проект создан при поддержке Минобрнауки - учредителя премии, и т.д.

Также в соответствии с мировой практикой было принято решение не допускать повторного номинирования одних и тех же проектов: прошлогодними победителями мы усилили экспертный совет. Подчеркну, что "Экспериментаниум" победил второй раз, но подал заявку уже в новую номинацию.

Таким образом был сформирован лонг-лист (около ста номинантов), который был направлен экспертам для голосования в первом, отборочном туре. Мы попросили экспертов отметить те проекты, которые они бы хотели видеть в основном конкурсе, в итоге все равно получилось проектов очень много, пришлось делать второй тур. Иначе бессмысленно было сравнивать в одной шеренге звезд и более слабые проекты. Поэтому первый тур был отборочным.

И уже во втором туре провели ранговое голосование. Эксперты должны были расставить свои приоритеты. В итоге в каждой номинации были определены победитель и двое финалистов

- Зачем нужна антипремия? Кто туда попадал?

- Кандидатуры номинантов на антипремию поступили от Комиссии по борьбе с лженаукой РАН. Александр Сергеев работает в этой Комиссии несколько лет и "держит руку на пульсе". Оргкомитет эти предложения одобрил. В необходимости антипремии у меня лично нет никаких сомнений. Сейчас, в эпоху нарастающего мракобесия, уж очень мало кто осмеливается сказать "Я против!" и вслух сформулировать свою позицию. Защищать прогресс, отстаивать критическое мышление, светское образование стало не просто невыгодно, а еще и небезопасно.

И я считаю, что позиция министерства в этой области, о которой оно открыто заявляет, заслуживает поддержки и уважения. В прошлом году после церемонии премии Минобранауки натерпелось проблем от телевизионного канала "РЕН ТВ", который получил антипремию, и от организации антиГМОшников, которая тоже была номинирована на антипремию. Но, к чести Минобрнауки, и теперь никто из руководства не предложил оргкомитету убрать эту номинацию. И в этом году Сергей Салихов и Анна Усачева решили лично назвать "победителя": ООО Научная корпорация "Российская академия психологии". Никто из нас не ожидал, что представители этой лжеакадемии явятся на церемонию. Но они были в зале.

- Как сказано на сайте премии, ее организационными партнерами выступили благотворительный фонд "Искусство, наука и спорт" Алишера Усманова, а также Фонд информационного обеспечения науки. Расскажите, пожалуйста, о второй организации. Что она собой представляет?

- Это компания - оператор, через которую выплачивается денежное вознаграждение победителям. Любой человек, который работал с госучреждениями, знает, что у нас в стране существует колоссальное количество ограничений на передачу денежных средств от одного типа юрлиц другим, от юрлиц физлицам и т.д. И нет такой юридической возможности выплатить министерству денежную премию напрямую физлицам, которые не работают в министерстве. Я помню, что когда мне присуждали другие премии с денежным эквивалентом, я тоже получала их совсем не от той организации, которая была учредителем премии и за чей счет был банкет. В прямом и переносном смысле. То есть, видимо, это распространенная практика для госкорпораций или госведомств - работать через операторов.

- В фейсбучной группе "Клуба научных журналистов" Вы сказали: " Зная весь состав экспертов, я не могу упрекнуть их в отсутствии профессионализма, предвзятости или политической конъюнктуре. Некоторые эксперты присылали предупреждения о своей аффилированности с тем или иным проектом, персоной. Мы это учитывали при голосовании (точнее не учитывали их голоса и т.д.). Так что у меня есть более сложные соображения, почему эксперты голосовали так, а не иначе. Я не готова ими делиться прямо сейчас. Но могу порассуждать об этом после того, как премия пройдет. Это требует более пространного и спокойного рассуждения о том, что происходит на рынке популяризации" . Поделитесь Вашими соображениями теперь?

- Во-первых, хочу подчеркнуть, что весь состав экспертов был известен не только мне, после формирования все это было опубликовано на сайте премии. И я не могу упрекнуть экспертов в предвзятости или лоббировании кого-то конкретного. Но результаты их голосования у меня иногда вызывали удивление. Скажем, я не понимаю, почему в число финалистов оффлайн-проектов не вошел лекторий "Архэ". Он стал настолько заметным игроком на поле просвещения, что просто трудно его не оценить. Я очень расстроилась, что Новосибирский фестиваль "Эврика!Фест" остался явно недооцененным. Ведь ему много лет, его проводят известные популяризаторы, он объединяет многих просветителей разных поколений.

И уж совсем удивительно, что в персональной номинации второй год не нашлось места ни одной даме не то что среди финалистов, но даже в шорт- листе. Ведь сейчас в области популяризации работает сразу несколько поколений женщин, среди них есть и ученые, и журналисты: Светлана Боринская, Марина Аствацатурян, Елена Лозовская, Елена Наймарк, Ася Казанцева, Евгения Тимонова, Татьяна Черниговская, Любовь Стрельникова, Виола Егикова, Ирина Якутенко, Александра Борисова. Предположим, Борисова и Якутенко не могли быть номинированы в этом году, так как они сейчас работают в проекте "Чердак", который поддерживает Минобрнауки, но остальные-то даже в шорт-лист не попали. Я не утверждаю, что наши эксперты все сексисты. Но видно, что в популяризации науки действует тот же принцип, что и в самой науке: чем выше звание и должность, тем меньше женщин. Это не только в России, по статистике так дело обстоит почти во всех странах с развитой научной системой. В Германии, как и в России, докторов наук - женщин примерно 20% и на руководящих постах в науке они тоже в меньшинстве.

Не менее удивительно, что "Газета.ру", которая в прошлом году заняла второе место и совсем чуть- чуть уступила "Постнауке", в этом году не вошла даже в шорт-лист. Означает ли это, что "Газета.ру" вдруг стала плохо работать и наши эксперты перестали ее читать? Нет, конечно. Я предполагаю, что быстрый старт и расцвет новых проектов, таких как "Арзамас" или "N+1", иногда затмевает кропотливую работу ветеранов. А эксперты - они же не боги, обычные люди, ведутся на что- то новое, яркое. Не хочу сказать, что новое равно незначительному, нет- нет. Я сама в восторге от "Арзамаса". Но популяризация науки, как, кстати, и сама наука, держится на марафонцах. И мне жаль, что эксперты это не всегда замечают или понимают.

- Как бы выглядел Ваш личный список победителей?

- Я бы первое место в персональной номинации точно отдала бы нынешнему победителю - Сергею Попову, - но в шорт-листе были бы еще Светлана Боринская, Елена Наймарк, Марина Аствацатурян, Владимир Сурдин. В онлайн-проектах я бы первую премию отдала "Элементам", но "Газета.ру", "Арзамас" и "N+1" были бы обязательно в шорт-листе. В оффлайне - тоже бы первое место отдала "Сайнс слэму", но в шорт- листе был бы "Архэ". В детских проектах я бы первое место отдала детскому лекторию Политеха. В бумажных СМИ - "Популярной механике". Хотя выбор в пользу "Кота Шредингера" мне понятен, и я с большим уважением отношусь к "Коту", но "Популярная механика" все-таки заслуживает первенства по совокупности заслуг за долгую жизнь с высокой планкой. Это очень тяжело - много лет удерживать внимание читателя, выживать на рынке, искать, меняться и быть на плаву. Посмотрим, как с этим справится "Кот".

Антипремию я бы отдала ТНТ. Это очень влиятельный и творческий канал. На нем работают блестящие профессионалы. И то, что они столько лет снимают и показывают "Битву экстрасенсов", мне кажется таким же страшным и опасным явлением, как то, что блестящая Лени Рифеншталь снимала фильмы про фюрера. Когда талант встает на темную сторону, я чувствую себя беззащитной.

- Новостной фон не внушает оптимизма. Россияне участвуют в боевых действиях за пределами страны. Финансовый кризис, попытки террористических атак... Как Вы думаете, насколько сейчас велика угроза науке и просвещению в России в школах, в вузах, в СМИ? Чем питается Ваш пессимизм/оптимизм?

- Мой пессимизм, как и оптимизм, основан на исторической памяти. С одной стороны, очень много примет старого страшного времени. Экстаз милитаризма, которым прикрывают профессиональную беспомощность и невежество. Критический анализ внутренней и внешней политики приравнивают к предательству национальных интересов. Тех, кто беспокоится о правах и свободах, объявляют иностранными агентами.

Дорога на работу, в Останкино, в один конец отнимает у меня полтора часа. И в пробках почти ежедневно мне попадаются немецкие, американские и японские автомобили с наклейками на стекле, где один человек с серпом и молотом в руке принуждает другого человека со свастикой в руке вступить в гомосексуальную связь. И над этими человечками надпись: "Можем повторить". Или популярны еще наклейки с черной обезьяной и надписью "Обамачмо".

То есть выпустить автомобиль, который бы конкурировал с "тойотой" или "ауди", мы не можем, а наклейку на ту же "ауди" налепить - это запросто. И в этом, как в зеркале, вся суть происходящего в стране. Мы боимся честной конкуренции, но не боимся войны. Мы смеемся над чужим президентом, забывая, что каким бы он ни был, он через два срока железно уйдет. Причем и он сам, и весь мир точно знают дату, когда он покинет свой пост и пойдет писать мемуары. А его страна останется, продолжая развивать солнечную энергетику, совершенствовать электромобили, бороться с Альцгеймером, регистрировать гравитационные волны.

Когда великий физик Ричард Фейнман понял причину гибели шаттла Challenger в 1986 году, он сделал вывод: "Для успешного развития технологий реальность должна быть важнее пиара". У нас сейчас во всех областях наоборот. Известно, к чему это приводит, - к гуманитарному коллапсу. Кстати, мои собеседники в передаче "Гамбургский счет" это много раз показывали. См., например, беседу с востоковедом Александром Мещеряковым об исторических уроках Японии [1].

С другой стороны, я ведь еду каждый день на любимую работу на федеральный канал. Мои коллеги, научные журналисты, работают в федеральных агентствах, печатаются в прекрасных издательствах. И память об ученых, сгинувших в лагерях и шарашках, не позволяет нам сетовать на судьбу. Пока у нас есть возможности говорить с людьми, надо не ныть, а трудиться.

И опять сошлюсь на героиню моей программы - Ирину Щербакову, руководителя образовательных программ общества "Мемориал". Она рассказывала, как осваивала метод устной истории и записала более трехсот свидетельств жен "врагов народа", отсидевших в сталинских лагерях. Самыми страшными были рассказы женщин, у которых отнимали маленьких детей и отправляли в детские дома для детей "врагов народа". Сама Ирина Щербакова была тогда молодым филологом-германистом с маленьким ребенком на руках. Тяжелый быт, безденежье, нет нянь, нет стиральных машин, в магазинах очереди.

 "Но после того, как я послушала их рассказы, - вспоминала Ирина, - я уже ни на что никогда не жаловалась". Я тоже часто думаю о том, что пережили наши дедушки и бабушки в XX веке, и потом говорю себе и своим коллегам, впадающим в уныние: "Соберись, тряпка!" Так что положительная повестка для популяризатора науки сейчас звучит так: остановить гуманитарный коллапс в России. А когда у тебя есть большая, но понятная задача, жить становится легче. Не то что когда ты каждый день открываешь глаза и думаешь: "Господи, зачем Ты отправил меня в этот страшный мир?" А Он тебе устами жены Дарвина отвечает: "Пока ты честно ищешь истину, ты не можешь быть противником Бога". Ты включаешь зажигание и говоришь: "Понятно. Едем искать".

Источники

Научпоп в России: Реальность должна быть важнее пиара
Троицкий вариант (trv-science.ru), 20/02/2016

Похожие новости

  • 22/10/2018

    Академик Виктор Ивантер: «Говоря о плавающем курсе, не надо путать пловца с утопленником»

    ​– Виктор Викторович, 20 лет вы руководили Институтом народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук в качестве директора, а теперь стали его научным руководителем. Расскажите, пожалуйста, с чего этот институт начинался, какова его история, для чего он был создан? – Этот институт выделился из состава  Центрального экономико-математического института (ЦЭМИ).
    300
  • 17/06/2017

    Академик Валерий Лунин: российские химики пользуются авторитетом во всем мире

    Несмотря на потрясения последних лет, отечественному химическому образованию удалось выстоять, а российским химикам - сохранить лидирующие позиции на мировой арене. Все это - благодаря традициям и большой доле ответственности, уверен декан химического факультета МГУ им.
    1715
  • 12/04/2017

    Академик Валерий Козлов: Руководить РАН должно новое поколение

    ​Президиум РАН утвердил новое положение о выборах президента академии и сроки их проведения. О сути этих решений корреспондент "Российской газеты" беседует с исполняющим обязанности президента РАН, академиком Валерием Козловым.
    1743
  • 20/03/2017

    Академик Роберт Нигматулин: «Народ нужно заставлять учиться»

    Что ищут ученые в Мировом океане, как раскрыть потенциал российской науки и почему проблемы климата, недостатка ресурсов, загрязнения окружающей среды обязательно будут решены — в интервью Роберта Нигматулина, доктора физико-математических наук, академика, директора Института океанологии им.
    1903
  • 12/12/2016

    Герой программы «Вести в субботу» - академик Юрий Оганесян

    ​Сюжет об новых элементах таблицы Менделеева, синтезированных российские учеными, вышел в программе "Вести субботы" 10 декабря. Героем программы стал академик Юрий Оганесян, в честь которого назван один из элементов - элемент с 118 порядковым номером получил наименование "оганесон".
    1497
  • 24/08/2015

    Академик Евгений Александров: "Лженаука в России вышла из-под контроля..."

    ​О том, какое мракобесие и лженаука творятся внутри "объединенной" РАН, почему не надо смотреть телевизор и доверять "целителям" и "экстрасенсам", в эксклюзивном интервью "Газете.
    1282
  • 24/05/2016

    Академик Абел Аганбегян: «Задача – восстановить рост»

    ​​Одним из лекарств от экономического тупика, в котором оказалась страна, называют новую приватизацию. Насколько горьким оно окажется и удастся ли учесть уроки четвертьвековой давности, "Огонек" выяснял у академика РАН, заведующего кафедрой РАНХиГС​ Абела Аганбегяна.
    1038
  • 15/09/2015

    Агрессивные и послушные

    ​Почему так трудно преодолеть коллективный "инстинкт раба"...Ушел из жизни академик Юрий Афанасьев. Один из создателей знаменитой Межрегиональной депутатской группы - первого в России опыта легальной парламентской оппозиции.
    877
  • 18/12/2017

    Академик Алексей Хохлов: «Постоянно идти вперед!»

    ​"Чаепития в Академии" — постоянная рубрика "Правды.Ру". В ней публикуются интервью писателя Владимира Губарева с академиками. Сегодня его собеседник — академик РАН, доктор физико-математических наук, профессор, заведующий кафедрой физики полимеров и кристаллов физического факультета МГУ Алексей Хохлов.
    1072
  • 22/10/2015

    Алексей Медведев: "Нам важно сохранить научную среду"

    Правительство утвердило план реструктуризации академической науки. Он стал реализацией поручений президента РФ. Какова цель этой революционной акции? Насколько сократится число институтов РАН? Будет ли масштабное сокращение научных сотрудников? Об этом корреспондент "РГ" беседует с первым заместителем руководителя Федерального агентства научных организаций (ФАНО России) Алексеем Медведевым.
    3450