Портал "Будущее России. Национальные проекты" собрал мнения экспертов о том, какие проблемные места в российской системе образования выявила ситуация с коронавирусом, как сочетать цифровое образование с обыкновенным и что изменится в нацпроекте после пандемии.

Конец учебного года в России из-за ситуации с коронавирусом стал необычным: всероссийские проверочные работы в школах перенесены на следующий год, основной государственный экзамен для девятиклассников отменен, ЕГЭ начнется в июле, а выпускные, скорее всего, пройдут онлайн. При этом самым большим потрясением как для школ, так и для университетов стали три месяца дистанционного образования, с которым, по словам чиновников, система в целом справилась, но не без трудностей.

На прошлой неделе президенту России Владимиру Путину был направлен доработанный общенациональный план восстановления экономики, который, по словам его пресс-секретаря Дмитрия Пескова, глава государства сейчас детально изучает. Согласно принятому ранее за основу проекту плана, который дорабатывался, прежде чем вновь попасть к президенту, выявленные пандемией проблемы в образовании будут решаться во многом за счет уже реализуемых в рамках нацпроекта "Образование" инструментов: например, акцент делается "на цифровизации образовательного процесса, в том числе разработке и внедрении цифровой образовательной среды", и эта задача заложена в федеральном проекте "Цифровая образовательная среда" (ЦОС), а также "на профессиональной подготовке или переподготовке педагогических работников", а это, в свою очередь, федеральный проект "Учитель будущего". По мнению опрошенных корреспондентом портала экспертов, пандемия указала на существующие проблемы в образовании, и амбициозные цели, обозначенные в нацпроекте, не будут отложены в долгий ящик.

Учитель физики Лилия Даминова во время урока в дистанционном формате в гимназии №179. Егор Алеев/ТАСС

Проблемы цифрового дефицита

14 марта Минпросвещения рекомендовало регионам перевести школы на дистанционное обучение. Тогда в пресс-службе министерства, цитируя главу ведомства Сергея Кравцова, подчеркивали, что у школьников в России есть все возможности для того, чтобы продолжать получать знания даже в сложившейся ситуации.

"Это то, что уже удалось создать благодаря работе в рамках нацпроекта "Образование", — привели слова министра в пресс-службе.

Развитие дистанционных технологий в нацпроекте в первую очередь было направлено на достижение двух целей: сделать образование (общее и дополнительное) доступным по всей стране, будь то село, небольшой город или любая удаленная территория, а также охватить к 2024 году "не менее 70% детей с ограниченными возможностями здоровья". Для этого в сельских школах и школах малых городов создавались образовательные центры "Точка роста", оснащенные не только ноутбуками для учебы, но и мультимедийными досками, VR-очками, квадрокоптерами, в регионах стали появляться мобильные технопарки "Кванториум" и центры для одаренных детей по модели сочинского "Сириуса", обучение в которых наряду с очными занятиями предполагает и дистанционный формат.

К 2021 году в полной мере должен был заработать образовательный маркетплейс — открытая для школ платформа, на которой будут собраны все проверенные и одобренные экспертами образовательные порталы наподобие Российской электронной школы, "Учи.ру" и "Яндекс.Учебника". В марте в Фонде новых форм развития образования (проектном офисе нацпроекта "Образование") сообщали, что пока маркетплейс опробуют в 13 пилотных регионах России, помимо них доступ к ресурсу имеют все преподаватели "Точек роста", которых в стране 2049 (а с 1 сентября будет уже 5 тыс.).

Александр Рюмин/ТАСС

Несмотря на это, к переходу на дистанционное обучение были готовы "не все школы и не все учителя", а для многих семей "это оказалось шоком", признал министр просвещения в интервью газете "Коммерсантъ" в конце апреля. Впоследствии Кравцов уточнял, что быстро перестроиться на новый лад и полноценно применять дистанционные технологии при обучении детей смогли не более четверти школ страны — это свыше 10 тыс. учреждений. Вместе с тем, по его словам, ситуация позволила понять, "где точечно необходимо" решать проблемы с оборудованием или интернетом.

"Этот сезон выявил, что есть проблемы цифрового дефицита: когда внезапно это все понадобилось, вылезли проблемы с интернетом, с компьютерами... Эта ситуация нуждается в том, чтобы как-то ее скорректировать. Инфраструктурные вещи выдвинутся вперед", — считает директор физико-математического лицея Санкт-Петербурга Максим Пратусевич.

Согласно федеральному проекту "Цифровая образовательная среда", в этом году интернетом должны быть обеспечены 70% российских школ, к 2024 году — 100%. Однако, как подчеркнул 21 мая президент России Владимир Путин на совещании по ситуации в сфере образования, работу по развитию современной информационной инфраструктуры в образовании, в том числе подключение школ к скоростному интернету, "необходимо ускорить". Означает ли это, что показатели будут изменены, пока неизвестно. Тем не менее один из главных исполнителей в этой части, государственный оператор "Ростелеком", обещает, что со своей задачей — подключением к интернету около 9,5 тыс. школ в 44 субъектах РФ — справится, как и планировалось, в 2021 году.

"В соответствии с госконтрактами "Ростелеком" завершит обеспечение высокоскоростным доступом в интернет школы в 2021 году (в 44 субъектах РФ, где компания выиграла конкурсы)", — ответили в "Ростелекоме" на запрос портала.
Сергей Карпухин/ТАСС

Среди других причин трудностей с дистанционным обучением эксперты также называли и отсутствие необходимой техники для учебы. Причем, как отметил Пратусевич, раньше компьютерами старались обеспечивать школы, "а оказалось, что нужно было ими обеспечивать детей". Так, по оценке главы Агентства стратегических инициатив (АСИ) Светланы Чупшевой, преимущественно из-за отсутствия техники к учебе удаленно были не готовы 30% школьников. Исправлять ситуацию в срочном порядке пришлось за счет совместной акции АСИ, Минпросвещения и "Единой России" "Помоги учиться дома", благодаря которой на сегодня уже более 400 тыс. школьников и почти 80 тыс. учителей получили ноутбуки и планшеты. Как заверяли в АСИ и Минпросвещения, акция продлится как минимум до 1 сентября. А вот директор Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Татьяна Клячко уверена, что доступность планшетов и ноутбуков нужно обеспечить именно в рамках нацпроекта "Образование", чтобы школьники и студенты, у которых их нет, "могли нормально учиться дистанционно".

Новый взгляд на старые цели

Помимо инфраструктурных изменений пандемия, по словам заведующего лабораторией цифровой трансформации образования Института образования НИУ ВШЭ Ивана Карлова, в целом должна заставить по-новому взглянуть на задачу по цифровизации образования.

"Почему случились сложности, когда всем пришлось перейти в дистант? Все не стали использовать новые возможности взаимодействия в цифровой среде, а постарались подогнать существующие практики взаимодействия под использование цифровой среды. Мы привыкли, что надо делать домашнее задание на листочке, и соответственно перенесли это в цифровую среду: мы даем задание в цифровом виде, школьник рисует его на листочке, сканирует и отправляет учителю", — приводит пример Карлов.

По словам Пратусевича, такая ситуация в целом закономерна, потому что не только в России, но и в мире нет понимания, что именно должен представлять собой цифровой урок. "Есть дидактика классического урока, которая изучается в институте. И вы знаете, что в этом уроке должно быть, что делать в тот или иной момент, и вы можете предсказать, как все это будет устроено. Ничего такого нет для дистанта, нет для цифрового ресурса. Что в нем должно быть? Как это должно работать? Каким образом там нужно поддерживать мотивацию учеников? Как проверять обратную связь с учеником? Этого всего еще нет. И как сочетать образование цифровое с образованием обыкновенным?" — обращает внимание директор петербургского физико-математического лицея.

Дмитрий Феоктистов/ТАСС

Поэтому помимо избавления учителя от административной бумажной волокиты цель ЦОС должна заключаться как раз в том, чтобы "по-новому выстроить взаимодействие между учителем и учеником", считает заведующий кафедрой НИУ ВШЭ, а значит, изменить и подход к вопросу методической поддержки педагогов.

"Нужно научить людей, нужно им показать, что можно сделать свою работу лучше, если использовать те или иные технологии. Раньше я не помню, чтобы этому уделялось серьезное внимание, только в рамках федеральных проектов, а в плане это на одном из первых мест стоит, и это на самом деле очень важно", — отмечает он.

Такого же мнения придерживается и Клячко. По ее словам, в федеральном проекте "Учитель будущего" необходимо обеспечить повышение квалификации учителей школ, преподавателей колледжей и вузов по использованию новых технологических возможностей в образовании, по включению в образовательный процесс тех ресурсов, которые есть в Сети.

При этом, добавляет Карлов, если раньше акцент в подобном обучении делался в основном на молодых специалистах, то сейчас обучаться новым технологиям идут многие учителя зрелого возраста.

"Конечно, говорить о том, что мы сейчас встроим систему виртуальной реальности и искусственного интеллекта в каждой школе, сильно наивно, но здесь вопрос накопления критической массы педагогов, которые хотят развиваться", — считает эксперт.

От общего к частному

При этом ситуация с коронавирусом в глобальном смысле на образовательный процесс не повлияет, уверен Пратусевич.

Директор Президентского физико-математического лицея № 239 (г. Санкт-Петербург) Максим Пратусевич Михаил Метцель/ТАСС
"В сентябре все придут за парты — туда, откуда и уходили. Там не может быть каких-то существенных изменений. Три месяца — слишком короткий срок", — полагает он.

По мнению эксперта, курс на цифровизацию не означает, что намеченные к 2024 году цели перестанут быть актуальными.

"На данный момент точно не было сокращения финансирования на другие статьи, потому что мы следим за федеральными проектами... Поэтому в принципе все моменты, которые были прописаны в нацпроекте "Образование", сохраняются", — полагают в НИУ ВШЭ.

Так, помимо повышения квалификации педагогов и цифровизации в комплексе мер по выводу образования из-под влияния пандемии значатся еще несколько блоков, как бы уточняющих направления нацпроекта: например, в документе есть пункт о грантовой поддержке молодежных проектов — сегодня эта задача решается за счет федерального проекта "Социальная активность". Кроме того, в документе говорится о развитии среднего профессионального образования, то есть поддержке колледжей и техникумов, на базе которых уже с 15 июня будут проводиться короткие программы по переобучению и подготовке сотрудников, потерявших работу из-за пандемии. По словам министра просвещения, на первом этапе планируется переобучить около 110 тыс. человек, а при необходимости увеличить охват до полумиллиона человек.

В то же время существенные изменения в части поддержки вузов ждут и систему высшего образования. Действующий в рамках федерального проекта "Молодые профессионалы" проект "5-100", направленный на повышение конкурентоспособности российских университетов, будет преобразован в программу "стратегического академического лидерства в области высшего образования". На первом этапе в нее будет отобрано до 120 вузов. При этом, как рассказал министр науки и высшего образования Валерий Фальков в интервью телеканалу "Россия 24", "финансирование программы будет многоканальным, в рамках национального проекта "Образование" на нее будет направлено не менее 52 млрд рублей с 2021 по 2024 год".

Юрий Кукин

Источники

Курс на "цифру": на чем в нацпроекте "Образование" заставила сфокусироваться пандемия
Национальные проекты: будущее России (futurerussia.gov.ru), 25/06/2020

Похожие новости