​Мировая экономика становится заложницей внутриполитических проблем США, но у других стран хватит сил сохранить ее основные параметры.

Об этом рассказал в интервью "Российской газете" академик РАН, президент Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН Александр Дынкин. И пояснил, к чему приведут торговые войны и какой путь стоит выбрать России.

Ударят валютой

Александр Александрович, говорят, что с началом торговых войн мировая экономика вступает в новую эпоху. Ей хватит сил, чтобы противостоять разрушительному натиску США?

Александр Дынкин : Я думаю, что хватит. Сейчас баланс сил изменился. Если в 1950 году американская экономика была примерно половиной мирового ВВП, то сейчас она чуть больше 20 процентов.

Торговое противостояние в ближайшее время будет нарастать?

Александр Дынкин : Строго говоря, для Европы повышение американцами пошлин на сталь - не такой большой удар, потому что можно будет найти другие рынки для экспорта.

Общий объем производства стали в Европейском союзе где-то 170 миллионов тонн, из них только примерно пять миллионов тонн - экспорт в США. Где-то около трех процентов. Но важен сам факт того, что ближайший партнер - и политический, и военно-стратегический - выходит с такими идеями. Конечно, это шок для европейцев.

Торговая война - простой способ разрешения противоречий. Европейцы готовы его также применить, то есть на тариф ответить тарифом. Но если эта война выйдет из тарифной плоскости и перейдет в сторону манипулирования валютными курсами, - последствия могут быть хуже. Это гораздо более мощное оружие протекционизма. Вся мировая экономика начнет испытывать тяжелые удары именно от войны валютных курсов.

Вы говорите об искусственной девальвации евро? США уже обвиняли Китай в девальвации юаня.

Александр Дынкин : Вы знаете, это классика реагирования на торговые войны. Это мировой опыт. Я не могу исключать, что в кулуарах Европейского центрального банка такой ответ обсуждается. Всегда страны готовят набор контрмер. Тариф на тариф - логично. А что потом? Если другая сторона будет упорствовать.

Потом могут начаться валютные войны? Но открыто об этом заявлять никто не будет.

Александр Дынкин : Нет, конечно.

Точка опоры - компромисс

Каким же будет мир через пару лет, где найдутся новые точки опоры?

Александр Дынкин : Протекционизм встретит очень мощное сопротивление. Ведущие мировые державы заинтересованы в развитии международной торговли.

Председатель КНР Си Цзиньпин в прошлом году на форуме в Давосе говорил о необходимости сохранения либерального режима мировой торговли. Для Китая нужны внешние рынки. Та же история с Индией, которая может расти не за счет внутреннего потребления, а в основном за счет экспорта, и в том числе на китайский рынок. Германия - также это страна экспорта.

Против протекционизма выступают также все международные финансовые институты. Поэтому сопротивление тут будет очень сильное. Будет найден какой-то компромисс. К сожалению, международные отношения и мировая экономика становятся заложниками внутриполитической борьбы в Соединенных Штатах. Вот это самая плохая история.

В современном мире опасность, которую несет протекционизм, выросла, потому что стали длиннее цепочки добавленной стоимости. Протекционизм будет их "рубить", а это приведет к падению темпов роста.

Игра с нулевой суммой

А, может, все громкие заявления США лишь подготовка к переговорам?

Александр Дынкин : Громкие заявления стали брендом Трампа. Это такая форма ведения международных дел: эскалация ради деэскалации.

Наверное, этот стиль он почерпнул из своего опыта бизнесмена, поскольку такая практика работает в специфическом секторе экономики, который называется недвижимость, девелопмент. Отношения США обострились с Европой, Мексикой, Канадой и Китаем. Конечно, Трамп пытается во многом изменить полицентричный миропорядок.

Желает разрушить сложившуюся систему?

Александр Дынкин : Скорее пытается укрепить позиции США. Однако его внешнеэкономическая политика уже привела к тому, что в мировой экономике повысилась неопределенность. Торговый протекционизм - это всегда игра с нулевой суммой. В ней мало кто выигрывает. Но это первая реакция на современную ситуацию еще, может быть, не очень опытного политика.

Есть и другой смысл. Такие шаги, по мнению Трампа, сохранят и расширят электорат, который привел его к власти. Его электорат те, кто больше всех пострадал от глобализации, от внедрения новых технологий - промышленные рабочие, инженеры, представители среднего класса.

На этот электорат работает Трамп. Если есть проблемы, а проблемы глубокие, структурные, то кто виноват? Иностранцы - китайцы, европейцы. Но он не понимает, что безработица, скажем, в центральных штатах, где живет его электорат, безработица на металлургических заводах в Огайо не связана с китайцами. Она связана с информационными технологиями, цифровой экономикой и с тем, что стране нужно меньше стали.

Рост решает все

Лозунги Трампа, с которыми он выходит на тропу войны, понятны обывателям. Цель - снова сделать Америку великой. А какова цель России в мире?

Александр Дынкин : Она была сформулирована президентском Послании Федеральному Собранию. Основной вектор следующего президентского срока будет направлен на внутреннее развитие страны.

Но для этого нужна благоприятная международная обстановка, нужно усиление кооперационных связей с теми, кто готов к сотрудничеству.

После завершения выборов и формирования правительства президент России предпринял достаточно энергичный дипломатический марафон. Встретился с канцлером Германии Ангелой Меркель, с премьер-министром Индии Нарендрой Моди, с премьер-министром Японии Синдзо Абэ, с президентом Франции Эмманюэлем Макроном, с президентом Болгарии Руменом Радевым. Завершен визит в Китай, где подписано многих соглашений. Так что никакой изоляции внешнеполитической России сегодня нет, как считают некоторые.

Россия кому-то может доверять на мировой арене? У нас есть надежные партнеры?

Александр Дынкин : У нас привилегированное стратегическое партнерство с Китаем. У нас прекрасное стратегическое партнерство с Индией.

Другое дело, что Трамп может начать испытывать эти отношения. Потому что, скажем, Индия один из основных покупателей российского оружия. Готов ли Трамп будет пойти на риск разрыва отношений с Индией, если он будет вводить санкции на индийские структуры, которые закупают оружие в России?

На полях "Примаковских чтений" состоялась трехсторонняя конференция Россия - Индия - США, где как раз обсуждалась эта тема. Один очень опытный индийский политолог сказал, что если это произойдет, то в политическом классе Индии может наступить шизофрения. Потому что традиционно Индия связана с Россией. Но какая-то часть ориентируется и на Штаты.

К чему это может привести?

Александр Дынкин : Я не думаю, что индусы разорвут отношения с нами по закупкам вооружения, смогут отказаться от российского оружия, которое сегодня составляет порядка 70 процентов вооружения индийской армии. Но в последнее время они также обратили внимание на американское оружие.

В таком меняющемся полицентричном мире есть ли вообще необходимость России выстраивать какой-то долгосрочный вектор? Может быть, стоит действовать исходя из конъюнктуры?

Александр Дынкин : И да, и нет. Сейчас на таком очень повышательном треке находится Малайзия, Индонезия. Мы с ними давно взаимодействуем. Конечно, если их рынки расширяются и там возникает потребность в российских товарах, надо на них ориентироваться.

Но такие страны, как Бразилия, Мексика, конкурируют с Россией за позицию в мировой иерархии, и если мы не сделаем того, о чем говорил президент, не приблизимся к четырем процентам роста, то они будут нас оттеснять.

Владивосток - Пусан, далее Иокогама

Как бы вы сформулировали стратегический выбор России в современной мировой экономике?

Александр Дынкин : Мы любим, конечно, такие лозунги и формулировки. Я бы сказал так: укрепление экономических институтов, структурные реформы, повышение темпов экономического роста и в той мере, в какой сотрудничество будет этому помогать, с теми, кто готов, - мы и будем сотрудничать.

Понимаете, у нас, конечно, Китай, как и у большинства стран, на первом месте, с точки зрения взаимного товарооборота. Но накопленные прямые инвестиции Германии, скажем, в десять раз больше, чем инвестиции Китая.

Нужно ли тогда движение на Восток?

Александр Дынкин : Если нас ограничивают санкциями на Западе, а на Востоке есть рынки, естественно, что происходит разворот на Восток. К тому же когда объявляют санкции одновременно России и Китаю, Ирану и Корее, то это камень в основание "новой биполярности". Куда идти России и Китаю, если против них предпринимаются попытки санкций? Естественно, к еще более тесному сближению.

На "Примаковских чтениях" была высказана еще такая интересная мысль. Если напряженность вокруг Северной Кореи спадет, то Японское море может стать вторым Средиземноморьем, вокруг которого вырастет экономическая активность. Например, скорее в качестве фантастичной идеи высказывалась мысль о строительстве газопровода из Сахалина в Японию.

Если говорить серьезно, то у нас давно готов проект железной дороги из Пусана - это крупнейший порт в Южной Корее, который мы можем соединить с Владивостоком и Транссибом. А от Пусана до крупнейшего японского порта Иокогама очень короткое расстояние. Может возникнуть такой скоростной маршрут.

Ключевой вопрос

Европа и Россия сблизятся

Цивилизационно Россия все-таки ближе к Востоку или к Западу?

Дынкин : Россия ближе к себе. Конечно, цивилизационно мы европейская страна. Мы же не едим палочками, не спим на циновках. Вы задаете вопрос: кому принадлежит Россия? Я считаю, что Россия - евротихоокеанская держава. Из этого надо исходить. А те, кто говорят, что нам или только Европа, или только Китай, это ограниченная точка зрения.

И если посмотреть на границу, то у нас где-то около пяти тысяч километров граница проходит с христианскими странами, 6,5 тысячи - с мусульманскими и 4,5 - с Китаем, не говоря уже о том, что у нас есть морская граница с Соединенными Штатами и с Японией. Вот какая мы страна.

На "Примаковских чтениях" Вольфганг Ишингер выступил с идеей отмены виз для россиян, как первого шага Европейского союза навстречу России. Насколько это реально?

Дынкин : Политика Трампа немного меняет трансатлантический менталитет части европейской элиты. Они больше задумываются об укреплении отношений с Россией. Вольфганг Ишингер - уважаемый в мире и в Германии эксперт, организатор Мюнхенской конференции. Обычно он не бросает слов на ветер. Я думаю, как минимум это обсуждается на политическом уровне в Германии. Он высказал и другие интересные идеи.

Идеи, также направленные в сторону России?

Дынкин : Это идеи, исходящие из общности интересов. Вольфганг Ишингер говорил о возможности ЕС и России обсудить свою позицию по иранской теме. Европейцев огорчает, что США намереваются выйти из сделки с Ираном. Если это произойдет, если Ирану будут развязаны руки в создании ядерного оружия, то очевидно, будет эффект домино. Ядерное оружие появится и у Саудовской Аравии, и у Турции. Это европейцев, да и нас, конечно, беспокоит. Также прозвучала идея активизировать взаимодействие ЕС и Евразийского экономического союза.

Так сблизятся Европа и Россия?

Дынкин : У нас есть поля совпадающих интересов, точки соприкосновения, их становится все больше. В Европе начинают дуть какие-то новые ветры.

Последние события - формирование достаточно популистского правительства в Италии, победа нового человека на выборах в Словении, который не разделяет политику ЕС по отношению к беженцам. Какие-то изменения происходят. Этот тренд нарастает.

Евгений Гайва

Тем временем

Пекин готов зеркально ответить, если США введут новые пошлины на китайские товары. "Если американская сторона окончательно потеряет разум и опубликует новый перечень подпадающих под пошлины товаров, то китайская сторона будет вынуждена принять комплексные количественные и качественные меры и дать решительный ответ", - проинформировали в министерстве коммерции КНР. В Пекине считают, что развязанная Белым домом торговая война ведется в нарушение законов рынка, не соответствует тенденции мирового развития и "ущемляет интересы народов и компаний Китая и США, народов мира". Угрозы со стороны Вашингтона власти КНР назвали "ничем не ограниченным давлением и шантажом, нарушением договоренностей, достигнутых в ходе многочисленных консультаций, и глубоким разочарованием для всего мира". Ответ Китая будет направлен на защиту не только национальных интересов, но и системы свободной торговли и общих интересов всего человечества. Таким образом, торговая война межу КНР и США сделала очередной виток.

Ранее президент США сообщил, что поручил представителю страны на торговых переговорах Роберту Лайтхайзеру подготовить список китайских товаров на 200 миллиардов долларов, для которых могут ввести дополнительную пошлину в размере 10 процентов, если Китай продолжит поднимать пошлины на американские товары. И это при том, что Трамп первым ввел 25-процентную пошлину на импорт из Китая. Пекин ответил зеркально: 25-процентная пошлина затрагивает 659 наименований товаров из США. Как отметили в Белом доме, новые американские пошлины на 200 миллиардов долларов вступят в силу с 6 июля - "по завершении юридических процедур, если Китай не изменит своих действий, а также в том случае, если он продолжит введение новых тарифов сверх тех, о которых ранее объявил". При этом Трамп пообещал главе Apple Тиму Куку не повышать пошлины на смартфоны этой марки, которые производятся в Китае. Чем сделал исключение в рамках торговой войны, которая сегодня разгорелась между США и Китаем. По оценке The New York Times, на китайском рынке Apple зарабатывает до 50 миллиардов долларов в год. И дополнительные пошлины могли бы серьезно повлиять на благополучие самой компании и ее сотрудников. Да и американцы, которые пользуются продукцией Apple, будут огорчены ростом цен на нее.

Подготовил Юрий Когалов.

Александр Александрович Дынкин, академик, профессор, президент ИМЭМО РАН, один из ведущих экспертов в области глобального экономического развития роста, международных отношений и международной безопасности. Создал научную школу изучения инновационной экономики, которая получила известность в России и за рубежом.

Похожие новости

  • 31/05/2016

    Академик Александр Чубарьян: наука, культура и образование сильнее всяких санкций

    ​Академик, научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян рассказал о том, как российские ученые разрушают новые и старые клише о России, с какими сложностями они сталкиваются и как складываются отношения с учеными тех стран, где русофобия достигает своего пика, а также о том, как идет реформа преподавания истории России.
    1533
  • 26/08/2016

    Руслан Гринберг: мы стремительно теряем стержень РАН

    ​В мировой экономике сейчас идут непростые процессы. Общество потребления в классическом варианте себя изживает. И сейчас, по мнению многих экспертов, намечается определенная мировая экономическая революция.
    1201
  • 23/07/2018

    Георгий Клейнер - о необходимости гармонизации экономической системы

    В правительстве обсуждается национальный проект повышения производительности труда. Этот показатель в России самый низкий среди европейских стран. И разрыв постоянно увеличивается. Можно ли решить проблему роста производительности труда в рамках национального проекта, "Огонек" выяснял у Георгия Клейнера, членкора РАН, заместителя научного руководителя ЦЭМИ РАН, завкафедрой Финансового университета при правительстве РФ.
    166
  • 26/08/2016

    Ученые СО РАН отвечают на вопросы о безопасности питания

    ​Какие вопросы безопасности питания на сегодняшний день наиболее актуальны? Как повлияет на развитие пищевой отрасли в России законопроект о запрете ГМО? В преддверии Международного симпозиума "Генетика и геномика растений для продовольственной безопасности" корреспонденты "НВС" поговорили об этом с руководителем Исследовательского центра продовольственной безопасности ЭФ НГУ, старшим научным сотрудником Института экономики и организации промышленного производства СО РАН, кандидатом экономических наук Юлией Сергеевной Отмаховой и главным научным сотрудником Центра, заведующей сектором Федерального исследовательского центра Институт цитологии и генетики СО РАН доктором биологических наук Еленой Константиновной Хлесткиной.
    2370
  • 23/11/2017

    Абел Аганбегян: экономику спасет человеческий капитал

    Академик РАН, заведующий кафедрой Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при Президенте РФ Абел Гезевич Аганбегян рассказал «Русской Планете» о потребностях российской экономики, каким образом государство может привлечь деньги, и о человеческом капитале.
    493
  • 26/07/2018

    Александр Некипелов - о том, куда ведут налоговые маневры правительства и о пенсионной реформе

    ​Известный экономист о том, куда ведут налоговые маневры правительства, сколько денег вывезли состоятельные граждане РФ, и о пенсионной реформе. «У нас сейчас фактически нет дефицита бюджета, и правительство все последние годы говорило, что не собирается увеличивать налоговую нагрузку на бизнес», — напоминает директор московской школы экономики МГУ, академик РАН Александр Некипелов.
    204
  • 24/11/2017

    Академик Абел Аганбегян рассказал почему в России не хотят заниматься бизнесом

    ​Академик РАН, заведующий кафедрой Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при Президенте РФ Абел Гезевич Аганбегян рассказал «Русской Планете» о проблемах и достижениях Российского бизнеса.
    670
  • 30/06/2016

    Руслан Гринберг: проблема нашей экономики - в вялости инвесторов

    ​Завершается первое полугодие 2016 года. И хотя макроэкономические итоги минувших шести месяцев будут подведены позже, но тенденции очевидны уже сегодня: большинство параметров явно будут лучше, чем в прошлом году.
    1109
  • 22/05/2017

    Евгений Гонтмахер о новой стратегии экономической безопасности России

    ​15 мая в России утверждена стратегия экономической безопасности на период до 2030 года. Среди основных целей в документе указываются повышение устойчивости экономики к воздействию внешних и внутренних угроз, обеспечение экономического роста, поддержание научно-технического потенциала и повышение уровня жизни граждан.
    628
  • 22/11/2017

    Абел Аганбегян: экономику спасет человеческий капитал

    Академик РАН, заведующий кафедрой Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при Президенте РФ Абел Гезевич Аганбегян рассказал «Русской Планете» о потребностях российской экономики, каким образом государство может привлечь деньги, и о человеческом капитале.
    499