​Данная статья — это попытка принять участие в обсуждении проблем развития библиотек в электронной среде в преддверии принятия «Стратегии развития библиотечного дела в РФ». 

Автор Елена Викторовна Смолина, старший научный сотрудник, Научно-методическая служба, Президентская библиотека, Санкт-Петербург 

Мотивом к написанию этой статьи стало выступление директора Департамента информационного и цифрового развития Министерства культуры РФ Вадима Валерьевича Ванькова, на Всероссийском совещании директоров региональных библиотек в РНБ, которое он закончил словами известного специалиста в области управления развитием, доктора Уильяма Эдвардса Деминга: «Вы не обязаны меняться. Выживание — дело добровольное»[1]. Сначала это высказывание вызвало удивление. Библиотечное дело — социальный институт, «общественное благо», относится к экономике бюджетного сектора страны, — значит, оно не может быть добровольным, а является делом государственным и политическим. 

Но, когда В.В. Ваньков повторил эту цитату и в своём выступлении на Всероссийском библиотечном конгрессе в мае 2019 года в Туле, стало понятно, что этими словами он обращается к библиотечному сообществу и ожидает от него серьёзных продуманных решений, разработки стратегических направлений библиотечной деятельности, определяющих развитие библиотек в стране. Этим высказыванием он подчёркивает, что ответственность за Стратегию развития библиотечного дела в стране, прежде всего, лежит на профессиональном сообществе, в первую очередь, зависит от самого библиотечного профессионального сообщества. 

В связи с этим призывом, хотелось бы обратить внимание коллег на несколько аспектов развития библиотек в электронной среде, в связи с обсуждением «Концепции и Стратегии развития библиотечного дела в Российской Федерации». 

Обычно подготовке подобных документов, как правило, предшествуют всесторонние междисциплинарные научные исследования для получения научного знания и информации, которые могут быть положены в основу управленческих решений по развитию библиотек в стране, прежде всего, в содержание «Концепции развития библиотечного дела Российской Федерации». Особенно это касается раздела Концепции под номером 4. «Современные библиотеки в цифровой среде». 

В свою очередь тоже процитируем доктора Уильяма Эдвардса Деминга: «Система не может понять себя. Преобразование требует взгляда извне. Необходим взгляд снаружи — лупа, которую я называю системой глубинных знаний. Она предоставляет нам карту теории для того, чтобы понять организации, над развитием которых мы работаем»[2]

Это необходимо, чтобы ответить на вопрос: Как мы представляем будущее? Какую модель будущего собираемся реализовывать? 

Цель статьи — попытка обозначить необходимость междисциплинарного научного знания как основы для понимания развития библиотек в электронной среде, необходимость разработки модели библиотечного электронного пространства будущего на основе научного знания, как той чётко понимаемой цели, которой необходимо достигнуть к 2030 году. И далее проектирование деятельности библиотек в электронной среде как «общественного блага» (социальный институт) с учётом новых свойств библиотек в электронной среде. 

Национальное наследие в электронной среде 

Можно говорить о разных качествах электронной среды — как негативных, так и позитивных, — но одно бесспорно: электронная среда даёт возможность представить национальное наследие страны для всего населения, что невозможно в традиционной среде. Национальная память — это коллективная память в документах, инструмент формирования коллективной национальной идентичности. 

Эта особенность уже в течение более тридцати лет реализуется во многих национальных библиотеках мира. Сегодня в мире уже существует достаточно примеров создания национальных электронных коллекций, «Национальной памяти» той или иной страны. Вот примеры таких коллекций: «Память Америки», в том числе проект «Встреча на границах»; «Память Испании»; DEF (Дания); Библиотека и архив Канады; Gallica (Франция); FinLib (Финляндия) и т.д. 

Россия имеет значительное культурное наследие, но до сих пор нет проекта, который представил бы для нации её национальную культуру в электронной среде; электронной «Памяти России» даже нет в проекте. Это вызывает удивление. 

В идеале электронный ресурс ‒ условно назовём его «КУЛЬТУРА РОССИИ» ‒ должен быть полноценной национальной поисковой системой наравне с GOOGLERAMBLERYANDEXYOUTUBE и т.п., а не находиться внутри вышеперечисленных иностранных поисковых систем. По выражению Владимира Миронова, декана философского факультета Московского государственного университета, «Интернет — это такой «информационный мешок», куда скидываются разные информационные ресурсы, они интегрируются друг с другом случайным образом, как получиться, и эта интеграция не всегда со знаком плюс»[3]

Понимание значения «национального наследия» декларируется на самом высоком уровне. В Послании Президента Федеральному собранию говориться: «Сохранить свою идентичность крайне важно в бурный век технологических перемен, и здесь невозможно переоценить роль культуры, которая является нашим общенациональным цивилизационным кодом»[4]. В «Концепции национальной безопасности Российской Федерации» культура названа фактором национальной безопасности[5]

Таким образом, если культура — фактор национальной безопасности, то её необходимо представлять и развивать в электронной среде на основе единой национальной концепции, представляющей единое национальное культурное наследие. И, тем не менее, проекта «Память России» в электронной среде не существует, а есть только отдельные электронные коллекции некоторых национальных, региональных, научных библиотек и других культурных организаций. Это — различные проекты, которые не объединены ни концептуально, ни системно. 

«Если мы утратим стратегический, государственный, национальный, культурный, духовный суверенитет (и паритет) – о каком смысле жизни и назначении нашей истории может быть речь…»[6]

Проблемы освоения библиотеками электронной среды 

В России процесс освоения электронной среды библиотеками связан с несколькими обстоятельствами. Хотелось бы отметить ряд факторов, которые сегодня негативно сказываются на развитии библиотек в электронной среде. 

Первый фактор – это отсутствие общей концепции национальной электронной среды. Отсутствие общей концепции развития единого электронного библиотечного пространства не позволяет системно анализировать тенденции развития библиотек. Понимание образа отдельной библиотеки в электронной среде как частной модели, постоянно натыкается на нерешённость общих концептуальных вопросов, отсутствие целостной общей модели. Нет понимания соотношения: целое – часть. Неясность общей концепции приводит к конгломерату цифровых коллекций различных учреждений, не имеющих системного признака, не имеющих характеристик единого российского электронного пространства библиотек. Например, если мы зададим себе следующий вопрос: «Какой системный признак лежит в основании и как соотносятся между собой электронные фонды Российский национальной библиотеки, Российской государственной библиотеки, Национальной электронной библиотеки, Президентской библиотеки и региональных электронных коллекций областных краевых и т.п. библиотек страны, осваивающих электронное пространство?». И получим отрицательный ответ, подтверждающий вышеозначенный тезис. 

Сегодня отсутствует общий язык для описания деятельности библиотек в электронной среде. Тот нарратив, те языковые стратегии, которые сегодня используются для описания электронной среды в России вызывают много вопросов. 

Ярким примером отсутствия общего языка, а значит и общего понимания проблем развития библиотек в электронной среде, является выражение: «Единое российское электронное пространство знаний на основе оцифрованных книжных, архивных, музейных фондов, собранных в Национальную электронную библиотеку и национальные электронные архивы по различным отраслям знания и сферам творческой деятельности». 

Так в текстах Стратегии государственной культурной политики на период до 2030 г., утверждённой распоряжением Правительства российской Федерации от 29 февраля 2016 г. № 26-р и Стратегии развития информационного общества Российской Федерации от 9 мая 2017 г. № 203 говорится о необходимости формирования «единого российского электронного пространства знаний». Итогом Парламентских слушаний в Госдуме на тему «Цифровизация в сфере культуры. Законодательство и правоприменительная практика», состоявшимися 13 февраля 2018 года по инициативе Комитета ГД по культуре, стали рекомендации участников слушаний Правительству РФ, Минкультуры и органам государственной власти субъектов Российской Федерации. В частности, Правительству РФ рекомендовано дополнить раздел Цели программы «Цифровая экономика Российской Федерации» следующим текстом: «Целью формирования единого российского электронного пространства знаний на основе оцифрованных книжных, архивных, музейных фондов, собранных в Национальную электронную библиотеку (НЭБ) и национальные электронные архивы по различным отраслям знания и сферам творческой деятельности»[7]

Библиотеки относятся к экономике «общественного блага», являются социальным институтом; культурное значение их для развития страны декларируется на государственном уровне; так что же означает это выражение? 

Выражение «единое российское электронное пространство знаний…» выглядит не как термин или понятие, имеющие чёткое содержание, а, скорее, как имя собственное, за которым может стоять всё, что угодно. Анализируя его содержание, можно сказать, что, во-первых, это пространство не «единое», так как оно планируется только на основе НЭБ и её точек доступа. Во-вторых, оно и не «российское», а американское, так как существует в американской сети Интернет. В-третьих, это также и не пространство «знаний», так как знание может быть только атрибутом субъекта, то есть одушевлённого существа, а не «пространства»[8]. Если бы в основу концепции НЭБ была положена социокультурная модель, отражающая целостное понимание российского электронного пространства и роли библиотек в нём, прежде всего, сформулирован и эксплицирован её культурный смысл как социального национального института, который реализует культурно значимую конкретную работу на уровне всего государства, многие вопросы были бы сняты. 

Далее в этой языковой конструкции говорится о том, что «единое российское электронное пространство знаний существует «на основе оцифрованных книжных, архивных, музейных фондов, собранных в Национальную электронную библиотеку (НЭБ) и национальные электронные архивы по различным отраслям знания и сферам творческой деятельности». Непонятно здесь, что такое «национальные электронные архивы по различным отраслям знания и сферам творческой деятельности» и т.д. А также, если речь идёт об объединении электронных ресурсов разноведомственных учреждений, то это выглядит незаконным, так как для этого не существует нормативно-правовых оснований. На рынке «разрешено всё, что не запрещено», а в экономике «общественного блага», в бюджетном секторе экономики, «разрешено только то, что разрешено». О необходимости разработки правовых оснований работы библиотек в электронной среде написал в своей работе А.П. Вершинин[9]

Таким образом, второй фактор, который сегодня негативно сказывается на развитии библиотек в электронной среде, — это отсутствие нормативно-правового обеспечения библиотек в электронной среде. 

Третий фактор, состоит в том, что библиотеки не институционализированы в электронной среде полностью. 

В традиционной среде библиотеки, архивы и музеи являются социальным институтом[10], относятся к общественному благу, поэтому финансируются из государственного сектора экономики. Решения по развитию социальных институтов принимаются на основе государственных политических решений в рамках культурной политики государства. 

В традиционной среде библиотеки, музеи и архивы представлены как отдельные учреждения культуры, а в электронной среде их фонды могут быть объединены, интегрированы в одном комплексном фонде одного учреждения культуры. То есть, электронная среда позволяет собирать комплексный ресурс из различных видов и типов документов, которые в традиционном виде хранятся в различных учреждениях. Но на сегодняшний день реализовать такую идею на практике невозможно по двум взаимозависимым причинам: во-первых, нормативно-правовой механизм комплектования электронных библиотек на базе различных учреждений не создан, и, во-вторых, нет соответствующего государственного политического решения в рамках его культурной политики. Каждая организация оцифровывает «свои» фонды» и с большой неохотой отдаёт их в другие электронные библиотеки. Как правило, решения принимаются на уровне социального партнерства, совместных проектов учреждений–фондодержателей библиотечных, архивных и музейных документов. Один директор сможет договориться с другим, а кто-то, может быть, и не сможет. Кто-то предоставит свой электронный ресурс, а кто-то и не даст (откажет в этом), объясняя тем, что «это же «наши ресурсы», мы – фондодержатели, как мы можем их отдавать другим, сами будем цифровать для своей электронной библиотеки…» и т.д. Таким образом, в электронной среде институционализация библиотек по-настоящему «не работает». Финансирует оцифровку фондов государство, а решения по созданию совместных электронных коллекций принимаются на уровне отдельных директоров отдельных учреждений культуры, а не как политические государственные решения. 

Четвертый фактор, который сегодня негативно сказывается на развитии библиотек в электронной среде, — это отсутствие научного осмысления деятельности библиотек в электронной среде. 

Значение научного знания для развития электронных библиотек 

С нашей точки зрения, самый сильный удар по развитию библиотек в электронной среде будет нанесён именно отсутствием научной информации и знаний для принятия управленческих решений по освоению библиотеками электронной среды. Именно от того, какая система знаний, какие представления и прогнозы, какая аксиология будут положены в основу «Концепции и Стратегии развития библиотечного дела», будет зависеть направление будущего развития всей библиотечной сферы страны, в том числе и стратегии освоения электронной среды. 

Необходимо констатировать, что сегодня проводится очень мало научных исследований и делается недостаточно научно-методических разработок для организации работы с читателями в электронной среде. Кроме того, в настоящее время научно-исследовательская деятельность даже не включается в «государственное задание» для федеральных библиотек. 

Практически нет прогностических исследований, которые бы показали тот образ будущей библиотеки в электронной среде, того «должного», к которому надо стремиться, куда мы идём, а без образа (модели)[11] будущего трудно прописать конкретные шаги, направление движения, стратегию достижения этого результата. Какая же она – электронная библиотека будущего, куда мы идём?[12] 

Стоит согласиться с заместителем председателя Межправительственного совета и председателем Российского комитета Программы ЮНЕСКО «Информация для всех», президентом Межрегионального центра библиотечного сотрудничества Е.И. Кузьминым, который подчеркнул, что «новые технологии становятся драйверами перемен в сфере культуры. …Они серьёзно влияют и на библиотечное обслуживание. Во всём мире в корне пересматриваются технологии и методы библиотечной работы, связанные с комплектованием, сохранением, обработкой и формами обслуживания». Эти изменения надо тщательно отслеживать, изучать, анализировать, своевременно и адекватно на них реагировать, уточняя роли библиотек». В этих условиях надо усиливать библиотечную науку и методическую работу» (Из предвыборной речи 15 мая 2017 года на Всероссийском библиотечном конгрессе: XXII Ежегодной Конференции Российской библиотечной ассоциации в Красноярске). 

Факторами мирового развития становятся: скорость, объём и широта распространения информации. На этой основе активно формируется цифровая экономика[13]

По словам А.А. Пелипенко «… феномен Интернета — это не просто изобретение технологической эпохи, а системный фактор культуры. Интернет — одна из причин культурно-антропологической эволюции в современности, меняющая ментальный тип человека. Если это так, то человечество стоит на пороге не только культурной, но антропологической революции, масштаб и последствия которой сопоставимы с самим выходом человека из природного царства…»[14] 

Так ответит ли сегодня библиотечная наука на вызовы электронной среды, сможет ли она предоставить сегодня достоверное научное знание, которое станет надежной основой выработки управленческих решений по развитию библиотек в электронной среде? Тем более в условиях, когда пространство Интернета демонстрирует нам условия во многом несвойственные библиотечной среде. Например, Интернет — это стихия сущего, а культура — организованное должное. В Интернете сетевые модели преобладают, а культура — это всегда иерархическая модель[15]. Электронная среда творит симулякры, где трудно отличить настоящее от иллюзии, а в библиотеках — экспертный отбор документов в фонд. Интернет формирует транснациональные глобальные культурные общности[16], где место локальной национальной культуры заменяет глобальная культура. 

Определение понятия «электронная библиотека» 

Состояние исследований электронной среды в библиотековедении такое, что мы сегодня не можем даже сказать, что мы знаем, что такое «электронная библиотека», у нас нет развёрнутого определения понятия. Если в традиционной среде библиотека — это «организация использования общественно значимой информации и документов, культурно-просветительское учреждение, которое институционализировано как «общественное благо», является социальным институтом». То в «Национальном стандарте РФ, ГОСТ Р 7.0.96-2016 г. («Электронные библиотеки», 3.10) читаем: «Электронная библиотека — это «информационная система, предназначенная для организации и хранения упорядоченного фонда электронных объектов, и обеспечения доступа к ним с помощью единых средств навигации и поиска»[17]. То есть, «электронная библиотека» понимается, прежде всего, через ее производственные функции: способность организовать, сохранять и обеспечивать доступ, то есть, только как техническая система. 

С нашей точки зрения, библиотека и в электронной среде остаётся «социальным институтом», «общественным благом», она не должна менять свою сущность в электронной среде. «Сущность» остаётся прежней, а «явление» меняется под воздействием цивилизационных сдвигов. «Существование библиотек как таковых не зависит от физической формы документов — их миссия заключается в том, чтобы связать прошлое и настоящее, помочь сформировать будущее, сохраняя наследие культуры, а также выделить новые информационные технологии как профессиональный вид деятельности. Эта миссия вряд ли изменится в ближайшем будущем»[18]

Таким образом, нового определения библиотеки как электронной не нужно, она сохраняет свою сущность в новом явлении только в другой среде, которая ей предоставляет новые возможности для работы с читателями. Необходимо только к старому определению традиционной библиотеки из «Справочника библиотекаря» добавить слова: в электронной среде. То есть, так: Библиотека — это «организация использования общественно значимой информации и документов» в электронной среде. 

Необходимость междисциплинарных исследований для получения конвергентного знания 

Большинство идей, которые сегодня воплощаются в практике работы библиотек в электронной среде, созданы IT-специалистами, а не библиотекарями. 

Например, как правило, IT-специалисты целью деятельности электронной библиотеки называют — организацию доступа к контенту. Таким образом, создаётся иллюзия в профессиональном сознании библиотекарей, что если вы соберёте, сохраните и организуете доступ к документам, то автоматически возникнут гуманитарные последствия этих действий: «популяризации российской науки и культуры», «повышение интеллектуального потенциала страны», «повышение образовательного уровня», возникнет интерес к «познанию своей истории, воспитанию чувства патриотизма» и т.п. 

На самом деле, если функции формулируются только как производственно-технические действия, электронная библиотека понимается только как техническая система, а не социокультурная, значит, и последствия надо ждать технические, а не социокультурные. Но, собрать, сохранить и организовать доступ к фонду — это только технические условия. А когда они созданы, библиотекари могут начинать основную свою работу по обслуживанию пользователей. Другими словами, «организация доступа» — это не цель деятельности электронной библиотеки, а только техническое условие начала её работы по обслуживанию пользователей. Доказательством того, что гуманитарные последствия не наступят после предоставления «широкого доступа» к электронным ресурсам служит и реальный опыт организации точек доступа к электронным ресурсам, их ничтожная посещаемость, практически невостребованность их читателями. Но, многие библиотекари в этих точках доступа считают, что раз доступ есть, то их миссия на этом выполнена. 

Ещё одним доказательством недостаточности понимания электронной библиотеки, как только технической системы, является библиотечная практика построения ЭБС в крупных вузах страны. Сегодня многие ЭБС в крупных вузах страны могут продемонстрировать организацию широчайшего доступа к электронным российским и зарубежным ресурсам, полностью обеспечивающим учебную, преподавательскую и научную деятельность студентов и преподавателей в университетах. Но, если вы зададите такие вопросы: «Существует ли причинно-следственная связь между беспрецедентным широчайшим доступом к электронным ресурсам и качеством деятельности студентов и преподавателей?», «Как улучшилась успеваемость студентов?», «Улучшились ли их курсовые и дипломные работы?», «Поднялась ли на новый уровень научная деятельность преподавателей благодаря организации такого доступа?», — то, увы, услышите в ответ: «Нет, качественного сдвига не произошло!». Так в чём же дело? 

Ещё одним обстоятельством, которое мало учитывают библиотекари при организации использования читателями электронных ресурсов, — это «феномен непотребления информации». Подробнее смотрите статью А.А. Грузовой «Феномен “непотребления информации” в современной информационной среде и возможности его преодоления18. 

Таким образом, практика организации обслуживания электронными ресурсами показывает, что «работа с пользователями» в условиях организованного доступа к фонду электронной библиотеки, мало изучена, не создано научно-методических разработок по работе с читателями в электронной среде. 

Ещё один пример недостаточности научных данных, — это практика построения сайтов электронных библиотек. 

В электронной среде библиотека представлена, прежде всего, сайтом или порталом. По сайтостроению сегодня достаточно много литературы. Например, «Научная электронная библиотека E-LIBRARY.RU» на ключевое слово «сайт библиотеки» выдаёт 159344 записи. Казалось бы огромный поток информации по сайтостроению библиотек. Но, практически все публикации адаптируют знание техническое, не создавая своего, гуманитарного. Основной анализ построения и представления информации на сайте строится одинаково: интерфейс → навигация → контент. Эта структура алгоритма работы сайта соответствует тем его функциям, за который отвечает программист. Если интерфейс и навигация — это технические структуры организации, то контент — это база данных или база объектов, к которым организуется доступ. 

Сайт включает технологии (технический компонент) + контент (база данных). Причём контент сайта может быть разным; например: билеты на самолёт или поезд, справки о прописке, рекламная информация, переписка в социальных сетях, национальное наследие, шедевры культуры, сведения о товаре, информация по логистике и др.  Контент то может быть и разным, но для программиста он неразличим; для него — это объекты, к которым организуется доступ через навигацию. Для библиотекаря же, контент — это культура страны, её национальное духовное наследие! Так должна ли быть здесь какая-то разница или нет, как вы думаете? 

Таким образом, очевидно, что условием освоения электронной среды библиотеками, становится необходимость наличия конвергентных знаний как результатов междисциплинарных исследований для управления процессами организации не просто «доступа», а библиотечного обслуживания в электронной среде. Это задача для библиотековедов, учёных отрасли. «Мы живём в такое время, когда высокотехнологичное пространство производит в научной и образовательной сфере тектонические изменения, это уже другой мир. Осмысление таких систем требует конвергенции, исследований на стыке технического и социогуманитарного знания», — сказал Михаил Ковальчук, президент НИЦ «Курчатовский институт»18. 

Отсутствие научно-методического осмысления библиотечного обслуживания в электронной среде. Новые свойства библиотек в электронной среде 

Ещё один вопрос, который требует научной разработки, это новые свойства библиотек в электронной среде[19]. К новым свойствам можно отнести новые возможности, которые появляются у библиотек в электронной среде: 

- возможность представить комплексный ресурс из различных вводов и типов документов в одной коллекции; 
- возможность собрать целостную коллекцию по определённой теме на основе фондов всей страны; 
- возможность работы с широкой читательской аудиторией, разными читательскими группами, индивидуализируя обслуживание. 

Зарубежными национальными электронными библиотеками накоплен значительный опыт работы с читателями в электронной среде на основе создания сервисов, услуг для целевых групп, который сегодня может быть обобщён методистами и предложен библиотекам для использования в работе в электронной среде. Подробное описание одного из таких модулей смотрите в публикации[20]

Электронная среда позволяет собрать национальные ресурсы в их полноте (с учётом репертуара русской книги, книжных памятников), представив информацию о стране, о важнейших событиях, персоналиях и т.д., выстроенной в соответствии с концептуальной конкретизацией той или иной области в национальной коллекции. Эти коллекции могут включать электронные копии всех ресурсов, которые хранятся в фондах других учреждений культуры по всей стране: библиотеках, архивах и музеях, но имеют прямое отношение к культурному наследию страны. 

И такой опыт уже существует в мире: например, проект Библиотеки Конгресса «Встреча на границах». Когда формировался фонд «Память Америки», было отмечено, что много документов, которые повествуют об истории Аляски, о взаимоотношениях Америки с Дальним Востоком, с Россией в целом хранятся в библиотеках России, их нет в библиотеках Америки. Был разработан специальный проект, в ходе реализации которого были выявлены, оцифрованы и переданы электронные копии соответствующих документов в фонд «Память Америки», тем самым гарантировав Библиотеке Конгресса полноту её коллекции «Память Америки». 

Сайт "Встреча на границах" был открыт в декабре 1999 года. Туда вошло более 2 500 разных экземпляров, включая около 70 000 изображений из коллекций редких книг, рукописей, фотографий, карт, фильмов и единиц звукозаписи, принадлежащих Библиотеке Конгресса. В сентябре 2000 года, январе, мае и декабре 2001 года, сентябре 2002 года и мае 2003 года сайт был расширен и дополнен многими тысячами других экземпляров с пояснительными текстами. В ноябре и декабре 1999 года Библиотека Конгресса заключила соглашения с Российской Государственной Библиотекой (Москва) и Российской Национальной Библиотекой (Санкт Петербург) относительно их участия в проекте. В мае 2000 года совместная группа сотрудников Библиотеки Конгресса и российских библиотек завершила в обоих учреждениях установку сканирующего оборудования с высоким разрешением, выделенного на долговременное пользование Библиотекой Конгресса. Библиотека Конгресса также заключила договор о сотрудничестве с библиотекой Расмусона университета штата Аляски в Фэрбенксе. В январе 2001 года к сайту были добавлены первые цифровые изображения – редкие карты, фотографические альбомы и ноты – из партнёрских учреждений Аляски и России. В апреле 2001 года Библиотека Конгресса и Институт открытого общества России договорились об установлении совместного регионального центра сканирования в Новосибирске для оцифровывания отобранных коллекций из библиотек и архивов в Западной Сибири. Институт открытого общества финансировал и провёл конкурс на грант, который позволил определить коллекции и отобрать их для оцифровывания. В мае 2001 года оборудование было доставлено в Новосибирск и вскоре после этого началось сканирование материалов. Второй конкурс на грант Института открытого общества определил коллекции в Иркутске и Центральной Сибири для оцифровывания в 2002 году. Кроме того, Библиотека Конгресса и Стаатс-Университетс-Библиотек (SUB) Геттингена в Германии заключили договор об оцифровке известной коллекции Асш для включения её в проект[21]

Выводы 

Таким образом, особую роль в разработке направлений развития библиотечного дела в электронной среде играют результаты научной и научно-методической деятельности, результаты работы профессионального сообщества библиотечной отрасли, которые могут стать основой принятия управленческих государственных решений. Вспомним ещё раз, как сказал В.В. Ваньков: «Спасение — дело добровольное…». Но, библиотечная наука сегодня недостаточно отвечает на вызовы электронной среды. Слова о том, что национальная культура является фактором национальной безопасности, необходимо подтвердить действиями; национальная память должна быть представлена в электронной среде и стать доступной для всех граждан России. 

Ввиду вышеизложенного предлагаем внести следующие важнейшие дополнения в текст «Стратегии развития библиотечного дела до 2030 года»: 

Разработать проект «Единое национальное электронное пространство библиотек РФ» и включить его в НП «Культура России» Министерства культуры РФ. 
Цель проекта — создание научной основы для развития библиотек в электронной среде, создание «Модели единого национального электронного пространства библиотек РФ» как пространства национальной культуры.  (Научная профессиональная информация и знания должны обеспечивать качество политических решений в культуре). 

Задачи: 

- оценка состояния ресурсов культуры в инфосфере, в том числе и в библиотечной сфере; 
- оценка деятельности научных структур федеральных, региональных библиотек в исследовании состояния библиотек в электронной среде; 
- экспликация понятий «Единое национальное электронное пространство библиотек РФ» и «Национальное наследие в электронной среде»; 
- организация научных междисциплинарных исследований в целях получения конвергентного знания для разработки«Модели единого национального электронного пространства библиотек РФ»; 
- объединение научных сил страны для проведения совместных НИР на уровне, МК РФ, привлечение НБ, РБА, АЭБ, библиотечных факультетов институтов культуры и искусства и других организаций и отдельных учёных; 
- разработка нормативно-правового обеспечения деятельности библиотек в электронной среде, в том числе и возможности интеграции разноведомственных электронных ресурсов; 
- разработка системного знания для организации библиотечного обслуживания в электронной среде, используя возможности и новые свойства библиотек в электронной среде. 
- организация экспертного сопровождения научных междисциплинарных исследований, поддержки СПбГУ, НИИ РАН, федеральных университетов, институтов региональной истории, национальных, региональных библиотек, музеев, краеведческих объединений, отдельных экспертов и других специалистов для рецензирования концептуальной содержательной «Модели единого национального электронного пространства библиотек РФ»; 
- создание системы информирования о результатах проведённых научных исследований и их внедрения в практику. 

[1] Ваньков В.В. Библиотеки в эпоху цифровой экономики // «Будущее библиотек в условиях цифровой экономики»: Ежегодное совещание руководителей федеральных и центральных региональных библиотек России, 14–15 ноября 2018 г. – Режим доступа:http: // http://nlr.ru/nlr_pro/dep/artupload/pro/article/RA1467/NA11731.pdf 
[2] Деминг Э.У. Менеджмент нового времени: простые механизмы, ведущие к росту, инновациям и доминированию на рынке; пер. с англ. – М., 2019. - 181 с. 
[3] Миронов Владимир. Трансформация культуры в пространстве глобальной коммуникации. — Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=0cVCfp8VBeQ 
[4] Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 01.03.2018 г. // Режим доступа: http://www.kremlin.ru/acts/bank/42902
[5] Доровских Е.М. Культура как фактор национальной безопасности: правовые аспекты // Журнал российского права. – 2009 –№ 12. –  С.14. ​
[6] Малышев Ю.М. Фазиверс / Ю.М. Малышев, А.Г. Семенов, О.П. Семенов. – СПб., 2017. – С.7.
[7] Парламентские слушания: для создания Национальной электронной библиотеки достаточно существующей нормативной базы // Экспертный центр ежедневного онлайн-издания D-russia.ru (Digital Russia): — Режим доступа: http://d-russia.ru/parlamentskie-slushaniya-dlya-sozdaniya-natsionalnoj-elektronnoj-biblioteki-dostatochno-sushhestvuyushhej-normativnoj-bazy.html 
[8]  «Знания — результат познания действительности < … >, её отражение в сознании человека в виде представлений, понятий, суждений, теорий…» // Знание. Словари и энциклопедии на Академике [Электронный ресурс].  //  Режим доступа: http://professional_education.academic.ru/2958/ЗНАНИЯ6 
[9] Вершинин А.П. Единое российское электронное пространство знаний: вопросы права // Университетская книга. – 2016. – декабрь. 
[10] Социальный институт — это исторически сло­жившаяся, устойчивая форма организации совместной деятельности людей, реализующих определенные функ­ции в обществе, главная из которых — удовлетворение социальных потребностей общества. Решения по развитию социальных институтов принимаются в рамках государственной политики. Каждый социальный институт характеризуется на­личием цели деятельности и конкретными функциями, обеспечивающими ее достижение // — Режим доступа: http://humanitar.ru/page/ch1_11 
[11] Важным аргументом необходимости модели будущего, «Модели библиотечной электронной среды» является проект «Модельные библиотеки», который реализуется Министерством культуры. Проект уже продемонстрировал свою эффективность за счет четко прописанной модели общедоступной библиотеки. 
[12] Миронов В. В. Трансформация культуры в пространстве глобальной коммуникации // Гуманитарий Юга России, 2012. Том. 0. № 1. C. 101-120. 
[13] Ноам Хомский «Какие принципы и ценности управляют миром?» // Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=35unHBqL-0I&list=LLugNvBoiYzQVGDGnJ6cBdSA&index=26 
[14] Пелипенко А. А. Интернет как феномен эволюции культуры // Власть - 2015– № 1. – С.164-169. – Режим доступа: http://jour.isras.ru/index.php/vlast/article/view/1564/1541 
[15] Переслегин Сергей. Книга будущего: выступление на международной футурологической конференции «Книга будущего: авторские права и пиратство в XXII веке» (Президентская библиотека): — Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=amA7za5gFxw 
[16] «Ноам Хомский: какие принципы и ценности управляют миром?» — Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=UWfLX6ADN38 
[17] ГОСТ Р 7.0.96-2016 СИБИД. Электронные библиотеки. Основные виды. Структура. Технология формирования. ]. — Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/1200142870 
[18] Шаповалова Г.М. Информационное общество: электронные библиотеки как объекты цифрового культурного наследия – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/informatsionnoe-obschestvo-elektronnye-biblioteki-kak-obekty-tsifrovogo-kulturnogo-naslediya 
[19] Смолина Е.В. Новые свойства библиотек в электронной среде // Национальная библиотека. – 2015. - № 2(05). – С.40-43. – Режим доступа: https://vivaldi.nlr.ru/pm000000592/details#page= 
[20] Акилина М.И., Смолина Е.В. Обучение с использованием первоисточников – интеграция библиотек в образовательную среду: зарубежный опыт // Методика и практика использования национальных электронных ресурсов в образовательной деятельности: Науч. ред. П.В. Федоров. – СПб., 2017. – С.58-80 (Сборники Президентской библиотеки. Серия «Электронный архив». – Вып. 2). – Режим доступа: https://www.prlib.ru/item/708595 
[21]  Meeting of Frontiers // Режим доступаhttp://frontiers.loc.gov/intldl/mtfhtml/mfhome.html ​

Похожие новости

  • 16/09/2020

    Победителями конкурса «Россия и Германия: научно-образовательные мосты» стали 25 совместных проектов

    Результаты открытого российско-германского конкурса были объявлены на торжественной Церемонии закрытия Российско-германского года научно-образовательных партнерств 2018–2020 гг. Перекрёстный Год проходил под патронатом Министров иностранных дел Российской Федерации и Федеративной Республики Германия, при поддержке Минобрнауки России.
    1100
  • 16/09/2020

    I Всероссийская научная конференция «Енисейская фотоника — 2020» проходит в СФУ

    ​​С 14 сентября 2020 года в Сибирском федеральном университете проходит I Всероссийская научная конференция «Енисейская фотоника — 2020».​ По словам организаторов, на конференцию представлены 105 докладов, больше половины не из Красноярска.
    941
  • 16/09/2020

    Российско-германский диалог в образовании и науке

    15 сентября в НИТУ «МИСиС» состоялась международная конференция "Российско-германский диалог в образовании и науке" в рамках Российско-германского года научно-образовательных партнерств 2018–2020 гг.
    688
  • 03/02/2021

    Программа мероприятий, посвященных Дню российской науки

    ​Ежегодно 8 февраля российское научное сообщество отмечает свой профессиональный праздник — День российской науки. ​ По традиции к этой дате в институтах и вузах, находящихся под научно-методическим руководством Сибирского отделения РАН, приурочены научно-популярные мероприятия: дни открытых дверей, экскурсии, лекции и так далее.
    1930
  • 17/07/2020

    СО РАН направляет в Арктику большую норильскую экспедицию

    ​​Группа ученых из Российской академии наук всесторонне изучит экологическую среду территории и представит предложения и рекомендации по наилучшим природосберегающим решениям для деятельности промышленных компаний в Арктическом регионе.
    4050
  • 19/05/2020

    Российские команды могут пройти заочную квалификацию в лигах робосоревнований RoboCup

    ​ТУСУР и российский национальный комитет RoboCup организуют проведение заочной процедуры квалификационного отбора российских команд для участия в международных мероприятиях RoboCup. Российский этап международных робототехнических соревнований RoboCup Russia Open, который планировалось провести в Томске в апреле, был перенесён в связи со сложившей эпиднеблагоприятной ситуацией.
    843
  • 18/06/2021

    Историки из Новосибирска и Красноярска приняли участие в работе международной научной конференции «1941. Северный рубеж»

    ​16 – 17 июня 2021 г. в Санкт-Петербурге прошла научная конференция "1941. Северный рубеж", организованная Санкт-Петербургским Институтом истории РАН, Военно-медицинским музеем и Российским государственным архивом социально-политической истории.
    455
  • 05/10/2020

    В Новосибирской области состоялся региональный этап Всероссийского конкурса проектов кружкового движения Rukami

    ​​29 сентября в Новосибирской области состоялся региональный этап Всероссийского конкурса проектов Кружкового движения Rukami - 2020 в формате zoom-конференции. Учредителем Конкурса является Фонд поддержки проектов Национальной технологической инициативы.
    909
  • 09/07/2021

    Год науки и технологий/Наука и университеты: Специализированные учебные научные центры погружают детей в прикладную науку

     В Год науки и технологий Правительство РФ внесло на рассмотрение Государственной Думы законопроект о финансировании специализированных учебных научных центров (СУНЦ) из федерального бюджета, а не через систему грантов, как это было раньше.
    593
  • 10/02/2021

    Мнение: Чем нам грозит Год науки и технологий?

    О том, что 2021 год будет объявлен Годом науки и технологий, стало известно еще в декабре прошлого года. А два дня назад, 8 февраля, в России отмечался День науки. Президент РФ Владимир Путин ознаменовал его двумя сильными аппаратными решениями.
    638